double arrow

Реальность и цирк



Всем из нас доводилось хотя бы раз слышать, как старшие жалуются на нынешнее поколение, мое время не исключение, все готовы жаловаться на молодежь, но все забывают, что стало причиной такого ущербного поколения… да, да они сами нас растили и никак не защищали от государственной промывки мозгов. И вот вы находитесь в мире, где человек не ценен… города уже чуть ли не отдельные государства со своими деньгами и порядками, огороженные огромными стенами. Когда я сказал огромными я имел ввиду порядка ста этажей, в среднем это триста метров. Постройки тоже примерно такие же, не трудно догадаться чем выше, тем богаче люди там живут, и тем лучше у них охрана. Кстати об охране, армии и полиции. Сейчас это все едино и более того, все, кто там работает, от части попали под ЕПМ ВС – Единая Программа Модернизации Вооруженных Сил, от чего столкновения между полицией и разными взбунтовавшимися, чаще всего заканчивается обычным избиением и очень частыми смертями последних. Бионика и кибернетика последние пятьдесят лет очень быстро и прогрессивно развивались. Сейчас наверно только бедняки полностью живые организмы. Ежедневно во всем мире происходят локальные конфликты, жить за пределом города, как нам говорили в школе равносильно смерти, там размещаются люди, высланные из городов, они вне закона, они повстанцы, убийцы, враги народа… Знаете моя история слишком банальна, наверно с каждым может такое произойти вот у вас было все и вот раз, вы стали неугодны и теперь вы в самом низу… Вы можете отпустить руки, но я ведь не вы…


Я был обычным человеком, да именно полностью человек, у меня не было никаких замен в теле. Днем я работаю, представьте себе, независимый переговорщиком. Можете эту профессию называть независимым представителем, парламентером, дипломат, как хотите. В нашем время, когда все шишки готовы грызть друг другу глотки лишь бы быть в чем-то первыми, без союзников никак, и я выступаю третьей так сказать незаинтересованной стороной, что бы две другие могли достичь хоть каких-нибудь согласий. В целом ничего такого интересного, иногда конечно переговоры заканчиваются драками, стрельбой и прочей хренью, но в основном все спокойно, это только официальная часть. В преступном мире, я делаю туже работу, платят конечно больше, но увы можно и пулю схватить. Но это только днем, по вечерам, когда власти как мне казалось дремлют, я, Рэймонд Би, начинаю другую работу и вот в глобальной сети вновь появляется человек под ником Пчела Скрэй. В наше время никому, кроме журналистов конечно, не позволено иметь фотоаппарат, но я получил его наверно так сказать в наследство и теперь обладаю им в тайне от всех. Конечно, те, у кого есть деньги с более высоких уровней города тоже обладают ими. У нас есть места где фотографирование запрещено, но я все же занимаюсь подобным и выкладываю эти фото на общее обозрение, так сказать продолжаю дело. Иногда ко мне обращаются люди с какими-то определенными просьбами, естественно за плату, а иногда я снимаю разные стычки властей и простых людей. Если правительство узнает кто я, то за комментарии к фотографиям стычек, хорошо если меня просто посадят. Но знаете мне просто надоели эти порядки, не фоткай, не ходи, не нарушай неприкосновенность религии, не прекословь тем, кто живет уровнями выше, не сомневайся в силе власти… ЗАЕБАЛО! Но, что-то делать, менять в открытую мне честно - страшно, поэтому по вечерам, как не обидно, но я быль лишь интернет героем, я жутко боялся выйти на улицу и присоединится к тем, кто борется против устоявшихся порядков. И так изо дня в день, в целом очень скучно…

В один, отнюдь не прекрасный день, ко мне в дверь постучался весьма известный человек. Я спросонья начал метаться по комнате думая куда бы спрятать фотик и три книги которые я совсем недавно достал с большим трудом. И хотя квартира было однокомнатная на третьем уровне города это уже были огромные хоромы, а на пятом это вообще жуть. Я закинул книги за шкаф, фотик запихал в подушку, натянул бриджи и побрел к двери.

- Здравствуйте, – сказал человек, и хотя видел я его по телевизору не раз думал, что в жизни он выглядит хоть чуточку проще, а нет, строгий костюм, натертые до блеска туфли, зализанные черные волосы, искусственный правый глаз, кейс и еще два охранника за спиной и оба в перчатках усилителях, чтобы бить качественно.

- Эм… да, конечно… здрасте - выдал я, в конце концов привилегии позволяют мне столь хамское обращение с чиновниками и прочими педиками, относящимися к представителям власти.

- Вид у вас так себе, хоть бы причесались и умылись, ваши лохмы и так вызывающе выглядят. – сказал он.

- Если бы я парился по поводу мнения окружающих, то непременно бы перекрасил свои белые волосы в другой цвет. Что вы хотели? Явно ведь не упреки раздавать приехали?

- Позвольте представиться… - начал он

- Позволяю. – вставил я, кажется он начал белеть от злости, но старался не подавать виду.

- Я Вит Хейли, уполномоченный представитель нашего концерна Биони-Кибернетикс, - он протянул руку.

- Я знаю кто вы, вы знаете кто я, давайте без формальностей, что хотели? – сказал я, облокотившись на дверной косяк.

- Мы тут будем стоять? Может быть…

- Нет, я не пускаю в дом никого кроме себя, мой дом – моя душа, хехех.

- Ну как скажете, вот это вам – он достал из кейса семь листов с разными печатями.

- С кем переговоры будут? – сказал я, аккуратно скинув бумаги на тумбочку возле двери.

- Мы хотим поставлять нашу продукцию в соседний город. Мы нашли фирму, занимающуюся распространением киберпротезов, экзоскелетов и оружия, но беда вся в том, что они отказываются проводить переговоры удаленно, поэтому мы вынуждены обратиться к переговорщику, и они потребовали именно вас.

- А при чем тут удаленно, у них нет что ли представителя у нас в городе?

- Нет, они говорят есть только головной офис, в одном городе, из него контролируется все. – без нотки тревоги сказал он.

- Хорошо. Когда назначено?

- Сегодня в час дня по международному времени. – сказал Вит.

- Ага… И поэтому вы приперлись в семь утра?! – чуть ли не заорал я.

- Я привык предупреждать заранее, мы заедем за вами через четыре часа. Пока соберитесь, прочитайте договор и поставьте подписи. Ах да, оденьтесь пожалуйста соответствующе, и с галстуком.

- Удачи. – бросил я и захлопнул дверь, на что электронный замок выдал предупреждение, о вероятности повреждения от такого сильного удара. Я его чуть не сломал, ненавижу искусственные голоса.

Я прошел на кухню поставил таймер на кофеварке, немного залип в окно, мне сразу понравился вид из окон, когда я покупал себе квартиру, причем со всех сторон. С кухни открывался вид на парк в центре которого били высокие фонтаны, с балкона, был виден мост между другим кварталом города, а внизу просто бесконечная пропасть, где были проложены монорельсы, аналог бывших поездов, нет, она конечно имеет дно, три уровня вниз, шестьдесят этажей. Там живут те, кого принято считать мусором, те, кто не может подняться на уровни выше, так как система решает по твоим доходам можешь ты это сделать или нет.

С двадцатого этажа моего уровня люди выглядели как мелкие букашки. Тех, кто был ниже вообще было не видно, но при общение честно вам сказать, они выглядели так же, никаких целей кроме подняться выше, работа – дома – работа в ожидании завтра, праздника, выходных, отпуска. Ну в целом этого и добивалось правительство, жесткое расслоение общества со своими индивидуальными ограничениями. Им вбили в головы, что чем больше денег у тебя есть, тем ты свободнее, и они работают, чтобы накопить состояние и встать на уровень выше, вот только с такими жалкими целями как деньги еще никто вверх не продвинулся, рабам платят ровно столько, сколько нужно чтобы прожить. Деньги – как я прочитал в одной бумажной книге, не могу быть целью, так же семья, дружба, любовь это все лишь средства для достижения настоящей цели. Мне кстати стоили больших усилий достать эту книгу. Пару лет назад она попала под запретную литературу.

Но что-то я отвлекся, после непродолжительного залипания в окно, я пошел в комнату, включил будильник на одиннадцать часов, да именно на одиннадцать, и хотел уже рухнуть на кровать, к счастью вспомнил, что в подушке лежит фотик. Я достал его, положил рядом и вновь ушел в сон, ту самую, потрясающую реальность, где люди свободны, нет разграничений и властей, мне каждый раз сниться такое общество.

***

- Предъявите цель вашего выезда из города – потребовал компьютер, заблокировавший двери транспортного лифта.

- Торговое соглашение – четко и сердито выговорил Вит, у компьютера часто накрывались голосовые датчики, и потому иногда он требовал повторить.

- Предъявите карту-пропуск к сканированию. – сказал компьютер и придвинул к окну нашей машины декодер. – Если ваш уровень ниже третьего вы должны выйти из машины и подождать охрану со сканерами.

- Неужели каждый выезд из города такой геморрой? – спросил я, но Вит не ответил на вопрос.

- Пропуск предъяви. – все еще сердито бросил он.

Я порылся во внутреннем кармане ветровки, достал свой идеальный пропуск по сравнению с замызганным пропуском Вита и сунул через окно в декодер.

- Обработка информации, подождите… - декодер пискнул и высунул пропуски обратно. Вит Хейли и Рэймонд Би удачной дороги.

Дверь лифта медленно разъехалась и все внутренне помещение залило солнечным светом, настоящим солнечным светом который лился с настоящего, а не искусственно созданного неба. Последний раз я выезжал из города семь лет назад, на похороны своей сестры. Она была журналистом, собирала очень много компромата на власть и всех её приближенных и в какой-то момент оступилась, мне конечно сказали, что её убили те, кто живет за городом, но я сомневаюсь в этом. После того, как я её похоронил, четыре года меня не выпускали и мучали постоянными допросами как моя сестра связалась с одним из лидеров бунтовщиков. Как его зовут представлю чуть позже. Оставшиеся три года мне как-то и не до этого было, я просто потихоньку распространял фотки в интернете под её никнеймом. И как-то не было больше необходимости выезда из города. Но тогда, когда я вновь ощутил этот свежий воздух, бескрайнее небо и ту свободу, что так старательно прячут от людских глаз, уча детей еще со школы, что за городом опасно, меня просто накрыли воспоминания так старательно мной зарытые. Меня уже не волновало, что Вит злиться на меня, за то, что я включил будильник на одиннадцать, что за городом иногда действительно может быть опасно и даже то, что через пятьдесят две минуты мне предстоят серьезные переговоры. Я просто смотрел в окно, на промелькивающие периодически остатки домов и парков, некоторых заводов и прочих пережитков прошлого, с такой легкостью оставленного за стенами городов на поглощение природой. Некоторые поселения, впрочем, сохранились очень хорошо, я бы сказал они ни капли не разрушились, даже были военные базы, но тем и опаснее значит там обитали люди.

С начала я даже не заметил, но на очередном перекрестке к нам присоединился бронированный грузовик с эмблемой Биони-Кибернетикс и еще два БТРа с теме же символиками. Я вышел из своих воспоминаний и сразу понял дерьмом все это пахнет.

- Нахрена вам грузовик? Что там?

- Товар, новинки так сказать… если фирму к которой мы едем заинтересуют наши предложения, мы заключим торговое соглашение и будем поставлять им товар.

- Ладно, но как вы собираетесь провозить все это в город, вас не пустят без спец разрешения.

- Встреча будет проходить в небольшом поселении возле города…

- Вам не кажется это слишком подозрительно? – спросил я, вновь уставившись в окно.

- Нет, фирма вполне хорошая, мы проверили всю информацию о ней, так что не беспокойтесь. – сказал Вит.

- Кстати, вы же мне даже не сказали, как она называется.

- Ах… точно… точно… ну сами увидите мы уже почти доехали. – сказал он.

- Что-то вы темните, объясните сейчас же, иначе я не буду ничего делать.

- От вас ничего не требуется, кроме присутствия…

Оставшееся время мы ехали молча, я по-прежнему думаю, что все это подозрительно, а Вит все так же спокойной. Впереди показались стены города, до которых были считанные сотни метров, но мы отвернули в сторону и поехали вдоль них. С начала дорога немного петляла, поднимаясь в гору, мы проехали железный мост, явно старый, под которым была пропасть метров пятьдесят в глубину. Раньше я тут не бывал, но любой, кто знает свойства воды догадается, что пропасти этой не было, и мост явно поддерживался столбами, которые сейчас, судя по всему, уже лежат на дне реки. Мы заехали в небольшую с первого взгляда лесопосадку, которая резко оборвалась земным разломом. За разломом была территория, огороженная бетонным забором с колючей проволокой под напряжением с воротами, охраной и наблюдательными вышками по периметру. Раньше это была военная база, но сейчас она выполняла роль города что ли. Притом неплохого города. Даже с аэродромом и все это было окружено лесом, самым настоящим, в котором обычный городской житель может заблудиться без труда. Над воротами весела черная вывеска с белыми буквами: «Если ты им не нужен, мы тебе будем рады.» Город бунтовщиков, я знал, что люди, изгнанные из городов собираются в поселениях, но что бы такое, я глазам не поверил. С начала у меня появился дикий страх заезжать в этот город, но потом, когда я узнал название и увидел знакомое лицо меня немного отпустило. у ворот нас встретил вооруженный конвой, во главе которого стоял уже знакомый мне человек. Чернокожий, широкий в плечах, с длинными дредами, с наружи этого было не видно из-за штанов и ботинок, но у него были киберпротезы вместо ног, благодаря им он крайней быстро бегал. И довольно неприятный шрам от левой щеки до шеи. На улице было немного прохладно, но тем не менее он спокойно стоял в своей жилетке хаки и широко улыбался. Он Марк Загер, лидер одной из группы повстанцев.

- Извини Рэймонд, но Марк крайне желал с тобой увидится – сказал Вит, уставившись на меня, - ради бога, не задавай вопросов мне.

- И не собираюсь, я уже понял, что ты с ними, только зачем было врать то? Торговое соглашение, переговоры черт, сразу бы сказал кто просил меня найти. Обратно ты меня везешь не забывай. Удачи – я вышел довольно сильно хлопнув дверью и твердыми шагами пошел в сторону Марка.

- Добро пожаловать в Грот Свободы, - сказал он широко улыбаясь и протянул мне руку. – Мы знакомы, но все же я еще раз представлюсь, Марк Загер…

- Рэймонд Би – сказал я пожав ему руку.

- А ты внешне изменился за семь то лет, извини, что в прошлый раз я не смог тебе ничего рассказать, сам знаешь всюду глаза и уши, настроенные против нас.

- Понимаю, зачем ты хотел меня видеть? – спросил я.

- Пчела Скрэй еще в деле? – спросил он пододвинувшись ко мне ближе и почти перейдя на шепот.

- Да, - так же тихо ответил я, - А почему шепотом? От кого тут скрываться то?

- Они еще не знают не кто ты, не кто у тебя был родственником, если не хочешь, что информация прошла в городах, лучше помолчать об этом. Иначе тебе будет уже труднее находиться в городах.

- Ладно, но это я так понимаю не официально, а официально то я зачем?

- Подтвердить акт достигнутой договоренности, между Биони-Кибернетикс и нашей якобы фирмой.

- Ахринеть, как вы этого чёрта, заставили поставлять вам свой товар? – спросил я.

- Мы не заставляли, скажем так он один из нас уже десять лет, такие вот дела, – улыбнулся он.

- А охрана? Вы её подкупили что ли?

- Это наши люди, мы обладаем широкими связями практически по всему миру. Наверно только поэтому мы все еще живы и можем активно выступать против власти и её приближенных. Слушай, может пока разгружают грузовик, отойдем в парк поговорим, отвечу на все твои вопросы?

- Можно, но только в какой парк то?

- Эмм… да знаешь, наш город окружен парком.

- Хринасе парк - это ж лес голимый.

- Это для городских лес, а для нас всего лишь парк, пошли у меня есть одно место любимое, там посидим.

Не знаю на сколько далеко мы зашли в лес, но двигались примерно минуты три. Я никогда бы не подумал, что такое возможно, но в лесу, было так же как на старых картинках, фотографиях и рисунках. Всюду деревья, трава, хрустящая под ногами хвоя, изредка попадались поваленные и заросшие мхом деревья.

Но наверно самое главное, запах, некоторая духота, наполненная лесными ароматами, с непривычки даже немного пьянит если сделать глубокий вдох, это вам не гнилой город.

Марк уселся, на один из вылезших из земли корней и жестом пригласил сесть рядом, я немного помялся с ноги на ногу, как-то не особо хотелось замараться, но потом все же решил усесться, но сел напротив него на теплую и мягкую землю.

- Как тебе? Удобств конечно нет, но зато здесь как ни где более чувствуется свобода – сказал он и сделал глубокий вдох.

- Может быть конечно, но меня немного пьянит эта смесь запахов, не то, что освежитель воздуха с запахом леса – сказал я.

- Хехех, точно подметил, ну здесь нас вряд ли кто услышит, а если и услышит, вряд ли он уже выберется из этого леса, спрашивай, тебя наверняка многое интересует…

- Вот так сразу? Ладно… Как ты связался с моей сестрой?

- Ну, не совсем верно, это она со мной связалась, ей явно власти чем-то насолили, она мне предложила, информацию о незаконных действия властей с приложенными фотографиями, а я ей оплату и некоторую защиту… последнее увы я не смог выполнить до конца.

- То есть как это она тебя нашла? Когда?

- Не знаю, а встретил шестнадцать лет назад.

- Шестнадцать? – кажется воспоминания начали давить комом в горле, но я просто сглотнул слюну, и продолжил расспросы дальше.

- А чего так точно то спрашиваешь? – поинтересовался он.

- Да ничего, мы родителей потеряли тогда, она меня воспитывала дальше сама, когда я спрашивал про деньги она говорила, что нашла хорошую работу и может совмещать её с учебой, но теперь немного понятно, а ведь мне тогда было двенадцать лет.

- Знаешь за девять лет работы можно сказать вместе, она никогда не говорила ни про младшего брата, ни про потерю родителей, о тебе я узнал только на похоронах, вы так похожи с ней. Сколько тебе тогда было?

- Двадцать один, именно тогда я последний раз выезжал за город и вот спустя семь лет, я снова чувствую свободу. Ладно пока что у меня вопросов больше нет.

- Точно? Не могу гарантировать что мы встретимся в скором времени лично, подумай хорошенько. – сказал он, отряхивая штаны от мха.

- Что-то мне подсказывает, что встретимся. Так зачем тебе потребовалась Пчела Скрэй?

- Завтра перед зданием суда, пройдет шествие, мне нужен фоторепортаж в твоем духе, мы конечно приложили руку к тому, чтобы она состоялась, и это нужно упомянуть. Как только увижу проделанную работу, деньги будут переданы в твои руки, оплата придет под темой «Достигнутое соглашение», для отвода подозрений.

- Я смотрю ты все продумал, а если бы я не согласился?

- Тогда я бы тебе кое-что поведал, но раз ты согласился сам все увидишь. Завтра пятый уровень, шествие начнется от лифта на первом этаже и до двадцатого, где расположено здание Биони-Кибернетикс, будешь ты там или нет без разницы, но фотографии должны быть как можно более лучшего качества. Начало в двенадцать двадцать дня по международному времени.

- Прям таки заинтриговал, по рукам.

- Удачи тебе… Пчела Скрэй. – сказал он улыбнувшись. И мы в молчании побрели обратно к машинам. Как раз вовремя, когда разгрузка уже закончилась. Приехали мы в город как мне показалось быстрее, но на самом деле прошло больше времени вместо четырех часов ехали целых шесть. Вит в начале пытался, что-то вызнать у меня, но оставил свои тщетные попытки спустя уже час.

Вит довез меня прямо до дома потому что было уже девять вечера и монорельс не работал, а денег на такси я с собой не взял. Я постоял покурил у дома, не спеша поднялся в квартиру, снял туфли, которые уже так достали меня, развязал галстук бросив его рядом с туфлями и прямо в костюме в которым был на переговорах, завалился спать.

***

Чертов день, чертова жизнь, лучше бы я сдох в тот день, но, похоже кому-то «там» явно хотелось, чтобы я жил. Но все по порядку. Когда утром я проснулся, то подскочил с кровати думая, что проспал. Быстро принял душ оделся, но когда пошел пить кофе, обнаружил что он еще не готов, и тогда до меня дошла мысль посмотреть на часы. Было 10:19, я мог спать еще целый час и еще двадцать одну минут, но нет же, надо было подскочить с мыслью: «Проспал». Наверно в обычный день я бы проклинал себя, но сегодня было не то настроение, в ожидании прохождения времени я уже не знал, чем заняться, и просто лежал и рассматривал все сделанные мой фотографии, и случайно наткнулся на папку с фотками которую раньше не встречал на флешке-карте фотика. Называлась она кажется «Спасибо за семью» я уже и не помню, но лежало там очень много фотографий. Они явно не предназначались что бы их кто-то видел, но о чем сестра думала храня их на флешке я так и не понял.

Листая их меня даже посетило чувство ревности, но похоже сестра действительно считала Грот Свободы как свою семью. Мне не попалось ни одной фотографии где они бы не занимались чем-то, были даже фотки с некоторых операций, которые Марк похоже не всегда одобрял и часто пытался забрать фотик. Им и правда было весело как одной большой семье.

Когда прозвенел будильник на 11:40 я вновь вернулся в реальность, в ту где сестры уже не было, и теперь я продолжал её дело уже не только в сети, но и в реальности. Было немного страшно, первый раз вот так в открытую лезть в самое пекло, конечно Марк сказал, что можно фотографировать хоть откуда, но я все же решил доставить фотографии, как говориться, с места событий. Я впервые решился на, что-то подобное и долго выбирал одежду, в конец концов, просто решил одеть черную кофту с капюшоном, бандану сестры с надписью «You are free», потертые карго камуфляжной раскраски и кеды.

Около межуровневого лифта как всегда было много людей в отличии от постоянно пустовавшей лестницы и не удивительно все хотят везде успеть и не вспотеть. Но, впрочем, место было выбрано очень удачно, до самого начала я не заметил ни одного подозрительного человека, может быть у меня конечно глаз тогда был не наметан.

Двенадцать двадцать на часах. Из дверей лифта с очередной массой людей вышел человек в бандане с надписью «Грот свободы». По походе и дредам я узнал его сразу же, Марк, собственной персоной, возглавлял шествие. Уличные динамики жалобно застонали, донося до всех о незаконном подключении к системе городского оповещения и после небольшой паузы раздался голос Марка.

- Я собрал вас всех, чтобы провести это шествие в честь памяти Элианы Би. Независимой журналистки, так старавшейся донести до простого народа все правду, о которой вам не скажут в ежедневных новостях и не напишут в газетах. Ту самую малость правды, за которую она уже поплатилась жизнью. Мы не должны забывать какой вклад она внесла в наше дело. Семь лет назад в этот день мы попрощались с ней и увы ничего больше не могли сделать. Сегодня я собрал вас здесь, что бы мы могли потребовать расследования её смерти, именно сейчас, когда я нашел человека, продолжившего её дело, я точно уверен мы будем услышаны.

Из-за постоянной работы я и совсем забыл о том, что сегодня ровно семь лет. Когда Марк произнес свою речь, я растерялся, и более того у меня даже появилось небольшое недомогание. Я с трудом заставил себя собраться и начать делать то, ради чего я сюда пришел, фоторепортаж.

Я сделал несколько снимков Марка, сфотографировал нескольких человек, в тех же банданах что и Марк, вышедших из лифта со следующей пачкой людей. Прорвавшись сквозь толпу к межуровневой лестнице, я поднялся немного выше и навел камеру на все это сборище. Как по команде большинство собравшихся людей нацепили разного рода маски, надели капюшоны, очки, респираторы и даже противогазы. Над шествием, еще стоявшим на месте начали подниматься плакаты, транспаранты, и бумажные и голографические, но суть надписей была одна и та же, они требовали правды и честного расследования.

Когда наше шествие двинулось, народу у лифта заметно поубавилось, точнее тех людей, что там остались можно было пересчитать на пальцах. В целом подготовились они очень хорошо, на некоторых рекламных экранах, попадавшихся по пути, появлялись надписи, что и на плакатах, фотографии моей сестры, и разного рода призывы присоединиться к шествию. И похоже все это работало на славу, я продвигался впереди шествия, периодически пытаясь забраться повыше что бы делать снимки, и могу сказать, что когда мы дошли до здания суда, наше скопление из людей растянулось вдоль улицы как минимум метров на триста, и некоторые явно не принадлежали к «Гроту свободы», они даже не закрывали свои лица.

С начала было все тихо, мы просто стояли и ждали пока на улицу выйдет судья, посадивший вынесший приговор какому-то совершенно левому человеку, которого они похоже просто забрали с одного из нижних уровней. Но вот беда, это было глупой затеей, но Марк похоже рассчитывал на то, что судья и не появиться для мирного разрешения, нет… Любой человек в этой толпе понимал, что власти не будет ничего мирно решать, и судья вовсе не выйдет чтобы выслушать требования… Жесткий контроль и только так, все это знали, они стали добровольцами на то, чтобы показать всем, как действуют власть и её приближенные в наше время.

Я смешался с толпой, но старался все равно держаться по ближе к краю, только я начал складывать фотик в чехол, как на рекламных экранах замелькали помехи и вот вместо мелькающих надписей и фотографий появилась жирная морда. Тот самый судья, я запомнил эту морду и эту идиотскую ухмылку. Каждый раз как меня вызывали в суд у меня появлялось дикое желание разбить эту харю да так, чтобы его потом ни одна пластика не спасла. С начала он просто смотрел на всю толпу с экранов и лучше бы на этоv и закончил, но нет же, она начал говорить, своим противным прокуренным дорогими сигарами голосом.

- И что же вы хотите? Думаете вот так вот просто соберете единомышленников, пройдете через весь пятый уровень к зданию суда, будите требовать и ваши требования выполнят? Вы все, находящиеся в это толпе, пошли против закона. Незаконное проведение демонстрации, взлом системы городского оповещения, незаконное проникновение в город, незаконное перемещение по уровням не имея нужного допуска, - морда довольно улыбнулась. – У всех присутствующих есть пять минут, чтобы уйти отсюда, я так и быть закрою глаза, на то, что некоторые из вас заслужили уже смертный приговор.

Надо ли говорить, что никто и не подумал расходиться прочь, и более того еще плотнее подошли к зданию суда.

- Ну, я вас предупреждал, увы придется применить силу, – сказал судья, вновь довольно заулыбавшись.

Люди в толпе начали озираться по сторонам, в ожидании появления усиленных отрядов полиции. Я прошел между домов во двор и хотел подняться на крышу какого-нибудь дома, чтобы делать снимки с неё, но получилось так, что я стал одним из первых, столкнувшихся с отрядом полиции. Один удар… один удар ногой в грудь, и я вылетел, в прямом смысле слова, из переулка обратно в толпу. Острая боль просто не давала пошевелиться, это был не первый случай, когда я ломал себя что-нибудь, поэтому до меня сразу дошло, что сломаны несколько рёбер, к тому же от удара головой об асфальт в глазах потемнело.

Дальше я похоже отключился, потом помню суматоху, и ужаснейшую боль не только в груде, но уже и в спине, и в правой руке, ног я вообще не чувствовал. Расплывшееся изображение в глазах дало понять, что некоторые просто бегут, не смотря под ноги, очевидно тогда и по мне пробежались не раз, но большинство дает хороший отпор, прямо передо мной рухнуло тело одного из полицейских. Из-под разодранной формы сочилась и искусственная кровь, и масло.

Удар по голове полицейской дубинкой снова вырубил меня, очнулся я от того, что понял меня волокут по земле:

- Нахер он нужен? – кто-то спросил.

- Он ведь еще живой, сейчас заберем с собой, потом допросим, а дальше уже решим, в медцентр его или из города вышвырнем этого отброса.

Я открыл глаза, но толку было мало, все плыло я не видел ничего дальше собственного носа, только расплывчатые очертания, новая вспышка боли и я снова отключился. Когда я вновь начал приходить в себя я услышал и разобрал только пару фраз, а потом опять отключился.

- Это же тот парень, который вчера с Марком разговаривал.

- Переговорщик что ли? Хватай его и забираем с собой полезен будет.

- Твою мааать, у него хоть одна кость целая то осталась, ты посмотри, как у него ноги согнуты.

- Соберут если потребуется, наши еще и не такое собирали…

***


Сейчас читают про: