double arrow

Перевод Д.Сиромахи 12 страница


Успешная творческая карьера всегда строится на успешных творческих неудачах. Уловка в том, чтобы выжить. И сделать это намного проще, зная, что в свое время с этим сталкивались даже великие.

Блейк Эдвардс снял несколько комедий – они вошли в число самых смешных и самых популярных за последние тридцать лет. Тем не менее семь лет он провел в Швейцарии в добровольном изгнании, потому что сценарий, который, на его взгляд, был лучшей его работой, отдали прямо перед съемками на доработку другому автору: он чем-то не устроил звезду, приглашенную студией на главную роль. Отставленный с собственного проекта, Эдвардс сидел на обочине, наблюдая, как любовно выношенный им фильм снимает кто-то другой, да ещё так неумело. Как раненая пантера, он укрылся в Альпах, чтобы залечить раны. К режиссуре вернулся спустя долгие семь лет – когда пришел к выводу, что именно творчество, а не время лучший целитель для творческих ран. Придерживающийся этой философии, он до сих пор невероятно плодовит. Разговаривая со мной, он с горечью вспоминал о том перерыве в карьере, как о потерянном времени.

Проявляйте сострадание. Творческие развороты всегда рождены страхом – перед успехом или неудачей. И неважно, перед чем именно. Исход одинаков.




Чтобы восстановиться после творческого разворота или выйти из замкнутого круга, когда они случаются слишком часто, нам нужно сначала признать, что страх существует. Да, я действительно отреагировал(а) отрицательно на боль и страх. Да, мне действительно нужна помощь.

Относитесь к своему таланту как к молодому и пугливому жеребцу. Этот жеребец щедро наделен способностями иноходца, но робок и неопытен. Он будет совершать ошибки и пугаться препятствий, с которыми раньше не встречался. Он даже может понести, попытаться сбросить вас, притвориться хромым. Ваша задача – быть искусным жокеем, заставить животное двигаться дальше и прийти к финишу.

Обратите внимание, какие именно барьеры больше всего пугают вашего жеребца. Возможно, одни препятствия внушают ему намного больше страха, чем другие. Поиски агента могут показаться страшнее, чем организация студии. Не исключено, что спокойно принимая разные отзывы, ваш талант будет до смерти пугаться необходимости что-либо исправить. Помните, что на ипподроме есть и другие лошади. А опытный всадник идет на хитрость – ставит молодого скакуна сразу за более взрослым, уравновешенным и опытным. Вы можете поступить так же.

У кого из ваших знакомых есть свой агент? Спросите, как они его нашли.

Кто из ваших знакомых вносил исправления в свои произведения? Спросите, как это лучше делать.

Есть ли у вас знакомые, которым доводилось услышать разносную критику? Спросите, что они делали, чтобы восстановить душевное равновесие?



Как только мы признаем, что нуждаемся в помощи, она непременно появляется. Самолюбие заставляет нас утверждать, что мы справимся и сами. Оно предпочитает, чтобы вы притворились творцом-отшельником, а не просили о помощи. Все равно попросите о ней.

Когда Боб снял первый документальный фильм, он был подающим надежды молодым режиссером. Это была короткая и очень яркая лента о его отце, фабричном рабочем. Наскоро смонтировав черновой вариант, Боб показал его своему учителю, одаренному в прошлом режиссеру, в то время переживавшему творческий застой. Тот разгромил картину, и Боб забросил её. Он сунул пленку в коробку, а коробку положил в подвал и забыл о ней, пока в подвале не случился потоп. «Ну и ладно. Какая разница», – говорил он себе, считая, что фильм безвозвратно погублен.

Я познакомилась с Бобом десять лет спустя. Через какое-то время мы стали друзьями, и он рассказал мне историю этой картины. У меня возникло подозрение, что пленка ещё цела. «Да нет, с фильмом покончено, – уверял он. – Даже в лаборатории потеряли отснятый материал, который я им когда-то дал». Говоря о фильме, Боб очень расстроился – это стало шагом вперед. Он начал горевать о заброшенной мечте.

Через неделю Бобу позвонили из лаборатории. «Невероятно! Они нашли мои материалы!» – сообщил он мне. Я не очень-то удивилась. Потому что убеждена, что Создатель опекает творческих людей, а заодно и их произведения. Заручившись поддержкой одной сценаристки – позже она стала его женой, – Боб закончил работу над фильмом. На этом они не остановились и продолжили работу над новым оригинальным документальным фильмом.



Столкнувшись с творческим разворотом, спросите себя: «У кого я могу попросить о помощи, чтобы не поддаться слабости?». А потом обратитесь за поддержкой.

РАЗДЕЛЫВАЯСЬ С ПРЕГРАДАМИ

Чтобы свободно работать над своим произведением, художнику нужно хотя бы из практических соображений преодолеть обиды (гнев) и сопротивление (страх). Что это значит? А то, что, прежде чем браться за работу, необходимо уничтожить все скрытые препятствия. То же самое относится и к скрытым преимуществам положения, когда работу решено вовсе не начинать. Редко эти препятствия бывают загадочными. В действительности они легко распознаваемая защитная реакция на то, что воспринимается (справедливо или нет) как недружественная обстановка.

Помните, художник внутри вас – это творческий ребёнок. Он дуется, бывает раздражительным, недовольным, пугается без причины. Как и многие дети, он боится темноты, привидений и всяких рискованных приключений. Как родитель и опекун своего внутреннего художника, как его старший брат, защитник, товарищ, именно вы должны убедить его, что он может ничего не бояться и выйти, чтобы поиграть.

Начиная любой новый проект, очень полезно задать вашему художнику несколько вопросов. Они помогут убрать с его дороги к работе нескольких типичных страшилок. Те же вопросы, заданные, когда работать становится тяжело и процесс творчества замедляется, обычно помогают расчистить от заносов творческий поток.

1. Перечислите все обиды, связанные с этим проектом, которые у вас накопились. Неважно, насколько незначительными, надуманными или беспочвенными они покажутся вашему взрослому «Я». Для вашего ребёнка они очень важны – так он выражает недовольство.

Вот несколько примеров:

Мне обидно быть второсортным писателем. (Я тоже лучше всех пишу.)

Мне не нравится работать с этим редактором, она придирается к мелочам. И никогда от нее доброго слова не услышишь.

Не хочу работать на этого козла; он никогда не платит мне вовремя.

2. Попросите своего внутреннего художника рассказать обо всех страхах, связанных с произведением, над которым вы работаете, и обо всех людях, которые к этому причастны. Страхи могут оказаться глупыми, как у двухлетнего малыша. Это ничего. И никакого значения не имеет то, что они безосновательны – на ваш взрослый взгляд. Важно, что для вашего маленького художника они огромные и леденящие кровь.

Несколько примеров:

Боюсь, что моя работа окажется отвратительной, а я даже не буду об этом догадываться.

Боюсь, что работа будет превосходной, а публика об этом так и не узнает.

Боюсь, что все мои идеи избитые и давно устарели.

Боюсь, что мои идеи чересчур опережают свое время.

Боюсь, мне придется голодать.

Боюсь, что никогда не закончу начатое.

Боюсь, что никогда не начну.

Боюсь, что мне будет стыдно. (Мне уже стыдно.)

Список можно продолжить.

3. Спросите себя, не упустили ли вы чего-нибудь? Остались ли ещё пустячные опасения? Может, сдержанный «глупый» гнев? Выплесните все на бумагу.

4. Спросите себя, на что хорошее вы надеетесь, если не будете браться за эту работу.

Например:

Если я не напишу эту вещь, никто её не сможет возненавидеть.

Если я не напишу это произведение, то смогу заставить этого сопляка-редактора понервничать.

Если я не буду рисовать, лепить, играть на сцене, петь, танцевать, то смогу критиковать других, зная, что у меня получилось бы намного лучше.

5. Заключите сделку. Вот какую: «Ладно, Творческая Сила, ты позаботься о качестве, а я – о количестве». Подпишите и вывесьте на видном месте.

Предупреждение: это очень мощное упражнение; оно может нанести серьезные и даже смертельные повреждения творческим преградам.

ЗАДАНИЯ

1. Прочтите утренние страницы. Делать это лучше с двумя цветными маркерами, чтобы одним выделять откровения и мудрые мысли, а другим – необходимые действия. Не ругайте написанное или самого себя. Это очень важно. Да, будет скучно. Да, иногда будет больно. Воспринимайте страницы как географическую карту. Относитесь к ним как к сведениям, а не как к обвинению.

Подведите итог. На кого вы в последнее время больше всего жаловались? С чем затягивали? А что с охотой и благословением изменили или приняли? Мужайтесь. Многие из нас замечают тревожную склонность мыслить в черно-белых тонах: «Он ужасен. Он прекрасен. Я его люблю. Я его ненавижу. Это прекрасная работа. Это ужасная работа». И тому подобное. Не удивляйтесь. Осознайте: эти страницы позволили нам изливать душу, не вредя самим себе, беспрепятственно строить планы, жаловаться, не опасаясь публичности, мечтать без ограничений, познать границы собственного разума. Благодарите себя за то, что взялись за них. Благодарите их за перемены и рост, к которому они вас побудили.

2. Представьте: вы уже проделали работу над тем, чтобы обозначить свою цель и найти настоящий север. Следующее упражнение требует от вас вообразить, что вы уже достигли её. Пожалуйста, не пожалейте времени, рисуя подробности, которые вас сильно бы порадовали.

Обозначьте цель: «Я – __________».

Опишите в настоящем времени, как вы это делаете в самом расцвете творческих сил. Как все сложилось бы наилучшим образом.

Прочтите себе это вслух.

Повесьте там, где вы работаете.

Читайте написанное вслух каждый день!

К следующей неделе соберите несколько своих фотографий (на которых изображены именно вы) и картинок из журнала в коллаж, иллюстрирующий описанное выше. Помните, что видеть – значит верить, а добавление визуального изображения своей истинной сущности в идеальной обстановке может сделать мечту совсем реальной.

3. Приоритеты: перечислите свои творческие цели на ближайший год. На месяц. На неделю.

4. Творческие развороты. Их совершал каждый из нас. Отыщите в своей памяти один. Назовите ещё три. Опишите тот, что просто убивает вас.

Прощайте себя. Прощайте себя каждый раз, когда вас подвели нервы, недостаток времени или предприимчивости. Составьте персональный список позитивных утверждений, который помог бы вам в будущем исправиться.

Очень мягко, очень осторожно подумайте, можно ли спасти какое-нибудь недоделанное, недописанное, брошенное или испорченное произведение. Помните, вы не одни. Каждый из нас разворачивался на 180 градусов в творчестве.

Выберите один разворот. Отыщите его. Доведите до ума.

Не совершайте сейчас творческих разворотов. Вместо этого обратите внимание на собственное сопротивление. Утренние страницы кажутся трудными? Глупыми? Бессмысленными? Слишком поверхностными? Все равно продолжайте писать их. Какие творческие мечты постепенно становятся все более возможными? Признайтесь, что они вас пугают.

Выберите себе творческий тотем. Это может быть кукла, мягкая игрушка, вырезанная из дерева или заводная фигурка. Главное – найти что-то такое, по отношению к чему вы немедленно почувствуете нежность и желание защищать. Положите тотем на почетное место и отдавайте ему должное тем, что перестаньте жестоко относиться к своему творческому ребёнку.

ПРОВЕРКА

1. Сколько раз на этой неделе вы писали утренние страницы? Говоря о творческих разворотах, позволили вы себе сдвиг в сторону сочувствия, хотя бы на бумаге?

2. Сходили вы на творческое свидание? Продолжаете ли придавать большое значение веселью? Что вы делали? Как себя чувствовали?

3. Повстречались ли вы с синхронностью на этой неделе? Как именно?

4. Произошло ли что-нибудь ещё, что показалось вам важным для творческого возрождения? Опишите.

НЕДЕЛЯ 10

На этой неделе мы исследуем опасности, которые могут неожиданно возникнуть на нашем творческом пути. Поскольку творчество – занятие духовное, многие из этих опасностей тоже окажутся таковыми. В разборах, заданиях и упражнениях этой недели мы будем анализировать вредные модели поведения, которые блокируют наше творчество и становятся для него препятствием.

ВОССТАНАВЛИВАЕМ ЧУВСТВО ЗАЩИЩЕННОСТИ

ОПАСНОСТИ НА ТРОПЕ

Творчество – это энергия Бога, которая протекает через нас подобно свету, льющему сквозь хрустальную призму. Когда мы совершенно ясно знаем, кто мы и что делаем, энергия течет свободно и мы не чувствуем нагрузки или усталости. Когда мы противимся тому, что эта энергия может нам открыть или куда она нас ведет, мы испытываем зыбкое чувство потери контроля. Нам хочется перекрыть поток и снова овладеть ситуацией. Мы жмем на внутренние тормоза.

У каждого творческого человека несметное множество способов блокировки собственного творчества. И каждый из нас отдает предпочтение одному или двум способам, наиболее действенным.

Для некоторых актом творчества становится еда. Когда они едят сладкое, жирное или сметают любимые фрукты, то чувствуют вялость, тяжесть в голове и не могут сосредоточиться. Сознание будто погружается в туман.

Такие люди используют еду, чтобы преградить путь переменам и потоку энергии. Едва их настигает ощущение, что они движутся слишком быстро и непонятно куда, а то и вот-вот распадутся на части, они принимаются есть. Увесистая порция мороженого, целый вечер поглощения калорийной, но вредной пищи – и организм засоряется. «О чем я думал(а)? О чем?.. Да ладно, какая разница, не все ли равно?»

Для кого-то излюбленное препятствие – спиртное. Для кого-то – наркотики. Многие выбирают в качестве препятствия работу. Вечно занятые, они только и стараются взвалить на себя побольше, чтобы отвлечься. Такие работяги не могут прогуляться полчасика. «Пустая трата времени!» Неотложные дела и многочисленные проекты притягиваются к ним, как мухи к сладкой газировке. «З-з-з… хлоп!» – И они отметают случайную мысль, которая в действительности была мудрым открытием.

А у кого-то творческий путь оказывается недосягаем из-за одержимости несчастной любовью. Мучительно смакуя навязчивый образ, такой страдалец немедленно становится жертвой, вместо того чтобы почувствовать, что и сам может овладеть ситуацией. «Ах, если бы только моя любовь была взаимной…»

Этим неотступным сожалением заглушается слабый голосок, предлагающий сделать перестановку в комнате, пойти на курсы лепки или примерить новую блузку. Стоит творческой идее высунуть голову, как её давит одержимость, которая не позволяет проявиться страху и предотвращает риск. Пойти на танцы? Переделать целую пьесу, чтобы внести в нее мотив старого города? «Ах, если бы только моя любовь была взаимной…» Прямо «Вестсайдская история».

Секс тоже для многих становится препятствием. Чарующий, щекочущий, гипнотический интерес к новому роману отодвигает сочинение романа-текста на второй план.

Теперь обратите внимание на то, что еда, работа и секс сами по себе прекрасны. А вот злоупотребление ими превращает их в проблему для творчества. Познать самого себя как творческую личность – значит осознать, чем именно вы злоупотребляете, когда хотите найти себе оправдание, чтобы не созидать. Если творчество – это дыхание Вселенной через соломинку, то есть через каждого из нас, мы будто зажимаем эту соломинку, когда отвлекаемся на препятствия. Мы перекрываем поток. И делаем это намеренно.

Мы начинаем ощущать свой истинный потенциал и огромное количество возможностей, которые открываются перед нами. Это нас пугает. Тогда мы принимаемся за то, что отвлекает нас и останавливает наш рост. Если мы честны сами с собой, то знаем, что именно для нас наиболее губительно. Подсказка: чаще всего именно то, что мы защищаем как свое неотъемлемое право.

Сравните возможные варианты. К чему вы пристрастились настолько, что одна мысль о том, чтобы бросить это, приводит вас в ярость? Именно эта взрывоопасная привычка больше всего сбивала вас с пути. Изучите её повнимательнее. Если спросить, что для нас служит ядом, многие смогут ответить. Вредит ли мне привычка вкусно поесть? А может быть, моя погибель – излишнее трудолюбие? Секс или одержимость неразделенной любовью?

Вперемешку и вперемежку – вот простая инструкция, применимая к пагубным привычкам. Займитесь чем-то одним, прибавьте что-то другое, смешайте с третьим, доведите себя до изнеможения. Цель всего этого – ослабить страх. Мы обращаемся к наркотику, который сами выбираем, чтобы не давать себе творить, когда нас гложет внутренняя пустота. И всегда нами движет страх – порой под маской чего-то другого, страх, который заставляет нас отвлекаться на побочные дела.

Обычно мы расцениваем собственноручно сооруженную преграду к творчеству как результат совпадения. Она позвонила… Захотелось поесть, а в холодильнике лежало мороженое… Он заскочил в гости с прикольной травкой… Предпочтение оставаться в творческом тупике действует какое-то время, но в итоге все равно выбор оборачивается проигрышем.

Добровольное пребывание в творческом тупике – это тоже творческий разворот. Мы противоречим сами себе. Вода, которая перестает течь, довольно быстро застаивается. Честность перед самим собой – качество, которое таится в каждом из нас, – требует признать, когда мы поступаем во вред себе. Внутренний судья делает маленькую пометку на невидимой доске: «Снова то же самое».

Чтобы осознать происходящее и отказаться от склонности создавать самому себе препятствия, нужно быть очень смелым. Кто этого хочет? Пока испытанный способ срабатывает, никто. Конечно, когда привычный прием перестает действовать, мы начинаем надеяться, вопреки всему, что и на этот раз сумеем отвлечься на что-нибудь.

По сути творческий тупик – это проблема доверия. Вместо того чтобы доверять собственной интуиции, таланту, умению, желанию, мы страшимся того, куда Создатель втягивает нас с этим творчеством. Вместо того чтобы рисовать, писать, танцевать, ходить на прослушивания и ждать, к чему это приведет, мы цепляемся за старые привычки. И тогда нам сразу становится ясно, кто мы и на что способны – несчастные несостоявшиеся художники, попавшие в творческий тупик. Выбравшись из тупика, мы можем, упаси бог, стать счастливыми. А для большинства из нас состояние счастья пугающее, незнакомое, неуправляемое, слишком рискованное! Стоит ли удивляться, что перед такой перспективой мы разворачиваемся 180 градусов?

По мере того как мы осознаем привычки, заводящие нас в творческий тупик, – еда, вечная занятость, спиртное, секс, прочие наркотики – мы начинаем ощущать, что идем на разворот. Но препятствия, созданные нами, уже не действуют безотказно. Со временем мы попытаемся – поначалу медленно и неуверенно – переносить беспокойство и вглядываться, куда оно приведет. Беспокойство – это своего рода топливо. С его помощью можно писать, рисовать и работать.

Чувствую: беспокойство!
Попытаюсь: воспользоваться им!
Чувствую: получилось! Я не зашел в тупик!
Я использовал его и продвинулся вперед!
О Боже, я восхищен!

ТРУДОГОЛИЗМ

Трудоголизм – зависимость, которая, как и все другие зависимости, перекрывает поток творческой энергии. По сути, именно желание перекрыть этот яростный поток лежит в основе вечной занятости. Людям, которые слишком загружены, чтобы вести утренние страницы или выбираться на творческие свидания, неотложные дела, скорее всего, не дадут прислушаться и к голосу истинного вдохновения. Возвращаясь к образу радио, можно сказать: трудоголик глушит сигнал помехами, который сам создает.

Совсем недавно распознанный как зависимость, трудоголизм все ещё широко поддерживается в нашем обществе. Фраза «Я работаю» окружена ореолом почтительного одобрения. В действительности мы часто работаем, чтобы избежать встречи с самими собой, с нашими супругами, с нашими истинными чувствами.

Людей, переживающих процесс творческого возрождения, гораздо проще занять внеурочной работой – утренними страницами, чем внеурочной игрой на творческом свидании. Игра заставляет трудоголика нервничать. Веселье его пугает.

«Если бы у меня было больше времени, я бы чаще веселился», – говорим мы себе, но это редко бывает правдой. Чтобы проверить обоснованность этого утверждения, спросите себя, сколько времени вы отводите себе каждую неделю на развлечения – чистой воды непритворное и непроизводительное веселье?

Большинство творческих людей в тупике избегают веселья почти так же старательно, как и творчества. Почему? Потому что веселье приводит к творчеству. Оно влечет протест. Заставляет почувствовать наши собственные силы. Именно это нас пугает. «Может, у меня и есть небольшая проблема с дополнительной работой, – любим мы говорить себе, – но я ведь совсем не трудоголик». Попробуйте ответить на следующие вопросы, прежде чем делать такое утверждение.

ТЕСТ: ТРУДОГОЛИК ЛИ ВЫ?

1. Я работаю сверхурочно (редко, часто, никогда).

2. Я отменяю свидания с любимыми людьми, чтобы ещё поработать (редко, часто, никогда).

3. Я откладываю развлечения до тех пор, пока не сдам работу в срок (редко, часто, никогда).

4. Я работаю в выходные (редко, часто, никогда).

5. Я работаю во время отпуска (редко, часто, никогда).

6. Я беру отпуск (редко, часто, никогда).

7. Близкие жалуются, что я работаю (редко, часто, никогда).

8. Я пытаюсь заниматься двумя делами одновременно (редко, часто, никогда).

9. Я позволяю себе потратить немного свободного времени между проектами (редко, часто, никогда).

10. Я позволяю себе закончить задание (редко, часто, никогда).

11. Я тяну время, когда до конца работы остается совсем чуть-чуть (редко, часто, никогда).

12. Я отвожу время, чтобы заняться чем-то одним, и тут же начинаю заниматься ещё тремя делами (редко, часто, никогда).

13. Я работаю по вечерам, когда семья собирается вместе (редко, часто, никогда).

14. Я позволяю телефонным звонкам прерывать – и продлевать – мой рабочий день (редко, часто, никогда).

15. Строя планы на день, я придаю особое значение часу, отводимому на творческую работу/игру (редко, часто, никогда).

16. Я считаю, что творческие мечты важнее работы (редко, часто, никогда).

17. Я поддерживаю чужие планы и занимаюсь ими в свободное время (редко, часто, никогда)

18. Я позволяю себе ничего не делать (редко, часто, никогда).

19. Говоря о работе, я упоминаю, что её нужно сделать в срок (редко, часто, никогда).

20. Когда я иду куда-нибудь, даже на обед, то беру с собой записную книжку и рабочий телефон (редко, часто, никогда).

Чтобы возродить в себе творческое начало, необходимо научиться видеть в трудоголизме преграду, а не позитивное качество. Трудовая зависимость развивает у нашего внутреннего художника комплекс Золушки. Мы постоянно мечтаем о бале и при этом сидим дома, перебирая горох и чечевицу.

Есть огромная разница между энергичной работой, устремляющей вас к заветной цели, и трудоголизмом. Эта разница кроется не столько во времени, сколько в его эмоциональном наполнении. Трудоголизм похож на беговую дорожку. Мы зависимы, и нам это не нравится. Для трудоголика работа – синоним значимости, поэтому так сложно решиться её сократить.

Чтобы расчистить дорогу творческому потоку, необходимо прояснить суть наших привычек, связанных с работой. Нам может вовсе не казаться, что мы трудимся слишком много, пока мы не вдумаемся в то, сколько часов работаем, и не сравним их количество с положенными сорока часами рабочей недели.

Один из способов разобраться, на что мы тратим время, – это составлять список необходимых дел и записывать, сколько времени на них ушло. Всего час творческой работы/игры может сыграть огромную роль, компенсируя отчаянное стремление работать, которое сдерживает наши мечты.

Поскольку трудоголизм – зависимость от определенного поведения, а не от вещества, сложно сказать, когда мы потакаем своим желаниям. Алкоголик трезвеет, когда воздерживается от спиртного. Трудоголик трезвеет, когда воздерживается от чрезмерной работы. Вся штука в том, чтобы найти меру, ведь именно здесь мы часто лжем себе, чтобы и дальше злоупотреблять поведением, которое служит нам убежищем.

Чтобы покончить с уловками, очень полезно установить себе потолок. Для каждого человека он свой, но необходимо упомянуть именно ту модель поведения, которая выходит за допустимые рамки. Таким образом можно быстрее добиться результата, чем расплывчатыми обещаниями исправиться.

Если у вас и правда нет времени, значит, надо его найти. Хотя, вероятнее всего, время у вас есть – просто вы тратите его непонятно на что. Именно здесь вам придет на помощь дневник времени; кроме того, он поможет ответить на вопрос, в какой именно сфере жизни вам нужно установить границы. («Потолок. Я больше не буду…___». Это и есть ваши границы. Подробнее читайте об этом в списке заданий на неделю «Устанавливаем потолок.)

Чтобы исправить трудоголика, нужна, как и в случае с творческими разворотами, помощь друзей. Расскажите им, чего вы стараетесь добиться. Попросите мягко напоминать вам об этом, когда вы сбиваетесь с пути. (Будьте осторожны, не просите о такой помощи друзей, которые сами страдают трудоголизмом или слишком любят командовать, – себе же навредите.) Однако не забывайте, что это ваша проблема. Никто не может заставить вас выздороветь. Хотя в некоторых городах уже собираются вместе «Анонимные трудоголики» и очень помогают друг другу.

Еще один простой, но действенный способ следить за ходом прогресса – повесить надпись на рабочем месте. Можно даже повторить её: на зеркале в ванной, на дверце холодильника, на тумбочке у кровати, в машине… Надпись, которая гласит: «Трудоголизм – это преграда, а не добродетель».

ЗАСУХА

В любой творческой жизни бывают периоды засухи. Они появляются из ниоткуда и простираются до самого горизонта, как Долина Смерти. Жизнь теряет свою свежесть; работа кажется механической, бессмысленной, производимой будто по принуждению. Мы чувствуем, что сказать нам нечего, и практически перестаем высказываться. Именно в такие времена утренние страницы сложнее всего даются и приносят больше всего пользы.

Во время засухи нам приходится делать большие усилия, чтобы всего лишь появиться на странице, – это словно переход по реальной пустыне. Сомнения подкрадываются к нам, как змееныши. «Кому это нужно?» – шипят они. Или: «Чего ты ждешь?». Засухи убеждают нас в том, что они будут вечно – а мы нет. Навязчивая мысль о собственной смерти, подбираясь к нам задолго до того, как мы к этому готовы, задолго до того, как мы сделали что-либо ценное, маячит перед нами, леденя кровь.

Что делать в такой ситуации? Спотыкаясь и падая, двигаться дальше. Как это сделать? Продолжать вести утренние страницы. Это правило действует не только для писателей. (Утренние страницы не имеют ничего общего с литературой, хотя сочинительству они помогают, так же как и любому другому виду искусства.) Для всех творческих созданий утренние страницы – очень важная «дорога жизни», тропа, которую мы исследуем и которая ведет нас домой, путь к себе.

Во время засухи содержание утренних страниц может показаться нездоровым и глупым. Само их ведение представляется бессмысленным – все равно что готовить завтрак для возлюбленного, зная уже, что он тебя бросает. Почти не надеясь на то, что когда-нибудь снова вернемся к творчеству, мы механически совершаем привычный набор действий. Наше сознание пересыхает. Мы не ощущаем ничего, ни малейшего дуновения благодати.

Во время засухи мы боремся с Богом. Мы потеряли веру – в Великого Творца и в собственную творческую сущность. Нам есть о чем горевать – и мы находим это во всем. Это пустыня сердца. Ища обнадеживающий знак, мы только и видим, что громадные руины там, где прежде сияли наши мечты, умершие на пути.

И все равно мы продолжаем писать утренние страницы, потому что должны.

Во время засухи эмоции иссыхают. Как и вода, они могут уходить куда-то вглубь, где нам до них не добраться. Засуха – это время горевать без слез. Мы где-то между мечтами. Слишком безразличные даже к тому, что теряем, мы заполняем страницу за страницей больше по привычке, чем в надежде на что-то.

И все-таки мы продолжаем писать утренние страницы, потому что должны.







Сейчас читают про: