double arrow

впечатления европейцев о башкирах.

3

Северные амуры» [les amours с nord] или «злые купидоны» появилось в конце войны, после боя при Веллау а также во время последующих контактов русской и французской армий при Тильзите, его зафиксировали Давыдов и Чуйкеви. Это прозвище сначала будучи насмешкой, имело уничижительный характер. Затем, под влияние событий Отечественной войны 1812 г., оно приобрело иное, уважительно значение. На карикатуре И. И. Тербенева реалистично изображенный башкир, от которого в ужасе бегут французы, позиционируется уже как «Северный амур» - герой войны. Заграничные походы 1813-1814 гг. лишь расширили географическое пространство использования этого прозвища. В 1814 в Париже французы называли башкир также и «сибирскими амурами» [It amour de Siberie]. В советской историографии работы А. Н. Усманова, А. 3. Асфандиярова, а в литературе исторический роман Я. X. Хамматова «Северные амуры», посвященный событиям Отечественной войны 1812 г. утвердили общественном сознании это название, как исторический феномен.

Попытаемся рассмотреть образ башкирского воина, образ врага как его видел и представлял противник. Первая встреча произошла под Тильзитом 4 июня 1807 г. Башкиры заманили в засаду и атаковали французскую кавалерию, которая впервые увидела кочевников юго-востока России и услышала свист стрел. После заключения перемирия французы познакомились с башкирами. Очевидец событий, русский офицер С. Г. Волконский свидетельствует о посещениях бивака башкир французами: «На берегу Немана, против Тильзита, был расположен лагерь вновь пришедших башкирских казачьих полков. Странность наружности и обычаев их весьма занимала посещающих французов, и как эти башкирцы были вооружены, кроме обыкновенного огнестрельного и белого оружия, луками и стрелами, французов весьма занимали игрища их этим незнакомым для них оружием». Как видно из этого французов интересовало в первую очередь оружие. У воинов не было единой формы, вооружались они, как сказано в указе о формировании башкирских полков, «кто чем может». То есть луками и копьями. Даже сабли были далеко не у всех, не говоря уже об огнестрельном оружии. Зато у многих имелись дедовские кольчуги и шлемы, попадались даже щиты, удивлявшие своей экзотикой французов. 1.2. Заграничные походы 1812-1814 гг.

Башкирские конники выработали своеобразную тактику. О действии башкирского воина в бою можно привести следующие слова одного автора: “40 шагов есть среднее расстояние для верного выстрела из лука. В сражении башкир передвигает колчан со спины на грудь, берет две стрелы в зубы, а другие две кладет на лук и пускает мгновенно одну за другой; при нападении крепко нагибается к лошади и с пронзительным криком, грудью и с засученными рукавами смело кидается на врага и , пустивши 4 стрелы, колет пикою”. Другой подчеркивал, что башкиры “мастерски владеют пикой и метко стреляют из ружей и луков,– последним действуют такой силой, что пущенная стрела на недальном расстоянии, как, например, саженях на 15 пронзает насквозь не только человека, но даже лошадь”

За мастерское владение луками французы башкир прозвали “северными амурами”. Из мемуаров французского генерала Марбо: “…Во время нашего пребывания на высотах у Пильница неприятель, в особенности русские, получили многочисленные подкрепления, из которых главное под начальством Беннигсена, состояло не менее как из 60 тыс. человек. Это подкрепление было приведено из-за Москвы и заключало в себе очень большое количество татар и башкир, вооруженных одними луками и стрелами. Наши солдаты за их луки и стрелы прозвали башкир “северными амурами”. Эти новички, еще совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая обратить нас в бегство при первой встрече, в самый день своего появления в виду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но встреченные залпами из ружей и мушкетов, башкиры вынуждены были отступить, оставив на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того чтобы охладить их наступление, казалось, только его подогрели. И, так как они двигались без всякого построения и никакая дорога их не затрудняла, то они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было очень трудно, атаки этих варваров постоянно повторялись и русские поддерживали их отрядами гусаров, чтобы воспользоваться тем беспорядком, который башкиры могли произвести в том или другом месте нашей линии. Варвары громкими криками окружили наши эскадроны, пуская в них тучи своих стрел… Один из самых храбрых моих унтер-офицеров Меляэн, кавалер ордена Почетного Легиона, был ранен на вылет стрелою, которая вошедши в грудь, вышла через спину… Но в моем полку было несколько людей и лошадей раненных, да и сам я был легко ранен в ногу этим забавным снарядом”. [4]

Участник похода 1813-1814 гг. русский генерал Андрей Реавский в своих воспоминаниях рассказывает, что при отступлении Наполеон распространял слухи среди немецкого населения, что башкиры “варвары” и что “они питаются неприятелями, и особенно охотники до детей”. “По сказаниям Наполеона,– продолжает генерал Раевский,– жители Лигницы ожидали видеть диких варваров, и к удивлению , встречают приветливых, добрых воинов”.

Обмундирование было национальное: суконный кафтан синего и белого цвета, широкие шаровары такого же цвета с красными лампасами, белая остроконечная войлочная шапка, которая с двух сторон была разрезана и загнута, прочные кожаные сапоги, поясной ремень, кожаная портупея, подсумок с патронами. Воин должен был иметь двух выносливых лошадей (строевую и вьючную).

Царское правительство, широко используя башкир для военных походов, не оказывало им помощи ни вооружением, ни обмундированием. Поэтому башкиры во время боевых действий одевались весьма скромно, а лучшие одежды сохраняли для торжественных случаев и одевали их лишь после одержанных побед.

“Правда, что одежда и вид башкирцев, которые в сие время входили в Гамбург,– пишет Андрей Раевский,– поразили немцев. Но вскоре невинное простосердечие сих “людоедов” рассеяло совершенно всякое сомнение”.

В сомкнутых рядах в своих национальных нарядах проходили башкирские полки по улицам городов Европы. С восхищением рассказывает генерал Раевский случай, когда башкирские полки вошли в Гамбург в числе победителей: “Мы сами удивлялись опрятности и чистоте их одежды, которую берегли они только для случаев торжественных. Белые кафтаны и красные шапки в сомкнутых рядах нескольких полков представляли новое, но довольно приятное зрелище”.

В 1814 году башкиры, встретившись в Германии со знаменитым поэтом и ученым Гете, старались оставить о себе самое лучшее впечатление. Начальник башкирского отряда, увидев личный богатый музей Гете, подарил ему свое боевое оружие– лук и стрелу. Через одиннадцать лет после посещения башкир старик Гете с восхищением показывал этот драгоценный подарок своему другу И.П. Эккерману.

Вместе с казаками гарцевали по улицам Парижа и башкирские конники. Как писал поэт Н.К. Батюшков, в те дни:

Кипел бульвар в Париже так
Народа праздными толпами,
Когда на нем летал с нагайкою казак
Иль Северный Амур с колчаном и стерлами.

Башкирским народом были сложены исторические песни о войне 1812 года, о ее героях. Среди них до сих пор широко бытуют “Марш Кутузова”, “Эскадрон”, “Вторая армия”, “Кахым туря”, “Баик” и другие.

В песне “Любизар” есть как бы предупреждение возможным недругам России о необходимости извлечь уроки прошлого:

Враг Россию взять не смог,
Получил он здесь урок:
Русский и башкир прижали-
Побежал, не чуя ног.

Совместная борьба русского и башкирского народов против иноземных захватчиков укрепляла боевую дружбу башкирского конника и русского солдата.

Башкиры всегда гордились своим массовым участием в освобождении России от нашествия Наполеона, показав тем самым свою преданность общей Родине. В борьбе за независимость страны крепла боевая дружба народов.

Список литературы.

  1. Рассказы по истории Башкортостана. Учебное пособие по курсу “История Башкортостана”/Под редакцией Акманова И.Г. – Изд.3-е, дораб. и доп. – Уфа: Китап, 2001.
  2. Хрестоматия по истории Башкортостана. Часть первая. Документы и материалы с древнейших времен до 1917 г. – Учебное пособие. – Составитель: Гумеров Ф.Х. – 2-е изд.– Уфа: Китап, 2005.
  3. История Башкортостана: С древнейших времен до конца XIX в. Учебник для 8 кл. Изд.2-е/Отв.ред. И.Г. Акманов. – Уфа: Китап, 2009.
  4. Асфатуллин С.Г. Северные амуры в Отечественной войне 1812 года. – Уфа: полиграфкомбинат, 2000.

5.Панорама Башкортостана Асфатуллин С.

3

Сейчас читают про: