double arrow

Творчество Горация. Гораций в русской поэзии.


Квинт Гораций Флакк (65 - 8 гг. до н. э.) - другой крупнейший поэт периода принципата - родился в городе Венузии. Его отец был вольноотпущенником. Скопив небольшое состояние, он дал сыну образование. Гораций учился в Риме вместе с детьми состоятельных родителей. Затем он отправился в Афины, где слушал философов новой Академии и участвовал в философских диспутах. В Афинах, вероятно, он познакомился с древнегреческой лирикой, оказавшей столь большое воздействие на его собственное поэтическое творчество. В 44 г. в Афинах появился Брут, знаменитый убийца Цезаря, которому афиняне организовали торжественную встречу, видя в нем "борца с тираном", страдающего за свободолюбие. Брут вместе с Горацием принимал, по-видимому, участие в философских занятиях и увлек юношу своим пламенным республиканизмом. Гораций вступил в армию Брута и даже занимал в ней во время битвы при Филиппах должность одного из военных трибунов, командовавших легионами. После трагического исхода сражения он вернулся в Италию. Имущество его отца было конфисковано в пользу ветеранов Цезаря, и Гораций поступил в коллегию писцов казначейства в Риме. Эта коллегия считалась почетной и могла открыть со временем путь к высшим государственным должностям. В это время Гораций начал свою поэтическую деятельность и обратил на себя внимание Мецената, став вскоре его приближенным. Около 38 г. до н. э. Меценат подарил ему сабинское имение, тем самым обеспечив поэта. С этого времени Гораций предпочитает заниматься литературным творчеством. От предложения Августа стать его личным секретарем Гораций отказался.




Первыми произведениями поэта были эподы - ямбические стихотворения, написанные двустишиями. Эти насмешливые стихотворения, полные иронии, а подчас и нарочитой грубости, резко контрастируют с чувствительностью буколических произведений Вергилия и с римской элегией. Гораций уже в первых своих произведениях выступает создателем оригинальной лирики, положившей начало сатире и оде. Подражая лирике Архилоха, он пишет эподы на римские темы с римскими персонажами, высмеивает модные в те времена теории и неугодные ему литературные жанры. Положительных идеалов в эподах он еще не выдвигает, но иронически отвергает субъективную лирику и элегию, смеется над показным увлечением сельской жизнью, за которым скрывается ненасытное стяжательство. Так, во 2-м эподе он рисует соблазнительные картины деревенской жизни, привлекающей горожанина тишиной, охотой, мирными развлечениями. Однако эту похвальную речь произносит ростовщик Алфий, который более занят накоплением богатств, чем идиллическими мечтами. Откликается Гораций и на политические события: он обращается с напутствием к Меценату, когда тот сопровождает Августа к месту битвы при Акциуме, приветствует победу над Антонием (9-й эпод). Однако упоминания об Октавиане в эподах скупы и немногочисленны.



К гражданским войнам поэт относится отрицательно, но в отличие от Вергилия не верит в наступление "золотого века" Он призывает римлян бежать на далекие острова. Только там, с его точки зрения, возможны мир и благоденствие (16-й эпод)

В эподах много насмешек над современниками, есть ряд зарисовок реальной римской жизни. Так, например, в 4-м эподе Гораций смеется над военным трибуном, чванливым выскочкой, шествующим по улицам Рима в непомерно длинной тоге; в 10-м эподе он обрушивается на бездарного поэта Мевия и, подражая инвективам Архилоха, сулит гибель кораблю и плывущему на нем Мевию. В стихотворениях выступают жестокая колдунья, неверная возлюбленная, легкомысленная старуха и т. д.. Круг персонажей Горация ограничен "маленькими людьми". Обстановка для нападок на сильных мира сего была в это время неблагоприятной. Интерес к сатирическим зарисовкам действительности, стремление к сжатому и меткому языку, скупой и точный отбор деталей - черты, ярко проявляющиеся уже в первых произведениях Горация, объясняют обращение его к жанру сатиры



В течение 30-х годов Гораций опубликовал два сборника сатир. Свои сатиры он сам называл беседами (sermones), как бы подчеркивая, что основным в них является изложение мыслей в форме непринужденного диалога. Сатиры Горация напоминают жанр диатрибы (философской беседы), созданный греческими философами-киниками, в частности Бионом (III в. до н. э.). Различные философские положения излагались в диатрибе в форме беседы с аудиторией, с подбором понятных всем примеров, сопровождались шутками, остроумными анекдотами. Гораций стремится соединить этот жанр философской беседы с традициями древнеримской сатиры Луцилия. Гораций ценит веселость Луцилия, смелость и остроумие, но порицает его за неряшливость языка и многословие, утверждая, что его сатиры текут "мутным потоком". Считая, что шутка и смех необходимы сатирику, Гораций требует вместе с тем краткости выражения, ясности мысли и разнообразия слога. Жанр сатиры, близкий комедии и миму, дает возможность, по мнению поэта, показать явления жизни и индивидуальность автора гораздо конкретнее, чем другие жанры.

Поэт стремится писать свои сатиры изящным, непринужденным языком, близким к устной беседе образованного человека. Однако от острой политической насмешки, свойственной Луцилию, Гораций отказывается. Свое внимание он концентрирует на проблеме личного счастья, желая научить своих читателей жизненной мудрости. Разбирая и по-своему акцентируя отдельные положения эпикурейской и стоической философии, поэт выдвигает теорию довольства малым, наслаждения скромными благами жизни и умственным трудом. В условиях империи это была своего рода "защитная философия", помогавшая поэту сохранить внутреннюю независимость и известную свободу взглядов.

Творческая деятельность Горация имела большое значение для истории римской литературы. Однако его слава в античные времена не могла сравниться с популярностью Вергилия. В средние века его усиленно читали. Однако интерес к нему как к лирическому поэту принял широкие размеры лишь в эпоху Возрождения. Его поэзия сыграла большую роль в становлении лирики нового времени. Отдельные положения своеобразной горацианской философии (так называемая "горацианская мудрость") часто встречаются во французской лирике XVIII - начала XIX вв., проникают они и в русскую поэзию. Горацианские мотивы используют Ломоносов, Державин, Дельвиг и Пушкин.







Сейчас читают про: