double arrow

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО)


Как Вы можете прокомментировать заявление заместителя главы Минэкономразвития о том, что в России наступила рецессия? Как долго может продлиться спад экономики, и каких масштабов он может достичь?

Кризис действительно начался для России. Констатация правительства запоздала. Полгода идет спад промышленного производства. С весны снижаются объемы продаж. Реальный ВВП России является отрицательным уже по итогам 2008 года. В 2009 году ВВП не будет расти, несмотря на все заклинания официальной статистики. Падение продолжится, пока качественно не изменится экономическое регулирование. Т.е. пока спрос не будет стимулироваться. Сегодня «антикризисные меры» его только подрывают.

В мировой экономике ускорятся спад потребления. Прежде всего, это происходит в США и ЕС. Доходы людей падают. Эту тенденцию в настоявшее время никто не пытается переломить. Для России она означает потерю значения внешнего рынка.

Рецессия не совсем подходящий термин для глобального кризиса, являющегося не просто кризисом перепроизводства. Налицо кризис всей неолиберальной модели экономики, сформировавшейся после краха кейнсианства в 1970-е годы. Пока качественных изменений в экономической системе мира не произойдет, а новые технологии не позволят радикально удешевить многие товары и создать новые отрасли, кризис будет продолжаться. В 2009-2010 годах он достигнет пика. Пока пройдена биржевая стадия.




Каковы основные причины снижения показателей ВВП РФ?

Никакого роста ВВП в условиях сокращения продаж не может происходить. Сбыт снижается как на внешнем, так и на внутреннем рынке. В 2009 году тенденция усилится, поэтому динамика ВВП будет отрицательной. Инфляция, увольнения и снижение зарплат повсеместно на планете убивают спрос.

Больше нет возможности поддерживать покупательную активность населения за счет кредитования. Доходы людей или должны начать расти, разовые выплаты не помогут, или кризис будет продолжать свою разрушительную работу. Но если крупные государства и группы стран начнут постепенно переходить от стимулирования компаний к стимулированию потребителей, то встанет вопрос: чьи товары люди должны покупать?







Сейчас читают про: