double arrow

Тема: Имущественные правоотношения между супругами


Признаки брака

1. Моногамия – единобрачный союз мужчины и женщины.

2. Разнополость. (Определение суда от 16.11.2006).

3. Свобода брака. Вступление в брак на добровольном волеизъявлении сторон.

4. Равенство супругов.

5. Бессрочность брака.

6. Рождение и воспитание детей. Факультативный признак.

7. Совершение брака в порядке и форме, устанавливаемого законом. Только зарегистрированный в органах Загса, и консульских учреждениях и дипломатические представительства РФ. Признается правовая сила за браками, совершенными по религиозному обряду на временно оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной Войны, до восстановления на этих территориях органов Загса. Также сохраняют свою силу браки, заключенные по религиозному обряду, до принятии декрета СНК РСФСР от 18.12.1917 года «О гражданском браке, о детях, и о ведении книг об актах гражданского состояния», которым придавалась законная сила только гражданским бракам, т.е. бракам зарегистрированными в органах Загса.

Семейное законодаителсьвто РФ признает действительными браки, заключенные по релгизному обряду меду гражданами России и иностранными гражданами, за пределами РФ, с соблюдением законодательства, на территории которого, они заключены.




Общая и раздельная собственность супругов

Правоотношения собственности супругов в Российской Федерации построены на сочетании принципов общности и раздельности (Граве К.А.; Никитина В.П.).

Семейный кодекс содержит примерный перечень нажитого во время брака имущества, составляющего супружескую общность.

Согласно п. 2 ст. 34 Семейного кодекса к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). В состав общего супружеского имущества включаются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Исключение составляют вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, приобретенных в период брака за счет общих средств супругов: они признаются собственностью того супруга, который ими пользовался (п. 2 ст. 36 Семейного кодекса).



Раздельным в соответствии с п. 1 ст. 36 Семейного кодекса является также имущество, полученное супругом во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам.

Понятие общей совместной собственности супругов определено в гражданском праве.

Общая совместная собственность предполагает, что право на имущество возникает у обоих супругов одновременно, в момент приобретения имущества хотя бы одним из них, в том числе и при покупке товаров в кредит, причем оформление имущества на имя одного из супругов юридического значения не имеет (Рясенцев В.А. Указ. соч. С. 90; Никитина В.П. Указ. соч. С. 20; и др.).

Имущество находится в общей собственности супругов без определения долей. Это означает, что доли супругов в праве на него заранее не установлены и определяются только при его разделе. Таким образом, каждый из супругов в отношениях с третьими лицами выступает как собственник всего имущества в целом. Поскольку не определены доли сособственников, они не могут нести расходы на содержание общего имущества соразмерно своим долям. Из-за отсутствия определения долей, а также в силу самой природы супружеских отношений один из супругов не может уступить третьему лицу свою долю в праве на общее супружеское имущество, и преимущественное право покупки, предусмотренное для участников общей долевой собственности, здесь не применимо.

В состав общего имущества супругов в нашей стране входит все то, что нажито супругами во время существования брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Даже если в период брака был произведен раздел общего имущества супругов, в силу п. 6 ст. 38 Семейного кодекса та часть общего имущества, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляет их совместную собственность.



В силу п. 3 ст. 34 супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми (не обязательно общими) или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, также принадлежит право на общее имущество. Однако редакцию указанной нормы Семейного кодекса нельзя назвать удачной. Она в отличие от ч. 2 ст. 20 КоБС прямо не определяет, что такой супруг обладает равными с имеющим самостоятельный доход супругом правами на общее имущество. Конечно, вывод о равенстве имущественных прав супругов можно сделать исходя из содержания и смысла п. п. 1 и 2 ст. 39 Семейного кодекса, поскольку согласно им при разделе общего имущества и определении в нем долей доли супругов признаются равными и суду предоставляется право отступить от начала равенства долей в пользу получавшего доходы супруга, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам. Этот же вывод о равенстве прав вытекает и из содержания п. 2 ст. 34 Семейного кодекса, относящего, как уже было указано, к общему любое имущество независимо от того, кем из супругов внесены денежные средства, а также из самого понятия совместной собственности (ст. 244 ГК РФ). В то же время представляется целесообразным во избежание возможных разночтений изменить формулировку рассматриваемой нормы Семейного кодекса (п. 3 ст. 34), закрепив равенство прав, а не просто принадлежность права.

Объектом права общей собственности мужа и жены является, в частности, имущество, приобретенное на безвозмездных началах ими обоими, - свадебные подарки, подарки по случаю юбилея совместной жизни.

Режим совместной собственности охватывает не все имущество супругов. Согласно п. 1 ст. 36 Семейного кодекса собственностью каждого из супругов является его добрачное имущество, т.е. имущество, принадлежавшее ему до вступления в брак, а также имущество, полученное им во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам.

Под безвозмездными сделками законодатель имел в виду те, по которым осуществляется безвозмездная передача государственного и муниципального имущества в частную собственность граждан, в первую очередь - приватизацию жилых помещений гражданами, которые в них проживают (Чефранова Е.А.). Видимо, сюда же следует отнести и приобретение работниками акций при приватизации предприятий. К иным безвозмездным сделкам Нечаева относит договор пожертвования имущества. Но, пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях, и полученное в качестве пожертвования имущество должно быть использовано по определенному жертвователем назначению (п. 1 и п. 3 ст. 582 ГК РФ). На этом основании оно подлежит исключению из общего имущества супругов еще и в соответствии с п. 2 ст. 34 Семейного кодекса, относящим к нажитому во время брака, т.е. общему, денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

Вопрос о правовом режиме сумм материальной помощи, сумм, выплаченных в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности и других подобных выплат является спорным. Формулировка п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ не дает на него однозначного ответа. Эта норма гласит: "К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы,.. полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). То ли перечисленные в скобках являются примерами выплат, не имеющих специального целевого назначения, то ли, наоборот, они приведены в качестве примера выплат, таковое назначение имеющих. В результате одни авторы отмечают, что такие выплаты по действующему Семейному кодексу относятся к общему имуществу супругов (Нечаева А.М.; Чефранова Е.А.), а по мнению других, эти суммы являются личной собственностью супруга как имеющие целевое назначение (Пчелинцева Л.М.). Необходимо уточнить норму закона и четко определить правовой режим таких выплат.

Правильным представляется следующий подход. Те суммы, которые выплачены в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, и предназначены для оплаты или возмещения уже понесенных расходов на лечение, в том числе санаторно-курортное, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии (ст. 1085 ГК РФ), а также в возмещение морального вреда, следует относить к личному имуществу потерпевшего, поскольку они определенно имеют специальное назначение. Точно так же суммы материальной помощи, предназначенные выделившей их организацией для использования в каких-либо конкретных целях, надо считать раздельным имуществом того супруга, которому они предоставлены. Но регулярные выплаты в возмещение заработка, утраченного вследствие повреждения здоровья, как и суммы материальной помощи, цель использования которых заранее не установлена, подлежат включению в супружескую общность, ибо они призваны возместить (в случае предоставления материальной помощи - дополнить) заработок, который являлся бы общей собственностью супругов. Тем более, если вследствие причинения вреда один из супругов стал нетрудоспособным и, несмотря на получение от причинителя вреда платежей в его возмещение, нуждающимся, то другой супруг обязан предоставлять первому содержание. И было бы несправедливым выплаты в возмещение вреда признавать принадлежащими только супругу-получателю, а заработную плату и другие доходы супруга, предоставляющего первому содержание, - принадлежащими им обоим.

Вопрос и правовом режиме премий, наград, призов, также является спорным. Принято относить к раздельной собственности полученные супругом во время брака премии, призы, награды, присужденные за индивидуальные творческие, спортивные и другие достижения, за выдающиеся заслуги в области науки, техники, искусства и литературы, если такие выплаты не носят периодического характера и не являются разновидностью вознаграждения за труд, входящей в систему оплаты труда. В противном случае они включаются в состав общего имущества. Аналогичный вывод следует сделать и в отношении так называемых грантов, которые на конкурсной основе присуждаются в целях оказания поддержки деятелям науки и искусства.

Г.К. Матвеев относит к объектам раздельной собственности разовые премии, полученные супругом на работе к праздникам, в ознаменование персонального юбилея. С этим невозможно однозначно согласиться. Премия, выданная работнику по случаю его юбилея, конечно, должна быть отнесена к его личному, раздельному имуществу. Но иной подход следует применять в отношении премий, выплачиваемых всем работникам данной организации в связи с юбилеем самой организации, к Новому году и т.п., поскольку такие выплаты являются, по сути дела, способом дополнительного вознаграждения за труд и не зависят от личных достижений работника.

Некоторые, например Никитина, не относят единовременные премии и награды к раздельной собственности, т.к. по ее мнению, личными следует считать только именные вещевые премии и награды, поскольку их можно назвать полученными в дар. Денежные же премии за выдающиеся заслуги даром считать нельзя. Достижения в области науки, техники, искусства и литературы являются результатом трудовой деятельности. Коль скоро все виды вознаграждения за труд обращаются в общее супружеское имущество, правовой режим денежных премий мог бы быть иным лишь при наличии специального указания закона. Кроме того, выдающиеся результаты в той или иной сфере не всегда можно объяснить только личными качествами лауреата - его талантом, высокой одаренностью. Нередко его способности расцветают благодаря вниманию и заботе, которыми он окружен в семье, принятию его супругом на себя всех хлопот по его обслуживанию.

Но установление различного правового режима для премий и наград в зависимости от того, выражены они в денежной или в натуральной форме, лишено основания. И деньги также могут быть получены в дар. Раздельным признается то имущество супруга, к приобретению которого другой супруг отношения не имеет. Разумеется, развитию талантов лауреата, призера способствует то, что члены его семьи создают ему необходимые условия, освобождая от домашних забот и обслуживая его. Тем не менее невозможно определить, до какой степени его достижения - его собственная заслуга, следствие его природной одаренности, а до какой - заслуга его супруга, создавшего ему благоприятные условия. И предпочтение здесь все же надо отдать таланту. Следует согласиться с Н.В. Рабинович: в основе персональной награды за особые личные качества или достижения лежит высококвалифицированный труд, но выдача награды и ее размер определяются выдающимися результатами деятельности и особыми достижениями высокоодаренных людей. То, что приобретено благодаря личным заслугам, должно оставаться раздельной собственностью награжденного.

Если же одному из супругов по месту работы в качестве поощрения за добросовестный труд предоставлена вещь по льготной цене и эта цена оплачена из средств, считающихся общими, то такая вещь подлежит включению в общее имущество супругов. Суд может лишь при разделе отступить от равенства долей в пользу того супруга, которому была выделена вещь, поскольку здесь имеет место заслуживающий внимания интерес.

В свою очередь, раздельным может быть признано имущество, нажитое супругами совместно. Согласно п. 2 ст. 36 Семейного кодекса вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался. В последнее время, однако, могут возникнуть трудности при определении субъекта права собственности на имущество такого рода, так как женщины облюбовали некоторые виды одежды, ранее считавшиеся пригодными для использования исключительно лицами мужского пола. Как верно отмечают А.А. Игнатенко и Н.Н. Скрыпников, обязательным условием для признания вещей индивидуального пользования собственностью каждого из супругов является пользование этими вещами данным супругом.

К личному имуществу по данному признаку (как являющиеся вещами индивидуального пользования, предназначенными для удовлетворения потребностей только одного из супругов) ряд авторов относит и предметы профессиональной деятельности: музыкальные инструменты, медицинское оборудование, научная библиотека (Иоффе О.С.; Рясенцев В.А.). С такой позицией трудно полностью согласиться.

Но вещи профессиональной деятельности являются источником добывания средств существования всей семьи (ведь доходы от трудовой и интеллектуальной деятельности считаются общими), следовательно, они обслуживают потребности не одного, а обоих супругов. Поэтому они не могут рассматриваться как вещи индивидуального пользования. Кроме того, наличие предметов профессиональной деятельности у одного из супругов не предполагает наличия аналогичных вещей у другого супруга. Более того, такие предметы часто имеют значительную ценность. По указанным причинам предметы профессиональной деятельности, приобретенные во время брака на общие средства супругов, следует признавать их совместной собственностью. При разделе общего имущества супругов эти предметы должны быть оставлены у того супруга, который ими пользовался, с учетом их стоимости при определении доли каждого из супругов в общем имуществе. Если их стоимость превышает долю, причитающуюся тому супругу, которому их оставляют, то другому супругу надо присуждать соответствующую компенсацию (Граве К.А.; Никитина В.П.; Шахматов В.П.). Такое решение вопроса является тем более целесообразным, если учесть, что на приобретение предметов профессиональной деятельности одного из супругов могут быть затрачены весьма значительные общие средства (Антокольская М.В.), с расчетом на использование этих предметов для содержания семьи.

Представляется неверным подход к определению судьбы предметов профессиональной деятельности в зависимости от их стоимости: если их стоимость незначительна, относить их к вещам индивидуального пользования (рыболовные снасти, столярные инструменты и т.п.), а если они стоят дорого, признавать их совместной собственностью и передавать в натуре тому супругу, который ими пользуется, присуждая денежную или иную компенсацию другому супругу (в случаях, когда их стоимость превышает причитающуюся первому долю) -(Масевич М.Г.). Как справедливо отмечено в литературе, нелишне было бы в Семейном кодексе прямо указать на то, что приобретенные во время брака на общие средства предметы, используемые в процессе профессионального труда одним из супругов, к вещам индивидуального пользования отнесены быть не могут (Чефранова Е.А.).

Сказанное о предметах профессиональной деятельности следует отнести также к объектам коллекционирования или иного "хобби" одного из супругов, например, к туристскому и горнолыжному снаряжению, орудиям охоты, коллекциям минералов и иным предметам любительского интереса (Чефранова Е.А.).

Не все вещи индивидуального пользования относятся к раздельной собственности супругов. Исключением из этого правила являются драгоценности и предметы роскоши.

Критерием отнесения вещи индивидуального пользования к предметам роскоши является ее стоимость, с учетом уровня обеспеченности конкретной семьи, а также уровня жизни того социального круга, к которому принадлежат супруги. Предметы роскоши в литературе определяются как "вещи индивидуального пользования, не являющиеся необходимыми для удовлетворения обычных потребностей, но удовлетворяющие повышенные требования к комфорту, причем расходы на их приобретение обременительны для данной семьи" (Стрельникова Г.И.). Указывается также, что вопрос об отнесении вещей к разряду драгоценностей или предметов роскоши требует учета их качества, свойств и назначения (Кузнецова Л.Г.). На практике довольно сложно определить, что является для данной семьи предметом роскоши. Четких критериев обозначения вещи как предмета роскоши нет и быть не может. Во-первых, представления о роскоши меняются в обществе вместе с изменением уровня жизни. То, что еще вчера считалось роскошью, завтра может быть расценено как обычная вещь. Во-вторых, для одних роскошь - это предметы современной бытовой техники, для других, имеющих большие доходы, критерии понятия "роскошь" определяются уникальными свойствами вещи (Антокольская М.В., Нечаева А.М., Чефранова Е.А.).

Разновидностью предметов роскоши являются драгоценности, которые подразделяются на украшения и предметы быта (золотые столовые приборы, портсигары и т.п.). Драгоценностями признаются изделия из драгоценных металлов с природными драгоценными или полудрагоценными камнями, изготовленные как промышленным, так и кустарным способом (Стрельникова Г.И.).

Культурные ценности, призванные удовлетворять потребности одновременно многих людей, например коллекции старинной живописи, нельзя отнести к вещам индивидуального пользования, поэтому вышеозначенный ювелирный критерий, а также их стоимость не влияют на их правовой режим (Стрельникова Г.И.). Иными словами, они не рассматриваются как предметы роскоши в смысле ст. 36 Семейного кодекса.

Норма о включении драгоценностей, предназначенных для индивидуального пользования, в общее имущество, не учитывает фактического характера семейных отношений и волеизъявления супругов на момент совершения сделки. Например, покупка бриллиантового колье для жены в качестве подарка по случаю рождения ребенка является актом распоряжения совместной супружеской собственностью (поскольку средства, на которые колье приобретается, являются общим имуществом супругов).

Представляется, что подобные подарки следует толковать как дарение права на долю в общем имуществе (в части подаренной драгоценной вещи) и признавать право собственности на драгоценность за тем супругом, для чьего исключительного пользования предназначается предмет роскоши. Суду следует также руководствоваться правилом п. 2 ст. 39 Семейного кодекса о возможности отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов: это позволит присудить предмет роскоши тому супругу, которому он был подарен и в чьем индивидуальном пользовании он находился, без присуждения компенсации другому супругу.

Как отмечено Н.В. Рабинович, дарение предметов, которые входят в состав совместной собственности супругов, представляет собой не что иное, как передачу вещи из состава общего имущества в состав раздельного имущества супруга, получающего дар, как отказ супруга-дарителя от своего участия в праве собственности на имущество, составляющее предмет дарения, как отказ его от своей доли в этом имуществе на момент раздела его в будущем (Рабинович Н.В.).

Можно решить эту проблему, а заодно и проблемы, связанные с определением субъекта права собственности на другое имущество, иначе: прямо определить в законе, что вещи, подаренные одним супругом другому, считаются раздельной собственностью одаренного супруга, независимо от их стоимости и назначения.

Возможен и иной подход - исключение из п. 2 ст. 36 Семейного кодекса особого упоминания о драгоценностях и предметах роскоши и отнесения тем самым любых вещей индивидуального пользования, независимо от их характера и стоимости, к собственности того супруга, который ими пользовался. Именно такой подход встречается в зарубежном праве. Например, в ст. 450 ГК Квебека обручальное кольцо и украшения перечисляются наряду с одеждой, личными бумагами и официальными документами, и все это без каких-либо условий относится к личной собственности супруга.

Вклад, внесенный в банк или иную кредитную организацию в период брака на имя одного из супругов за счет общих супружеских средств, подчиняется режиму общности. В настоящее время это, наконец, прямо предусмотрено законом (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса) и в силу п. 6 ст. 169 Семейного кодекса применяется к вкладам, открытым и до 1 марта 1996 г. Для обоснования общности вклада достаточно установить, что во время открытия лицевого счета брак был зарегистрирован.

Не являются общим имуществом супругов и не подлежат разделу между ними вклады, внесенные супругами совместно на имя третьих лиц.

По-разному в литературе освещается ситуация, когда вклад на имя третьего лица был внесен одним из супругов без одобрения или даже без ведома другого супруга, например, один из супругов внес вклад на имя своего родственника без согласия другого. Одни авторы считают, что если на вклад были неосновательно внесены средства, являющиеся общим имуществом, возможно предъявление требования об увеличении доли другого супруга при разделе общего имущества в силу п.2 ст.39 СК РФ (Масевич М.Г.). В соответствии с другой точкой зрения супруг, права которого нарушены, может требовать раздела такого вклада, если договор банковского вклада можно в данном случае признать недействительной сделкой по мотивам отсутствия его согласия на внесение в банк общих средств (Белогорская Е.М. Правовой режим вклада - совместного имущества супругов).

Ценные бумаги, приобретенные во время брака за счет общих доходов супругов, являются общим имуществом независимо от того, на имя кого из супругов они приобретены (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса). Это относится к любым видам ценных бумаг, в том числе депозитным и сберегательным сертификатам, выдаваемым по договору банковского вклада, а также ко всем ценным бумагам независимо от того, является ли ценная бумага именной, ордерной или на предъявителя.

По-иному должен определяться правовой режим акций, полученных супругом при приватизации предприятия, на котором он работает. Если они были получены в результате его трудового участия на приватизированном предприятии как вознаграждение за труд или по льготной подписке (с оплатой за счет заработной платы либо других общих супружеских доходов), их следует признавать совместной собственностью. Лишь привилегированные акции, которые безвозмездно передавались работникам при первом варианте приватизации, должны быть признаны личной собственностью работника как полученные им по безвозмездной сделке (Чефранова Е.А.).

На протяжении многих лет правоприменительную практику и ученых интересует еще один вид имущества супругов - лотерейные билеты. Как правило, супруги обращались в суд с заявлениями о разделе не самих лотерейных билетов, а выигрышей по ним. Обычно предметом спора в таком случае выступает не денежная сумма, а неделимая вещь - автомобиль, компьютер, видеотехника и т.п. Лотерейный билет, как до проведения тиража, так и после выпадения выигрыша, входит в состав общего имущества, если он был приобретен во время брака на общие средства. В этом случае и выигрыш по такому билету является совместной собственностью супругов, независимо от того, кто из них купил и заполнил билет. Что касается выигрыша, выпавшего на билет после прекращения брака, то, если билет был приобретен в период брака на общие средства, выигрыш этот становится общим имуществом бывших супругов и подлежит разделу между ними. Но в том случае, когда супруги при разделе общего имущества разделили и лотерейные билеты, а раздел был произведен до проведения тиража, выигрыш принадлежит тому супругу, который в результате раздела стал единственным собственником выигравшего впоследствии билета (Стрельникова Г.И.; Масевич М.Г.).

В последнее время широкое распространение получили различные игры - телевизионные викторины, всевозможные конкурсы в ходе рекламных кампаний и т.п. Победители таких игр зачастую получают дорогостоящие призы: автомобили, компьютеры, бытовую технику, а также крупные денежные суммы. Конечно, победу на такого рода мероприятиях нельзя приравнять к выдающимся достижениям в науке, технике, искусстве, спорте. Вместе с тем победа в телевикторинах и прочих подобных играх определяется, как правило, если не личными заслугами, то по крайней мере индивидуальными качествами, например интеллектуальным уровнем. Исходя из этого, представляется целесообразным признавать призы и выигрыши, полученные в результате участия в таких играх, раздельной собственностью. Исключение должны составлять случаи, когда для участия в игре был сделан значительный взнос за счет общих супружеских средств.

Имуществом супругов является имущественное право (доля в капитале), а также часть прибыли или дохода, выплаченная (выданная) при распределении между участниками юридических лиц, и то имущество, которое получено при выбытии из юридического лица или при его ликвидации. Разумеется, если вклад (взнос) был внесен во время брака за счет общих доходов супругов, то перечисленное имущество признается общим имуществом супругов независимо от того, кто из них фигурирует в качестве участника хозяйственного общества или товарищества (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса). Требование о разделе такого имущества может быть предъявлено одним из супругов только к другому супругу, но не к организации. Если в подлежащую разделу между супругами имущественную массу включена доля в уставном капитале, участники организации могут не согласиться расширить свой состав и принять того супруга, который согласно учредительным документам участником не является. А он не вправе в целях раздела потребовать от супруга-участника выйти из организации и забрать то, что соответствует доле в капитале. В этом случае, видимо, следует передать долю в собственность супруга-участника и присудить другому супругу соответствующую компенсацию, а при невозможности предоставления компенсации - прибегнуть к установленному законом порядку обращения взыскания на долю в капитале и разделить между супругами полученную в результате этого сумму.

В настоящее время особую актуальность приобретает вопрос о правовой судьбе вещей, в которых воплощены результаты творчества. Ведь на вещную форму произведения - картину, скульптуру и т.п. - возникает право собственности. По мнению К.А. Граве, те материальные предметы, в которых получили свое воплощение творческие идеи и замыслы супруга-автора, необходимо отнести к его раздельному имуществу, даже если речь идет о портрете другого супруга, детей и других членов семьи. А.М. Нечаева указывает: "...Принято считать, что произведение искусства не становится общим имуществом. Но деньги, вырученные от его продажи, относятся к материальному источнику, питающему семью, т.е. к совместной собственности".

Некоторые авторы не соглашаются с данным подходом.

Л.Б. Масимович приводит следующий пример. Жена художника требовала при разделе включить в состав общего имущества картины, созданные мужем в период брака, стоимость которых весьма значительна по оценке экспертов; суд, установив, что картины не были подарены жене, отказал в удовлетворении данного требования на основании п. 1 ст. 218 ГК РФ: каждому из супругов принадлежит право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную им для себя с соблюдением закона и иных правовых актов В принципе, такой подход представляется вполне оправданным. В то же время отдельного рассмотрения заслуживают ситуации, когда произведение представляет собой вещь и вещь эта изготовлена в период брака из материалов, приобретенных на общие супружеские средства.

В таких случаях надлежит руководствоваться п. 1 ст. 220 ГК РФ. Тогда субъект права собственности (оба супруга или только один из них) определяется в зависимости от того, что больше - стоимость материалов или работы, учитывая ее творческий характер. Расчеты между супругами производятся по правилам п. 2 ст. 220 ГК РФ. В случае признания вещи, в которой выражено произведение или другой результат интеллектуальной деятельности, совместной собственностью, раздел необходимо производить с учетом предусмотренного п. 2 ст. 39 Семейного кодекса права суда отступить от начала равенства долей в общем имуществе, исходя из заслуживающего внимания интереса супруга. При этом должны быть приняты во внимание права автора.

Вследствие законодательных положений сами права на использование произведений, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов (интеллектуальная собственность), которые являются имущественными правами, а значит, имуществом (ст. 128 ГК РФ), должны признаваться раздельным имуществом, принадлежащим лично супругу-автору.

Наличие всех этих обстоятельств, естественно, приводит к выводу, что даже признанную совместной собственностью вещь, в которой выражен результат творчества, предпочтительно передать при разделе супругу-автору. Правда, определить ее стоимость в целях передачи супругу эквивалентного по ценности имущества или присуждения соответствующей компенсации весьма затруднительно, особенно если произведение еще не обнародовано. Видимо, во многом именно поэтому такие вещи не принято считать общим имуществом.

Что касается денег, вырученных от реализации вещной формы произведения, то в случае признания самой вещи раздельной собственностью этот вопрос следует рассматривать особо, как и вопрос о правовой судьбе поступлений от других видов раздельного имущества каждого из супругов.

Раздельное имущество, в частности, нажитое до брака, полученное в дар или по наследству, может стать источником приобретения другого имущества. Например, подаренные одному из супругов его родителями деньги передаются в оплату приобретаемого для семьи жилища. При условии, что факт вложения раздельных средств доказан, такое имущество в соответствующей части признается раздельной собственностью этого супруга. И при его разделе между супругами доля того из них, кто передал на его приобретение личные средства, увеличивается пропорционально вложенной им сумме личных средств. То же в полной мере относится и к случаям приобретения во время брака имущества за счет средств, полученных в результате отчуждения добрачного, унаследованного, иного личного имущества (Чефранова Е.А.).

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15, не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак.

Особую актуальность приобретает вопрос о правовом режиме доходов, полученных во время брака от использования раздельной собственности одного из супругов. Если супруг занимается предпринимательской деятельностью, даже став предпринимателем до вступления в брак, то полученные им в браке доходы от такой деятельности войдут в состав общего имущества в силу п. 2 ст. 34 Семейного кодекса. Однако супруг может и не заниматься тем, что понимается под предпринимательской деятельностью. Ему могут просто принадлежать на праве личной собственности акции, приносящие дивиденды, он может сдавать внаем или в аренду за плату свою раздельную квартиру или разместить свои личные денежные средства на депозитах и получать по ним проценты. Причем это может быть единственным источником дохода, тогда как другой супруг может получать заработную плату, т.е. доходы от трудовой деятельности, являющиеся по закону общим супружеским имуществом. Признавая доходы от раздельного имущества также раздельными, придется все то, что приобретено на доходы этого супруга, считать его собственностью, в то время как все приобретенное на заработную плату другого супруга признать общей собственностью. В литературе были высказаны сомнения относительно справедливости такого решения (Чефранова Е.А.), утверждается, что в такой ситуации требуется защита прав второго супруга (Жилинкова И.В.). Авторы предлагают другие решения, являющиеся, по их мнению, наиболее справедливыми.

Е.А. Чефранова, обращаясь к опыту развитых зарубежных стран, отмечает, что согласно ст. 1401 Французского гражданского кодекса общими признаются приобретения, полученные супругами совместно или раздельно во время брака как за счет поступлений от их собственной профессиональной деятельности, так и за счет плодов и доходов от их раздельного имущества. При этом она указывает следующее: "Учитывая отечественную традицию, которая отдавала предпочтение общему перед личным, а также складывавшуюся в течение десятилетий судебную практику, которая всегда исходила из предположения о принадлежности к совместной собственности супругов любого вида имущества, поступившего к ним после заключения брака, можно с достаточной степенью надежности предположить, что содержание ст. 34 СК будет истолковано в пользу признания доходов, извлеченных из раздельного имущества, совместной собственностью супругов. Такое решение следовало бы приветствовать"

И.В. Жилинкова, напротив, считает, что доход от раздельного имущества должен признаваться собственностью того супруга, который является собственником принесшего доход раздельного имущества. Для защиты же имущественных прав супруга, который получал заработную плату (другие доходы, относимые к общему имуществу), необходимо установить специальные правила. Оставляя в целом общий принцип признания права собственности на плоды и доходы от раздельного имущества за супругом-собственником этого имущества, можно предусмотреть из него исключение - предоставить суду право в отдельных случаях, когда этого требуют интересы одного из супругов или их несовершеннолетних детей, признавать общим имуществом (полностью или в части) плоды и доходы от раздельного имущества другого супруга, полученные им в период брака.

Действующее семейное законодательство не решает судьбу плодов и доходов, приносимых раздельным имуществом супругов. По общему правилу, содержащемуся в гражданском законодательстве, поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества (ст. 136 ГК РФ). Иными словами, плоды и доходы, приносимые вещью, принадлежат собственнику вещи, а приносимые иным имуществом - тому, кому принадлежит само это имущество. Исходя из этого, можно сделать следующий вывод: плоды и доходы, приносимые вещью, принадлежащей одному из супругов, составляют его собственность. Однако, как указано в ст. 136 ГК РФ, законом может быть предусмотрено иное. В свою очередь, в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Каких-либо исключений в отношении плодов и доходов от раздельного имущества супругов здесь не сделано. Можно допустить, что ст. 34 Семейного кодекса и есть тот частный случай, когда общее правило гражданского законодательства о принадлежности плодов и доходов от имущества собственнику имущества не применяется. В связи с чем право на плоды и доходы от раздельного имущества приобретают оба супруга.

Изложенное мнение И.В. Жилинковой, безусловно, заслуживает внимания. Однако по крайней мере применительно к действующему российскому законодательству его нельзя признать верным решением проблемы. Нельзя считать Семейный кодекс тем самым законом, который в изъятие из общего правила ст. 136 ГК РФ устанавливает, что плоды, продукция и доходы принадлежат не только титульному владельцу имущества. Таким образом, признать право совместной собственности супругов на поступления от раздельного имущества одного из них, руководствуясь брачно-семейным законодательством, невозможно. В связи с этим правильным является указанное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ относительно поступлений от добрачного имущества.

Представляется, что защита интересов супруга, получавшего заработную плату или иные "общие" доходы, возможна на основании действующих норм. Можно предложить два способа такой защиты, выбор одного из которых зависит от конкретных обстоятельств.

Доходы от раздельного имущества, как и приобретенные за счет этих доходов вещи и прочее имущество, а также полученные в свою очередь уже от них доходы, считаются принадлежащими лично такому. За другим супругом право на них не признается. Но при этом большая часть имущества, приобретенного за счет доходов от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности другого супруга (общего имущества супругов), передается судом при разделе в собственность этому другому супругу. Суд вправе, исходя из заслуживающего внимания интереса этого супруга, отступить в его пользу от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе.

В тех случаях, когда один из супругов, что называется, "жил на проценты" от своего личного имущества и при этом практически не участвовал в расходах на общесемейные нужды, в то время как другой супруг тратил почти все свои доходы, относящиеся по закону к общему имуществу, на содержание семьи, и в совместной собственности супругов не окажется мебели, бытовой техники, посуды и других необходимых вещей, а значит, и делить в неравных долях будет нечего, - в таких случаях возможно применение предусмотренных гл. 60 ГК РФ правил о возврате или возмещении стоимости неосновательного обогащения. То есть можно признать, что супруг, который жил на проценты, неосновательно сберег за счет другого супруга свое имущество (а именно часть своих доходов и приобретений на эти доходы) и применить соответствующие правила. Кстати, в зарубежной литературе рассматривалось предложение применять нормы о неосновательном обогащении к требованиям лиц, состоявших в фактических брачных отношениях, о возврате своих денежных взносов для совместных приобретений. И следует включить в Семейный кодекс положение, прямо предусматривающее возможность применения в рассматриваемых ситуациях правил гл. 60 ГК РФ, кроме ненужных там норм. Необходимо подчеркнуть, что неосновательно сбереженным может считаться только часть плодов и доходов от раздельного имущества, а также то, что приобретено за счет этих доходов. Не следует относить к неосновательно сбереженному имуществу само личное имущество - источник дохода, равно как и средства, полученные от его реализации, и приобретенное на эти средства имущество.

Нередко до брака или в период брака в личную собственность одного из супругов поступает имущество, необходимое по своему назначению для пользования всеми членами семьи (например, гарнитуры мебели). Пользуясь этим имуществом многие годы, семья не приобретает подобных вещей за ненадобностью. В то же время второй супруг в период совместной жизни свой заработок тратит на повседневные общесемейные нужды: питание, одежду, туризм в период отпусков и др. Но, поскольку совместно нажитого имущества у этих супругов не оказывается, в случае раздела имущества один из них остается ни с чем. Как отмечает Л.Г. Кузнецова, при анализе указанных ситуаций напрашивается вывод о необходимости защиты интересов именно того супруга, который все свои средства и заработок тратил на содержание семьи. Она считает необходимым сформулировать норму о возможности признания личного имущества одного из супругов совместной собственностью.

Справедливость и целесообразность предложенного Л.Г. Кузнецовой решения вызывает сомнения. Если установить возможность признания личного имущества общим только потому, что оно длительное время находилось в общем пользовании, хотя бы и в силу своего бытового назначения, и что аналогичное имущество не приобреталось за ненадобностью, а получаемые доходы тратились исключительно на питание, одежду, лечение, отдых и т.п., то тем самым будет нарушена воля дарителя, последняя воля наследодателя. Кроме того, такое решение вступило бы в противоречие с одним из основных принципов законного режима имущества супругов по российскому праву: то имущество каждого супруга, к приобретению (увеличению стоимости) которого другой супруг не имеет отношения, является раздельным.

Существует и другой подход. В случае если супруги состояли в браке продолжительное время и при этом совместно проживали и вели общее хозяйство, пользуясь личным имуществом одного из них и не приобретая аналогичного имущества из-за отсутствия необходимости, можно, не признавая за другим супругом права на личное имущество первого, применить нормы ГК РФ о неосновательном обогащении, как предложено выше. Таким образом, супруг-собственник должен будет передать другому супругу в натуре часть предметов домашнего обихода либо выплатить компенсацию на обзаведение. Разумеется, это возможно только тогда, когда заработок или иной доход супруга-несобственника целиком или преимущественно расходовался на содержание семьи, а супруг-собственник в содержании семьи не участвовал или его участие было незначительным.

Предлагается и еще один вариант решения проблемы, рассчитанный на случаи, когда оба супруга должным образом принимали участие в несении семейных расходов, и потому о неосновательном сбережении имущества речи быть не может. Однако, во-первых, этот вариант потребует внесения существенных изменений в Семейный кодекс, во-вторых, он находится не в сфере правоотношений собственности супругов, а в сфере отношений, являющихся предметом семейного права. Суть этого варианта заключается в том, чтобы предоставить право требовать от супруга-собственника алиментов трудоспособному супругу, который стал нуждающимся в результате расторжения брака вследствие того, что в период пребывания в браке большую часть своего заработка тратил на общесемейные нужды, личного имущества не имеет, а общее имущество супругами не приобреталось. Естественно, обязанность по предоставлению алиментов должна быть ограничена коротким сроком, ведь такие алименты будут представлять собой не что иное, как средства на обзаведение. При этом, разумеется, предпочтительно установление алиментов не в денежной сумме, а в виде предоставления имущества.







Сейчас читают про: