double arrow
Предварительное судебное заседание. Его цель и задачи

Предварительное судебное заседание — новый для российского гражданского процессуального права институт, однако известный арбитражному процессу (ст. 136 АПК).

Предварительное судебное заседание является одним из действий, совершаемых судьей при подготовке (ч. 1 ст. 150 ГПК), которое не обязательно по каждому гражданскому делу. Судебное заседание в гражданском судопроизводстве проводится как для разбирательства гражданского дела, так и для разрешения различных процессуальных вопросов. Предварительное судебное заседание осуществляется для Решения вопросов, касающихся подготовки дела к судебному разбирательству, и иных, разрешение которых нецелесообразно переносить в стадию судебного разбирательства.

Предварительное судебное заседание не является разбирательством дела по существу, не подменяет его, а способствует своевременному и правильному рассмотрению и разрешению дела в стадии судебного разбирательства либо разрешению вопроса о невозможности рассмотрения дела в судебном разбирательстве.

Представляется, что, закрепляя цели проведения предварительного судебного заседания, законодатель одновременно очертил круг случаев, когда проведение такого заседания необходимо или целесообразно.

Целями предварительного судебного заседания являются:

а) процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству;

б) определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела;




в) определение достаточности доказательств по делу;

г) исследование фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности.12

К распорядительным действиям относятся отказ от иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения либо соглашения о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда. Признание иска ответчиком на стадии подготовки можно так считать распорядительным действием.

При этом в случаях отказа истца от иска, признания иска ответчиком и заключения мирового соглашения суд должен, руководствуясь ст. 173 ГПК, разъяснять сторонам последствия совершения данных процессуальных действий. Будучи обязанным контролировать диспозитивные действия сторон, судья в соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК может не принять отказ истца от иска признание иска ответчиком и не утвердить мировое соглашение, если эти действия противоречат закону или нарушают права и законные интересы других лиц. 13



Таким образом, в ГПК расширил контроль суда за распорядительными действиями сторон: предварительное судебное заседание, с одной стороны, не исключает возможности принятия отказа истца от иска и утверждения мирового соглашения в стадии подготовки, а с другой стороны, позволяет доскональным образом проверить, пострадают в результате совершения указанных действий чьи-либо (помимо самих сторон) права и охраняемые законом интересы или нет.

Судья должен конкретизировать, точно определить предмет доказывания. Необходимость предварительного судебного заседания обусловлена возможностью заблуждения сторон относительно совокупности фактов, подлежащих доказыванию. В этом случае суд именно в предварительном судебном заседании выносит на обсуждение сторон юридически значимые обстоятельства, на которые стороны не сослались, и разъясняет, кем они подлежат доказыванию (ч. 2 ст. 56 ГПК). Несомненно важная цель — определение достаточности доказательств по делу. Выявив, что представлены не все необходимые доказательства, а также иные доказательства, подтверждающие заявленные требования и выдвинутые возражения, суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства (ч. 1 ст. 57 ГПК).

Обращает на себя внимание общая направленность двух из четырех целей предварительного судебного заседания. И определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, и определение достаточности доказательств по делу тесно связаны с выяснением вопроса о готовности дела к судебному разбирательству. Однако при таком подходе проведение судебного заседания следовало бы признать обязательной формой окончания подготовки дела к судебному разбирательству, своего рода предтечей назначения дела к судебному разбирательству, что противоречит закону.

Отсюда логически вытекает вывод о том, что указанные цели могут служить побудительным мотивом проведения предварительного судебного заседания по наиболее сложным делам, когда уточнение предмета доказывания и разрешение вопроса о достаточности доказательств без проведения судебного заседания сопряжено с определенными трудностями (для включения того или иного факта в предмет доказывания нужно уточнить заявленное требование, для разрешения вопроса о достаточности доказательств требуется выяснить мнение лиц, участвующих в деле, и т.д.). Учитывая, что в таких случаях проведение предварительного судебного заседания способно предотвратить возможное в будущем отложение судебного разбирательства по мотиву необходимости представления или истребования дополнительных доказательств, закрепление указанных целей предварительного судебного заседания следует признать оправданным.

Сроки исковой давности и сроки обращения в суд имеют одинаковую юридическую природу: и те и другие являются сроками, в течение которых может быть осуществлена судебная защита нарушенного права или охраняемого законом интереса. Различие заключается лишь в средствах защиты: поскольку основным средством защиты нарушенного гражданского права является иск, срок предъявления искового заявления в суд получил наименование срока исковой давности. Однако в судебной защите нуждаются не только гражданские права, да и иск не является единственно возможным средством реализации права на обращение в суд.

Примером могут служить дела неисковых производств, которые возбуждаются путем подачи заявления, а не искового заявления. Очевидно поэтому все остальные сроки, в течение которых может быть реализовано право на судебную защиту, получили название сроков обращения в суд. Сроки исковой давности устанавливаются преимущественно нормами материальных отраслей права. Сроки обращения в суд регулируются как нормами процессуальных отраслей, в частности гражданского процессуального права.

В стадии подготовки возможно не только представление доказательств, подтверждающих истечение срока исковой давности, но также и исследование фактов пропуска сроков исковой давности. При этом предварительное судебное заседание выступает в качестве процессуальной формы (процедуры) совершения данного действия. Что касается момента, до которого возможна постановка вопроса о применении последствий истечения срока исковой давности, то позиция законодателя по данному вопросу не изменилась.

Наряду с целями следует отметить и одну весьма важную функцию предварительного судебного заседания, которая также получила нормативное закрепление в действующем ГПК. По смыслу ч. 4 ст. 152 ГПК именно предварительное судебное заседание является той процедурой, которую надлежит использовать для разрешения вопросов о приостановлении, прекращении производства по делу, а также об оставлении заявления без рассмотрения при возникновении соответствующих обстоятельств (215, 216, 220, абз. 2-6 ст. 222 ГПК) в ходе подготовки дела к судебному разбирательству.

Нужно сказать, что возможность окончания процесса без вынесения решения в стадии подготовки дела к судебному разбирательству была предусмотрена и в ГПК РСФСР (в редакции Федерального закона от 30 ноября 1995 г.), отсутствовала лишь нормативно установленная процедура рассмотрения указанных вопросов (ст. 143 ГПК РСФСР). В связи с этим ч. 4 ст. 152 ГПК дает основание констатировать устранение пробела в гражданском процессуальном праве.

При рассмотрении вопроса о пропуске срока исковой давности суд должен обратиться к нормам материального права, в частности гл. 12 ГК, а также учитывать указания постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001г. № 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»18, где сказано, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре (п. 2 ст. 199 ГК). Поэтому необходимо иметь в виду, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не служит основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору.

По итогам рассмотрения вопроса о пропуске срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает одно из двух постановлений:

1) определение о восстановлении пропущенного срока, если причины пропуска будут признаны уважительными;

2) решение об отказе в иске без исследования фактических обстоятельств по делу.

Такие постановления выносятся в совещательной комнате и могут быть обжалованы в апелляционном или кассационном порядке.






Сейчас читают про: