double arrow

Глава 3. Психодиагностика в семейной консультации

2

Общая схема семейной психодиагностики, сфокусированной на ребенке

Психодиагностика в семейной консультации существует в двух основных формах. Во-первых, это психодиагнос­тика, позволяющая дать ответ на ряд стратегических вопросов: может ли консультант сам оказать эффектив­ную помощь в данном конкретном случае, если да — то кто прежде всего является объектом помощи и предметом воздействия: ребенок, его родители, семья в елом; если нет — то к каким специалистам направить клиентов? В ряду тех же психодиагностических задач стоит задача выбора способа воздействия: индивидуальнаяработа с родителем, с супружеской парой, с семьей в целом, с ребенком и родителем, в группе детей, в группе родителей. Такая диагностика осуществляется с помощью беседы, опросников, проективных методов и других. Результаты психодиагностического обследования анализируются после встречи с клиентом; часть работы может быть выполнена не тем же психологом, который непосредственно занят в консультативном процессе, а его коллегой.

Во-вторых, это психодиагностика, осуществляемая во время коррекционного воздействия, т. е. в процессе консультирования, психотерапии, психологической кор­рекции и благодаря этим процессам. Реакция клиента на психолога или на других клиентов, если речь идет о групповой работе, реакции детей на психолога и друг на друга, поведение в ходе психотерапии — все этостановится важнейшим психодиагностическим материа­лом, на основе которого определяется тактика консуль­тирования.

В настоящей главе будет рассмотрено первое из указанных направлений психодиагностики, а элементы психодиагностики второго типа представлены в ходе описаний коррекционной работы в последующих главах. Психологическая диагностика начинается в процессе первой встречи в консультации, когда излагаются основ­ные жалобы и причины обращения в консультацию. Ос­новная функция первой встречи — это установление психологического контакта с клиентом и диагностическая ориентировка, позволяющая задать направление дальнейшей диагностической деятельности. В результате первичной психодиагностики консультант может направить клиента к другим специалистам г, психиатру, юристу, дефектологу; он может прийти к заключению, что в помощи нуждается прежде всего сам клиент, независимо от того, на кого он жалуется. Консультант может прийти к выводу, что целесообразно наследующую встречу пригласить всю семью, супружескуюпару или только одного из членов семьи; он может также,прийти к выводу, что «случай» необходимо передать кол­леге.

В настоящем контексте нас интересуют прежде всего те ситуации, когда жалоба сфокусирована в основном на ребенке. При этом возможны такие варианты.

1. Жалоба абсолютно не обоснована: в реальности не существует не только тех проблему ребенка, о которых говорит родитель, но даже и проблем отношения роди­теля к ребенку — родитель случайно, по настроению обратился к психологу, «сгустил краски», на самом деле в реальном общении у него нет требующих вмешательства проблем; его обращение вызвано или ятрогенией, или необоснованным страхом. В этом случае речь идет лишь о личностных характеристиках самого родителя: тре­вожности, мнительности, внушаемости. Причем эти ка­чества родителя в силу тех или иных причин (влияние личностных особенностей других членов семьи, структуры семьи) не привели к каким-либо серьезным нарушениям ни в семейном общении в целом, ни в развитии личности или в поведении ребенка. Родитель может также обра­щаться профилактически — не потому, что он мнитель­ный человек, а потому, что он человек аккуратный, об­стоятельный и, узнав о новом виде услуг, поспешил им воспользоваться.

2. Жалоба обоснована только отношением самого родителя: того, на что жалуется родитель, в реальности нет (например, у ребенка нет «злой воли», он не «патоло­гически медлителен»; он любит родителей, он не заика­ется), сама жалоба выявляет реальность неадекватного родительского отношения.

3. Жалоба частично или полностью обоснована: у ре­бенка действительно есть те признаки неблагополучия, о которых говорит родитель, но касаются они лишь сферы взаимоотношений родителей с ребенком, при этом, как правило, есть нарушения либо отношения родителей к ребенку, либо отношений между родителями (и это так или иначе затрагивает ребенка), либо обоих этих видов отношений.

4. Жалоба клиента на некоторые особенности пове­дения ребенка обоснована: ребенок не контактирует со сверстниками, не успевает в школе, однако в домашней обстановке все в порядке.

5. Жалоба, касающаяся поведения ребенка в семье и вне ее, обоснована, при этом отношение к ребенку со стороны родителей в пределах нормального.

Эти пять возможных ситуаций представляют собой известный итог диагностических усилий психолога. В первом случае может оказаться необходимой работа с лич­ными проблемами обратившегося, во втором — необхо­дима работа с обратившимся, но как с родителем, с его от­ношением к ребенку; в третьем — и с родителем, и с ребенком, а возможно, и с супругами; в четвертом — с ребенком, учителем, сверстниками, а родители — как союзники (не клиенты) психолога; в пятом — объектом работы становится прежде всего сам ребенок.

Некоторые из этих диагностических заключений в дальнейшем не предполагают работы с ребенком, однако решить это можно только после тщательного содержатель­ного анализа обращения клиента. Другими словами, диагностика отклонений в поведении и развитии ребенка оказывается необходимой во всех случаях жалоб на детей.

В зависимости от результатов первичной диагностики и данных обследования ребенка ставится вопрос о необ­ходимости специальной диагностики родительского от­ношения к ребенку, взаимоотношений детей и родителей (общение), патопсихологической диагностики, диагнос­тики личности родителя. Иногда возникает потребность в диагностике супружеских отношений. Эти виды диаг­ностики выходят за рамки предмета данной монографии.

На рисунке изображена схема диагностического обс­ледования применительно к задачам семейного консуль­тирования и психотерапии в сфере родительско-детских взаимоотношений.

Как видно из вышеприведенного описания и схемы, в основе данной стратегии диагностики лежат два положе­ния. Первое из них теоретическое: причины нарушений в поведении и развитии ребенка могут лежать либо в особенностях отношений родителей к ребенку и их стиле воспитания, либо в искажениях внутренней логики само­развития ребенка, либо в неправильно протекающих процессах общения между детьми и родителями, либо в комбинациях из данных факторов.

Второе положение, вытекающее из первого, заключа­ется в построении структуры диагностики по принципу ветвящегося дерева: всякий последующий диагностичес­кий шаг делается лишь в том случае, если получен соот­ветствующий результат на предыдущем. Может возник­нуть вопрос: не целесообразнее ли применять единую стандартную батарею во всех случаях обращения по по­воду детей? Ряд соображений, однако, мешает принять такую диагностическую стратегию.

Во-первых, сбор избыточной информации приводит к трудностям их интеграции консультантом. Во-вторых, если сбор информации не подготовлен ходом консульта­тивного процесса, клиент может не осознать необходи­мости психодиагностики и хуже сотрудничает с консуль­тантом. В-третьих, психодиагностические исследова­ния — это трудоемкий процесс, что немаловажно в усло­виях платной консультативной помощи.

Ниже, в данной главе, мы подробнее рассмотрим вопросы, касающиеся первичной психодиагностики, по­зволяющей сформулировать исходные диагностические гипотезы, касающиеся отклонений в поведении и развитии ребенка, характеристик родительского отношения к ребенку, а также общения детей и родителей.

2

Сейчас читают про: