Студопедия
Обратная связь


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram 500-летие Реформации


Необходимая оборона

Необходимая оборона - это правомерная защита интересов личности, общества и государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему, если при этом не было допущено превышения пределов необходимости.

Такое определение необходимой обороны соответствует содержанию ч. 1 ст. 37 УК, в которой указывается: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».

С точки зрения банальной эрудиции такое деяние представляет собой самооборону и указывает лишь на то, что обороняющийся устраняет посягательство сам, своими силами.

Необходимая оборона является естественным правом, закрепленным. Конституцией. Статья 45 гласит: «Каждый вправе защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом». Уголовный закон (ч. 2 ст. 38 УК) конкретизирует конституционную норму двумя существенными положениями.

Первое положение закрепляет равенство граждан на необходимую оборону «независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения»; второе - представляет право на необходимую оборону «независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Первое положение снимает ограничение в отношении сотрудников правоохранительных органов, спецподразделений и лиц, облеченными властными полномочиями; второе расширяет возможности обороняющегося лица, так как закон дает право на незаменимую наступательную самозащиту.

Традиционно выделяются две группы условий, характеризующих правомерность необходимой обороны.

Первая относится к посягательству, вторая - к защите.

Посягательство при необходимой обороне должно отвечать трем условиям:

во-первых, посягательство должно быть общественно опасным, то есть способным причинить существенный вред правам, охраняемым уголовным законом. Исходя из этого, действия граждан, прибегающих к защите путем причинения вреда лицам, совершающим малозначительные деяния, являются неправомерными. К таким действиям судебная практика относит причинение вреда здоровью подростков, рвущим в саду яблоки и совершающим другие проступки, не представляющие общественной опасности;

Большинство авторов считают возможной необходимую оборону и против административных правонарушений. Так, В. И. Ткаченко приводит решение Верховного Суда РФ, усмотревшего необходимую оборону в действиях Д. Суть дела в следующем: на улице к идущим в театр супругам Д. стал приставать пьяный Г. Супруги перешли на другую сторону дороги. Г. последовал за ними, хватая женщину за руку. Тогда ее муж сильно толкнул Г. в грудь. Последний не удержался на ногах и упал, поломав при этом кисти рук. Верховный Суд РФ признал, что Д. действовал в состоянии правомерной необходимой обороны против лица, совершившего административный проступок (мелкое хулиганство).

Понятие посягательства нельзя полностью отождествлять с понятием нападения. Первое может выражаться не только в нападении, но и в других действиях, не связанных с нападением (например, побег из-под стражи, уничтожение или повреждение имущества, незаконное пересечение границы и т. п.). Вполне обосновано Н. Н. Паше-Озерский отмечал, что только весьма условно можно назвать нападением нарушение лицом государственной границы, кражу и многие другие преступления, тогда как необходимая оборона против таких деяний вполне возможна и допустима.

во-вторых, посягательство должно быть наличным, то есть причиняющим вред либо создающим непосредственную угрозу причинения вреда. Наличным является посягательство, которое уже началось, но еще не закончилось либо свидетельствует о приготовлении к нападению, как например, обнажение оружия либо вооружение предметами, с помощью которых может быть причинен реальный ущерб жизни и здоровью. Причинение вреда после очевидного окончания нападения является неправомерным, так как посягательство в таком случае отсутствует. Например, неправомерным является удар камнем в затылок, после того как нападавший направляется прочь от потерпевшего;

По делу Артемьева Верховный Суд  нашёл в его деянии состав умышленного убийства, а не убийство состоянии необходимой обороны. Потерпевший Краснов приблизился к спящему Артемьеву, с целью нанести удар топором. Проснувшийся Артемьев, будучи физически сильнее Краснова, отнял топор, повалил последнего на пол и несколькимиударами лезвия топора по голове убил его. Из материалов дела было видно, что обезоруженный и лежавший на полу Краснов явно перестал представлять опасность для Артемьева и он убил его, мстя за покушение на свою жизнь.

Эти положения распространяются и на все случаи посягательств, указанных в ч. 1 ст. 37 УК РФ в редакции Закона РФ 14 марта 2002 г. Вместе с тем судебная практика допускает возможность необходимой обороны и в случае фактического окончания посягательства, когда обороняющемуся не был ясен момент его окончания. Такая ситуация может сложиться вследствие того, что психика обороняющегося еще находится под непосредственным влиянием совершенного посягательства и поэтому лицо неправильно оценивает обстановку, не замечает, что посягательство прекратилось. Так, Лебедев и Мартынов вместе с женами распивали спиртные напитки в квартире Лебедева. Мартынов стал ссориться с женщинами и оскорбил жену Лебедева, а затем предложил последнему выйти на кухню.

Во время разговора Мартынов неожиданно ударил Лебедева кухонным ножом в шею, причинив колото-резаное ранение шеи. Выдернув застрявший в шее нож, Лебедев нанес Мартынову два ответных удара ножом в грудь, причинив ему колото-резаное ранение с повреждением легких, от которого тот скончался на месте происшествия. На предварительном следствии и в суде Лебедев показал, что он видел, как Мартынов вновь тянется рукой к ножу и «в его подсознании было то, что кто первый вытащит нож, тот останется жить». Суд дело производством прекратил, считая, что Лебедев действовал в состоянии необходимой обороны.

 «2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

в-третьих, посягательство должно быть реальным, то есть существующим в действительности, а не в воображении - фантазия обороняющегося лица.

Если реальное посягательство отсутствует, то имеет место мнимая оборона, которая может рассматриваться в качестве казуса. При отсутствии казуса субъект несет уголовную ответственность за причинение вреда по неосторожности. Например, лицо, ошибочно посчитавшее случайного прохожего за грабителя и ударившее его палкой, будет нести ответственность за неосторожное причинение вреда.

Защита при необходимой обороне также должна отвечать трем условиям:

во-первых, защитные действия должны осуществляться в отношении прав и законных интересов личности, общества либо государства.

Защита недопустима против законных действий представителей власти, актов необходимой обороны, совершаемых без превышения пределов необходимости, а также против оборонительных действий, специально спровоцированных в отношении другого лица с целью расправы над ним. Спорным является вопрос о возможности защиты чести и достоинства путём применения необходимой обороны (возможна против оскорбления действием).

во-вторых, защита осуществляется путем причинения вреда посягающему лицу, а не путем бегства, обращения за помощью или причинения вреда третьим лицам (по существу, посторонним). Суть этого правила в том, что потерпевшим может быть только посягающий. Исаков, обороняясь от группы преследовавших его хулиганов, бросил в них камень, но попал им вне причастного к нападению гражданина, причинив тяжкий вред здоровью. Верховный суд признал Исакова виновным в неосторожном причинении вреда здоровью.

Закон (ч. 2 ст. 37 УК) прямо указывает, что право на необходимую оборону принадлежит лицу, независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. В случае бегства или обращения за помощью к другим лицам необходимая оборона отсутствует, поскольку законодатель понимает под необходимой обороной незаменимые и саморасправные действия;

в-третьих, защита должна соответствовать характеру и степени общественной опасности посягательства. Данное условие вытекает из ч. 3 ст. 37 УК, которая указывает, что «превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства».

Указанные условия традиционно рассматриваются как условия правомерности необходимой обороны либо как ограничительные условия, нарушение которых квалифицируется как совершение уголовно наказуемого эксцесса.

Однако традиционный подход не согласуется с содержанием института необходимой обороны. Законодатель устанавливает одно ограничительное условие правомерности необходимой обороны - соразмерность защиты и нападения, остальные признаки характеризуют необходимую оборону как деяние, имеющее состав, предусмотренный уголовным законом.

Состав необходимой обороны представляет собой систему признаков, наличие которых исключает преступность оборонительного деяния, причиняющего вред посягающему лицу.

Состав необходимой обороны может быть раскрыт путем рассмотрения следующих признаков.

1. Основанием необходимой обороны является общественно опасное посягательство. Закон (ст. 37 УК) не раскрывает характер, форму и содержание общественно опасного посягательства, против которого может осуществляться активное противодействие.

Среди юристов существует мнение, подтвержденное судебной практикой, что оборона недопустима против невменяемых или малолетних либо должна осуществляться с известными ограничениями, поскольку совершаемые такими лицами общественно опасные деяния не являются посягательством в уголовно-правовом смысле. Однако ограничительное толкование термина «общественно опасное посягательство» применительно к состоянию необходимой обороны неуместно, так как общественная опасность - это объективное свойство вредоносного деяния, которое не зависит от возраста лица и его способности отдавать отчет в своих действиях.

Это означает, что основанием необходимой обороны во всех случаях является наличие общественно опасного деяния, которое причиняет вред либо создает угрозу такого причинения.

В тех случаях, когда реальная общественная опасность отсутствует, имеет место мнимая оборона.

В связи с отсутствием основания защитных действий оборона недопустима против законных действий представителей власти и граждан, защищающих свои права и законные интересы в рамках законодательства.

2. Объектами защиты при необходимой обороне являются права и законные интересы, указанные в ч. 1 ст. 37 УК. В качестве объектов защиты выступают: личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества или государства. В связи с этим оборона не может осуществляться для защиты незаконных притязаний и не охраняемых законом интересов. Действия лица, которое защищает свое мнимое право либо свой интерес путем причинения вреда другим лицам, являются уголовно неправомерными, так как отсутствуют объекты защиты, предусмотренные уголовным законом. В этом отношении показательными являются эпизоды нападения подростков на неизвестных граждан для защиты якобы принадлежащей им территории (наша улица, наш двор). Характерным примером является избиение подростка, отказавшегося уступить место в транспорте инвалиду.

3. Цель необходимой обороны состоит в защите прав и законных интересов личности, общества или государства от общественно опасного посягательства. В тех случаях, когда субъект с целью сведения счетов использует право на необходимую оборону, необходимая оборона отсутствует. Типичным примером является провокация необходимой обороны, то есть организация видимости нападения, которая используется как повод для физической расправы в отношении спровоцированного лица.

Необходимая оборона отсутствует, если целью субъекта является причинение вреда здоровью другого лица, а не защита от посягательства в рамках, предусмотренных законом. Типичным примером является так называемый эксцесс необходимой обороны, в ходе которого субъект умышленно превышает пределы необходимости для того, чтобы отомстить обидчику путем причинения его здоровью вреда, явно несоразмерному посягательству.

4. Способ защиты при необходимой обороне заключается в причинении вреда посягающему.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действия всей группы.

В тех случаях, когда лицо, подвергшееся нападению, стремится избежать посягательства другим способом: убегает, прячется, запирается в жилище или ином помещении, использует помощь других лиц или органов власти - необходимая оборона отсутствует.

5. Своевременность необходимой обороны характеризует пределы защиты во времени. По общему правилу время защиты определяется временем, в течение которого осуществляется посягательство. Начальным моментом посягательства является возникновение реальной и непосредственной угрозы нападения. Об окончании посягательства свидетельствует прекращение противоправных действий в связи с достижением преступного результата либо невозможностью его достичь. Однако в тех случаях, когда по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент окончания посягательства, было принято считать, что имело место состояние необходимой обороны.

После очевидного прекращения посягательства возникает право на задержание преступника и необходимая оборона трансформируется в задержание.

Последнее в свою очередь может трансформироваться в необходимую оборону, если сопротивление будет иметь характер насилия, опасного для жизни и здоровья задерживающего лица.

6. Соразмерность обороны, то есть соответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства является единственным условием правомерности необходимой обороны. При этом не требуется, чтобы при защите причинялся вред, равный предотвращенному. Защитный вред может быть более значительным, чем предотвращенный, но он не должен быть чрезмерным, то есть явно не соответствовать общественно опасному посягательству.

В соответствии с законом (ч. 3 ст. 37 УК) умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественно опасного посягательства, признаются превышением необходимой обороны.

Судебная практика зачастую усматривает превышение пределов необходимой обороны в тех случаях, когда средства защиты не соответствуют средствам нападения либо отражение посягательства невооруженной группы совершается путем применения огнестрельного оружия. При этом, как правило, не учитывается такое обстоятельство, как соотношение сил обороняющегося лица и нападавшей стороны, его возможность отразить нападение в сложившейся ситуации, не прибегая к использованию наиболее действенных средств защиты.

Вместе с тем законодатель не требует соответствия средств, приемов, методов защиты средствам, приемам и методам нападения. Закон налагает обязанность не превышать пределов необходимой обороны, то есть не причинять посягающему без необходимости явно чрезмерный вред, не вызванный характером и степенью общественной опасности посягательства.

Эксцесс необходимой обороны наказуем в уголовном порядке, если посягающий умышленно лишен жизни по ст. 108 УК, либо умышленно причинен тяжкий, либо средней тяжести вред его здоровью по ст. 112 УК. В других случаях превышение пределов необходимой обороны является обстоятельством, смягчающим наказание (п. «ж» ст. 61 УК).

В заключении следует обратить внимание на некоторые проблемы совершенствования института необходимой обороны.

По крайней мере только за последние 10 лет  (с 1 июня 1994 г.) действует уже третья редакция института необходимой обороны. Однако мы должны констатировать, что и последняя редакция далека от совершенства.

В частности, И. Звечаровский и Ю. Чайка правильно в свое время обратили внимание на то, что законодатель новой редакции статьи поставил потенциального субъекта необходимой обороны в ситуацию при которой он должен не только дожидаться посягательства, но также определить его направленность (на жизнь или другие блага) и выяснить характер применяемого или угрожаемого насилия, т. е. решить те вопросы, которые вызывают трудности даже у специалистов и которые без разъяснения Пленума Верховного Суда РФ однозначно толковаться, а значит и применяться не будут.

По-прежнему остались открытыми и сложными для практики вопросы о критериях отграничения правомерной необходимой обороны от превышения ее пределов, о применении гражданами при защите оружия, о конкуренции необходимой обороны с иными обстоятельствами, исключающими преступность деяния, об аналогии мнимой обороны с необходимой обороной и др.

Все эти проблемы требуют дальнейшего исследования и обсуждения.

Так, ряд авторов предлагали отказаться от института превышения пределов необходимой обороны и любой вред, причиненный посягающему в процессе защиты, признавать правомерным. Это предложение не лишено своей рациональности. Именно посягающий должен нести риск возможного причинения ему любого вреда, не защищающийся быть жертвой преступления и еще иметь реальную возможность стать самому преступником. Для обороняющегося общественно опасное посягательство почти всегда неожиданно и у него нет времени на размышления о том, какие действия следует избрать, чтобы не допустить явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства, тем более, что зачастую защищающийся находится в состоянии испуга, страха, сильной взволнованности.

При сохранении института превышения пределов необходимой обороны в действующем уголовном законодательстве И. Э. Звечаровский и С. В. Пархоменко предлагают одновременно идти по пути каузального определения действия необходимой обороны — с указанием типичных жизненных ситуаций: нападение (посягательство) с угрозой или причинением смерти, тяжкого вреда здоровью, сексуального посягательства,

сопровождаемого насилием, разбойного нападения, грабежа, кражи в ночное время двумя и более лицами. Для обороны от таких посягательств правомерно использование силы с причинением любого вреда, включая причинение смерти посягающему.

Таким образом решается эта проблема в законодательстве Болгарии, Франции, Украины и других стран.

Так, в ч. 2 ст. 12 УК Болгарии 1968 г. указано, что «независимо от характера и опасности защиты нет превышения пределов необходимой обороны, если: нападение совершено путем проникновения в жилище с использованием насилия или взлома; либо не может быть отражено другим способом».

В УК Украины 2001 г. специально, наряду с институтом превышения пределов необходимой обороны, выделено положение, согласно которому «не является превышением пределов необходимой обороны и не имеет следствием уголовную ответственность применение оружия или любых других средств либо предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного проникновения в жилище либо другое помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему» (ч. 5 ст. 38).

Представляется, что совершенствование уголовного законодательства о необходимой обороне могло бы идти именно по этому пути — пути очерчивания наиболее типичных ситуаций, в которых действия обороняющегося, причинившего любой вред посягающему, признавались бы всегда правомерными. Данное направление является, с нашей точки зрения, наиболее перспективным.

Конечно, в законе невозможно дать исчерпывающий перечень этих ситуаций, да это и не требуется. Речь идет о некоторых наиболее опасных типичных ситуациях, дающих гражданам возможность однозначно знать, когда и как они могут защищаться, не боясь быть привлеченными к уголовной ответственности за причинение тяжкого (любого) вреда посягающему. Это явилось бы действенным средством предупреждения общественно опасных посягательств. Никакого ограничения прав граждан на необходимую оборону в подобной ее регламентации не происходит, поскольку в законе сохраняется в иных случаях указание на само понятие необходимой обороны и на превышение ее пределов.

Сегодня в стране наблюдается резкое насыщение общества оружием как в сфере легального владения, так и в криминальном обороте.

По данным следственного комитета МВД РФ ежегодно в стране регистрируется более 27 тыс. преступлений, совершенных с применением оружия, взрывных веществ и взрывных устройств. При этом в розыске продолжают чиститься 27 тыс. единиц огнестрельного оружия, похищенного из войсковых частей Минобороны, и 7 тыс. «стволов», которые «утратило» МВД. Этого количества достаточно, чтобы вооружить несколько полноценных сухопутных дивизий.

Преступники достаточно легко могут приобрести на нелегальном рынке или похитить практически любое оружие и использовать его при совершении посягательств на личность и собственность граждан.

Данные ГИЦ МВД РФ свидетельствуют, что при совершении групповых преступлений доля использования оружия повысилась до 4,2 %, при совершении убийств — до 7,2 %, разбоев — до 7,6 %. Такие особо тяжкие преступления, как заказные убийства, терроризм, захват заложников, групповые нападения на квартиры с целью хищения, практически все совершаются с использованием оружия.

Наличие у преступников оружия, как отмечается в литературе, не только объективно облегчает подавление сопротивления потерпевших, но и позволяет преступникам действовать с большей дерзостью, быть уверенными в возможности избежать задержания при вмешательстве третьего лица, в том числе сотрудников милиции.

Защищаясь от насильников и грабителей, от нападений на жилище, граждане ставят на окна решетки, меняют деревянные двери на железные, устанавливают дополнительные замки, приобретают и хранят на законных, а большей частью незаконных, основаниях огнестрельное и другие виды оружия.

Таким образом, с одной стороны, преступники имеют возможность вооружаться, растет число вооруженных посягательств на личность и собственность граждан, а с другой стороны, законопослушные граждане в условиях, когда государство в лице правоохранительных органов не может надлежащим образом обеспечить их безопасность, не имеют достаточно действенных средств защиты. Поэтому они вынуждены прибегать к малоэффективным средствам обороны от вооруженных преступников либо приобретать или изготовлять огнестрельное и другое оружие защиты нелегальным путем, становясь по существу преступниками в силу ст. 222, 223 УКРФ 1996г.

В связи с этим возникает два вопроса, непосредственно касающихся необходимой обороны с применением оружия лицом, незаконно им владеющим: 1) влияет ли это обстоятельство на решение вопроса о правомерности защитительных действий обороняющегося; 2) следует ли привлекать обороняющегося к уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение, ношение или изготовление оружия.

Что касается первого вопроса, то теория и практика исходит из того, что правомерность обороны от общественно опасного посягательства не зависит от применения тех или иных средств защиты при соблюдении всех иных условий необходимой обороны.

В отношении второго вопроса высказываются разноречивые мнения. Так, в свое время В. А. Владимиров писал, что независимо от того, правомерно или же с превышением пределов необходимой обороны обороняющийся применил оружие, не имея право на его ношение, он совершает преступление и должен нести уголовную ответственность за незаконное владение оружием.

Иную позицию занимает И. С. Тишкевич. Он считает, что ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение и ношение оружия лица, применившего это оружие при необходимой обороне, должна наступать только, если лицо превысило при этом пределы необходимой обороны, либо если лицо, применив оружие для правомерной обороны, не является с повинной и продолжает им незаконно владеть.

Представляется, что привлекать к уголовной ответственности по ст. 222, 223 УК РФ лицо, действовавшее в состоянии необходимой обороны и даже превысившее ее пределы, только за то, что оно применило незаконно хранившееся у него оружие, недопустимо, поскольку оно изначально используется для общественно полезных целей. Кроме того, наличие оружия в этих случаях становится юридическим фактом лишь в силу обороны, являющейся волевым актом лица, осознающим, что тем самым оно добровольно делает известным органам власти то, что было от них скрыто. По завершении обороны лицо может либо добровольно сдать имеющееся у него оружие правоохранительным органам, либо избавиться от него иными способами.

Судебная практика, признавая правомерность необходимой обороны, когда лицо использует для защиты незаконно приобретенное оружие, вместе с тем вопрос об уголовной ответственности за сам факт незаконного владения оружием по существу оставляет открытым. Так, по делу М., который применил для защиты от вымогателей незаконно приобретенный им пистолет, тяжело ранив одного из них, Верховный Суд РФ указал лишь, что М. действовал в создавшейся обстановке правомерно, в рамках необходимой обороны."5

Следует отметить, что все сказанное относительно использования незаконно приобретенного оружия имеет прямое отношение и к институту причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Решение этой проблемы, по нашему мнению, было бы целесообразно путем принятия законодателем дополнительного примечания к ст. 222, 223 УК РФ следующего содержания: «Не подлежит уголовной ответственности по указанным статьям лицо, использующее любое имеющееся у него оружие для защиты от общественно опасного посягательства, либо для задержания лица, совершившего преступление».

С точки зрения общественной полезности государство всегда должно быть больше заинтересовано в том, чтобы лицо, осуществляющее защиту своих прав и свобод, других лиц, либо интересов общества и государства, а также задерживающее преступника, находилось в максимально благоприятных, выгодных условиях, по сравнению с преступником.





 

Читайте также:

Помилование

Система уголовного права

Исполнитель

Характер действий соучастников

Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки

Вернуться в оглавление: Российское уголовное право

Просмотров: 5455

 
 

54.80.93.234 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.