double arrow

Предварительные условия.


- Тем не менее, вы поступили крайне нерационально, позволив нашим технологиям погибнуть. – Если в словах Коронена и содержался упрек, то он был скрыт все той же безэмоциональностью.

- Почему же? – усмехнулся гуаулд, - вряд ли там содержалось что-то, мне не известное. Я уже успел познакомиться с вашими достижениями. Но вернемся к живым. Почему они без сознания?

- Это мирные пассажиры, они были погружены в стазис на время путешествия – в целях экономии ресурсов на корабле. Последнее перемещение истощило кристалл, дающий энергию двигателям, и система автоматически взяла его из отсека стазиса, тем самым заставив их прервать это состояние раньше намеченного. Однако все было проделано некорректно, и я предполагаю, что они еще были как-то травмированы во время переноса сюда. Это основные причины.

- Телепортационный луч не травмирует, если ты не знал, - насмешливо произнес Баал, - или вы не владеете этой технологией?

- Такой – нет, - невозмутимо ответил ашен, - но мы смогли вмонтировать площадку для колец, взятых с той пирамиды, что была у тебя раньше.

Баал понимающе кивнул. Очевидно, что настал тот щекотливый момент, когда следовало прояснить дальнейшие условия диалога с этим народом. Ашен, узнав в нем захваченного ранее и уничтоженного гуаулда, не ожидал ничего хорошего. Что касается остальных… очень хорошо, что они без сознания. Лишь мельком оглядев людей в грузовом отсеке, Баал понял, что большинство действительно были женщинами и детьми. Но и мужчины тоже были. Это казалось важным, гуаулд привык командовать воинами. Хотя… воины из ашенов, судя по их прошлым встречам, были так себе. Но лучше, чем никого, конечно.

- Мне нет дела до того, сколько моих клонов вы встретили прежде, и сколько - уничтожили, - твердо сказал он. Это было, кстати, правдой – клоны реально мешали друг другу, особенно, после того, как оригинал сгинул во время одного из своих рискованных экспериментов. – Будем считать, что вы устранили моего конкурента, сделав работу за меня. Но хочу предупредить, чтобы вы даже не пытались повторить подобное снова.

- Это было бы крайне нерационально, - кивнул Коронен, - мы не просто обязаны вам жизнью, но и зависим от вас и ваших подданных. Мы готовы обсудить условия нашего освобождения.

- Ты один не можешь говорить за всех. Подождем, когда они очнутся и смогут высказаться.

- Я могу говорить за всех, Лорд Баал, - ашен склонил голову в легком, едва заметном поклоне. - Вы не знакомы с особенностями нашей культуры и организации общества, потому вам трудно понять, как такое может быть.

- Почему же? Волне понимаю. Более того, как правитель, я одобряю твои слова, и признаю, что мне было бы легче иметь дело с одним тобой, а не с тысячей твоих соотечественников. Но на поверхности этой планеты есть много тех, кто не поддержит меня и захочет услышать решение каждого ашена.

- Это крайне неразумно, - покачал головой Коронен, - как могут принимать решение те, кто не отвечает даже за собственную жизнь?

- Почему не отвечают? – Баалу было очень любопытно, - их статус не позволяет? Они – рабы или слуги?

- Рабы и слуги – это анахронизмы, - равнодушно пояснил ашен, - у нас нет таких понятий, мы ушли далеко вперед в социальной организации нашего общества. Люди, которые собраны здесь – не настолько умны, как я или подобные мне, к сожалению. Их интеллект не позволяет им принимать решение самостоятельно – он слишком примитивно организован.

- Но разве они не принадлежат к той же расе, что и ты? Разве они не ашены?

- Они ашены. Но не такие, как я, или те, кто отправился прежде в эту Галактику. Я правильно понял, наши предшественники здесь, они – мертвы?

- Ты правильно понял. – Спокойно кивнул гуаулд. – Но об этом мы поговорим позже. Так, значит, эти ашены слишком глупы? Умственно неполноценны?

- Напротив, у них есть потенциал. Умственно неполноценных представителей нашей расы не существует.

- Вы избавляетесь от них?

- Можно сказать и так, – приняв это за утвердительный ответ, Баал заинтересовался еще больше. Похоже, он столкнулся с феноменом искусственного отбора. Не то, чтобы он сам не одобрял подобную идею, но вот нокс… будет трудно такое принять. Не говоря уже о таури. Баал перевел тему.

- Информирую тебя, что данная планета принадлежит мне и моим теперешним союзникам, именующим себя нокс. Лично тебе доводилось встречаться с ними?

- Нет, расы с таким самоназванием мы не встречали. Единственные, с кем мы столкнулись – это люшианцы.

- Это не раса, а объединение разбойников, это они повредили ваш корабль? – Баал испытал облегчение, узнав, что не ЭТИ ашены стали причиной катастрофы на планете нокс.

- Да, и в том сражении я потерял всех трех своих помощников, пока это невосполнимая утрата. Из этих, – он указал на лежащих людей, - еще не скоро получится достойная замена. А может быть, и никогда – поскольку корабль погиб, а вместе с ним – и нужное оборудование.

- Хорошо, с этим разберемся позже, - кивнул Баал, - есть еще один момент, который я хотел бы прояснить сразу. Кроме меня и нокс, на этой планете находится Саманта Картер с Земли. Она – под моей личной защитой. Предупреждаю, каково бы ни было твое отношение к ней…

- Саманта Картер заслуживает смерти! – впервые с момента беседы ашен проявил подобие эмоции, удовлетворенно заметил про себя гуаулд. – Это она стала причиной гибели моего народа! Земляне вообще не достойны того, чтобы жить!

- В чем-то я бы с тобой и согласился, - усмехнулся Баал, - но, поверь, преступления Картер и ее расы соразмерны проступкам твоей. И твоим лично.

- Я понял вас, Лорд Баал, - успокаиваясь, медленно произнес Коронен, - мы вынуждены смириться с пребыванием на одной планете с таури. А что взамен? Чего хотят ваши союзники нокс?

- По крайней мере, они не против вашего пребывания на планете – и это главное. Поверишь ли ты, если я скажу, что, когда мы решали вопрос о том, как поступить с вашим прибывающим кораблем, только Саманта Картер без колебаний высказала желание оставить вас в живых?

- Это нелогично, - как-то неуверенно произнес ашен. – Раньше она хотела нас уничтожить.

- Уверяю тебя, это не так. Впрочем, я, ты, таури – все мы были когда-то врагами друг другу. Я был еще и врагом нокс, так же, как и представители твоей расы. Но мы не в тех условиях, чтобы продолжать вражду. Ведь мы все хотим выжить, не так ли?

- Да, теперь все окончательно ясно. – Спокойно сказал Коронен. – Условия нашего существования будут предложены после приземления?

- Совершенно верно. Я пришел поговорить, чтобы потом не было сюрпризов.

Саманта вместе с Лайей и другими взрослыми нокс наблюдала за приземлением хаттака Баала. Едва пирамида коснулась поверхности планеты, Нефрайю озабоченно произнес:

- Есть много пострадавших. Им нужна наша помощь.

Лайя по коммуникатору связалась с Баалом, и тот пояснил, какого рода помощь потребуется. Ашенов, пострадавших в результате аварийного отключения системы стазиса, требовалось привести в сознание, а потом – проводить к месту будущего пребывания. Сэм было вскочила, собираясь отправиться к хаттаку, но Лайя остановила ее:

- Боюсь, мне придется согласиться с Баалом – тебе там лучше не появляться. Отправляйся в город и встречай гостей.

- Ладно, - с улыбкой вздохнула землянка, - я проверю синтезаторы материи, бытовые принадлежности в домах. Но мне там работы – на пару суток.

- Мы поможем тебе, Белоснежка! – услышав детский голосок, Саманта обернулась и увидела группу ребятишек нокс.

- Мы рады помочь, - поддержал маленьких Вайюс, рядом с которым стояло несколько мальчишек постарше.

- Спасибо, мои маленькие друзья, - радостно улыбнулась Сэм. – Тогда мы и вправду справимся быстро.

Они отправились в город немедленно, с одобрения взрослых нокс. Единственное, что потом Сэм делала сама, это осматривала синтезаторы на каждом этаже каждого дома и кристаллы питания к ним. Детишки сновали по комнатам, проверяли наличие хоть каких-то предметов быта. К сожалению, в каждой комнате мог поместиться только один взрослый, или же парочка ребят, а потому, исходя из количества прибывших ашенов, пришлось побывать в пяти зданиях, кроме того, в котором жили Баал и Сэм. Наконец, все было более или менее готово к приему гостей. Саманта настояла на том, чтобы дети зашли к ней и перекусили. Они быстро устроили импровизированные посиделки. Саманта с помощью синтезатора заказала всем сладостей – тех, что помнила по своей жизни на Земле. Сейчас, в окружении детей, женщина чувствовала себя очень хорошо. Ей было комфортно и приятно, впрочем, детишки, судя по их довольным рожицам, тоже наслаждались общением с ней, как и пирожными, лакомством для них весьма необычным.

- Твой принц хорошо заботится о тебе, Белоснежка? – вдруг серьезно спросила одна из девочек. Эти ребята почувствовали бы, когда им лгут, а потому женщина ответила честно:

- Да, и мне очень хорошо с ним.

- Но ведь сначала это был не твой принц! – настаивала проницательная малышка, и Сэм покачала головой.

- К сожалению, того, прежнего принца больше нет. – Грустно ответила землянка. – Если бы не Баал, и меня бы тоже не было.

- Как и всех нас, Маива! – строго сказал Вайюс, прерывая расспросы, заметив, как на глаза Сэм наворачиваются слезы. Тем не менее, она с улыбкой произнесла:

- Да, Баал спас всех нас. Я от него такого не ожидала, а теперь понимаю, что, на самом деле, мы никогда не знаем, где встретим того, кого сможем назвать своим принцем.

- А как определить, твой это принц, или чужой? – серьезно спросила другая девочка, судя по виду, ровесница Вайюса.

- Трудно сказать, - рассмеялась землянка, но потом задумалась и ответила, - я думаю, своим принцем можно назвать того, кто превратит твою жизнь в сказку, о которой ты всегда мечтала. Ну, или хотя бы будет для этого делать все возможное.

- Эх, жалко, что у нас нет такого принца, как у тебя, Белоснежка! – вздохнула малышка Маива. Саманта припомнила, что когда в то памятное первое утро они всем скопом пришли смотреть, как Баал станет будить ее поцелуем, девочка почему-то сказала, что Нефрайю опоздал, и «место принца» уже занято. Хитро усмехнувшись своей догадке, женщина сказала:

- Ну, почему же – нет? Принцем может быть любой, кто находится рядом с вами. Вот, например, Нефрайю – чем не принц для тебя, Маива?

Девочка отчаянно покраснела, было очевидно, что он ей очень нравился. Она пробормотала:

- Он слишком взрослый для меня!

- Уверена, что не слишком. Давай считать, - рассмеялась Саманта, - тебе сейчас…

- Мне семь лет

- Вот, а ему – не больше двадцати пяти, так ведь? Получается – разница восемнадцать лет. Не так уж и много, правда?

- Нет, много! Он может найти себе другую принцессу, которая старше меня!

- А знаешь ли ты, сколько лет разницы у меня с Баалом?

- На вид – никакой, - сказала наивная малышка. – Ты можешь сказать точнее?

- Ну, на самом деле, точно я даже не знаю. А приблизительно – несколько тысяч лет.

- Сколько? – пораженно воскликнуло сразу несколько человек.

- Ему не меньше пяти тысяч лет, я думаю, - серьезно кивнула Сэм. – Но разве мы с ним обращаем на это внимание?

Пока дети обдумывали факт поразительного долголетия гуаулда, послышался голос самого предмета обсуждения.

- Похоже, вы хорошо постарались – ашены устроены в соседних домах. Ваши взрослые давно ждут вас, дети. Впрочем, вы можете остаться и здесь и занять те комнаты, что принадлежали вам раньше.

- Правда, можно? – восхищенно, во все глаза глядя на Баала, спросил Вайюс.

- Разумеется, - несколько обескураженно ответил гуаулд, не понимая причин такого пиетета к своей персоне. – Если ваши взрослые разрешат, - не забыл добавить он.

- Они не возражают, - сказал мальчик. Это стало сигналом – дети начали вставать со своих насиженных прямо на полу местечек и, прощаясь, уходить в направлении комнат.

- И о чем вы говорили? Ты сказала им, что я – бог? – не то всерьез, не то иронизируя спросил Баал.

- Их впечатлил твой возраст, - рассмеялась Сэм, - я сказала, что тебе не меньше пяти тысяч лет. А сколько на самом деле?

- На самом деле, - усмехнулся гуаулд, - пара месяцев.

Она сначала непонимающе уставилась на него, потом махнула рукой:

- Нет, я имею в виду… оригинал, а не копию. Твое сознание все равно все помнит.

- Зачем тебе это знать?

- Просто интересно, захотелось узнать о тебе побольше. Маива говорит, что слишком молода для Нефрайю, вот я и вспомнила про нашу с тобой разницу в возрасте. Так сколько?

- Маива – это та самая маленькая нокс, которая считала, что Нефрайю должен быть твоим принцем?

- Ну, да, - пожала плечами Сэм, улыбаясь, - и я предположила, что он нравится ей самой.

- Что ж, я рад, что будет кому заняться этим юношей. Мне не нравится, как он смотрит на тебя.

- Ревность? – усмехнулась землянка, но потом спохватилась, - не переводи тему! Так сколько тебе лет?

- Я – что, обязан посчитать в летоисчислении таури? – в его голое уже слышалось раздражение, и она поспешно уточнила:

- Ну, скажи, хотя бы, ты уже родился, когда Ра впервые посетил Землю?

- Да, я, как и другие, отправился вслед за Ра, как только стал возможен транспорт носителей и рабов с помощью чапаай. Правда, тогда я не был системным лордом, но, в отличие от других, предпочел остаться на вашей планете. Это оказалось правильной тактикой – я не участвовал в первых междоусобных войнах. И сумел избежать того позора, что претерпел Ра во время восстания. Таури его попросту вышвырнули. – Глаза Баала сверкнули, было видно, что ему доставляет удовольствие вспоминать о поражении противника.

- Да, - согласно кивнула Сэм, - и очень хорошо, что ни ты, ни Ра не знали о том, что на Земле были вторые Врата, оставленные еще Древними.

- Разумеется, ведь даже при отсутствии наквадаха такое количество носителей – лакомый кусок для любого из нас.

Так Саманта выяснила, что Баал если и младше Ра, то ненамного. Но детям нокс говорить о своем открытии она впоследствии не стала.

Утром следующего дня снова встала проблема ашенов. Баал очень рано поднялся и ушел, рекомендовав Саманте еще поспать. У него была запланирована встреча с нокс и Короненом. Первоначально он хотел оставить Сэм в неведении относительно своих планов, но потом передумал. Не такая уж это была важная информация, а доверие землянки было ему необходимо. И оставался вопрос о том, как обезопасить ее от Коронена, несмотря на договоренность с последним, судя по его словам, «полноценным» ашеном, существовала вероятность мести. И если он попробует сделать хоть что-то подобное… не хотелось о таком думать, но все же. Да, тогда Баал уничтожит всех ашенов, и никакие нокс ему не помешают.

Коронен встретил его на пороге здания, в котором расположился. Понятно, что по его выражению лица нельзя было разобрать, спокойно ли прошла ночь, но гуаулд все же надеялся на то, что у них все в порядке, задавая дежурный вопрос:

- Ну, как прошла ночь на новом месте?

Ашен, кивнувший вместо приветствия, ответил вопросом:

- Что это за народ, построивший дома и технику? Мы очень признательны за то, что вы поселили нас именно здесь. Это нокс?

- Нет, - Баал был удивлен столь бурной – для ашена, разумеется, реакцией. – Это раса асгардов. Они исчезли, уничтожили сами себя несколько лет назад. А до тех пор эта Галактика была под их контролем. Данная планета, скорее, исключение из их правил, обычно они не оставляли никаких технологий после того, как покидали место.

- Мы можем здесь остаться, или это – временное пристанище?

- Если хотите – оставайтесь. Вы ведь привыкли к благоустроенной жизни?

- Да, и здесь есть для комфорта все, что нам нужно. Вы были абсолютно правы – наши технологии гораздо примитивнее, чем эти. Но, тем не менее, потеря корабля – невосполнима. Там были собраны артефакты и знания Древних.

- Да, и я как раз хотел спросить – откуда они у вас?

- Это давняя история. Все было перенесено на нашу материнскую планету гуаулдом по имени Тевтат. Вместе с нашими предками – родоначальниками первых ашенов. Мы выяснили это совсем недавно, уже после бегства с нашей основной планеты, когда она попала под воздействие гравитационного поля Черной дыры.

- Было бы интересно узнать историю вашего народа. – Заметил Баал. – Я не ошибусь в предположении, что Тевтат перенес ваших предков с Земли?

- К сожалению, это так, - подтвердил ашен, - хотя не все это приняли сразу.

- Это понятно. Но вы должны знать, что все человеческие расы в Млечном пути берут свое начало именно на этой планете. Вот и вы – не исключение, впрочем, как и мой собственный носитель.

После недолгой паузы Коронен спросил:

- Мы также благодарны нокс за помощь. Это правда, что вы с ними когда-то были врагами?

- Истинная правда, - усмехнулся гуаулд, - но все меняется, как видишь.

- Ты не привел с собой Саманту Картер? – последовал другой вопрос, подстегнувший подозрительность гуаулда.

- Не счел нужным, - он предпочел ответить дипломатично.

- И совершенно напрасно, - раздался женский голос. Они не заметили, как к ним подошла Лайя в окружении группы детей. – Саманта вполне может принять участие в обсуждении.

- В обсуждении чего? – может, Баалу и показалось, но в голосе ашена послышалась ирония, - дальнейшей судьбы моего народа?

- Судьба вашего народа – только в ваших руках, - невозмутимо ответила нокс. – Мы лишь сделали так, чтобы вы смогли и дальше ей следовать.

- Лайя, Саманта знает, куда я пошел. Она устала накануне и отдыхает, но если ее присутствие необходимо, я позову ее.

- Как я уже говорил вам, я готов смириться с присутствием таури, я могу принести клятву в том, что не собираюсь вредить ей. – Заметил Коронен. - Но Лорд Баал абсолютно прав, мне бы не хотелось лишний раз ее видеть. А сейчас я попросил бы вас озвучить, хотя бы, базовые условия нашего пребывания на этой планете.

- Обещание не вредить нам, думаю, - сообщил гуаулд, - и никакого биологического оружия. – Он посмотрел на Лайю – та кивнула и слегка улыбнулась, явно одобряя это условие. Но потом все же добавила и свое.

- И до того, как наше решение будет принято, мы бы хотели поговорить с каждым из пассажиров твоего корабля.


Сейчас читают про: