double arrow

Византия


Нездоровое отношение к факту принятия христианства в России — один из эталонных завихов русофобов всех мастей.

Христианство рано или поздно приняли практически все страны Европы — кто раньше, а кто позже нас. В раннее Средневековье это, помимо всего прочего, являлось впитыванием элементов более высокой цивилизации, хранящей традиции античного мира. В Византии эти традиции сохранились и продолжали развиваться, как нигде.

Современная князю Владимиру Византия являла собою идеальный по тем временам образец благоустроенного, относительно мирного, но мощного и обороноспособного государства с блестящей культурой. Вся Европа тогда была фактически её цивилизационной периферией, а формального разделения западной и восточной церквей ещё не произошло. Однако Рим вёл куда более активную миссионерскую политику, в то время как Византия, будучи и так культурным центром всего христианского мира, тратила на это меньше сил. В основном в её сферу влияния попадали славянские народы, давно контактировавшие с ней (к примеру, болгары).

Следует отметить, что, принимая христианство с Запада, многие правители таки руководствовались желанием приобщиться к культуре Западной Европы. Но не потому, что она была какой-то особенно высокой, а потому, что вставать против этой массы агрессивных феодалов — себе дороже. Таким образом, принятое из Византии христианство было роскошью, которую могли себе позволить только народы, не очень-то боявшиеся западной экспансии.




До Владимира некоторые деятели Руси уже принимали христианство из Византии, но его отец князь Святослав был талантливым полководцем и, в числе прочего, воевал с Византией. Как видим, связи Руси со Вторым Римом были ко времени Владимира уже долгими и разнообразными. С другой стороны, после завоеваний Святослава Русь нуждалась в мирном развитии и дальнейшем укреплении цивилизации. Принятие крещения из Византии было, таким образом, уже предопределено, ни одного аргумента «против» не оставалось.

В итоге Русь начала перенимать культуру из самого центра христианского мира. Но этот процесс не начался внезапно, а постепенно вызрел задолго до Владимира в недрах самого русского государства. Что до спекуляций на тему «лучше бы католицизм приняли» — по тем временам христианство было единым, и именно Византия выглядела его центром. Русь не просто вошла в цивилизацию — она вошла в первосортную цивилизацию, при этом оставаясь собою. Что русофобам, понятное дело, не по нутру.

Отметим здесь также, что если бы Русь стала католической, вряд ли она сумела бы восстановить политическую независимость после нанесённого монголами удара.







Сейчас читают про: