double arrow

Куфр (неверие)

2

Мы отрекаемся от заблуждений современных мурджиитов и джахмитов, которые не считают куфром, кроме как отрицание и внутреннее неверие. Этим самим они облегчили куфр, оправдали кафиров — еретиков, и выставили абсолютно недействительные доводы разрешающие куфр, и издание тагутами законов. Мы убеждены, что их слова (что человек не становится кафиром, кроме как внутренним отрицанием веры), эти слова являются бидъа (новшество). Наши ученные сказали: «также как иман — это убеждение, слово, и дело, также куфр проявляется в убеждении, словах, и делах.

У куфра есть много видов: есть куфр джухуд (куфр из внутреннего отрицания), куфр джахл (куфр из за незнание), куфр иград (куфр, который является следствием не придания значения религии, и не изучения).

Действия, которые разрушают Ислам, многочисленны, и выйти из Ислама можно быстрее, чем войти в него.

Бывают большие и маленькие проявления куфра, зульма (несправедливость), фиска (нечестие. Утверждения, что всякий практический куфр (то есть в делах) относится к малому куфру, и что всякая идеологическая ошибка относится к большому куфру являются бидъа (новшество). Наоборот, куфр в делах может быть большим и малым, так же, как ошибка или отклонение в акиде (вероубеждении), может быть большим и малым. Из практического куфра (т.е. в делах), о которых нам рассказал посланник Аллаха, что это большой куфр и Он не поставил для этого условия, как внутреннее отрицание или разрешение. Из этого куфра законодательство вместо Аллаха, земной поклон солнцу, идолам, поношение Аллаха, религии, пророков, насмешка или унижение какого-либо положения из этой религии.




Также есть дела, которые являются грехами, не выводящими из Ислама, кроме как если он считает их разрешенными, подобно прелюбодеянию, краже, распитию спиртных напитков и тому подобное. Мы не говорим, что вместе с иманом не повредит никакой грех, наоборот, есть грехи, уменьшающие иман, есть и разрушающие полностью.

Мы верим, что тот договор, который Аллах взял с детей Адама — истина, и что Всевышний создал людей единобожниками, а шайтаны из числа джиннов и людей вывели их из религии и узаконили для них то, чего Аллах не разрешал. И что любой ребенок рождается на фитре (то есть воспринимающим только единобожие) и потом его родители делают из него иудея, христианина, огнепоклонника или многобожника.

Поэтому мы убеждены, что любой человек, принявший другую религию помимо Ислама — он кафир. Без разницы, дошел до него Ислам или не дошел. Тот, до кого довели Ислам, но он не принял его — он упорно отрицающий кафир или отвернувшийся кафир, а тот же, до кого не дошел Ислам — незнающий кафир. У куфра есть разновидности, так же как у имана — степени. Но вместе с этим Аллах не ограничился доводом о договоре с рабами и фитрой (врожденное качество восприятия единобожия). Он послал к ним посланников, чтобы они напомнили рабам об их договоре с Аллахом, и ниспослал книги. И последним и главенствующим сделал Коран, который Он сам сохранил от искажений и сделал его ясным, красноречивым и постоянным доводом для всех, до кого он дошел. Всевышний сказал:



«И дан в откровение мне этот Коран, чтобы я увещевал им вас и всех тех, кому он будет возвещен» (6:19).

Религия Аллаха на земле и на небесах одна — это Ислам.

Всевышний сказал:

«Воистину, вера Аллаха — это ислам» (3:19).

Еще Он сказал:

«и одобрил для вас в качестве религии ислам» (5:3).

Мы исповедуем религию Ислам, и отрекаемся от всего, что противоречит ему, из числа кафирских программ, религий, течений, и из этой же категории является современное кафирское новшество по имени демократия.

Тот, кто последовал за демократией, и пожелал ее, тот пожелал для себя другую религию помимо Ислама. Всевышний сказал: «Если же кто изберет иную веру кроме ислама, то такое поведение не будет одобрено, и в будущей жизни он окажется среди потерпевших урон».(3:85).

Поэтому мы считаем кафирами тех, кто издавал законы вместо Аллаха, согласно демократической религии (издание законов одной группой людей для остальных). Также мы считаем кафирами тех, кто выбирал, уполномочивал или сделал представителем от себя другого законодателя (депутаты) потому, что они пожелали другого помимо Аллаха Судьей, Господом и Законодателем. Всевышний сказал:



«Есть ли у них другие боги, которые узаконили бы для них то, чего не дозволил Аллах?» (42:21).

Также Аллах сказал:

«[Иудеи и христиане] признавали богами помимо Аллаха своих ученых и монахов» (9:31).

Но вместе с этим мы не считаем кафирами всех тех, кто участвовал в выборах потому, что не все участвующие желают для себя господ законодателей, наоборот, среди них есть те, кто намереваются выбирать представителей для житейских и мирских услуг, и эти выборы являются, всеобщим явлением.

В этих выборах разделились намерения выбирающих, которые сами не участвуют в процессе законодательства подобно депутатом.

Поэтому мы не спешим обвинять в неверии выбирающих, подобно тому, как мы обвиняем каждого отдельно взятого депутата в неверии, которые сами лично участвуют в явном куфре — в законодательстве.

Мы говорим, участие в законодательных выборах — это действие, выводящее из Ислама, но вместе с этим мы не считаем всех участвовавших кафирами, наоборот мы делаем различие, когда человек совершает действие, вводящее в куфр, но при этом не обвиняется в куфре, ибо есть положения, когда обязательно довести довод, когда вопросы становятся запутанными, состояния неясными, и когда существует возможность отсутствия намерения в делах, подобные этому.

Мы не принимаем в обобщенном виде слова «мы не обвиняем в неверии никого из мусульман за грехи», наоборот, мы ограничиваем его дополнением «которые не выводят из Ислама, и пока они не считают их разрешенными». Да, мы не обвиняем мусульман в неверии просто за неповиновение и грехи.

Тех, кто поворачивается к нашей кибле, мы называем мусульманами и муминами. В основе все они мусульмане, пока не совершат что-то, выводящее из Ислама, и при этом не будет преград, которые запрещают обвинять его в неверии.

Мы не говорим, что люди совершившие большие грехи из уммы Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, вечно будут в аду, если они умирают, будучи единобожниками, даже если они не покаялись перед Аллахом за свои грехи, в противоположность от хариджитов, и тех, кто последовал за ними из числа чрезмерствующих в обвинении неверии. Наоборот, мы говорим: их исход зависит от желания и решения Аллаха, если захочет простит им по Своей милости, как Он сказал в Своей книге:

«...а все [иные грехи], помимо этого, прощает, кому пожелает» (4:48).

Если же захочет накажет их по Своей справедливости, и потом выйдут из ада по Его милости, или ходатайством пророка, да благословит его Аллах и приветствует, или ходатайством тех, кем Он доволен.

Мы придерживаемся середины между мурджиитами и хариджитами в вопросах вознаграждения и наказания, а Его награда и наказание — это истина. Братство по вере бесспорно и постоянно для всех мусульман вместе с большими грехами и неповиновениями. Как об этом указал Аллах в Своей книге и Он сказал:

«Ведь верующие — братья. Потому устанавливайте мир между братьями» (сура Покои,10 аят).

Еще Он сказал:

«Если убийца прощен родственником убитого — своим братом по вере, — то убийце следует поступить достойным образом и уплатить достойный выкуп» (2:178).

Мы надеемся, что тем из верующих, которые совершали праведные дела, Аллах простит и введет в рай по милости Своей. И ни за кого из них не свидетельствуем, что они в раю или в аду кроме тех, за кого засвидетельствовал, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Мы просим прощения у Аллаха за грешных и боимся за них, но не приводим их в отчаяние, ибо уверенность и отчаяние иногда могут вывести из Ислама. А истина между ними посредине. Мы проявляем жалость к простому народу из числа мусульман и не возлагаем на него то, что он не в состоянии сделать. Чтобы они считались мусульманами, мы не ставим условия, как знание действий, выводящих из Ислама, или же выучить наизусть и перечислить условия «ля иляха илляллах» — нет божества, кроме Аллаха, наоборот, они считаются мусульманами, если соблюдают единобожие и отдаляются от ширка и не совершают действий, выводящих из Ислама. Мы соблюдаем условия обвинения в неверии и берем во внимание препятствия. Также мы берем во внимание ту слабую реальность, в которой живут мусульмане в тени отсутствия власти, закона и государства Ислама. Следствием чего стал этот джахль (незнание) и распространение всяких сомнений по слабости знаний и отсутствия искренних ученых.

Исходя из этого, мы не отрекаемся от мусульман-грешников, подобно тому, как мы отрекаемся от кафиров, многобожников и вероотступников. Наоборот, верующие-грешники входят в круг тех, кого мы обязаны поддержать, как братьев по вере, и не выводим их из этого круга, пока они являются мусульманами. Отрекаемся же мы от их грехов, нечестия и неповиновения, и не обращаемся с ними, подобно тому, как мы обращаемся с кафирами. Мы не обвиняем в неверии всех тех, кто работает на должностях в кафирском государстве, подобно тому, как это делают черезмерствующие в обвинении в неверии. Мы также обвиняем в неверии тех, у кого в работе присутствует какой-либо вид куфра или ширка, подобно участию в кафирском законодательстве или тагутском правлении, или оказании помощи многобожникам и кафирам, и их поддержка против единобожников. По отношению к работе у кафиров мы разъясняем и говорим, что работа в кафирской среде необязательно приводит к куфру и не вся она является харамом (запретной).

Наоборот, есть работа, в которой есть куфр, и работа, в которой есть харам, и работа, в которой есть нежелательность. Каждая работа, каждая должность зависит от сути самой работы и должности. В мирских решениях мы руководствуемся только внешними действиями, а мотивы знает только Аллах и спросит за них. Мы остерегаемся от обвинения в неверии сторонников таавила (искаженные комментарии), подобно тому, как остерегались наши праведные ученые, особенно если разногласия касаются тех научных вопросов, незнание которых оправдывается. В вопросе обвинения в неверии мы делаем различие между действием, вводящим в куфр, и обвинением в неверии отдельно взятого человека. Ибо иногда от человека исходит то, что заслуживает обвинения его в неверии, но вместе с этим его не обвиняют в неверии, если нарушено одно из условий, или есть препятствие, которое запрещает обвинять в неверии. Мы убеждены, что того, кто достоверно вошел в Ислам, нельзя оттуда выводить сомнительными доводами, и измышлениями. То, что установлено достоверно не стирается сомнительным.

Новшество тоже не находятся в одном положении, наоборот, есть новшества выводящие из Ислама, и из их числа — новшество по имени демократия, и есть новшество, не выводящие из Ислама.

Мы убеждены, что правило: «Тот, кто не считает кафира кафиром, или не обвиняет кафира в неверии, сам становиться кафиром» использовалось нашими учеными для усиления и отпугивания от некоторых видов куфра. И они не пользовались той последовательностью и цепной реакцией, являющейся новшеством, которое выдумали чрезмерно обвиняющие в неверии (такфириты).

И это формула не применяется как попало, а только в отношении тех, кто отрицает обвинение в неверии тех кафиров, куфр которых установлен цитатами, достоверно установленными и достоверно указывающими на куфр.

Тот же, кто не обвинил в неверии того, кто, по нашему мнению, стал кафиром, и говорит, что мы должны, прежде чем обвинить в неверии отдельно взятого человека, обратить внимание на условия, препятствия и шариатские далили, например, в отношении тех правителей и их войск, которые правят не тем, что ниспослал Аллах. Тот, кто приостановился в обвинении из этой категории людей отдельно взятого человека из-за сомнений, вследствие имеющихся у него доводов, то вышеупомянутое правило к такому мусульманину не применимо. Потому, что он не отрицал какой-то шариатский довод, а просто не смог сравнить и привести в порядок доводы, или один довод, выставил вперед перед другим, и тому подобное.

Такое случается у тех, кто сделал упущение в изучении знаний по иджтихаду. Такого мусульманина мы не считаем кафиром, пока наши разногласия существуют в определениях и именах вещей, например, как иман. Если, конечно, эти его понятия не доведут к его вхождению в религию куфра, оказанию им помощи против единобожников.

Мы убеждены, что следование двояким текстам и оставление ясноизложенных, является признаком того, что он — сторонник новшеств и что правильный путь — это путь твердых в знаниях из ахль сунна, которые возвращают двоякие тексты к ясно изложенным.

Мы не считаем кафирами наших оппонентов, которые замышляют против нас из числа современных мурджиитов и им подобных групп, совершающих новшества, которые не доходят до куфра. То есть, пока наши разногласия остаются в определениях, подобно разногласию в вопросе, который входит в иман или в куфр.

Мы их не обвиняем в неверии, если даже они клевещут на нас, приписывают то, чего мы не говорили, или вешают на нас то, к чему мы не имеем отношения. Мы их не считаем кафирами за их ирджа (разрешение оставлять дела в вопросе имана), пока наши разногласия всего лишь в определениях. Мы их не обвиняем в неверии, кроме как если их ирджа приведет их к оставлению единобожия и обязательных столпов, или к куфру, ширку и его разрешению, или оказанию помощи и дружбе с тагутами, или участие в издавании законов тагута, или оказанию тагутам поддержки против единобожников.

Мы ненавидим мурджиитские джамааты, которые сделали религию разжиженной и которые участвовали или разрешили участие в правлении не тем, что ниспослал Аллах, или в издавании законов вместо Аллаха через демократию, или оказание помощи муртаддам. Мы отрекаемся от их пути и считаем их заблудшими и вводящими новшества джамаатами, сами заблудились и других ввели в заблуждение.

Мы считаем, что их главари являются из стоящих и призывающих у ворот ада. Но вместе с этим мы не обвиняем в неверии последователей этих джамаатов, кроме тех из них, кто сам лично совершил куфр или помог куфру, или разрешил, или оказал сторонникам куфра помощь против единобожников.

Мы также ненавидим тагутские школы и призываем отдалятся от них. Мы не считаем кафирами тех, кто участвует в этих школах в преподавании и учебе, кроме как, если совершит куфр, разрешит или призовет к куфру.

Мы не запрещаем изучать полезные мирские знания, если там не присутствует запретное. Мы побуждаем к воспитанию детей на единобожии и дать им знания об их религии и мирском, чтобы выросли сторонниками и искренними воинами для религии Аллаха.



2




Сейчас читают про: