double arrow

Соединение простых чувств


<...> Все имеющиеся в любой данный момент в сознании элемен­ты чувств объединяются в одну единую равнодействующую чувства. Правда, и одновременные ощущения в пределах известной области чувств тоже обыкновенно более или менее тесно объединяются в одно целое. Так, одновременные звуки объединяются в созвучие, одновременные световые впечатления — или в одно предметное представление, или же, по крайней мере, в известное число пространственно связанных друг с другом пред­ставлений объектов. Но осязательное и зрительное впечатление, видимый предмет и услышанный звук все-таки могут существовать в нашем соз­нании сравнительно самостоятельно друг от друга. <...> Они связывают­ся, в конце концов, друг с другом в единое целое только потому, что каж­дое из них обыкновенно сопровождается чувственным тоном известной


Вундт В. [Психология душевных волнений] 75

степени: это подчиняет их вышеуказанному принципу соединения эмо­циональных элементов.

Мы будем называть этот принцип принципом единства эмоцио­нального состояния. Согласно с ним нет в сознании двух одновременных представлений, хотя самых диспаратных и независимых друг от друга, эмоциональные элементы которых не объединялись бы в одно равнодей­ствующее чувство. Нетрудно видеть, что этот принцип единства эмоцио­нального состояния непосредственным образом связан с одним основ­ным свойством чувств, — с тем именно, что все чувства, каково бы ни было их происхождение, в каком бы отношении ни стояли связанные с ними представления, всегда принадлежат к одной и той же эмоциональ­ной непрерывности. <...>

Далее, психологическое наблюдение показывает нам, что все про­стые чувства, объединяющиеся согласно принципу единства, взаимно мо­дифицируют друг друга и что все они модифицируются общей равнодей­ствующей: при этом самым характерным является то обстоятельство, что отдельные простые чувства в общем или совсем перестают разли­чаться как отдельные составные части сознания и только вносят свою долю в своеобразную эмоциональную окраску последнего, или, по край­ней мере, отступают на задний план по сравнению с совокупным впечат­лением. <...>

Назовем единую равнодействующую всех имеющихся в данный мо­мент эмоциональных действий цельным чувством, а отдельные чувства, входящие в состав его как части, — частичными чувствами. Пользуясь этими терминами, можно определить особенности структуры чувства так: простые чувства, являющиеся всегда конечными элементами подобных со­единений, не объединяются в последние непосредственно; некоторое число простых чувств соединяется, прежде всего, в ближайшее частичное чувство, на которое по отношению к составляющим его чувствам можно смотреть как на относительно цельное чувство; только это последнее уже является в свою очередь одним из компонентов окончательного, настоящего цельного чувства. Общее понятие слияния чувств основано, следовательно, на том факте, что простые чувства образуют известную упорядоченную градацию соединений: сначала они соединяются в частичные чувства первого поряд­ка, эти, в свою очередь, в чувства второго порядка и в случае очень развитой сложности состава чувства, например, при высших эстетических чувствах, сюда может примыкать еще неопределенный ряд дальнейших порядков. <...> Ближайшими частичными чувствами при аккорде ceg являются чув­ства, сопровождающие созвучия се, eg и eg, а в эти последние входят в свою очередь три чувства, сопровождающие звуки с, е и g — уже чувства прос­тые. <...>

Если мы будем наблюдать эти изменения цельных чувств при по­мощи вариации входящих в них частичных чувств различного порядка, то обнаружатся, прежде всего, два принципа эмоциональных слияний.


76 Тема 2. Становление предмета психологии

<...> Принцип градации элементов состоит в том, что каждое сложное цельное чувство содержит в себе одно какое-нибудь господствующее час­тичное чувство, придающее ему основной его характер; остальные частич­ные чувства только более или менее видоизменяют последний. Принцип ценности целого заключается в том, что цельное никогда не является только суммой частичных чувств, на которые его можно разложить. В нем всегда прибавляется еще особая, специфическая, хотя по своим ка­чествам и сообусловленная в существенном частичными чувствами, эмо­циональная ценность. Последняя и является собственно тем, что придает самому цельному чувству его своеобразность. Вместе с тем только из это­го принципа эмоциональных равнодействующих и объясняется то мощ­ное повышение чувств, которое может проявиться при их сложении. По­этому его можно назвать также и принципом усиления ценности чувств при их сложении. <...>

Каждое отдельное простое чувство обладает еще ассоциативными свя­зями, и последние во многих отношениях определяют общую связь эмоцио­нальной жизни. В общей совокупности душевной жизни играют значитель­ную роль главным образом два вида таких эмоциональных ассоциаций. Ассоциации одного вида сводятся к соединению единичного чувства с ре­продуктивными элементами, связанными с какими-нибудь сложными представлениями, в ассоциациях второго вида соединяются сами по себе диспаратные ощущения благодаря родственности их чувственных тонов.

Благодаря ассоциации, например, зеленый цвет напоминает о зелени леса и луга, звон колокола или звук органа веет представлением о выходе в церковь и о богослужении. Благодаря этим ассоциациям, к чистому ощу­щению как бы пристает что-то из чувственного тона, сопровождающего со­ответственные сложные представления. <...>

Далее, во многих отношениях важное ассоциативное усиление чувств может возникать и благодаря непосредственному родству самих чувственных тонов различных ощущений. <...> Например, нам кажется, что низкие тона соответствуют темным цветам и черному, высокие тона — светлым цветам и белому. Резкий звук, например, звук трубы и цвета из возбуждающего ряда — желтый и светло-красный — соответствуют друг другу, точно так же, как глухой тембр соответствует спокойному си­нему цвету. Подобные же сравнения между низшими и высшими внеш­ними чувствами делаем мы и тогда, когда различаем теплый и холодный цвет, или говорим: «резкий звук» и «насыщенный цвет» и т.д. Все по­добные аналоги, вероятно, основываются исключительно на родстве про­стых чувств, лежащих в основе их. Если рассматривать низкий тон как чистое ощущение, вряд ли он имеет какую-нибудь связь с темным цветом, но обоим им присущ одинаковый серьезный чувственный тон; это сход­ство мы переносим и на самые ощущения, которые представляются нам тоже родственными друг с другом. <...>


Вундт В. [Психология душевных волнений] 77

Общие свойства


Сейчас читают про: