double arrow

Краткий исторический очерк развития юридической психологии


Предпосылки и истоки возникновения юридической психологии.

В ряде учебников по юридической психологии ее истоки прослеживают с античных времен. Анализируются тенденции в генезисе правового мировоззрения, цитируются высказывания Сократа, труды Демокрита, Платона, Аристотеля и других классиков античной эпохи по вопросам справедливости и правомерности, необходимости учета особенностей человеческой души.

Однако реальный интерес к объяснению причин преступности, пониманию роли психологических явлений в правовой области, сбор и накопление эмпирического психологического материала по деятельности суда и мест лишения происходит в эпоху Просвещения.

В трудах французских философов-гуманистов Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье, М.Ф.А. Вольтера, К. Гельвеция, П. Гольбахадоказывалось, что право должно быть не волей правителей, а осознаваемой обществом мерой социальной справедливости, базироваться на идеях свободы личности и соблюдения ее естественных прав. Одновременно благодаря научно-правовым разработкам итальянского юриста Чезаре Беккариа(1738-1794), заложившего основы рационально-юридической кодификации преступлений, и английского ученого Иеремии Бентама (1748-1832), создавшего "утилитарную теорию причин преступности", все больше стал возрастать интерес к изучению факторов преступности и личности конкретных типов преступников, влиянию на них следствия, судебного процесса и наказания.




Интересные психологические идеи содержались и в трудах французский юрист Франсуа де Питаваль в 1734-1743гг. издал двадцатитомный труд "Удивительные уголовные дела", где предпринял попытку вскрыть психологическую суть преступных деяний. В монографии Джона Говарда "Состояние тюрем в Англии и Уэльсе" (1777), написанной на основе изучения значительного числа мест лишения свободы по всей Европе (более 300, в том числе и в России), не только активно отстаивались идеиулучшения содержания заключенных и соблюдения их прав, но и указывалась важность изучения и учета в пенитенциарных учреждениях индивидуальных особенностей лиц, отбывающих наказания. Первыми монографическими работами по юридической психологии традиционно считают публикации немецких ученых К. Эккартегаузена "О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений" (1792) и И.Х. Шауманна "Мысли о криминальной психологии"(1792).

Среди отечественных ученых XVIII столетия достаточно плодотворные в психологическом аспекте взгляды содержались в работах И.Т. Посошкова (1652-1726). Он, в частности, доказывал актуальность разработки классификации преступников по "степени испорченности", а также обосновывал психологически эффективные способы допроса свидетелей и обвиняемых.



Другой прогрессивный деятель России той эпохи В.Н. Татищев(1686-1750) утверждал, что законы часто нарушаются по незнанию, а потому необходимо создавать условия их изучения с детства.

В трудах М.М. Щербатого(1733- 1790) обращалось внимание на особую важность знания законодателями "человеческого сердца".

Ф.В. Ушаков в трактате "О праве и цели наказания"(1770) предпринял попытку раскрыть психологические условия воздействия наказания и, в частности, "исправительное доведение его до раскаяния".

А.Н. Радищев (1749-1802) в работе "О законоположении" обосновывал меры по предупреждению преступлений, основанные на учете психологии личности преступника (и прежде всего его мотивации).

Особенностью первой половины XIX в. является рост публикаций о преступности и личности преступника, опирающихся на достижения естественных наук (анатомии, биологии, физиологии, психиатрии и др.).

В первой половине XIX в. большую популярность получила френологическая (от греч. френ - ум) теория австрийского врача-анатома Франца Галля (1758-1828), пытавшегося доказать прямую зависимость между психическими явлениями и внешними физическими особенностями строения головного мозга человека (наличием выпуклостей, впадин и соотношений частей черепа).

Последователи Галля пытались создать "френологические карты" для идентификации типов преступников.

Пропаганда"френологической идеи" имела место и в России. Например, профессором Х.Р.Штельцером сначала в Московском (1806-1812), а затем в Юрьевском (ныне Тартуском) университетах будущим юристам читался спецкурс "Уголовная психология по Ф. Галлю".



Вершиной в развитии биологизаторского подхода к личности преступника явилось издание итальянским тюремным врачом – психиатром Чезаре Ломброзо (1835-1909) монографии "Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения" (1876), который разработал концепцию "прирожденного преступника", считая, что ему свойственны атавистические черты, роднящие с предками-дикарями. По мнению Ч. Ломброзо, типичный "прирожденный преступник" может быть распознан по определенным физиогномическим признакам: скошенный лоб, удлиненные или неразвитые мочки ушей, выпуклые скулы, большие челюсти, ямочки на затылочной части головы и т.д.

Отстаивание Ч. Ломброзо объективного подхода к изучению личности преступников нашло активную поддержку со стороны ученых многих стран мира, в том числе и в России (И.Т. Оршанский, И. Гвоздев, в ранних работах Д.А. Дриля).

В то же время в силу отечественных социально-культурных традиций и междисциплинарной ориентированности они сразу были подвергнуты критике со стороны многих юристов (ВД. Спасович, НД. Сергиевский, АФ. Конии др.) и психологически ориентированных ученых (В.М. Бехтерев, В.Ф. Чиж, П.И. Ковалевский и др.).

Во многих странах мира (в России с 1864 г.) во второй половине XIX века прошли судебные реформы, в результате которых в судопроизводстве утверждались принципы независимости и несменяемостисудей, состязательности судебного процесса и равноправия сторон, признания вердикта суда присяжных и т.д., создавались благоприятные условия для востребованности психологических знаний по исследованию психологических причин преступности и личности преступника .Осуществляемые С.И. Баршев в работе "Взгляд на науку уголовного законоведения" (1858) писал: "Ни один вопрос уголовного права не может быть решен без помощи психологии,... и если судья не знает психологии, то это будет суд не над живыми существами, а над трупами".

К.Я. Яневич-Яневский в статье "Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии"(1862) и В.Д. Спасович в учебнике "Уголовное право" (1863) обращают внимание на важность, с одной стороны, установления правовых законов с учетом природы человека, а с другой - наличия у юристов психологической компетентности.

И.М. Сеченов (1829-1905)- лидер отечественных физиологов и одновременно основоположник объективного поведенческого подхода в психологии как самостоятельной науки - в работе "Учение о свободе воли с практической стороны" доказывал, что "принудительные меры в отношении преступников, базируясь на физиологических и психологических знаниях о внутренних закономерностях развития личности, должны преследовать цель их исправления".

В монографии отечественного психиатра А.У. Фрезе "Очерки судебной психологии" (1871) утверждалось, что предметом данной науки должно являться "применение к юридическим вопросам сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни".

В вышедшей в 1877 г. статье юриста Л.Е. Владимирова "Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям" констатировалось, что социальные причины преступности коренятся в индивидуальном характере преступника, а поэтому требуются основательные психологические исследования.

Д.А. Дриль, имеющий и медицинское, и юридическое образование, в ряде своих публикаций 80-х годов прошлого столетия ("Преступный человек", 1882; "Малолетние преступники", 1884 и др.) целенаправленно отстаивал междисциплинарный подход, доказывая, что право и психология имеют дело с одними и теми же явлениями - законами сознательной жизни человека, а поэтому право, не обладая собственными средствами для изучения этого явления, должно заимствовать их у психологии.

В конце 80-х годов XIX столетия одну из наиболее теоретически глубоких типологий преступников (невменяемые, случайные, профессиональные) разработали профессор Санкт-Петербургского университета И.Я. Фойницкий и его последователи (ДА. Дриль, А.Ф. Лазурский,С.Н. Познышев и др.).

Среди активных сторонников внедрения в судопроизводство психологических экспертиз были юристы Л.Е. Владимиров, С.И. Гогель, психиатры В.М. Бехтерев, С.С. Корсаков и В.П.Сербский.

Ведя речь о значительном росте в России после судебной реформы 1864 г. интереса к психологическим знаниям, следует отметить роль произведений отечественных писателей Н.Г. Чернышевского, Ф.М. Достоевского, а также журналистско-публицистические труды А. Семилужского ("Община и ее жизнь в русском остроге", 1870), Н.М.Ядринцева ("Русская община в тюрьме и ссылке", 1872) и П.Ф. Якубовича ("В мире отверженных, записки бывшего каторжника", 1897).

Публикации этих авторов, испытавших на себе мучения, связанные с пребыванием в местах лишения свободы, активизировали научные дискуссии о мотивах преступлений, о возможности и характере процесса исправления заключенных.

В зарубежных странах после возникновения психологии в качестве самостоятельной науки многие ее теории стали активно востребоваться для объяснения причин преступности. Так, руководствуясь идеями Густава Лебона (1841-1931), который первым начал психологический анализфеномена "толпы" и выявил роль механизма "заражения", ряд ученых попытались развить их в своих концепциях, объясняющих причины противоправных деяний масс.

Габриэль Тард (1843-1904) в фундаментальных трудах "Законы подражания" и "Философия наказания", изданных в Париже в1890 г., доказывал, что преступному поведению, как и всякому другому, люди могут обучаться в реальном обществе на основе психологических механизмов "подражания" и "научения".

На развитие социально-психологического подхода к изучению причин преступности значительное влияние оказали труды французского социолога Э. Дюркгейма (1858-1917).

Крупнейшим юристом начала XX столетия Л.И. Петражицким (1867-1931) создана рационалистическая концепция "психология права", где право выступает как психическое явление.

Конец XIX - начало XX вв. знаменательны тем, что появился ряд фундаментальных психолого-юридических трудов. Так, австрийский ученый Г. Гросс в 1898 г. публикует монографию "Криминальная психология". В. Штерн совместно с Г. Гроссом и О. Липманом в 1903-1906 гг. в Лейпциге издают специальный журнал "Доклады по психологии показаний".

В России с 1904 г. под редакцией В.М. Бехтерева выпускался "Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма".

В 1906 г. швейцарский психолог Эдуард Клапаред (1873-1940) вводит термин «юридическая психология».

В ней к тому времени четко обозначились три основных направления - криминальная, судебная и пенитенциарная психология.

В развитии и применении в юридической психологии метода эксперимента значительная роль принадлежит крупнейшему отечественному психологу, психиатру и невропатологу В.М. Бехтереву(1857-1927).

В опубликованной им в 1912 г. книге "Объективный психологический метод в применении к изучению преступности" пропагандировался комплексный подход к изучению преступного человека, в том числе с учетом генеалогической наследственности, влияния воспитания, среды жизни и особенностей генезиса самой психики. Его талантливый ученик А.Ф. Лазурский (1874-1917) не только разработал методику "естественного эксперимента", но и создал теорию личности, разработал типологию личности преступников.

В 1908 г. В.М.Бехтеревым был создан Психоневрологический институт , где работала специальная криминологическая секция.

В начале XX столетия во многих университетах мира юристам стали читаться спецкурсы по юридической психологии.

Основные тенденции в развитии зарубежной юридической психологии в XX столетии.

В это время зарубежные ученые стали активно внедрять в практику правового регулирования методические наработки таких школ психологии, как психоанализ, бихевиоризм(поведенческой психологии), гуманистическая психология 9 психокоррекция, психотерапия). Благодаря исследованиям психоаналитиков Ф. Александера, Г. Штауба, А. Адлера,Б. Карпмена, Б. Бромберга была выявлена роль бессознательной сферы личности в преступном поведении, а также доказано, что преступные наклонности и стилевые особенности поведения делинквентов часто являются следствием ранней психической травматизации.

Заслугой представителей бихевиоризма(поведенческой психологии) является широкое изучение механизмов научения преступному поведению и активное внедрение в практику пенитенциарных учреждений различных программ "модификации поведения заключенных", направленных на их ресоциализацию.

В XX в. за рубежом интенсивно развивается диагностический инструментарий юридической психологии и, прежде всего, тестологический подход к изучению личности преступников.

Создатель одного из первых тестов интеллекта Альфред Бине применял его лишь при судебно-психологической экспертизе малолетних преступников, а в дальнейшем - для доказательства предположения, что преступники обладают более низким уровнем умственного развития. Но в итоге было доказано, что уровень интеллекта у преступников не ниже, чем у населения в целом.

Среди тестов патопсихологического характера в юридической практике нашли широкое применение методики по изучению интегральных личностных свойств (акцентуаций характера, делинквентных способностей, направленности личности и проективные тесты ("чернильные пятна" Г. Роршаха - 1921, "тематический апперцептивный тест" - ТАТ X. Моргана и Г. Мюррея - 1935, "портретная" методика Л. Сонди - 1945, методика "рисуночной фрустрации" С. Розенцвейга - 1945, тест "цветового выбора" Ф. Люшера - 1948 и др.), а также многоцелевые личностные опросники (MMPI, CPI, EPI) и др.

Значительным достижением в разработке психологического инструментария является создание методики ассоциативного эксперимента, позволявшей выявлять правдивость/лживость в показаниях преступников.

В 70-80-х годах зарубежные ученые стали в исследованиях прибегать к компьютерному моделированию.

Так, в изданной в России монографии американских ученых Т. Постона и С. Стюарта "Теория катастроф и ее применение" обсуждаются подходы и результаты моделирования групповых нарушений в тюрьме.

В области внедрения в правовую сферу достижений психокоррекции и психотерапии в XX в. своеобразным полигоном для первичного апробирования их методик обычно служили пенитенциарные учреждения.

По данным аналитических обзоров 1994-1996 гг. Института имени М. Планка (Германия; Гельмут Кюри) в настоящее время в странах Западной Европы насчитывается более 3,5 тыс. психологов, непосредственно работающих в правоохранительных органах. Кроме того, существует значительное число специализированных научных центров и академических институтов, где ведутся целенаправленные исследования по проблематике юридической психологии. Помимо интеграции усилий во внутригосударственном масштабе (прежде всего путем создания профессиональных сообществ юридических психологов: 1977г. - в Англии, 1981 г. - в США, 1984 г. - в ФРГ и т.д.) в последние годы наблюдается тенденция к возрастанию контактов и связей на международном уровне (проведение кросс-культурных исследований, международных симпозиумов и т.п.).

Развитие отечественной юридической психологии в советский и постсоветский периоды.

В России в первые 15 лет советской власти, в силу социального заказа и создания организационно-институциональных условий для прикладных исследований, возникли благоприятные обстоятельства для развития практически всех направлений (отраслей) юридической психологии.

в 20-егоды во многих городах созданы специальные кабинеты (в Саратове, Москве, Ленинграде, Воронеже, Ростове-на-Дону, Самаре и др.), а также в 1925 г. в Москве создан Государственный институт по изучению преступности и преступника, чтообеспечило значительный прирост психолого-юридических знаний, но и разработаны разноплановые средства исследования личности правонарушителей и воздействия на них.

1 Среди наиболее значительных монографических работ того периода следует отметить труды К. Сотонина "Очерки криминальной психологии" (1925), С.В. Познышева "Криминальная психология: Преступные типы" (1926), М.Н. Гернета "В тюрьме. Очерки тюремной психологии" (1927),Ю.Ю. Бехтерева "Изучение личности заключенного" (1928), А.Р. Лурия "Экспериментальная психология в судебно-следственном деле" (1928), А.Е. Брусиловского "Судебно-психологическая экспертиза" (1929).

В1930 г. состоялся первый съезд психологов по изучению поведения человека. Юридическая психология уже признается прикладной наукой, отмечаются заслуги ученых в разработке проблем криминальной, судебной и пенитенциарной направленности (А.С. Тагер, А.Е. Брусиловский,М.Н. Гернет и др.). Однако в дальнейшем (более чем на три десятилетия) исследования в области юридической психологии в нашей стране по политическим причинам были прекращены.

Возобновились исследования в области юридической психологии лишь в 60-е годы.

Наибольшая активность была проявлена в восстановлении научно-предметного статуса и проведении исследований по судебной психологии (Ю.В. Ивашкин, Л.М. Корнеева, АР. Ратинов,АВ. Дулов, И.К. Шахриманян и др.).

Преподавание ее в юридических вузах началось в 1965-1966 гг., ее проблемы обсуждались на секциях III и IV съездов Общества психологов СССР (1968 и 1971 гг.), а также на Всесоюзной научно-практической конференции "Актуальные проблемы судебной психологии" (1971) и второй конференции в Тарту в 1986 г.

В 1968 г. во ВНИИ Прокуратуры СССР под руководством А.Р. Ратинова начал работать психологический научно-исследовательский сектор,

а в 1974 г. в Академии МВД - кафедра психологии управления.

В 1975 г. в Академии был создан первый (и в течение 20 лет единственный) диссертационнный совет по юридической психологии, где было защищено более 10 докторских и около 50 кандидатских диссертаций). В 1971 г. Госкомитетом по науке и технике при Совете Министров СССР было принято решение о введении в реестр научных специальностей под номером 19.00.06 новой специальности - "юридическая психология". В последующее 20-летие развития отечественной юридической психологии был значительно расширен диапазон исследований практически по всем ее важнейшим направлениям:

• методолого-теоретическим проблемам юридической психологии;

• правовой и превентивной психологии;

• криминальной психологии;

• психологии в следственной и оперативно-розыскной деятельности;

• судебной психологии и проблем совершенствования судебно-психологической экспертизы;

• исправительно-трудовой (пенитенциарной) психологии;

• психологии управления в правоохранительных органах;

С созданием и развитием сначала 90-х годов в правоохранительных органах психологической службы расширилась практическая деятельность юридических психологов, приобретая, прежде всего, черты комплексного подхода к разработке проблем психологического обеспечения юридического труда.

История зарождения и развития юридической психологии убедительно свидетельствует, что данная область теоретического знания и психопрактики становится весьма многоплановой ив перспективе будет еще более востребуемой в правовой сфере и будет оказывать на нее свое формирующе-гуманизирующее воздействие.







Сейчас читают про: