double arrow

Б. Канон Нового Завета


Развитие канона Нового Завета начинается с книг апостолов. Не следует забывать, что составление Писания связано с великими свершениями Бога в истории спасения. Ветхий Завета фиксирует и истолковывает призвание Ав-раама и жизнь его потомков, исход из Египта и скитания в пустыне, утверж-дение народа Божьего в Ханаане, установление монархии, плен и возвраще-ние из плена. Все эти великие свершения Божьи истолкованы для нас в Его Слове —Писании. Ветхий Завет завершается ожиданием Мессии (Мал. 3:1—4; 4:1—6). Следующим этапом истории спасения был приход Мессии, и нет ни-чего удивительного в том, что Писание не дополнялось до тех пор, пока не произошло это величайшее событие в истории спасения.

Поэтому Новый Завет состоит из книг апостолов1. Именно апостолам Святой Дух дал способность точно вспоминать слова и дела Иисуса и пра-вильно истолковывать их для последующих поколений.

Иисус обещал эту силу Своим ученикам (которых стали называть апос-толами после Его воскресения): «Утешитель же, Дух Святый, Которого по-шлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» (Ин. 14:26). Иисус обещал также дальнейшее откровение истины от Свя-того Духа, когда сказал ученикам: «Когда же приидет Он, Дух истины, то на-ставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет гово-рить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16:13,14). В этих стихах ученикам дано обетование удивительн ых даров, которые призваны дать им возможность стать составителями Писания: Святой Дух научит их «всему», поможет помнить им «все», что Иисус говорил им, наставит их «на всякую истину».

19 Некоторые новозаветные книги (Евангелие от Марка, Евангелие от Луки, Деяния Апостолов, Послание к Евреям и Послание Иуды) были написаны не апостолами, однако людьми, которые были близки к ним, и, судя по всему, работали под их руководством.

Кроме того, люди, которые несли в ранней церкви апостольское служение, имели авторитет, равный авторитету ветхозаветных пророков, власть говорить и писать слова Бога. Петр призывает своих читателей не забывать «заповедь Господа и Спасителя, преданную Апостолами вашими» (2 Пет. 3:2). Солгать апостолам (Деян. 5:2) — то же самое, что солгать Святому Духу (Деян. 5:3) или солгать Богу (Деян. 5:4).

Упоминания о своей способности говорить слова Самого Бога особенно ча־ сты в писаниях апостола Павла. Он не только говорит, что Святой Дух открыл ему то, что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило... на сердце чело-веку» (1 Кор. 2:9), но также, что, когда он произносит это откровение, он говорит «не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Свя-того, излагая духовное духовными словами» (1 Кор. 2:13; перевод мой. — У. Г.)20.

Павел также говорит коринфянам: «Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни» (1 Кор. 14:37). Слово, которое переведено в этом стихе как «что», — 1реческоеотносительное местоимение множественного числа (&), и буквально может быть переведено как «то, что я пишу вам». Таким образом, Павел утверждает, что его наставления коринфской церкви не просто его собственные наставле-ния, а повеления Господа. Позднее, защищая свое апостольское служение, Павел говорит, что он даст коринфянам «доказательства на то, Христос ли говорит во мне» (2 Кор. 13:3). Можно привести и другие, подобные, стихи (напр.: Рим. 2:16; Гал. 1:8,9; 1 Фес. 2:13; 4:8,15; 5:27; 2 Фес. 3:6,14).

Итак, апостолы имели власть писать слова Божьи, равные по истинности и авторитету словам ветхозаветных Писаний. Они пользовались этой властью для того, чтобы записать и истолковать великие истины ожизни, смерти и воскресе-нии Христа, а также показать их практическое значение для жизни верующих.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Писания Нового Завета рас-положены рядом с Писаниями Ветхого Завета в едином каноне. Ведь именно это мы и видим, по крайней мере в двух случаях.

20 Это мой собственный перевод последней части 1 Кор. 2:13; см.: Wayne Grudem, "Scripture's Self-Attestation", in Scripture and Truth, ed. D. A. Carson and John Woodbridge (Grand Rapids: Zondervan, 1983), p. 365, n. 61. Однако этот перевод не является самым главным аргументом в пользу того, что Павел говорит словами, которым его научил Свя-той Дух, это утверждается в первой части стиха, как бы мы ни переводили вторую часть.

1) Во 2 Пет. 3:16 Петр показывает, что не просто знает о существовании письменных посланий Павла, но также открыто причисляет «все послания [Павла]» к «прочим Писаниям». Петр говорит: «Как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания» (2 Пет. 3:15,16, курсив мой. — У Г.). Слово, которое переведено здесь как «Писания», — это γραφή, слово, которое встречается в Новом Завете 51 раз и в каждом из этих случаев обозначает Писания Ветхого Завета. Таким образом, слово «Писание» было для новозаветных авторов специальным тер-мином и употреблялось только в отношении тех книг, которые, по их мнению, были словами Бога, а потому принадлежали к канону Писания. В этом же сти-хе Петр относит книги Павла к «другим Писаниям» (имея в виду ветхозаветные

Писания). Таким образом, Павел считает книги Павла также достойными име-новаться «Писанием», т. е. достойными включения в канон.

2) В 1 Тим. 5:17,18 Павел говорит: «Достойно начальствующим пресвите-рам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении. Ибо Писание говорит: „не заграждай рта у вола молотящего"; и: „трудящийся достоин награды своей"». Первая цитата из «Писания» — это Втор. 25:4, однако второй — «трудящийся достоин награды своей» — мы не нахо-дим нигде в Ветхом Завете. Но она есть в греческом тексте Л к. 10:7 точно втехже словах. Видимо, Павел цитирует здесь Евангелие от Луки21 и называет его «Пи-санием», т. е. чем-то, что достойно быть частью канона22. В обоих этих отрывках (2 Пет. 3:16 и 1 Тим. 5:17,18) мы видим свидетельство, что на очень раннем этапе истории церкви Писания Нового Завета признавались частью канона.

Поскольку апостолы по своему апостольскому служению имели власть записывать слова Писания, подлинные записанные учения апостолов при-нимались ранней церковью как часть канона Писания. Если мы принимаем аргументы в пользу традиционных взглядов на авторство Писаний Нового Завета23, то большая часть Нового Завета входит в канон уже благодаря пря-мому авторству апостолов. Тогда в канон входит Евангелие от Матфея, от Иоанна, все послания Павла, Послание Иакова24, Первое и Второе послания Петра, Первое, Второе и Третье послания Иоанна и Откровение.

21 Кто-то может возразить, что Павел цитирует здесь не Евангелие от Луки, а устную
традицию, в которой передавались слова Иисуса, однако сомнительно, что он мог бы
назвать эту традицию «Писанием», так как это слово (греч.
γραφή) в Новом Завете все-
гда обозначает письменные тексты. Кроме того, Павел был близко знаком с Лукой и мог
цитировать письменное Евангелие от Луки.

22 Сам Лука не был апостолом, но его Евангелие обладало авторитетом, равным апос-
тольскому. Вероятно, это объясняется его близким знакомством с апостолами, особенно
с Павлом, и тем, что материал его Евангелия был воспринят от апостолов.

23 Аргументы в защиту традиционных взглядов на авторство Писаний Нового Заве-
та см.: Donald Guthrie, New Testament Introduction (Downers Grove, 111.: InterVarsity Press,

י .(1970

24 Судя по всему, Иаков принимается как апостол в 1 Кор. 15:7 и Гал. 1:19. Он также
исполняет апостольские функции в Деян. 12:17; 15:13; 21:18; Гал. 2:9,12.

25 Послание Иуды не сразу было принято в канон, в основном из-за того, что в нем
цитируется неканоническая Первая книга Еноха.

Таким образом, остается пять книг: Евангелие от Марка, от Луки, Дея-ния, Послание к Евреям и Послание Иуды, которые были написаны не апос-толами. Данные о том, каким именно образом эти книги стали считаться час-тью Писания, в ранней церкви очень скудны, однако Евангелие от Марка, Евангелие от Луки и Деяния Апостолов получили всеобщее признание очень рано, вероятно из-за близкого знакомства Марка с апостолом Петром, а Луки (автора Деяний) — с апостолом Павлом. Похоже, что Послание Иуды полу-чило признание из-за его отношений с Иаковом (см.: Иуд. 1) и потому, что он был братом Иисуса25.

Послание к Евреям было принято в канон потому, что его считали посла-нием Павла. Однако, начиная с самого раннего времени, были люди, которые отвергали авторство Павла и выдвигали другие предположения. Ориген (умер ок. 254 г. н. э.) упоминает о различных теориях и заключает: «Но кто дейст-вительно написал это послание, знает только Бог»26. Ранних читателей убе-дили, скорее всего, достоинства самой книги, как они убеждают верующих и в наши дни. Но в конечном счете автором этого послания может быть только Сам Бог. Со страниц Послания к Евреям величественная слава Христа сияет столь ярко, что ни один верующий, серьезно вчитывающийся в него, не ста-нет сомневаться в том, что его место — в каноне Писания.

Это подводит нас к самой сути вопросао каноничности. Для того чтобы книга принадлежала к канону, абсолютно необходимо, чтобы она обладала божествен-ным авторитетом. Если слова книги — это слова Божьи (высказанные через лю-дей) и если ранняя церковь во главе с апостолами считала эту книгу частью Пи-сания, то такая книга принадлежит к канону. Но если слова книги не являются словами Божьими, то она не принадлежит к канону. Вопрос об апостольском ав-торстве важен, потому что Христос в первую очередь апостолам дал способность записывать слова, обладающие абсолютным божественным авторитетом. Если можно доказать, что книга написана апостолом, то тем самым автоматически устанавливается и абсолютный божественный авторитет книги27. Таким обра-30м,ранняя церковь автоматически принимала как часть канона письменные учения апостолов, которые сами апостолы желали сохранить как Писание.

Однако в ранней церкви были и другие люди, которым Христос также дал способность записывать слова Божьи под воздействием Святого Духа, а по-тому их произведения должны были стать частью канона. В этих случаях пе-ред ранней церковью стояла задача распознать характеристики собственных слов Божьих (явленных через людей).

26 Это высказывание Оригена цитируется в Церковной истории Евсевия, 6.25.14.

27 Конечно, это не означает, что все, написанное апостолами, в том числе списки
продуктов, которые они посылали торговцам, и деловые или финансовые заметки, еле-
дует рассматривать как Писание. Мы говорим здесь о текстах, которые были составле-
ны, когда эти люди действовали в качестве апостолов и давали церквам и конкретным
людям (таким, как Тимофей и Филимон) апостольские повеления.

Также очень вероятно, что сами апостолы еще при жизни сообщили церквам о том, какие тексты они хотели бы увидеть сохраненными и используемыми в качестве Писания (см.: Кол. 4:16; 2 Фес. 3:14; 2 Пет. 3:16). Судя по всему, были и такие книги, которые обладали абсолютным божественным авторитетом, но которые апостолы не хотели оставлять церкви как «Писание» (такие, как предыдущее «послание» к коринфянам, см.: 1 Кор. 5:9). Кроме того, апостолы гораздо больше учили устно, и хотя эти их слова также обладали божествен-ным авторитетом (см.: 2 Фес. 2:15), они не были записаны и сохранены как часть Писания. Итак, для включения той или иной книги в канон необходимо было подтвердить авторство апостола или доказать, что она была написана под руководством апостола.

В случае некоторых книг (по крайней мере, Евангелия от Марка, Еванге-лия от Луки, Деяний Апостолов и, возможно, Послания к Евреям и Послания

Иуды) церковь имела личное свидетельство еще живших в то время апосто-лов, которое подтверждало божественный авторитет этих текстов. Например, Павел мог подтвердить аутентичность Евангелия от Луки и Деяний, а Петр мог подтвердить аутентичность Евангелия от Марка, как книги, содержащей ту самую Благую весть, которую проповедовал он сам. Иногда церкви просто следовало решить, слышала ли она в словах этих книг голос Самого Бога. В таких случаях слова этих книг свидетельствовали сами за себя; т. е. слова нес-ли свидетельство о божественном авторстве, когда христиане их читали. По-хоже, именно так и произошло с Посланием к Евреям.

Нас не должно удивлять, что ранняя церковь могла принять Послание к Евреям и другие тексты, написанные не апостолами, как слова Самого Бога. Разве Иисус не сказал: «Овцы Мои слушаются голоса Моего» (Ин. 10:27)? (Греческий текст допускает также следующий перевод: «Овцы Мои слышат голос Мой». — Примеч. пер.) Поэтому не следует полагать, что ранняя цер-ковь не могла использовать сочетание различных факторов. Чтобы опреде-лить, действительно ли книга была словами Божьими (явленными через чело-века) и потому достойной включения в канон, церковь могла опираться на авторитет апостолов, учитывать согласованность с остальной частью Писа-ния и «богодухновенность» написанного, подтвержденную подавляющим большинством верующих. И вполне вероятно, что этот процесс продолжался в течение определенного времени, так как книги попадали в различные церк-ви в разное время, пока, наконец, вся Церковь не смогла прийти к правильно-му решению, включив в канон лишь те книги, которые действительно были «богодухновенными», и исключив те, которые таковыми не являлись28.

Написанное в 367 г. н. э. Тридцать девятое пасхальное послание Афана-сия содержит точный список двадцати семи книг Нового Завета, которыми мы пользуемся и сегодня. Этот список был принят в восточной части среди-земноморского мира. Тридцать лет спустя, в 397 г. н. э., Карфагенский собор, который представлял церкви западной части средиземноморского мира, со-гласился с восточной частью и принял тот же список. Это самые древние окончательные списки книг современного канона.

Следует ли нам ожидать, что в дополнение к канону будут написаны еще какие-либо книги? Ответ находим в первом предложении Послания к Евреям, где этот вопрос подставлен в перспективе истории спасения: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в по-следние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил» (Евр. 1:1,2).

28 Здесь я не затрагиваю вопрос о текстуальных вариантах (т. е. различиях в отдель-ных словах и выражениях, которые имеют место во многих древних копиях Писания, дошедших до наших дней). Этот вопрос рассматривается в гл. 4.

Противопоставление, выраженное в словах «издревле» и «в последние дни сии», предполагает, что речь Бога, обращенная к нам через Его Сына, — это

кульминация Его речи к человечеству и Его величайшее и последнее открове-ние за всю историю спасения. Исключительность величия откровения, яв-ленного через Его Сына, далеко превосходящее откровение Ветхого Завета, вновь и вновь подчеркивается в гл. 1 и 2 Послания к Евреям. Все эти факты указывают на окончание откровения Бога во Христе.

Но откуда мы узнаем об откровении через Христа? Писания Нового За-вета содержат окончательное, авторитетное и достаточное истолкование дела искупления. Апостолы и их спутники рассказывают о словах и поступках Христа и истолковывают их с абсолютным божественным авторитетом. Они закончили писать, и уже нельзя прибавить ничего такого, что обладало бы та-ким же абсолютным божественным авторитетом. Таким образом, когда апос-толы и действующие по их указанию спутники закончили писать, мы полу-чили в письменной форме окончательное изложение всего того, что Богжела-ет, чтобы мы знали о жизни, смерти и воскресении Христа и о значении всего этого для жизни верующих во все времена. Поскольку это величайшее откро-вение Бога человечеству, не следует ожидать другого. Итак, в Евр. 1:1,2 пока-зано нам, почему никакие другие книги не могут быть прибавлены к Библии после новозаветных времен. Сейчас канон завершен.

Такой же вывод можно сделать исходя из текста Отк. 22:18,19:

И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей: и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей29.

В этих стихах подразумевается, в первую очередь, сама Книга Открове-ние, так как Иоанн говорит о ней как о «словах пророчества книги сей» (ст. 7 и 10; вся книга названа пророчеством в Отк. 1:3). Кроме того, упоминание о «древе жизни» и о «святом граде», которые описаны «в книге сей», указывает, что имеется в виду сама Книга Откровение.

29 По-гречески ст. 19 звучит так:Και кба/ τις οφέλη οπό χώ׳λόγων τοΰβιβλίου της προφετείας ταύτης, άφελεΐ Ь θεός μέρος αϋτοΰ ύαιό τον ξύλου της ζωής και εκ της πόλεως της ix/ίας, των γεγραμμένων εν τω βιβλίω τούτω. Таким образом, более точный перевод второй части стиха будет следующим: «...Того Бог лишит участия в древе жизни и в святом городе, которые описаны в этой книге». —Примеч. пер.

Однако совсем не случайно подобное утверждение стоит в конце послед-ней главы Книги Откровение (последней книги Нового Завета). Откровение действительно следует поместить в каноне последним. Что касается многих книг, их размещение в корпусе канона не имеет большого значения. Но как Бытие следует разместить первым (поскольку в нем говорится о творении), так Откровение следует разместить последним (так как в нем говорится о бу-дущем и о новом творении Бога). События, которые описаны в Откровении, являются исторически последующими по отношению к предыдущей части

Нового Завета. Итак, мы не ошибемся, если сделаем вывод, что предостере-жение, высказанное в конце Книги Откровение, относится и ко всему Писа-нию. Находясь там, где оно и должно находиться, это предостережение пред-ставляет собой уместное заключение всего канона Писания. Если учесть этот вывод, атакже сказанное в Евр. 1:1,2 и ту перспективу истории спасения, ко-торая совершенно очевидна в этих стихах, то становится ясно, что другого Писания, помимо того, которое у нас уже есть, ожидать не стоит.

Но как мы можем знать, что в канон Писания включены нужные книги? Ответить на этот вопрос можно двояко. Во-первых, если мы спрашиваем, на чем может быть основана наша уверенность, то наш ответ, в конечном счете, может быть только один — на верности Бога. Мы знаем, что Бог любит Свой народ и для Него очень важно, чтобы он имел в распоряжении Его собствен-ные слова, так как они — наша жизнь (Втор. 32:47; Мф. 4:4). Они более цен-ны, более важны, чем что бы то ни было в этом мире. Мы знаем также, что Бог, наш Отец, контролирует весь ход истории, и это не такой Отец, который стал бы обманывать нас, или не был бы верен нам, или скрыл бы от нас то, что нам совершенно необходимо.

Суровость наказания, описанного в Отк. 22:18,19, которое постигает тех, кто добавляет к словам Божьим или убавляют от них, также подтверждает, насколько важно иметь правильный канон. Нет наказания более сурового, чем это, ибо это наказание вечного осуждения. Следовательно, Бог придает огромное значение тому, чтобы у нас было правильно составленное собрание богодухновенных Писаний, в котором не было бы ничего лишнего и в которое было бы включено все необходимое. Так может ли наш Бог-Отец, Который контролирует весь ход истории, допустить, чтобы Его Церковь в течение двух тысяч лет была лишена того, что Сам Он так высоко ценит, того, что так необ-ходимо для нашей духовной жизни?30

30 Конечно, это не означает, что Бог в Своем провидении сохраняет каждое слово в каждой копии каждого текста, вне зависимости от внимательности переписчика, или что Он должен чудесным образом предоставить Библию каждому верующему. Тем не ме-нее Божья верность и забота о Его детях, безусловно, должны пробуждать в нас чувство благодарности за то, что в рукописях нет значительных расхождений, которые могли бы изменить суть христианского учения или этики, настолько бережно текст был сохранен и передан нам. Однако мы должны признать, что в сохранившихся до наших дней руко-писях Библии есть определенное количество различий в словах. Их называют «тексту-альными вариантами». Вопрос о текстуальных вариантах в сохранившихся до нашего времени рукописях принадлежащих к канону книг рассматривается в гл. 4.

Тот факт, что книги канона Писания были сохранены и должным образом собраны вместе, верующим следует рассматривать не как часть истории Церк-ви, которая последовала за великими деяниями Бога в спасении Его народа, а как неотъемлемую часть самой истории спасения. Подобно тому, как Бог действовал в творении, в призвании израильского народа, в жизни, смерти и воскресении Христа, атакже в труде и книгах апостолов, также Бог участвовал и в сохранении и собрании книг Писания ради блага Своего народа в течение всей эпохи Церкви. Таким образом, мы основываем нашу уверенность в том, что современный канон составлен правильно, на верности Бога.

Во-вторых, на этот вопрос мы можем ответить и иначе. Давайте подума-ем, каким именно образом мы убеждаемся в том, что современный канон со-ставлен правильно? В этом процессе действуют два фактора: сила Святого Духа, Который убеждает нас, когда мы читаем Писание, а также историчес-кие данные, которые нам доступны.

Когда мы читаем Писание, Святой Дух действует в нас, убеждая, что все книги, входящие в Писание, — от Бога и являются Его словами, обращенны-ми к нам. Во все века христиане свидетельствовали, что, читая книги Библии, они чувствовали, что слова Писания отзывались в их сердце так, как не отзы-вались слова никаких других книг. День за днем, год за годом христиане об-наруживают, что слова Библии — это действительно слова Бога, Который об-рашается к ним с такой властью, силой и убедительностью, которой не обла-дают никакие другие сочинения. Воистину Слово Божье «живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12).

Однако нам помогают и исторические подтверждения. Конечно, если состав-ление канона было одним из важнейших свершений Бога в истории спасения (как это было показано выше), то христианам в наши дни не следует брать на себя ответственность и добавлять что-либо к канону или выбрасывать какие-либо книги из него: этот процесс уже давно завешен. Тем не менее тщательное иссле-дование исторических обстоятельств, сопутствовавших составлению канона, полезно для укрепления нашей убежденности в том, что решения, принятые ран-ней церковью, были правильными. О некоторых из этих исторических сведений говорилось на предыдущих страницах. Те, кто желает провести более глубокое исследование, могут ознакомиться с этой темой более подробно31.

31 См.: David Dunbar, "The Biblical Canon", in Hermeneutics, Authority, and Canon, ed. D. A. Carson and John Woodbridge (Grand Rapids: Zondervan, 1986), pp. 295—360 — это ca-мое ценное из исследований на эту тему, опубликованных в последнее время. Кроме того, направление дискуссии о каноне определят на многие годы вперед следующие три недавно вышедшие из печати книги: Roger Beckwith, The Old Testament Canon of the New Testament Church and Its Background in Early Judaism (London: SPCK, 1985, and Grand Rapids: Eerdmans, 1986); Bruce Metzger, The Canon of the New Testament: Its Origin, Development, and Significance (Oxford: Clarendon; New York: Oxford University Press, 1987); and F. F. Bruce, The Canon of Scripture (Downers Grove. 111.: InterVarsity Press, 1988).

Следует упомянуть и еще об одном историческом факте. В наши дни не су-ществует веских оснований ни для включения в канон каких-либо иных книг, ни для исключения каких-либо книг из канона. О тех текстах, которые некоторые ранние церкви хотели включить в канон, можно сказать, что вряд ли кто-либо из современных евангельских христиан пожелал бы подобного до-полнения. Да и многие из писателей ранней церкви четко отделяли себя отапостолов, а свои книги — от их книг. Например, Игнатий, около 110 г. н. э., ска-зал: «Я не повелеваю вам, как Петр и Павел; они были апостолами, а я — каторж-ник; они были свободными, а я и сейчас раб» (Игнатий, Послание к Римлянам, 4.3; ср. его отношение к апостолам в Первом послании к Клименту 42:1,2; 44:1,2 [95 г. н.э.]; Игнатий, Послание к Магнесийцам, 7:1; 13:1,2 и др.).

Даже втех книгах, которые многими считались достойными включения в канон, содержатся учения, противоречащие остальному Писанию. Напри-мер, «Пастырь» Гермы учит «необходимости покаяния» и «возможности про-щения грехов, по крайней мере единожды, после крешения... Автор, похоже, отождествляет Святой Дух с Сыном Божьим до воплощения и считает, что Тро-ица возникла только после того, как человеческая сущность Христа была воз-несена на небо» {Oxford Dictionary of the Christian Church, p. 641).

«Евангелие от Фомы», которое в течение некоторого времени считалось частью канона, оканчивается следующим абсурдным утверждением (par. 114):

Симон Петр сказал им: «Пусть Мария отойдет от нас, так как жен-щины недостойны жизни». Иисус сказал: «Нет, Я введу ее, чтобы сделать мужчиной, чтобы она также могла стать живым духом, схожим с вашим. Ибо каждая женщина, ставшая мужчиной, войдет в Царствие Небесное»32.

32 Эта книга была написана не апостолом Фомой. Современные исследователи счи-
тают, что ее написал неизвестный автор II в., использовавший имя Фомы.

33 Здесь уместно сказать несколько слов о книге, известной под названием «Дида-
хе» (полное название: «Учение двенадцати апостолов». — Примеч. ред.). Хотя этот доку-
мент и не рассматривался ранней церковью как достойный включения в канон, многие
исследователи полагают, что это очень ранняя книга, и многие в наши дни цитируют ее
наравне с Новым Заветом как авторитетный источник по учению ранней церкви. Впер-
вые она была открыта в константинопольской библиотеке в 1875 г., однако написана она
была, вероятно, в I в. н. э. И все же во многом она противоречит повелениям Нового
Завета или дополняет их. Напр., христианам дается следующее повеление: подаяние долж-
но запотевать в их руках, пока они не узнают, кому они подают (1.6); запрещается есть
идоложертвенное (6.3); перед крещением необходимо поститься, и крещение следует
осуществлять в проточной воде (7.1 —4); необходимо поститься по средам и пятницам, но
запрещено поститься по понедельникам и четвергам (8.1); требуется, чтобы христиане
молились молитвой Господней три раза в день (8.3); некрещеные люди не допускаются к
Вечери Господней, а для совершения Вечери предлагаются молитвы не из Нового Завета
(9.1—5); апостолам запрещается оставаться в одном городе более двух дней (11.5; однако
отметим, что Павел в Коринфе оставался полтора года, а в Эфесе — три года!); пророков,
которые говорят в Духе, нельзя подвергать испытанию (11.7; это утверждение противо-
речит 1 Кор. 14:29 и 1 Фес. 5:20,21); для спасения необходимо совершенство в последнее
время (16.2). Подобный документ с невыясненным автором едва ли мог быть надежным
проводником в учении и практике ранней церкви.

Все другие сохранившиеся книги, которые рассматривались ранней цер-ковью на предмет включения в канон, также содержат явные опровержения каноничности или богословские отклонения, которые ясно указывают на то, что они не достойны включения в Библию33.

С другой стороны, нет никаких причин отвергать те книги, которые при-сутствуют в каноне сейчас. Что касается тех новозаветных книг, которые мед-ленно обретали поддержку всей церкви (как, напр., Второе послание Петра или Второе и Третье послания Иоанна), следует сказать, что сомнения в основ-ном были связаны с тем, что первоначально они не были широко известны, и знакомство с содержанием всех новозаветных книг в полном составе проис-ходило постепенно. (Сомнения Мартина Лютера в отношении Послания Иакова вполне объяснимы, учитывая те богословские споры, в которые был вовлечен Лютер, однако эти сомнения едва ли можно считать серьезными. Внешнее противоречие с учением Павла легко разрешается, так как Иаков использует три термина — оправдание, вера и дела — в ином смысле, чем их употребляет Павел.)34

34См.: R. V.G.Tasker, The General Epistle of James,ТШС (London: Tyndale Press, 1956) pp. 67—71. Хотя Лютер и расположил Послание Иакова ближе к концу своего немецкоп перевода Нового Завета, он не исключил его из канона и процитировал примерно поло вину стихов Послания Иакова в качестве авторитетного источника в своих произведе ниях. См.: Douglas Moo, The Letter of James, TNTC (Leicester and Downers Grove, 111 InterVarsity Press, 1985), p. 18; см. также: pp. 100—117 о вере и делах в Послании Иаков.

Таким образом, точность состава современного канона подтверждается историческими данными. Однако, в связи с любым историческим исследо-ванием, следует помнить, что ранняя церковь не имела власти присвоить бо-жественный или даже хотя бы церковный авторитет человеческим писаниям, ее задачей было распознать божественный характер текстов, которые уже в действительности имели такой характер. Кто-то может задать гипотетичес-кий вопрос: что если бы, например, обнаружили еще какие-либо послания Павла, следовало бы тогда добавить их к Писанию? Это сложный вопрос, так как здесь играют роль два противоречивых соображения. С одной стороны, если бы подавляющее большинство верующих было убеждено, что это дей-ствительно подлинные послания Павла, написанные в ходе его апостольско-го служения, то природа апостольского авторитета Павла гарантировала бы, что эти тексты являются словами Самого Бога (так же как словами Павла) и что содержащееся в них учение согласуется с остальной частью Писания. Но, с другой стороны, возможно, эти книги не были включены в канон потому, что апостол сам не пожелал сохранить их как часть Писания. Более того, нужно сразу же сказать, что этот гипотетический вопрос остается не более чем гипо-тетическим. Крайне трудно представить себе исторические данные, которые могут убедительно доказать всей церкви, что послание, утерянное примерно 1900 лет назад, действительно было написано Павлом. И еще труднее понять, почему всемогущий Бог, заботившийся о Своем народе в течение этого перио-да, лишил его того, что желал явить как часть Своего окончательного откро-вения о Себе в Иисусе Христе. Эти соображения делают настолько маловеро-ятной возможность открытия подобной рукописи когда-либо в будущем, чтс подобный гипотетический вопрос просто не заслуживает дальнейшего серь-езного рассмотрения.

И в заключение: есть ли всовременном каноне такие книги, которых там не должно быть? Нет. Мы можем подтвердить нашу уверенность в этом верно-стью нашего Бога-Отца, Который не стал бы вводить в заблуждение Свой народ. Он не мог допустить, чтобы люди в течение двух тысяч лет считали Его Словом то, что таковым не является. Мы постоянно видим подтверждения этой уверенности в исторических исследованиях и в действии Святого Духа, Ко-торый позволяет слышать нам голос Божий, когда мы читаем каждую из ше־ стидесяти шести книг современного канона Писания.

Но, может быть, есть книги, которые следует включить в канон? Ответ может быть только отрицательным. Во всей известной нам литературе нет та-ких книг, которые хотя бы приближались к эталону Писания. Достаточно ис-следовать их богословское соответствие остальному Писанию и их претензии на авторитет. И вновь верность Бога Своему народу убеждает нас, что нет ни-чего такого, что Бог желал бы дать нам для того, чтобы мы полностью верили Ему и повиновались. Современный канон Писания в точности таков, каким Бог желает его видеть, и таковым он и останется до возвращения Христа.

Вопросы для самостоятельной работы

35 См. хороший современный перевод: The Oxford Annotated Apocrypha (RSV), ed. Bruce M. Metzger (New York: Oxford University Press, 1965). В это издание включено также собра-ние небиблейских текстов новозаветного времени, которое называют «новозаветными апокрифами» (см. следующее примечание), однако их читают гораздо реже. Когда говорят об «апокрифах» без дальнейшего уточнения, то имеют в виду ветхозаветные апокрифы.

Почему для вашей христианской жизни важно, чтобы вы знали, какие тек-сты являются Словом Божьим, а какие нет? Как изменились бы ваши отношения с Богом, если бы вам приходилось искать Его слова, которые были бы рассеяны среди трудов христианских писателей разных веков? Как изменилась бы ваша христианская жизнь, если бы слова Бога содержались не только в Библии, но так-же и в официальных постановлениях церкви?


Сейчас читают про: