Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Кристалл Будды




(по мотивам «Кристалла Будды» госпожи Ёи Одзаки[38])

В древние времена в Японии жил-был великий государственный сановник по имени Каматари. Единственная дочь Каматари, Кохаку-Ё, была чрезвычайно красива, а доброта ее не уступала красоте. Она была утешением отцовскому сердцу, и он решил, что если она и выйдет замуж, то за того, чье положение не ниже императорского. Эта идея прочно засела у него в голове, и он упорно отклонял все предложения искателей ее руки.

Однажды во дворе дворца поднялась большая суматоха. Через открытые ворота устремились несколько человек, несущих знамя с драконом, вышитым шелком на желтом фоне. Каматари понял, что эти люди – посланники китайского Двора с вестью от императора Косо. Император прослышал о необычайной красоте и утонченном очаровании Кохаку-Ё и возжелал жениться на ней. Как и принято на Востоке в подобных случаях, предложение императора сопровождалось обещанием, что, если Кохаку-Ё согласится стать его невестой, он позволит ей выбрать из своей сокровищницы все, что ей понравится, и отослать это на родину.

После того как Каматари принял посланников с надлежащими церемониями и пышностью и предоставил в их распоряжение целое крыло дворца, он вернулся в свои покои и приказал слуге привести к нему дочь.

Войдя в отцовские покои, Кохаку-Ё поклонилась ему и смиренно опустилась на белые циновки, ожидая, когда ее сановный отец заговорит.

Каматари сказал дочери, что выбрал ей в мужья китайского императора, и малышка заплакала, услышав эту новость. Она так была счастлива в своем доме, а Китай так далеко от него. Однако, когда отец поведал ей о том, как она в будущем будет счастлива, гораздо счастливее, чем сейчас, она вытерла глаза и с некоторым удивлением слушала слова отца о том, что все сокровища Китая лягут к ее маленьким ногам. Она обрадовалась, когда отец сказал ей, что она сможет послать три драгоценности из этих сокровищ в храм Кофукудзи, где она получила благословение, когда родилась.

Итак, Кохаку-Ё подчинилась воле отца без малейших дурных предчувствий, без малейшей сердечной боли. Девушки, прислуживавшие ей, заплакали, услышав эту весть, но утешились, когда мать Кохаку-Ё сказала, что из них выберут нескольких, которые отправятся вместе с хозяйкой.

Прежде чем отплыть в Китай, Кохаку направилась в свой любимый храм Кофукудзи и, подойдя к священному алтарю, воздала молитву, прося у богов защиты в дороге, пообещав, что если молитвы ее будут услышаны, то в благодарность она пришлет в храм три самые ценные вещи из Китая.

Кохаку добралась до Китая благополучно и была встречена императором Косо с большими почестями. Доброта императора вскоре развеяла ее детские страхи. На самом деле он относился к ней с гораздо более сильным чувством, чем доброта. Он разговаривал с ней языком влюбленных:




– После нескончаемых дней утомительного ожидания я сорвал азалию в далеких горах, а теперь посадил цветок в своем саду, и сердце мое преисполнено радостью!

Император Косо водил ее из дворца во дворец, а она не знала, какой из них самый красивый, но ее венценосный супруг счел, что ни один из них не достоин ее красоты. Ее несказанную красоту он пожелал увековечить на просторах Китая и за его границами. «Поэтому он созвал своих золотых дел мастеров и садовников, – как пишет госпожа Одзаки, – и приказал им сотворить такую дорогу для императрицы, о которой никогда никто не слышал во всем мире. Ступени, по которым она будет ходить, должны представлять собой цветки лотоса, отлитые из золота и серебра; и куда бы она ни направлялась – прогуляться ли под сенью деревьев или вдоль озера, – чтобы ее прекрасные ноги никогда не касались простой земли». И с тех самых пор в Китае и Японии поэты, воспевающие любовь в своих песнях, стихах и любезных разговорах, называли ступни возлюбленных «ступнями лотоса».

Но, несмотря на все великолепие, что окружало Кохаку, она не забыла о родной земле и о клятве, данной богам в храме Кофукудзи. Однажды она робко рассказала о своем обещании императору, и он, обрадовавшись еще одной возможности ей услужить, разложил перед ней такое количество красивых и драгоценных вещей, что казалось, будто у ног ее внезапно возник изысканный призрачный мир из ярких красок и совершенных форм. Красивых вещей было так много, что Кохаку поняла, что сделать выбор ей будет очень сложно. В конце концов она выбрала три волшебных сокровища: музыкальный инструмент, по которому ударишь лишь раз, и он будет играть сам; каменную тушечницу – стоит открыть ее крышку, и обнаружишь внутри неиссякаемый запас индийской туши; а самым последним она выбрала «прекраснейший кристалл, в глубине которого, с какой стороны ни посмотришь, видно Великого Будду верхом на белом слоне. Драгоценный камень был превосходной чистоты и сиял ярко, как звезда, и кто бы ни заглянул в его прозрачные глубины, увидит божественный лик Будды, навеки обретет покой в своем сердце».



После того как Кохаку налюбовалась этими сокровищами, она послала за великим мореходом Банко и поручила ему в целости и сохранности доставить их в храм Кофукудзи.

Плавание морехода Банко шло благополучно, пока он не оказался в японских водах и не стал входить в залив Сидо-но-ура. Тогда внезапно налетел страшный ураган, который бросал судно из стороны в сторону. Волны вздымались с яростью диких животных, а вспышки молний без конца рассекали небо, лишь на секунду освещая качающийся на волнах корабль; судно то взмывало на пик водной горы, то обрушивалось в зеленую долину, из которой, казалось, ему не суждено выбраться.

Шторм прекратился также неожиданно, как и начался. Чья-то волшебная рука разогнала тучи на небе и постелила на море синий сверкающий ковер. Первая мысль морехода Банко была о том, все ли в порядке с сокровищами, доверенными ему, и, спустившись в трюм, он нашел и музыкальный инструмент, и чернильницу на своих местах, а вот самой большой драгоценности – Кристалла Будды – не было. Он уже подумывал лишить себя жизни – так сильно горевал о потере. Но, поразмыслив, решил, что мудрее будет оставаться в живых и сделать все возможное, чтобы найти кристалл. Поэтому он поспешно сошел на берег и доложил об этом ужасном несчастье Каматари.

Как только Каматари сообщили о пропаже Кристалла Будды, его мудрый министр сообразил, что, скорее всего, его похитил Дракон – Повелитель Моря. Для этого-то он и вызвал шторм, позволивший ему безнаказанно похитить сокровище.

Каматари посулил большую награду рыбакам, которых он увидел на побережье Сидо-но-ура, если кому-то из них удастся добыть из моря кристалл и привезти его обратно. Все рыбаки вызвались сделать это, но после многочисленных попыток драгоценный камень все еще оставался у Повелителя Моря.

Весьма огорченный этим, Каматари неожиданно увидел бедную женщину с ребенком на руках. Она стала просить влиятельного вельможу позволить ей броситься в море и отыскать кристалл. Несмотря на то что на вид она казалась очень хрупкой, речи ее звучали убедительно. Казалось, материнские чувства придавали ей храбрости. Она вызвалась помочь, рассчитывая, что, если ей повезет и она найдет кристалл, в качестве награды Каматари воспитает ее малолетнего сына самураем, чтобы он стал в жизни кем-то иным, а не жалким рыбаком.

Следует заметить, что Каматари при жизни был сильно озабочен благополучием своей дочери, и потому он понял стремление бедной женщины и торжественно пообещал, что, если женщина честно выполнит свое обещание, он с радостью выполнит ее просьбу.

Женщина отошла в сторону и, сняв с себя верхнюю одежду и обвязав талию веревкой, за которую заткнула нож, приготовилась к выполнению этой рискованной задачи. Отдав конец веревки рыбакам, она прыгнула в воду.

Сначала женщина видела под собой лишь смутные очертания скал, мечущихся испуганных рыб и тусклое золото песка. Внезапно перед ней появились крыши дворца Повелителя Моря, огромного и величественного сооружения из кораллов, чередующихся с пучками многоцветных водорослей. Дворец был похож на огромную пагоду, возвышавшуюся ярус за ярусом. Женщина подплыла поближе, чтобы лучше разглядеть его, и заметила яркое свечение, ярче, чем свет нескольких лун, такое яркое, что слепило глаза. Это был блеск Кристалла Будды, укрепленного на острие самой высокой дворцовой башни. Сияющий драгоценный камень со всех сторон окружали драконы-стражники, которые крепко спали, но казалось, что они сторожат камень даже во сне!

Женщина храбро плыла вверх и молилась про себя, чтобы стражники не проснулись до того, как она с похищенным сокровищем не окажется в безопасности. Но как только она схватила Кристалл, стражники проснулись, яростно взбивая воду хвостами, они тянули к сокровищу свои лапы с огромными когтями, и спустя мгновение они бросились в погоню. Чтобы не потерять Кристалл, который она добыла, подвергаясь смертельной опасности, женщина разрезала себе левую грудь и вложила Кристалл в кровоточащую рану, зажав рукой свою израненную плоть, не издав ни единого стона от боли. Когда драконы увидели, что вода потемнела от крови, то повернули назад, ведь морские драконы боятся вида крови.

Тут женщина резко дернула веревку, и рыбаки, сидящие на выступающих из воды скалах, резво потянули ее к берегу. Они осторожно положили спасенную на песок и увидели, что глаза женщины закрыты, а из груди обильно течет кровь. Каматари сначала подумал, что женщина пожертвовала своей жизнью напрасно, но, склонившись над ней, заметил рану у нее на груди.

В этот момент она открыла глаза и, достав драгоценный камень из потайного места, прошептала несколько слов Каматари о его обещании, а затем упала замертво с блаженной улыбкой на лице.

Каматари взял ребенка женщины к себе и заботился о нем, как заботился бы о нем любящий отец. В должное время мальчик вырос, возмужал и стал храбрым самураем, а после смерти Каматари, так же как и он, занял должность государственного чиновника. Когда позднее он узнал историю о самопожертвовании его матери, то построил храм у залива Сидо-но-ура в память о той, что была такой храброй и преданной. Храм назвали Сидодзи, паломники до сих пор приходят туда и помнят благородство бедной ныряльщицы за жемчугом.





Дата добавления: 2015-06-16; просмотров: 124; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 7959 - | 6516 - или читать все...

Читайте также:

 

34.203.28.212 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.002 сек.