double arrow

Методологические вопросы разработки и применения личностных опросников


Метод опросников — наиболее распространенный у нас в стране формализованный метод психодиагностики. Его популярность объяс­няется рядом причин, среди которых главными являются простота процедуры диагностирования и доступность (в публикуемых во мно­жестве сборниках методик львиную долю занимают именно опросни­ки). Эти же причины способствуют тому, что опросники пытаются использовать не только квалифицированные психодиагносты, но и не­профессионалы.

Рассмотрим, почему последнее недопустимо. Психодиагност пони­мает иучитывает в своей практике специфические особенности этого метода, определяющие его достоинства инедостатки. Как уже отме­чалось в части I, гл. 2, черта, отличающая личностные опросники от других формализованных методов, заключается в том, что они пред­назначены для получения информации об обследуемом со слов само­го обследуемого. Иначе говоря, опросники являются разновидностью самоотчетов, и необходимым условием ответа в них является прояв­ление умений рефлексии, анализа себя и окружающих. Индивиды вла­деют такими умениями не в одинаковой степени, и поэтому для опре­деленных категорий людей опросники могут оказаться неподходящим методом диагностики.

Проблема состоит в том, что невнимательный психодиагност может в ряде случаев этого не заметить. Тогда испытуемый, отвечая на оп­росник, в тех или иных пунктах будет давать ответы, которые можно отнести к категории «вынужденных». Это связано с тем, что он счита­ет себя обязанным что-то ответить, поскольку согласился на участие в диагностической процедуре. Такого рода ответы, по сути, обманыва­ют психолога, вводят его в заблуждение, так как он оценивает их в соответствии с концепцией, лежащей в основе опросника, рассматривая их как характеризующие испытуемого с той или иной стороны (что не соответствует реальности, так как такого рода вынужденные ответы являются случайными).

Это не единственная опасность, подстерегающая диагноста при ис­пользовании опросников. Другая опасность состоит в том, что пони­мание используемых в опросниках слов и формулировок может су­щественно варьировать у разных индивидов. Так, например, понятие «удовлетворенность работой», используемое в опросниках професси­ональной направленности, интерпретируется Индивидами по-разному в зависимости от того, какой удельный вес в процессе труда имеют для них разные его компоненты (условия труда, его процесс, органи­зация, содержание, взаимоотношения в трудовом коллективе, отно­шения с руководством, перспективы профессионального продвиже­ния, престиж профессии и т. д.). По существу, каждый испытуемый отвечает на вопрос, ориентируясь на собственную интерпретацию по­нятий, используемых в опросниках. Как уже было отмечено выше, субъективные интерпретации отражают его личный опыт. Учитывая все вышесказанное, А. Анастази писала: «Один и тот же ответ не всег­да можно расценивать как критерий для постановки одного и того же диагноза и основания для сходного прогноза, если результаты эти по­лучены при диагностировании людей с абсолютно несходным прош­лым опытом» [11, с. 483].

Но ответы испытуемого определяются не только его индивиду­альным прошлым опытом, а и принадлежностью к определенному со­циуму, определенной культуре, поэтому возникают специфические проблемы, связанные с применением переводных опросников. Этот вопрос будет детально рассмотрен в части IV, гл. 2.

Еще целый ряд проблем возникает из-за того, что личностные оп­росники особенно подвержены влиянию определенных установок ис­пытуемого на ответы, что приводит к искажению или фальсификации получаемой с их помощью информации.

Одна из основных установок — тенденция давать социально одоб­ряемые ответы. А. Эдварде, первым исследовавший такой фактор, как социальная желательность, обозначил его как «эффект фасада» или стремление (по большей части неосознаваемое) выдвигать на первый план хорошие стороны, выглядеть лучше, чем в действительности, в глазах окружающих [114]. Эта тенденция, по мнению А. Эдвардса, мо­жет указывать на то, что индивид недостаточно хорошо себя знает (заблуждается на свой счет) или не желает признать свою ограниченность. Другие исследователи считают, что социально одобряемые от­веты вызываются общей потребностью индивида в самозащите, со­циальном согласии, социальном одобрении, стремлении избежать критики [10, т. 2].

А. Эдварде разработал специальную шкалу социальной желатель­ности, состоящую из 39 пунктов. Он считает, что если социальная же­лательность, определяемая по этой шкале (или другим шкалам тако­го же типа, имеющимся в опросниках), коррелирует с показателями опросника, эффективность последнего в выявлении индивидуальных различий по содержательным личностным свойствам остается низкой [10, т. 2].

Стремление выбрать социально желательный ответ — лишь одна из установок при ответах на опросники. Еще одна тенденция состоит в стремлении испытуемого выбирать неблагоприятные для описания самого себя ответы. Часто такую тенденцию называют симуляцией. Психологи считают, что человеком, проявляющим такую установку, может двигать потребность во внимании, симпатии или помощи в реше­нии собственных проблем. А. Анастази указывает, что человек, счита­ющий, что он нуждается в психотерапии, при заполнении личностных опросников будет стремиться проявить себя менее приспособленным, чем это есть на самом деле, имеющим личностные проблемы и комп­лексы [10, т. 2].

Еще одна установка, которая может обнаружиться при использова­нии опросников, прямо противоположна предыдущей. Она носит на­звание <<диссимуляции» и заключается в стремлении выглядеть абсо­лютно здоровым и благополучным по результатам диагностирования.

Одной из наблюдаемых в ответах установок, довольно давно при­влекшей к себе внимание специалистов, является так называемое «мол­чаливое согласие». Оно заключается в стремлении выбирать один из полюсов ответов — ответ «верно» или «да». Исследователи считают, что каждый испытуемый имеет свое место в континууме на шкале, на одном полюсе которой находится последовательный «соглашатель», а на другом — последовательный «отрицатель» [10, т. 2]. Иными сло­вами, индивиды различаются своими предпочтениями при выборе от­ветов «да» и «нет»(«верно» и «неверно»).

Еще одной достаточно исследованной установкой на ответы явля­ется «отклонение», или стремление давать необычные, необщеприня­тые ответы. Один из исследователей этой установки, И. Берг, доказал ее независимость от содержания методики [104]. В подтверждение этого он продемонстрировал действие фактора отклонения на невербальном материале, в котором требовалось выбрать одну из геомет­рических фигур. Считается, что проявление установки «отклонения» связано с разными типами личностей: один тип предпочитает выби­рать обычные ответы, а другой — необычные.

Итак, ответы в личностных опросниках могут зависеть от предпо­читаемых стилевых особенностей испытуемых, которые искажают содержательную информацию, интересующую психодиагноста при при­менении разных видов опросников. Это означает, что оценки разных сто­рон и черт личности, получаемые с помощью опросников, могут быть неточными и даже неверными. Конечно, речь при этом идет не обо всех испытуемых, а лишь о части из них, подверженных действию разных установок. В противном случае нельзя было бы получить удовлетво­рительные показатели надежности и валидности, которыми отлича­ются психодиагностические опросники.

Таким образом, применяя тот или иной даже хороший, проверен­ный личностный опросник для диагностирования определенного чело­века, психолог не может быть полностью уверен в том, что получаемая информация не является искаженной или даже сфальсифицирован­ной. Опытный специалист обязан сомневаться в достоверности инфор­мации об испытуемом и с помощью ряда приемов проверять данные индивидов, получаемые с помощью опросников. К сожалению, рас­смотренные выше вопросы не осознаются непрофессионалами, и это еще одно доказательство невозможности использования психодиагно­стических методов людьми, не имеющими специальных глубоких зна­ний в области психодиагностики.

Какие меры предпринимаются диагностами, чтобы устранить или, по крайней мере, выявить и учесть искажающее влияние установок на ответы?

Один из приемов выявления состоит в использовании дублиру­ющих вопросов. По поводу каждой черты или иной характеристики готовится не один, а как минимум 4-5 вопросов, которые формулиру­ются таким образом, чтобы в разной форме, но в одинаковой степени быть адресованными к одному и тому же содержанию, раскрывать одну и ту же черту личности. Противоречивость в ответах на дублиру­ющие вопросы означает действие различных установок испытуемого и выявляет невозможность оценить ту или иную его личностную ха­рактеристику с помощью данного опросника.

Еще одной мерой, направленной не столько на выявление, сколько на предупреждение фальсификации, связанной с действием устано­вок, является использование метода вынужденного выбора. Он состоит в том, что отвечающему предлагается выбрать между двумя терминами или фразами, которые кажутся одинаково допустимыми, но имеют разную валидность. Спаренные фразы в социальном отно­шении могут быть либо обе желательными, либо обе нежелательны­ми. Задания, построенные по типу вынужденного выбора, могут со­стоять из 3, 4 или 5 пунктов, из которых испытуемый должен указать наиболее и наименее близкое ему высказывание и т. д. Метод вынуж­денного выбора использован в опроснике ПДО А. Е. Личко и ряде других.

Использование метода вынужденного выбора для контроля социаль­ной желательности требует двух типов информации о каждой альтер­нативе ответа: информации о социальной желательности, или «индексе предпочтения», и валидности, или «индексе различения». Социальная желательность может быть установлена с помощью субъективных оце­нок заданий в отношении альтернатив выбора репрезентативной груп­пой испытуемых или проверкой частоты, с которой встречаются отве­ты при оценивании самих себя. В своих работах А. Эдварде установил, что частота выбора и установленное социально желательное мнение коррелируют в пределах от 0,80 до 0,90. Иначе говоря, в среднем само­описания какой-то выборки людей почти совпадают с усредненным описанием желательной личности. Субъективная оценка социальной желательности заданий остается стабильной в группах, различаю­щихся полом, возрастом, образованием, социоэкономическим уровнем и национальностью.

Впрочем, некоторые исследования показывают, что метод вынуж­денного выбора лишь снижает влияние фактора социальной желатель­ности. Но не устраняет его совсем. Более того, есть данные, что ответы в опросниках, построенных по методу вынужденного выбора, могут сознательно фальсифицироваться, чтобы создать желательное впечат­ление в соответствии с конкретными целями индивидов. Кроме того, установлено, что задания в таких опросниках, созданные на основе усредненных групповых суждений об общей социальной желательно­сти, могут оказаться неодинаковыми для разных испытуемых.

Итак, метод вынужденного выбора недостаточно эффективен для устранения фальсификации или социальных установок на желатель­ность ответа. Кроме того, его применение приводит к дополнитель­ным методическим трудностям, связанным с интерпретацией диагно­стических результатов (например, иногда удается получить инфор­мацию не об абсолютной силе проявления той или иной личностной черты, а лишь о ее относительной выраженности).

Для устранения влияния на результаты опросника установки на молчаливое согласие диагност при его разработке должен уравнять число заданий, в которых ответ «да» или «верно» оценивается балла­ми, и число заданий, в которых баллы начисляются за ответы «нет» или «неверно». Такое уравнивание может быть достигнуто правиль­ным отбором и переформулировкой вопросов. К сожалению, это сде­лано далеко не во всех диагностических опросниках, что снижает до­стоверность получаемых с их помощью данных.

Метод, используемый для выявления действия некоторых устано­вок на ответы, называется методом контрольных шкал (иногда их на­зывают шкалами лжи). Этот метод заключается в том, что в опросник, помимо диагностических пунктов, направленных на измерение тех или иных содержательных личностных свойств, вводятся пункты, выявля­ющие стилевые особенности индивидов. Три типа контрольных шкал имеются в опроснике MMPI — это шкалы L, F и К, описанные ранее.

Все вышеизложенное показывает, какие трудности встают перед психологом, желающим разработать хороший диагностический опрос­ник. Он должен понимать, что формулировки вопросов, выбор тех или иных лексических единиц влияют на содержание ответов. Поэтому одно из основных требований к формулировкам вопросов — ясность и точность. Они должны быть простыми настолько, чтобы стать понят­ными для всех опрашиваемых. Трудность понимания вопросов зави­сит, среди прочего, и от использованных слов, от таких их характе­ристик, как многосложность и многозначность. Особенно сложные и многозначные слова должны по возможности исключаться. Каждый вопрос должен содержать только одну мысль, поскольку многознач­ность приведет к разноплановости понимания одного и того же вопро­са разными испытуемыми, а это, в свою очередь, не позволить сравни­вать их ответы.

Опасны наводящие вопросы, внушающие определенный ответ, а так­же стереотипные формулировки, предполагающие столь же стерео­типные ответы. Вопросы должны быть сформулированы так, чтобы их содержание было по возможности беспристрастным, социально ней­тральным. Вопросы должны быть точными — не следует задавать об­щий вопрос, желая получить информацию частного характера. Каж­дый из вопросов должен быть связан с диагностируемой личностной особенностью, поэтому обязательны проверки опросников в отноше­нии гомогенности.

Но главная особенность любого опросника, о которой должен пом­нить его создатель, состоит в том, что психологическое содержание пунктов опросника неизбежно отражает теоретическую позицию со­ставителя, его концепцию. Отвечающий может выразить свое мнение только о том, о чем его спрашивают, и только в том смысле, который навязан автором опросника. Опросник может не затронуть важные сто­роны личности опрашиваемого, если этого не захотел или не смог пре­дусмотреть автор. Опросник всегда строится в соответствии с замыс­лом и взглядами автора и будет полезен только в рамках этого замысла.

Итак, все отмеченные выше особенности опросников позволяют говорить о том, что процесс их создания сопряжен с большими труд­ностями. Наивным и поверхностным является представление о том, что любые наборы вопросов по какой-то теме без надлежащих прове­рок и научного обоснования, без учета всех трудностей их создания могут рассматриваться как психодиагностические инструменты.

Однако знать и понимать указанные выше специфические особен­ности метода опросников важно не только тем, кто занимается их раз­работкой, но и пользователям, а также тем, кто использует полученные с их помощью результаты. Любые методы психодиагностики следует рассматривать в качестве определенных, обладающих специфически­ми свойствами способов извлечения первичной диагностической ин­формации об испытуемых. Интерпретация этой информации возмож­на лишь при условии понимания пользователем истории создания методики, ее ограниченности, тех допущений, которые были сделаны при этом, возможных ошибок и неточностей, связанных со спецификой методики. Необходима определенная доля критичности в отношении методик и получаемой с их помощью информации. В отношении же опросников следует отметить следующее: психодиагносты как в нашей стране, так и на Западе единодушны в том, что они по методическому уровню стоят ниже других формализованных методов. Для повыше­ния достоверности и прогностичности их результатов следует исполь­зовать их в комплексе с другими диагностическими методами.


Сейчас читают про: