double arrow

Общественный строй.. Древний Вавилон по устройству и политическому режиму являлся деспотическим государством. Во главе древневавилонской империи был царь Хаммурапи, ему подчинялся


Древний Вавилон по устройству и политическому режиму являлся деспотическим государством. Во главе древневавилонской империи был царь Хаммурапи, ему подчинялся весь бюрократический аппарат, он подчинил себе жреческую организацию вместе с их храмами, сам назначал и контролировал деятельность служителей культа. Большую роль в становлении правовых норм играли судебные органы, защищавшие, прежде всего интересы имущих и привилегированных каст, классов. Они содействовали разрушению устаревших обычаев родового строя, закрепляли в своих решениях те обычаи, которые отвечали новым порядкам. Судебные функции первоначально осуществлялись жрецами в форме религиозного ритуала либо принадлежали верховному правителю и назначаемым им судебным органам. Все это способствовало созданию правовых норм судами, то есть возникновению судебного прецедента, под которым понимается превращение решения суда по конкретному делу в общую норму. Позднее по Законнику Хаммурапи судебная система перешла под контроль царской администрации, роль общинных судов резко ограничилась. Хаммурапи реорганизовал судебную систему, ограничил в ней роль жрецов. Вместе с тем он сохранил право общинных органов управления по разбирательству мелких правонарушений, наказуемых поступков, имущественных споров между общинниками, оставил обычное право. В Законнике упоминается должность профессиональных судебных следователей, в процессах были задействованы и другие царские служащие. В больших городах имелись коллегии царских судебных чиновников, они разбирали преступления и имущественные споры лиц, находившихся в царских владениях. Своим законодательством Хаммурапи пытался закрепить общественный строй государства господствующей силой, в котором должны были являться мелкие и средние рабовладельцы. Это первый известный сборник законов, освящавший рабовладельческий строй, частную собственность.[6]

Законы Хаммурапи исходили из того, что люди не одинаковы по своим юридическим возможностям, по своим правам и обязанностям по отношению к государству и друг к другу. В праве или подразумевалось такое различие, или они специально закреплялось по тому или другому поводу – правовой строй общества был сословным. Хотя, конечно, жестких граней между категориями людей не было, и не все они – в большей, меньшей или совсем малой степени – обладали правоспособностью как в области имущественных, так и личных прав.[7]




Как всякое рабовладельческое государство, Древний Вавилон знал деление общества, прежде всего на свободных и рабов.

Вполне полноправной личностью с точки зрения права (субъектом права) считался самостоятельный мужчина - хозяин, глава патриархального семейства. Он мог принадлежать к категории свободных общинников, быть собственником выделенной общинной земли, обладать всеми подразумеваемыми правами в отношении имущества, семейных отношений – такого законы называют авилум.[8]

Термин “авилум” имеет как общее (всякий человек), так и специальное, сословное значение. Законы Хаммурапи исходят из разделения всего населения, охваченного их нормами, на три сословия: авилумов,мушкенумовивардумов.

Первое и высшее из них охватывает членов «общин» (дословно «поселений»). Общины пользовались самоуправлением, а члены их имели право на участки общинной земли. Общинный характер землевладения выражался не в том, что община контролировала распределение и передачу этих участков, а в том, что владение ими было неразрывно связано с членством в соответствующей общине. Цари не вмешивались во внутреннюю жизнь общин и в землевладельческие отношения общинников. Хаммурапи даже специально следил, чтобы его чиновники не покушались на огосударствление наделов «авилумов», однако, собирали с общин различные налоги. Создавая свою державу Хаммурапи ограничился назначением глав общинного самоуправления царской властью и регулированием прав наследования и частных сделок «авилумов».



Всякий общинник - «авилум» возглавлял патриархальную семью, над членами которой (детьми и женой) располагал весьма значительной властью. В частности, он мог отдавать их в залог или в уплату долга, определял судьбу дочери и браки детей. Только он был полноправным собственником семейного имущества при жизни, хотя не мог вполне произвольно его завещать. Жена в целом считалась собственностью мужа, однако, ее достоинство и положение в какой-то мере гарантируются в Законах Хаммурапи независимо. И жена, и муж имели право на развод, однако, для мужа оно было неизмеримо шире, а жена, вообще говоря, должна была сохранять верность даже покойному супругу.[9]

Женщина в законах Хаммурапи воспринимавшаяся главным образом как чья-то жена/вдова или дочь, вообще являлась субъектом права в очень малой степени, исключая независимых женщин-жриц, приравненных к «авилумам» и называвшихся в женском родеавилтум, но исключенных зато из нормальной семейной жизни. [10]

Второе сословие - мушкенумы (от “падающих ниц”, т.е. поступавших в услужение). Охватывает людей, которые, не будучи членами какой-либо общины и не имея своей земельной собственности, должны были взять в держание участок царской земли или перейти на иное государственное обеспечение, попав тем самым в лично-административную зависимость от царя и приня на себя обязанность выполнять определенную повинность перед государством. В Старовавилонский период в таких людях не было недостатка: кто-то был вынужден отказаться от земельного участка в общине и бросить ее из-за разорения и долгов, кто-то из-за личных неурядиц, а кто-то мечтал о продвижении на царской службе. Наконец, чьи-то общины оказывались сами разорены и разгромлены в ходе непрестанных внутримесопотамских войн и не могли обеспечить своим членам нормального существования либо вообще гибли, так что количество бродячего населения, стремившегося осесть на государственной земле, постоянно пополнялось. Ряды мушкенумов ширились также за счет выходцев из кочевых племен, по сходным причинам покинувших свои кланы. Кратко и ярко положение мушкенумов в целом рисуют две фразы из месопотамских документов, отстоящих друг от друга на тысячелетие: «Как отцу моему известно, я стал мукенумом! Пусть отец мой вернет меня под власть общины!» и «царь, господин мой, знает, что я мушкенум, несу царскую службу и не покидаю дворца. Пусть мне вернут мое поле, чтобы мне не умереть с голоду».[11]

Итак, можно сделать вывод, что мушкенум —это человек, порвавший связь с общиной (или никогда ее неимевший) и принявший государственное обеспечение под условиемслужбы (повинности). В эту категорию одинаково входили дослужившийся до высших чинов вельможа исидящий на царской земле полукрепостной земледелец, лишь бы онине имели иного обеспечения, кроме государственного, выданного импод условием службы (независимо от размеров этого обеспечения).[12]

Разумеется, член общины, поступающий на царскую службу и принимающий от царя ее обеспечение, не переставал от этого быть «авилумом» (ведь он сохранял членство в общине и общинный участок); точно так же мушкенум, добившийся членства в общине, по-видимому, становился авилумом, что не мешало ему по-прежнему нести повинность за сохраняемое им держание от царя. Подавляющее большинство держателей наиболее высокообеспечиваемых «ильков» всегда были или становились авилумами.[13]

В отличие от «авилумов», «мушкенумы» не были наделены автономным самоуправлением и их жизнь в широких пределах регулировалась администрацией (значительная часть которой из мушкенумов и состояла). Земледельцев-мушкенумов, например, могли произвольно перебрасывать с участка на участок. Социально мушкенумы считались менее значимы, чем авилумы: их достоинство и неприкосновенность расцениваются в Законных Хаммурапи существенно дешевле. Однако имущество мушкенумов охраняется, наоборот, строже: «Если человек украл либо вола, либо овцу, либо осла, либо свинью, либо же лодку, то, если это принадлежит богу или дворцу, он должен заплатить в тридцатикратном размере, а если это принадлежит мушкенуму, он должен возместить в десятикратном размере. Если вор не имеет чем платить, он должен быть убит»[14].Аналогично имуществу дворца или храма (храмы при Хаммурапи были государственными учреждениями, а их хозяйства - автономными частями государственного хозяйства) - поскольку имущество мушкенума и является частью государственного имущества, выданного ему в обеспечение. Даже за развод мушкенум платит меньше авилума «Если он мушкенум, то он должен дать ей 1/2 мины серебра»[15]. А рабы мушкенумов получают определенные привилегии наряду с рабами самого царя.

Существенный интерес представляет количество земли, выдаваемое царем в обеспечение того или иного «илька»: за исполнение обязанностей жрицы (храмовой блудницы), тамкара (торгового агента), крупного чиновника или особо квалифицированного ремесленника выдавали 12-75 га, за военную службу и ремесленные работы средней категории - 9-12 га, за уплату доли урожая, выпас скота и наименее квалифицированный ремесленный труд - единицы га. Жрецы-мужчины вообще получали не землю, а только жалованье.[16]

Третье сословие - вардумы («рабы») составляли люди, имевшие хозяев - лиц, правомочных произвольно распоряжаться их временем и рабочей силой, а по-видимому, и жизнью (невольно причиненная смерть или умышленное телесное повреждение раба расценивались не как покушение на человека, но лишь как порча или уничтожение чужой собственности и, соответственно, требовали лишь имущественного возмещения.) В самом низу социальной лестницы стояли рабы. Рабство было патриархальным либо дворцовым. Рабы составляли низший общественный слой. Кроме военнопленных и покупных рабов, значительная часть этого класса состояла из порабощенных и ставших бесправными свободных (например, преступники и несостоятельные должники). Рабы рассматривались законом как вещь, находящаяся в полной собственности хозяина. Право собственности на рабов переходило в семье из поколения в поколение. Для обозначения рабского состояния на рабов налагались особые знаки, вырезаемые или выжигаемые на теле. Но такое клеймение ограничивало владельческие права господина, который лишался возможности продать раба или отдать его в обмен на другого.[17]

Итак, рабы считались имуществом, так что их хозяева могли, очевидно, расправляться с ними как угодно, а также свободно отчуждать это право. Тяжкие кары полагались за укрывательство раба и пособничество ему в уклонении от рабства. Если рассматривать некоторые статьи Закона Хаммурапи, то можно заметить, что у беглого раба часто находилось достаточно помощников, возможно, и небескорыстных. Специальным жестоким наказаниям со стороны государства подвергается раб, посмевший без основания оспорить авторитет и власть хозяина или ударить свободного.

Статус раба носил наследственный характер (исключая детей раба от и свободной). «Авилумы» по закону могли становиться рабами только на время. Положение рабов государственных учреждений и мушкенумов регулировалось государством и было, привилегированным (они могли иметь семью); в отношения «авилумов» со своими рабами государство не вмешивалось.

Подавляющее большинство рабов являлось домашними рабами. Отдача рабов в найм, судя по документам, практиковалась крайне редко. Раб царя или «царского человека», взявший в жены свободную, мог иметь собственную недвижимость, по его смерти, впрочем, отходившую к господину: «..если дворцовый раб или же раб мушкенума взял в жены дочь полноправного человека и, когда он взял ее, она вступила в дом дворцового раба или же раба мушкенума вместе с приданым дома своего отца, а после того, как они соединились, они построили дом и приобрели добро, и затем либо дворцовый раб, либо же раб мушкенума умер, то дочь полноправного человека может забрать свое приданое, а все, что она и ее муж приобрели после того как они соединились, должны поделить пополам, и половину может забрать хозяин раба, половину может забрать дочь полноправного человека для своих сыновей..»[18]. Не исключено, что имущество любого вида мог иметь и всякий раб; в таком случае оно, очевидно, считалось бы его неотъемлемым придатком, не могла бы отчуждаться им, в том числе по завещанию, а после его смерти доставалась бы, опять-таки, господину. Более вероятно, однако, что своего имущества у рабов, исключая мужей свободных женщин, не было вовсе. Имущество, которое имели рабы, наживалось с разрешения господина, считалось частью собственности господина и переходило к нему после смерти раба.

Не ограничивалась власть господина над рабом. Лишь некоторые категории рабов, составлявших меньшинство, пользовались защитой закона. Это рабыни, имевшие детей от своих владельцев. Такие дети считались свободными. Закабаленные за долги не могли находиться в рабском состоянии более трех лет. Казенному рабу или рабу-вольноотпущеннику позволялось жениться на свободной, дети от такого брака были свободные.

Допускалось отпущение раба на волю, при этом происходила особая церемония- очищение его лба, т.е. удаления знака его рабского состояния.

Сословное положение влияло прежде всего на социальный статус, а не достаток человека. И возмещение за телесное повреждение, и гонорар врачу за успешное лечение. Жизнь и здоровье ценились по значимости сословия.

Наряду с сословиями - Законы называют также профессиональные занятия населения. Первое место занимают придворные служащие, из которых Законы называют царского телохранителя и высшее жречество, стоявших в непосредственной близости к царю. Из других государственных служащих.

В соответствии с важным государственным значением религии и храмов в Вавилонии почетное положение среди других профессий занимают храмовые служащие.

Довольно высокое положение в обществе занимало чиновничество, к нему предъявлялись большие требования, но власть наделяла их землей, которая могла переходить по наследству или обращаться в пенсию.

Особую категорию составляли жрицы-энтум (как правило, дочери, вышедшие из-под власти отца). Они получали значительные привилегии в наследовании отцовского имущества, вообще в отношении их собственности. Однако на них налагались и определенные запреты: так, жрицы не могли посещать “злачных” мест, заниматься торговлей, корчемством – эти занятия, видимо, считались обычными для прочих женщин. Жрицы, в отличие от жрецов-мужчин, которые состояли на жалованье у царя, могли обладать наделами из дворцовых или царских земель.[19]

Судебные функции первоначально осуществлялись жрецами в форме религиозного ритуала либо принадлежали верховному правителю и назначаемым им судебным органам.

Правовые обычаи содействовали и закреплению царской власти на основе ее божественного происхождения, устанавливали смертную казнь за бунт, покушение на правителей и чиновников, покушение на религиозные основы.

Низшие ступени профессионально-служебной лестницы занимают крупные купцы и предприниматели, ремесленники, поденщики. Низко ценился труд врачей, ветеринаров, в отличие, например, от архитекторов и корабельщиков, получавших за свой труд гонорар (подарок); врачи получали плату.

Еще одну категорию населения составляли войны – редум, баирум. За свою воинскую службу царю они наделялись землей, где вели сельское хозяйство, на определённых условиях. Закон обязывал воинов строго выполнять главное условие - нести службу: если воин отказывался идти в поход, его ждала казнь. Надел мог быть унаследован в семье, если был сын, пусть даже пока малолетний, который сможет в впоследствии служить. В случае плена и даже долгого отсутствия права воина на надел сохранились. Имущество и надел, данные воину на праве иклу, нельзя было продавать, да и любые денежные сделки с ними вообще считались не действительными. Однако если воин сам бросил надел и по своей воле отсутствовал более 3 лет, он не мог претендовать на возврат имущества. Законы защищали воинов от злоупотреблений низших воинских начальников, которых ждала смерть за попытки присвоить надел или подарок царя.[20]

Обладатель имущества илку обязан был лично выполнять военную службу в пользу государства. В случае если он наймет заместителя, которого пошлет вместо себя на службу, то имущество переходило заместителю, а наниматель подвергался смертной казни. Если воин попадал в плен, то участок и сад илку передавался взрослому сыну под условием несения службы. Если сын еще мал, то матери передавалось 1/3 поля и сада, чтобы она могла воспитать сына.[21]

Земельные наделы и скот, пожалованные воинам, не могли отбираться у них за долги. Кредитор мог отобрать лишь купленные воином поле, сад, дом. Взрослый сын воина становился законным наследником его надела. Воины, обеспеченные своим земельным наделом, были обязаны за это по приказу царя в любое время выступить в поход. За отказ следовала смертельная казнь, а человек, выступивший вместо воина, получал его земельный надел.[22]

Правовые обычаи содействовали и закреплению царской власти на основе ее божественного происхождения, устанавливали смертную казнь за бунт, покушение на правителей и чиновников, покушение на религиозные основы.[23]

3. Правовое положение общины в Вавилоне в 1 пол. 2 тыс. до н.э.

Законы Хаммурапи не дают прямого подтверждения существования общины в Вавилоне. Но в ряде положений указанного источника позволяют делать выводы о ее существовании и ее руководящей роли для основного населения Вавилонии.

По ст. 23 Если грабитель не был схвачен, то ограбленный человек может показать перед богом все свое пропавшее, а поселение и градоправитель, на земле и территории которых было совершено ограбление, должны ему возместить все его пропавшее.

В соответствии со ст. ст. 42,55,65 Размер убытков определялся исходя из доходов соседей, т.е. община должна была знать о всех доходах своих членов. Ст. 99 предусматривала возможность кредитования Общины и солидарную ответственность ее членов по взятым на себя обязательствам. Законы Хаммурапи передавали решение по ряду хозяйственных споров суду общины (Например, споры по вопросам хранения (ст. 126).

Если общинник вступал в половую связь со своей дочерью то его изгоняли из общины, что автоматически переводило в разряд «мушкенума» (ст. 154).

Семья! Брак заключался на основе письменного договора между будущим

мужем и отцом невесты и был действительным только при наличии этого

договора. Главой семьи был муж. Замужняя женщина обладала некоторой

правоспособностью: она могла иметь свое имущество, сохраняла право на

принесенное ею приданое, имела право на развод, могла наследовать имущество

после мужа вместе с детьми. Однако права жены были ограничены: за

неверность, определяемую в законе как прелюбодеяние, она подвергалась

суровому наказанию. Жену, которая позорит мужа или " расточает его

имущество", разрешается " отвергнуть " или выгнать из дома. Во власти мужа

оставить ее дома на положении рабыни и жениться вторично. Бездетная жена

может дать мужу наложницу, оставаясь хозяйкой дома. Но муж и в этом случае

имеет право на развод. Для него не существует юридических препятствий к

разводу. Они существуют для жены, одновременно действуют два принципа:

свобода развода для мужа и ограничение права на развод для жены. Для нее

установлены три законных основания к разводу: прелюбодеяние мужа,

оставление им дома и местности проживания: неосновательное обвинение в

супружеской неверности. В то же время, как это ни странно, жена вправе

распоряжаться своим собственным имуществом, нажитым ею в браке, полученным

по наследству, дарению и т. д. Может заключать сделки купли-продажи и

займа, наживать деньги, приобретать землю, рабов. Мужу запрещалось

расточать имущество жены или распоряжаться им без согласия последней. Закон

стремится примирить между собой два требования: а/сохранить за детьми

имущество их матери и б/ не изымать его при этом из оборота. Весьма

вероятно, что для замужней женщины практические возможности независимой

хозяйственной деятельности были невелики. Но незамужняя женщина могла при

известных условиях / если она- пользующаяся привилегиями жрица, если она не

состоит под опекой и пр. / действовать вполне самостоятельно и с широким

размахом

Будучи главой семьи, отец имел сильную власть над детьми: он мог

продавать детей, отдавать их в качестве заложников за свои долги, отрезать

язык за злословие на родителей.

Хотя закон и признает наследование по завещанию преимущественным

способом наследования является наследование по закону. Наследниками

являлись не только родные и усыновленные дети и внуки, но и дети от рабыни

– наложницы, если отец признавал их своими. Причем отец не имел права

лишить наследства сына, не совершившего преступления.

Во всяком классовом обществе огромную роль играет институт

наследования. С его помощью богатства, накопленные поколениями

собственников, остаются в руках одного и того же класса. Различаются два

вида наследования - по закону и по завещанию. Оба они существуют

одновременно: когда умерший \ наследователь \ не оставляет завещания, в

котором выражена его воля, имущество \наследственная масса\ переходит к

тем, кто на него имеет право по закону. Первым по закону возникло право

наследования по закону., имущество оставалось в роде, затем, с распадом

рода, оно сосредотачивается в семье и является ее общей собственностью.

Наследование по завещанию появляется на более высоком этапе развития

частной собственности: право распоряжаться своим имуществом вопреки

традиции, по своей воле, передавать его неродичу не было известно в

глубокой древности. Законник Хаммурапи говорит главным образом о законном

наследовании. Завещательная свобода находится еще в зародыше. Отец вправе

отказать сыну в наследстве, но не по произволу, а в наказание за " тяжелый

грех", да и то по разрешению судей, которые исследуют дело. Первоначально

право завещания было не столько выражением свободы усмотрения

наследодателя, сколько ограничением этой свободы. Законодатель раньше всего

хочет обеспечит детей. В Законнике Хаммурапи дети наследуют в равной доле:

сестры получают столько же, сколько и братья. Это - важная особенность

семитических законодательств. Ничего подобного нет ни в одном старом

афинском, ни в старом римском праве. Долю умершего получают его дети.

Усыновленные наследуют на равных основаниях с "законными" детьми. Дети,

прижитые от наложницы, наследуют, если отец признает их своими / и только

движимое имущество/

судопроизводство. .Уголовное право Законника отличается, подобно другимдревневосточным кодексам, значительной суровостью. В основе уголовно-правовых представлений авторов Законника находится идея талиона: наказаниеесть возмездие за вину, и потому оно должно быть "равным" преступлению. Этадоктрина обычно выражается афоризмом: "око за око, зуб за зуб". Вдревнееврейском Второзаконии идея талиона выражена так: "И да не сжалитсяглаз твой: жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, рука за руку". Мы частоусматриваем в талионе одну жестокость. Между тем для древних это былнаиболее логический способ ограничения наказания: не больше того чтосделано тебе. Общего понятия преступления и перечня всех деяний, признаваемыхпреступными, Законы Хаммурапи не дают. Из содержания кодификации выделяютсятри вида преступлений: -против личности; -имущественные; -против семьи К преступлениям против личности законы относят неосторожноеубийство, а об умышленном убийстве ничего не говорится. Подробнорассматриваются различного рода членовредительства: повреждения глаза,зуба, кости. Отдельно отмечается причинение побоев. Имущественными преступлениями называют кражу скота, рабов.Отличными от кражи преступлениями считаются грабеж и укрывательство рабов. Преступлениями, подрывающими устои семьи, законы считаютпрелюбодеяние (неверность жены и только жены) и кровосмешение. Преступнымисчитались действия, подрывающие отцовскую власть. Целью наказания по законам Хаммурапи являлось возмездие, чтоопределяло виды наказаний: -смертная казнь (сожжение, утопление, посажение на кол); -членовредительские наказания (отрубание руки, отрезание пальцев,языка и т.п.); -штрафы; -изгнание. При определении наказания руководствовались “принципом талиона” –“мера за меру”, когда виновному назначалась та же участь, что ипотерпевшему. Талион применялся в большинстве случаев правонарушений:преступивший закон возмещал тот самый ущерб, который он нанёс или толькособирался нанести потерпевшему (при лжесвидетельстве и ложном доносе, когдаему полагалось понести то наказание, которое грозило бы несправедливообвинённому). Выросшее на основе первобытных представлений осправедливости, оно питалось понятным стремлением ослабить врага настолько,насколько он ослабил тебя, твое племя, твой род. Первоначальный счет былочень простым. Одно из племен Новой Гвинеи вело свои войн до тех пор, покачисло убитых не сравняется с обеих сторон. Каждая новая жертва включалась всчет, который противник должен был оплатить. То же наблюдается у некоторыхсевероамериканских индейцев: пока число убитых не сравняется, мира нет.Прямолинейное применение принципа "равным за равное" исключает установлениесубъективной стороны действия- умысла, неосторожности, случайности. "Если,- говорится в Законнике, - строитель построит человеку дом и сделает своюработу непрочно и дом обвалится и причинит смерть домохозяину, должностроителя убить". Статья предполагает установление халатности строителя иосуждение на основе талиона. Но вот ее окончание: "Если же он причинитсмерть сыну домохозяина- должно убить сына строителя". Как видно, закондопускает применение смертной казни к лицу, которое никакого отношения ксовершенному преступлению могло и не иметь. В современном праве такого родаответственность без вины называется объективным вменением. Наказаниями за имущественные преступления были смертная казнь,членовредительство или штраф, многократно превышающий стоимостьукраденного. В случае неуплаты штрафа виновного казнили. Наказаниями за преступления, подрывающие основу семьи, также былисмертная казнь (за прелюбодеяние), членовредительство (например, отрублениеруки сыну, ударившему отца). Своеобразным выражением талиона в Законнике Хаммурапи служилоправило, согласно которому всякий ложный обвинитель \ клеветник \ долженбыл нести ответственность в той мере, которая грозила обвиненному: ктонеосновательно обвинил другого в убийстве, должен умереть сам. Когда похарактеру преступления применение принципа "равным за равное" в точномзначении было невозможно, прибегали к фикции: непослушному рабу отрезалиухо: сыну, оскорбившему отца, отрезали язык: врачу, сделавшему неудачнуюоперацию, отрезали пальцы и т. д. Это называют обыкновенно талиономсимволическим. Талион также древен, как кровная месть. Но сохраняется ондольше. В Законнике Хаммурапи кровной мести уже нет. Безраздельноегосподство кровной мести - этого поистине всемирно-исторического института,возникшего вместе с самим человеком, - продолжалось до той поры, покаединственной платой за жизнь человека могла служить жизнь другого человека.Появление избыточного продукта меняло дело. На смену мести приходит выкуп,сначала натуральный, потом денежный штраф. На самой ранней стадии развитияклассового общества выбор между местью и выкупом был делом пострадавшегоили его семьи или рода.. Об этом можно судить по хеттскому законнику,разрешавшему "хозяину крови" определить, должен ли виновный умереть илизаплатить. " Царю же до этого дела нет" То же самое можно сказать и оразмере выкупа. О нем договаривались в каждом отдельном случае, пока обычайили закон не установили общие нормы \ и даже после этого \. ЗаконникХаммурапи знает только денежный штраф в строго определенных размерах.Величина штрафа может быть большей или меньшей. Она зависит как от тяжестипреступления, так и от социального положения сторон. Вот соответствующийпример: " Если человек ударит лицо, занимающее более высокое положение, чемон сам, должно ударить его... 60 раз плетью из воловьей кожи. Если авилумударит по щеке равного себе... он должен отвесить одну мину серебра \500граммов \: если мушкенум ударит по щеке мушкенума - он должен отвесить 10сиклей серебра \ в 6 раз меньше \. Старый обычай искупительного штрафавплетается здесь в общую ткань правовой системы Вавилона . Другой примердают ст. 23-24 Законника. Первая из них обязывает сельскую общинувозместить убыток, нанесенный человеку грабителем, если преступлениесовершено на территории общины, а виновный не найден, вторая устанавливает,что будет дополнительный штраф, " если при этом загублена жизнь". Обычайэтот, напоминающий " дикую виру" Русской правды, гораздо древнее ЗаконникаХаммурапи, но сохранен в целях установления круговой ответственности членовобщины. Классовое содержание Законника не вызывает сомнения. Достаточноознакомления с теми его статьями, которые угрожают смертной казнью заоказание помощи бежавшему рабу, за покушение на священный принципсобственности. Кража скота или лодки каралась огромным штрафом \ в 10-30раз больше стоимости украденного \ "Если же вору нечем отдать - его должноубить". Если управитель станет расточать имущество хозяина, " должноразорвать его на этом поле с помощью скота" и т. д. Законник Хаммурапипочти не говорит о государственных преступлениях, но в одном из вавилонскихлитературных памятников ( Диалог между господином и рабом) мы читаем: " Неподнимай восстания. Человека, поднявшего восстание, или убивают, илиослепляют, или схватывают, кидая в темницу. Другой литературный памятникВавилона, так называемая Исповедь-заклинание, указывает и на другиепреступления: на оскорбление богов, согрешение против предков и др. Авторвопрошает: " Не обвешивал ли, не обсчитывал ли фальшивыми деньгами, нелишал ли законного сына наследства и отдал незаконному, не проводил линеверной межи... " и т. д. Смертная казнь упоминается в Законнике в 30случаях и это при умолчании о государственных преступлениях и много других.Была она, как правило, мучительной: это сожжение, утопление, посажение накол и т. п. Судебный процесс в Вавилонии был устным и состязательным. Этоозначает, что дела возбуждались лишь по жалобе заинтересованной стороны, ав ходе процесса каждая из сторон должна была доказать свои утверждения. Судебная система по реформам Хаммурапи стала более централизованной,почти не зависимой от жречества, а главным источником судебных решенийстало письменное право. Царские законы приравнивались к божественнымустановлениям . Ведение процессов по уголовным и гражданским делам осуществлялосьодинаково и начиналось по жалобе потерпевшей стороны. Историки считают, чтосуды проводились как в царском дворце, куда приводили пойманныхпреступников, так и в храмах перед изображениями богов. В ведении любогосуда находилось рассмотрение широкого спектра дел - в области гражданского,уголовного, семейного (в том числе о наследстве, усыновлении, разрешении внекоторых случаях повторного брака) права. Инициатива в возбуждении тогоили иного дела всегда исходила только от одной из заинтересованных сторон,которая должна была выступить в суде с обвинением или претензией. Судебныйпроцесс носил состязательный характер, причём бремя доказывания целикомлежало именно на заинтересованных сторонах, участниках процесса -обвинителе или истце и обвиняемом или ответчике, а также на их свидетелях.Доказательствами служили свидетельские показания, клятвы, ордалии(испытание водой). При рассмотрении многих исков было обязательно наличиесвидетелей (в делах, касающихся уплаты и получения денег) или документа спечатью, подтверждающего совершение определённых операций и сделок илиопределённые отношения (при передаче каких-либо ценностей для продажи былаобязательна своеобразная «расписка» с печатью о получении денег; призаключении брака обязателен был письменный договор, иначе брак считалсянедействительным); при дарении имущества, в том числе между родственниками;при гарантиях мужа жене, что она не может быть отдана в заложники за егодолги; о назначении приданого дочерям и «вдовьей доли» жене; о передаческота пастуху). В некоторых случаях требовалось наличие и свидетелей, идокумента с печатью (при сдаче на хранение денег или имущества). Если истецне мог представить суду этих доказательств, то его претензии судом непринимались. Особый вид доказательств составляли обращения к «божьемусуду». Речь идёт о клятвах перед богами и ордалиях, состоявших в том, чтообвиняемый бросался (или его бросали) в реку, и считалось, что его судьбазависит от воли бога реки: если он был невиновен, то всплывал, а есливиновен - тонул (то есть бог реки «забирал» его). Клятвы перед богамиприносились по множеству поводов: это обязан был сделать обвинитель,свидетели, заявитель о пропаже или краже имущества и об имевшей место сдачеего на хранение, а также об уплаченной за товар сумме. В ряде случаевобвиняемым в уголовном преступлении или ответчикам по гражданским искамбыло достаточно принести клятву богам, чтобы считаться невиновными и бытьсвободными от ответственности: при неумышленной потере или случайной гибеличужого имущества, доверенного ответчику, а также о сбривании по неведениюрабского знака у чужого раба; обвинённая мужем, но не уличённая в изменежена также должна была поклясться в своей невиновности, и была признаваематаковой; это же относилось к человеку, обвинённому в непреднамеренномубийстве или нанесении раны в драке. Вполне серьёзно предполагалось, чтобоги неминуемо поразят смертью клянущегося ложно; поэтому принесение такойклятвы считалось в ряде случаев достаточным доказательством для оправданияи подтверждения правоты, а отказ принести клятву - доказательствомсправедливости обвинения. Описанная выше водная ордалия считаласьнеобходимой в нескольких случаях: при обвинении в чародействе, приобвинении женщины третьим лицом в измене мужу, если она не была уличена вэтом. В этих случаях также отказ от ордалии считался равносильным признаниювины. Судья обязан был лично исследовать дело. Изменить свое решениесудья не мог под угрозой крупного штрафа и лишения должности без прававозвращения к ней. Однако, речь идёт не о том, что дело в принципе не подлежалопересмотру, а только о том, что этого не имел права делать тот же самыйсудья и суд, которые выносили первоначальное решение и, следовательно, дляпересмотра дело должно было направляться в вышестоящую инстанцию -вероятно, прямо к царю. Хотя в тексте Законов Хаммурапи нет прямогоупоминания того, что царь являлся кассационной или апелляционнойинстанцией, в одной из статей (129) проскальзывает намёк на традиционноецарское право помилования (если муж пощадит свою прелюбодейку-жену, то царьавтоматически дарует помилование любовнику); кроме того, трудносомневаться, что царь при желании мог казнить, кого хотел. Естественно, следует учитывать, что Законы Хаммурапи (как ивообще любые законы) рисуют идеализированную картину, так как реальныеобщественные отношения отражены в них лишь в преломлении через правовыевзгляды того времени. Кроме того, эта картина неполная, потому что писаныезаконы были рассчитаны, очевидно, только на царские суды и они вовсе непредставляют свода всего действовавшего права. Тем не менее ЗаконыХаммурапи, являясь плодом огромной работы по сбору, обобщению исистематизации правовых норм древней Месопотамии, дают достаточноадекватное представление о системе действовавшего тогда судопроизводства.
Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: