double arrow
Профсоюзы России между двумя буржуазно-демократическими революциями (1907 - февраль 1917 гг.)

Годы реакции, наступившие после поражения первой русской революции, явились для рабочего класса и его организаций периодом тяжелых испытаний. Особенно жестоким гонениям и репрессиям подверглись рабочие организации крупнейших профсоюзных центров. Административный и политический произвол усугублялся депрессией и застоем в экономике страны, что привело к сокращению производства, росту безработицы, снижению жизненного уровня населения. К концу 1908 года в стране практически во всех отраслях промышленности, не осталось ни одной отрасли, не охваченной безработицей. Рабочий день был увеличен до 10-11 часов. Число штрафов и их сумма повысились почти в два раза.

После поражения революции при поддержке властей заметно активировали свою деятельность различные антирабочие общества и союзы, которых к 1910 году в стране насчитывалось 143. Одной из главных целей этих союзов была борьба с рабочим движением. Защищая свои интересы, работодатели использовали все средства борьбы, апробированные западноевропейской практикой: проведение локаутов, составление «черных списков», использование штрейкбрехеров и др. И без того несовершенное рабочее законодательство начало изменяться в пользу предпринимателей. С каждым годом из ведения фабричной инспекции, следящей за исполнением фабричных законов, выводилось все больше предприятий.

После Третьеиюньского государственного переворота1907 года (разгон II Государственной думы и принятие нового избирательного закона) в стране устанавливается режим гонений и ограничений на деятельность профсоюзов. Запрещаются общие собрания, проводятся обыски в правлениях союзов. Из крупных городов высылаются активные работники профессиональных союзов. В 1907 году было закрыто 159 профсоюзов и отказано в регистрации 169, в 1908 году закрыт 101 профсоюз, отказано в регистрации 127. Численность членов профсоюзов резко сократилась. К концу 1909 года в России насчитывалось всего 13 тыс. членов профсоюзов. Различным гонениям подверглась профсоюзная печать. На периодические органы профессиональных союзов налагались огромные штрафы, номера конфисковывались, редакторы, ответственные секретари зачастую подвергались арестам.




Всего за период 1906-1910 гг., только в Петербурге было закрыто 39 профсоюзных печатных органов, в Москве – 12, Одессе – 8.

Несмотря на сложные условия работы и беспрестанные преследования, профсоюзные организации продолжали свою деятельность, укрепляя связь с массами, выступая инициаторами стачек и забастовок, хотя в годы реакции повсеместно наблюдался спад стачечной борьбы. Массовые увольнения, безработица, гонения и репрессии оказывали серьезное влияние на сознание рабочих. Правительство, фабриканты, заводчики пытались запугать, подавить стремление и волю рабочих к борьбе. Кроме того, поражение революции породило упаднические настроения, неверия в свои силы у определенной части пролетариата. Усталость и пессимизм способствовали пьянству и алкоголизму среди трудящихся, что играло на руку владельцам предприятий. Капиталистам «лучше иметь дело с пьяницей, чем с трезвым, сознательным рабочим, так как пьяница не представляет никаких требований, не устраивает забастовок», - говорил докладчик от рабочих на Первом Всероссийском съезде по борьбе с пьянством в 1909 году.



В эти годы заметно обострилась борьба за влияние в профсоюзах между различными партиями, что также затрудняло и разобщало работу союзов. Большевики настаивали на политизации профсоюзного движения, выступая против меньшевистской теории «нейтральности» профсоюзов. Поэтому одновременно с борьбой за укрепление своих позиций в легальных профессиональных организациях большевики создавали нелегальные союзы. Меньшевики считали, что профсоюзы должны направлять все силы на борьбу за улучшение экономического положения рабочего класса. Утверждали, что легальные профсоюзные организации не должны ввязываться в «политику». Призывы к политической борьбе только отпугнут от профсоюзов пролетарские массы. Крайняя непримиримость левого крыла социал-демократов к оппонентам вызывала ненужные споры и дискуссии в ослабленном профсоюзном движении России, особенно среди его руководства.

В условиях разгула реакции особое значение приобретали различные просветительские общества профсоюзов. По инициативе союзов стали создаваться рабочие клубы, общества самообразования и другие культурные центры. Только в Петербурге действовало 25 подобных обществ. По сообщениям охранки, все лекции в данных обществах заканчивались оценкой несостоятельности существующего государственного строя.

Для улучшения материального положения рабочих, повышения их реальной заработной платы и создания дополнительных свободных мест стали создаваться рабочие кооперативы.

21 июня 1906 года появился первый независимый рабочий кооператив, организованный рабочими фабрики Глебова, Пиншта и Артура Копеля, которые собрали тысячу рублей и открыли хлебопекарню и лавку за Московской заставой в Петербурге. В уставе кооператива указывалось, что в члены общества не принимается «никто, кроме рабочего класса». Общество оказалось недолговечным, быстро распалось, но дало импульс развитию кооперативного движения. Журнал «Профессиональный вестник» писал в 1907 году, что судьба кооперативного движения в значительной степени будет зависеть от отношений к ним профессиональных союзов. Отношения кооперативов с профессиональными союзами складывались по разному. Были примеры, когда профсоюзы всячески поддерживали эти организации. Так было в Иваново-Вознесенске, Саратове, Туле, Нижнем Новгороде и ряде других мест. Союзы металлистов и ткачей Иваново-Вознесенска после их закрытия передали оставшиеся в кассе деньги и свое помещение кооперативам. В Харькове, по инициативе и при помощи профсоюзов табачников, печатников, приказчиков, конторщиков, бухгалтеров, в 1907 году был создан кооператив «Труд», объединивший 700 человек с капиталом 2000 рублей. В Харькове в 1908-1909 годах профсоюзы и кооперативы совместно издавали журнал «Голос труда».

Но были профсоюзы, которые категорически отказывались вкладывать свои, «собранные с трудом», деньги в кооперативы. Неоднозначное отношение к ним было и со стороны партийных рабочих. Многие из них считали, что развитие кооператива снизит боевитость профсоюзов, будет развивать у них стремление к наживе.

Но как показал опыт, эти опасения оказались напрасными. Власть и предприниматели никогда не допустили бы серьезной конкуренции со стороны этих рабочих организаций. Уже к 1909 году самый крупный кооператив - «Трудовой союз», достигнув оборота 1.5 млн. рублей (он имел 21 лавку, 10 тыс. пайщиков), «не без помощи» властей распался. Правительство, обеспокоенное размахом работы «Трудового союза», его растущим влиянием, начало чинить препятствия кооперативному движению. При регистрации новых уставов, власти старались не допускать, чтобы общества открывали больше одной лавки, лишая их права входить в другие организации.

Особенно заметную роль в кооперативном движении играли рабочие металлисты.

В 1909 году даже представители петербургской интеллигенции создали свое кооперативное общество, насчитывающее 500 членов.

На проходившем в Киеве Втором Всероссийском кооперативном съезде (август 1913 года) представители от рабочих высказывались за установление более тесных контактов рабочей кооперации с профсоюзами.

Всего к 1914г. в стане насчитывалось более 100 кооперативов, объединяющих примерно 50 тыс. членов.

Со второй половины 1910 года, начинается подъем в промышленности России. Особенно заметным он был в металлообрабатывающей и текстильной отраслях, черной металлургии. Происходит перелом и в настроении рабочих масс. Началась активизация деятельности профсоюзных организаций.

«Оживают союзы кожевников, металлистов, ткачей, деревообделочников», - отмечала газета «Социал-демократ».

Резкий подъем забастовочного движения, активизация деятельности профсоюзных организаций происходит после Ленского (апрель 1912 года) расстрела рабочих. Экономическая борьба поднялась на новую ступень. Рабочие стали решительнее отстаивать свои права, выдвигая более широкие требования, стремясь поднять общий уровень жизни. Экономические требования начали переплетаться с политическими.

Представители профсоюзов входили в состав «рабочей комиссии», созданной депутатами социал-демократической фракции IV Государственной Думы.

Профсоюзы готовили предложения по рабочему законодательству, вносили через депутатов запросы правительству по поводу преследования профсоюзных объединений.

Большое значение имела для профсоюзов борьба за принятие Закона о 8-ми часовом рабочем дне. Законопроект, внесённый социал-демократической фракцией, предусматривал 8-ми часовой рабочий день для всех категорий наёмных работников; для горняков – 6-часовой, а в некоторых вредных производствах – 5-часовой рабочий день. В законе предусматривались меры по охране труда женщин и подростков, отмена детского труда, запрещение сверхурочных и ограничение ночных работ, обязательность обеденного перерыва, введение ежегодных оплачиваемых отпусков.

Естественно, что данный законопроект не имел никаких шансов на принятие консервативной по своему составу Думой.

Развитее рабочего законодательства в условиях царизма свелось к введению системы социального страхования от несчастных случаев по болезни. Оно распространялось только на рабочих фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности, составлявших около 17% от российского рабочего класса. Средства каждой кассы составлялись из обязательных взносов рабочих(1-2% от заработка) и владельца предприятия, вносившего 2/3 общей суммы взносов рабочих, а также из средств, полученных от штрафов с рабочих. Несмотря на крайнюю ограниченность страховых законов, предприниматели не желали их принятия, стремясь сохранить свои прибыли. «Обязанность лечить трудящихся за счёт капиталистов есть высшее проявление несправедливости», - заявил председатель Петербургского общества заводчиков и фабрикантов С.П. Глезмер.

Профсоюзы развернули широкую «страховую кампанию», требуя активного участия рабочих в устройстве страховых учреждений. Они организовывали митинги протеста и «страховые стачки», добивались избрания своих представителей в страховые кассы. При поддержке профсоюзов стал издаваться журнал «Вопросы страхования».

Особенно велико было значение «страховой кампании» для тех предприятий, где было затруднено существование профсоюзов. В этом случае больничные кассы оказывались единственной формой легального объединения трудящихся.

К 1 июля 1914 года в России действовало 1982 больничные кассы, которые обслуживали 1 538 000 рабочих.

Первая мировая война затронула все стороны жизни России, в том числе и профсоюзы. Полиция, после введения военного положения, обрушила массовые репрессии на все рабочие организации. Многие из них перешли на нелегальное положение. Первое же месяцы войны остро отразились на положении рабочих. Уже к концу 1914 года цены на основные продукты питания в Петербурге выросли на 30,5 %. К июню 1915 года в городах как больших, так и малых, (с населением меньше 10 тыс. человек) рост цен приводит к острой нужде в продуктах первой необходимости. Это определило и характер основных требований, выдвигавшихся рабочими в ходе забастовок. Стачки с требованием повышения заработной платы в первый год войны составили 80% от числа всех выступлений.

Положение рабочего класса еще более ухудшилось, когда правительство отменило законы об охране труда. Продолжительность рабочего дня была увеличена до 14 часов, стал использоваться женский и детский труд, стали широко применяться сверхурочные работы. Всё это привело к усилению стачечного движения.

В июне 1916г., по далеко не полным данным, бастовало почти 200 тысяч рабочих. Власти начинали осознавать необходимость восстановления профсоюзов. Не случайно в обзоре рабочего движения, составленном департаментом полиции Петрограда, говориться о резком пробуждении интереса рабочих к профессиональным организациям. Несмотря на то, что с середины 1915 года происходит оживление профсоюзного движения, деятельность профсоюзов была резко ограничена. Так, к началу 1917 года в Петрограде работало четырнадцать нелегальных союзов и три легальных: фармацевтов, дворников и служащих печатных заведений.

Все более усиливающийся экономический и политический кризис, голод и разруха, привели в феврале 1917 года к краху российского самодержавия.

Опыт существования профсоюзов в нелегальных условиях имел важное историческое значение. Используя все доступные легальные формы (больничные кассы, клубы, кооперативы, рабочие клубы и столовые) профсоюзы сумели сохранить свой организационный костяк в преддверии новых революционных потрясений.






Сейчас читают про: