double arrow

Иллюстрации


Основная задача иллюстрации. Иллюстрация — это факт или част­ный случай, призванный укрепить убежденность слушающего в правиль­ности уже известного и принятого общего положения.

Пример подталкивает мысль к новому обобщению и подкрепляет это обобщение. Иллюстрация проясняет известное общее положение, демонстрирует его значение с помощью ряда возможных применений, усиливает эффект его присутствия в сознании слушающего.

С различием задач примера и иллюстрации связано различие кри­териев выбора примеров и выбора иллюстраций.

Пример должен выглядеть достаточно твердым, однозначно трак­туемым фактом. Иллюстрация вправе вызывать, небольшие сомнения, но она должна особенно живо воздействовать на воображение слушателя, останавливая на себе внимание. «Иллюстрацию, целью которой явля­ется эффект присутствия, иногда бывает необходимо развернуть с по­мощью конкретных, задерживающих внимание деталей, тогда как при­мер, напротив, следует предусмотрительно «ощипать» во избежание рассеивания мысли или ее отклонения от цели, намеченной оратором. Иллюстрация в гораздо меньшей степени, чем пример, рискует быть неверно интерпретированной, так как нас при этом ведет правило из­вестное и зачастую вполне привычное»'.




Неудачная иллюстрация. Иллюстрация, конкретизируя общее по­ложение с помощью частного случая, усиливает эффект присутствия. На этом основании в ней иногда видят образ, живую картину абстракт­ной мысли. Иллюстрация не ставит, однако, перед собой цель заменить абстрактное конкретным и тем самым перенести рассмотрение на дру- /гие объекты. Это делает аналогия, иллюстрация же — не более чем частный случай, подтверждающий уже известную общую истину или облегчающий более отчетливое ее понимание. «(Нравственное зло) можно допустить или разрешить лишь постольку, — пишет Г. Лейбниц, — поскольку оно рассматривается как обязательное следствие не- обходимого долга: как если бы тот, кто, не желая допустить другого до греха, сам пренебрег бы своим долгом, подобно тому, как офицер, стоящий на ответственном посту, особенно в период опасности, по­кинул бы его, чтобы предотвратить драку двух солдат гарнизона, соби­рающихся застрелить друг друга»'. Здесь решается прямая задача ил­люстрации — облегчить понимание общего принципа.

Неудачный пример ставит под сомнение то общее положение, ко­торое он призван подкрепить, а противоречащий пример способен даже опровергнуть общее положение. Иначе обстоит дело с неудачной, неадекватной иллюстрацией. Общее положение, к которому она при­водится, не ставится под сомнение, и неадекватная иллюстрация рас­ценивается скорее как негативная характеристика того, кто ее приме­няет, как свидетельство непонимания им общего принципа или его неумения подобрать удачную иллюстрацию.



Неадекватная иллюстрация может произвести комический эффект

(«Надо уважать своих родителей. Когда один из них вас бранит, живо ему возражайте»).

При описании какого-то определенного лица особенно эффектив­но ироническое использование иллюстраций.

В аргументации часто используются сравнения. Те сравнения, ко­торые не являются сравнительными оценками (предпочтениями), обычно представляют собой иллюстрации одного случая посредством другого, при этом оба случая рассматриваются как конкретизации одного и того же общего принципа. Типичный пример сравнения:

«Людей показывают обстоятельства. Стало быть, когда тебе выпадает какое-то обстоятельство, помни, что это бог, как учитель гимнастики, столкнул тебя с грубым концом».

Итак, иллюстрация особенно наглядно показывает, что эмпиричес­кое обоснование есть лишь частный случай эмпирической аргумента­ции. Последняя включает не только прямое подтверждение в непосред­ственном чувственном опыте и косвенное подтверждение путем под­тверждения логических следствий обосновываемого положения. К эмпирической аргументации относятся также примеры, подтверж­дающее значение которых очень невелико и функция которых никогда не сводится к эмпирическому подтверждению. К эмпирической аргу­ментации принадлежат, наконец, иллюстрации, о подтверждающей силе которых вообще не приходится говорить.







Сейчас читают про: