Студопедия
Поделиться в соц. сетях:


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Немного истории Чоргуньской башни

В 1854 году,во время Крымской войны, с ее верхнего этажа, из пушек Русские войска обстреливали Итальянские и Английские войска, находившиеся на другом берегу речки Черная.
В 1942 году фашисты обнаружили русских разведчиков, укрывшихся в башне, и сутки пытались их выбить оттуда, подогнав даже танк, с которого прямой наводкой стреляли по крепости. Крепость выдержала, а под утро русская артиллерия дала несколько мощных залпов по позициям фашистов, что позволило разведчикам покинуть крепость и спастись.
В 80-х года Чоргуньская башня была занесена в список исторического наследия города и взята под охрану государства.
В 90-е внутри башни образовывали свалку и выбитый вход на первом этаже замуровали.

 

 

Мурзак коба

 

Мурзак-кобинская культура (Мурзак-Коба; Замиль-Коба 1. I слой; Алимовский Навес 1. II слой; Кара-Коба; Шпан-Коба, верхний слой; Лджи-Коба III; Ласпя VII; Кореиз III; Киль-Бурун; Фронто­вое I и пр.) довольно существенно отличается от кукрекской (Ви­шенное I, Кукрек, Таш-Хабах П, Ивановка I, Тасуново I и пр.) (рис. 12). Нуклеусы первой из них — плоские, второй — кони­ческие или карандашевидные. Мурзак-кобинские микролиты часто имеют вид трапеций и сег­ментов, а кукрекские — лишь в виде пластинок с подтесанным брюшком (вкладыши строгаль­ных ножей) и микропластинок без обработки или с концом, который скошен мелкой ретушью (вкладыши наконечников дроти­ков с костяной основой, снабжен­ной пазом). Для мурзак-кобинских стоянок типичны скребки и резцы на пластинах, а для кук-рекских – на отщепах, причем скребки округлые. В первом слу­чае преобладала индивидуальная охота, во втором — коллективная.

Рис. 12. Мезолит. Кукрекская культура. Кукрек, нижний слой:

1 — пластина с ретушью; 2,3 — анкоши; 4,5,13 — вкладыши кукрекского типа; 6 — 9,12—резцы; 10,11,19 — пластинки со скошенным краем; 14,20—скребки на отщепах; 15 — 17— нуклеусы; 18—микролит в виде низкой трапеции

Судя по двуслойному памят­нику открытого типа Вишенное I, кукрекская культура прошла в мезолите два этапа, первый из которых имеет раннемезолитический возраст. Среди находок в нижнем слое — конусовидные и карандашевидные нуклеусы, острие, близкое к типу граветт, серия вкладышей кукрекского типа» скребки и резцы на отщепах, макролитические орудия (топоры или тесла)» костяные ретушеры наконечник с одним пазом дл вкладышей. Комплекс типично кукрекский, но с архаически ми чертами (макролитически характер инвентаря, наличие граветтоидного острия). Для дати­ровки важно также его стратигра­фическое положение; верхний слой Вишенного I содержал позднемезолитический материал, анало­гичный собранному в нижнем слое стоянки Кукрек. Центром форми­рования рассмотренной культуры могло быть Побужье, в то время как ареал охватывает значительную часть Украины.




Кремневый инвентарь мурзак кобинской культуры при значи­тельном сходстве все же отличается от шан-коби не кого (финальный палеолит). Из геометрических мик­ролитов наиболее многочисленны­ми становятся, вместо сегментов, трапеции, среди которых — экзем­пляры с выемкой на верхней ос­нове. Такую выемку имеют и вы­тянутые, час-то асимметричные, «трапеции» фатьма-кобинского типа (с покатыми боковыми сто­ронами), правильнее называемые остриями. Увеличивается число хорошо ограненных микролитических пластинок. Преобладающая часть орудий изготовляется пластинах, но увеличивается количество скребков и резцов из отщепов. Получают распространение пластины с выемками. Негеомет­рических микролитов, в частности различных острий, выявлено мало.

К мурзак-кобинской культуре относятся погребения в навесе Фатьма-Коба и гроте Мурзак-Коба (рис. 11). В первом из них в скорченном положении был похоронен мужчина со средиземноморскими расовыми чертами, во втором обнаружены остатки мужчины и женщины кроманьонского (чисто европейского) типа в вытяну­той позе. У женщины еще при жизни из ритуальных соображе­ний были отрублены кончики обоих мизинцев. Погребения приписываются соответственно носителям остри иного и типич­ного тярденуаза. Судя по всему» мурзак-кобинская культура при­надлежит двум разным группам населения, которые обитали, не смешиваясь, на одной и той же территорий в течение многих сто­летий. Исследователями предпо­лагается генетическая связь между этой культурой и предшествую­щими шан-кобинскими памят­никами, но широкое распростра­нение тарденуазской общности не исключает мысли о том, что здесь не обошлось без притока нового населения.



Рис. 11. Мезолитические захоронения и портретные реконструкции умерших по черепам:

1 — Фатьма-Коба; 2-4 — Мурзак-Коба

Один из исследованных памят­ников мурзак-кобинской культу­ры — Ласпи VII — по значительной серии радиоуглеродных определе­ний относится к VII тыс. до Р.Х., а верхний слой Шпан-Кобы имеет дату ок. 6290 г. до Р.X. В целом же мурзак-коби некая культура, оче­видно, укладывается в хронологи­ческие рамки второй половины VIII – VI тыс. до P.Х. По-видимо­му, к ее финальной стадии отно­сится VII слой навеса Таш-Аир I, в котором еще нет керамики, но уже хорошо представлены трапеции и сегме­нты с уплощенной ре­тушью, получившей распространение в неолитическую эпоху.

Недавно А. А Яневичем выде­лена еще одна раннемезолитичеекая культура Горного Крыма, эталонным памятником которой служит пещерная стоянка Шпан Коба. Здесь слой этой культуры, отделенный стерильными про­слойками, подстилается шан-кобинским, а перекрыт мурзак-кобинеким слоем и датируется VIII тыс. до Р.Х. (ок. 7200 г. до Р.Х.) Найдены острия с микрорезцо­вым сколом, в том числе с выемкой в основании, оформленной с помощью ретуши (суатский тип); микролиты-вкладыши в виде пластинок с краем, который «обрублен» (с отвесной ретушью), и удлиненные асимметричные треугольники, также с отвесной ретушью, часто с основанием, отретушированным в виде выемки. Комплекс дополняют угловые резцы (на углу сломанной плас­тины) и концевые скребки. Выде­лены также наборы шпанских орудий в коллекциях с недоста­точно четко стратифицированных стоянок (IV и III слои Шан-Кобы, IV слой Фатьма-Кобы) и с памят ников, культурные слои которых разрушены вообще (Су-Ат HI I др.). Резкое отличие IV слоя (и отчасти III) в Шан-Кобе от подстилающего V не прошло мимо внимания и других исследователей – В. H. Станко и В. Ю. Коена, которые тоже выделили особую куль­туру, хотя она характеризуется, по мнению этих археологов, толь­ко двумя слоями одного памятни­ка — Шан-Кобы. Несмотря на рас­хождения между археологами, все три автора единодушно признают близость этих слоев к нижнеднеп­ровским могильникам волошко-васильевского типа. Шпанский комплекс имеет и другие парал­лели, например, в яниславицкой культуре (Польша), которая моло­же, чем средний слой Шпан-Кобы.

Шпанская культура относится ко времени, когда формировалась мурзак-коби некая культура, и впол­не вероятно, что в ней имеется шпанский компонент. Судя по ха­рактеру инвентаря, в Шпан-Кобе могло существовать шпанское стойбище, но на некоторых других стоянках с элементами шпанской индустрии они, вероятно, служат лишь проявлением указанного компонента в мурзак-кобинских комплексах. Иными словами, раннемезолитические носители шпан­ской культуры могли растворить­ся в крымской этнической среде и оставить определенный след в мурзак-кобинских памятниках. Происхождение новой культуры связывается, прежде всего, с этно­сом стоянки Вишенное II (а в об­щем, с так называемым восточ­ным граветтом).

Неолит. Эта последняя эпоха каменного века следует за мезолитом, предшествуя энеолиту. Начи­нается она в Крыму с появления керамики, а завершается входом в употребление первых металлических орудий. Приходится неолит приблизительно на V и первую половину IV тыс. до Р.Х. Время климатического оптимума, атлантический Период. Здесь неолитическа я эпоха сходна с предшествующей по типам поселений и кремневых орудий, которые по-прежнему носят микролитический характер. Новшество же заключе­но, прежде всего, в распростране­нии форм с плоской ретушью и глиняной посуды. Хозяйство оста­валось в основном охотничье-собирательским, но в несколько раз возросла добыча виноградной улитки. Возросло также, хотя и не резко, значение скотоводства Горном Крыму появился домаш­ний бык. Кроме того, к первым одомашненным животным прибавился мелкий рогатый скот, заимствованный, вероятно, из Передней Азии. Возникли зачатки земледелия (найдены детали моты и серпов). В крымской степи отмечено разведение быков и свиней.

В Горном Крыму значительна часть стоянок расположена в гротах и навесах (Таш-Аир I, Замиль-Коба II, Алимовский Навес I, Водопадный Грот и пр.), а остальные памятники (Ат-Баш, Балин-Кош, Аджи-Коба II, Денисовка, Кая-Арасы, Зуя I и пр.) находятся под открытым небом (в частно­сти, на яйлах). К открытому же типу относятся стоянки Керчен­ского полуострова и Северного Крыма. Поселения расположены вблизи рек или источников.

Различают две главные культуры крымских неолитических памятников — горнокрымскую и степную. Горнокрымская культу­ра вместе с сурско-днепровской (в Надпорожье), ракушечноярской (на Нижнем Дону) и сероглазовской (в Прикаспии) составляют единую историко-культурную общность. Основой для периоди­зации горнокрымских памятни­ков служит стратиграфия Таш-Аира и Замиль-Кобы II. Ранний неолит (VI слой Таш-Аира I, VI слой Замиль -Кобы II, Ат-Баш, Ба-лин-Кош, Денисовка) характери­зуется сегментами и трапециями с уплощенной ретушью, среди которых имеются орудия труда со струганой спинкой, проушными роговыми мотыгами, костяными проколками, толстостенной ост* родонной неорнаментированной керамикой из глины с примесью песка и слюды (рис. 13,14). К по­зднему неолиту (слой Va Таш-Аира I, V слой Замиль-Кобы II, Водопадный Грот, ранний комп­лекс Кая-Арасы) относятся гео­метрические микролиты со стру­ганой спинкой, процент которых по отношению к общему коли­честву сегментов и трапеций зна­чительно выше, чем в ранний период; костяные серпы с крем­невыми вкладышами в виде плас­тинок и проколки; яйцевидные и плоскодонные тонкостенные сосу­ды с приплюснутым венчиком, преимущественно из глины с до­бавлением толченых раковин, с прочерчеными, гребенчатыми и ямчатыми узорами, а иногда и с рядом ямок под венчиком; его край часто орнаментирован на­сечками или овальными углубле­ниями (рис. 13).

Рис 13. Ранний неолит. Таш-Аир I, слой VI.

Кремневые орудия (1 – 27) и фрагмент керамики (28); 1-3, 5, 6,10, 11 — пластины с ретушью, в том числе вкладыши; 13 — пластина со скошенным краем; 14 — предполагаемый наконечник стрелы; 15, 16, 18, 20,22 — mpanеции; 17,19,21— сегменты; 23, 26,27—резцы; 24,25 — нуклеусы

Рис 14, Неолит. Горнокрымская культура. Керамика:

1,2, 4,6,7— поздний период; 3,5—ранний; 1, 2,4,6 — Кая-Арасы
(нижний слой); 3 — Балин-Кош; 5—Ат-Баш; 7—Водопадный Грот

Степные памятники — это сто­янки кукрекской традиции с эле­ментами горнокрымской культу­ры, распространенные главным образом в Степном Крыму: Алек­сеевская Засуха, Долинка, Ишунь, Мартыновка в Северном Приси-вашье, Су-Ат III на Караби-Яйле, Фронтовое I и Ленинское I (верх­ний слой), Тасуново I и другие стоянки Керченского полуостро­ва. На этих памятниках найдены микролитические нуклеусы, мик­ропластинки-вкладыши в виде низких трапеций и вкладыши кукрекского типа, резцы и округ­лые скребки на отщепах (формы, характерные для кукрекской куль­туры); высокие трапеции, в част­ности со струганой спинкой, и сег­менты, среди которых орудия с плоской ретушью на вершине (проявление горнокрымского ком­понента); резчики для работ по дереву. Население Степного Кры­ма, как и в мезолите, применяло костяные наконечники с кремне­выми вкладышами при охоте на стадных животных.

Степная неолитическая кера­мика известна по Фронтовому I, Ленинскому I и Мартыновке. Это сосуды, изготовленные преиму­щественно из глины с толчеными раковинами, с плоским и, может быть, острым дном, без орнамен­та или с декором в виде горизон­тально прочерченных линий и гребенчатых оттисков, образую­щих ряды и линии. В других слу­чаях керамика либо не сохрани­лась, либо не была оставлена людьми: при кратковременном функционировании поселения на нем могли не разбить ни одного сосуда. Характерный же кремне­вый инвентарь и* прежде всего, присутствие трапеций со струга­ной спинкой не оставляют сомне­ний в неолитическом возрасте упомянутых стоянок.

Близ с. Долинка Красноперекопского района и на стоянке Фронтовое I обнаружены фраг­менты сосудов с утолщением (во­ротничком) на венчике и зональ­ным гребенчатым орнаментом, близких к керамике, встреченной в могильниках мариупольского типа. Это неолитические погребаль­ные памятники днепро-донецкой историко-культурной общности, распространенной в Нижнем Поднепровье, а также на Среднем Днепре, в Приазовье и бассейне Дона. Типичным могильником мариупольского типа можно считать Долинский, укалывающий на проникновение в Северный Крым днепро-донецкого населения. В большой яме на могильнике было захоронено множество умерших в вытянутом положении на спи­не» Часто головами в противопо­ложные стороны. Покойники были посыпаны охрой. При них найдены кремневые ножевидные пластины, округлые скребки на отщепах, проколки, трапеции (со струганой спинкой и обычные), многочисленные просверленные зубы оленя (очевидно, подвески), а также костяные бусинки.

Энеолит (халколит). Энеоли­том назван медно-каменный век, следующий за неолитом и пред­шествующий бронзовому веку, начинающемуся на полуострове, по-видимому, во второй полови­не III тыс. до P. X. Наименование отражает переходное время, когда наряду с дорогостоящими и мяг­кими медными изделиями широ­ко использовались кремневые. В Крыму энеолит исследован слабо, хотя вклад в его полевое изучение внесли многие ученые. К энеолиту относятся, прежде всего, поселе­ния Южного берега в виде «рако­винных куч»: Ласпи I, Изумруд, Эра I, Форос, Ореанда, Гурзуф, Жуковка, Пятиречье и др. (для Гурзуфской стоянки получена ра­диоуглеродная дата 2635 ± 90 лет до РХ). В отличие от мезо-неолитических стоянок, среди которых приморский памятник Ласпи VII, скопления здесь составляют не раковины наземной виноградной улитки, а, главным образом, створ­ки морских моллюсков – – мидий И устриц. Найдены также остатки морской улитки пателлы и кра­бов, кости зверей, птиц и рыб. В связи с кризисом охотничьей эко­номики скотоводство в это время сравнялось по значению с охотой и, очевидно, наступил новый этап в истории собирательства – – нача­лось широкое освоение морских ресурсов. Впрочем, поскольку еще не выявлены стоянки мезолита и неолита, по-видимому, распола­гавшиеся в период своего функ­ционирования у самого моря и находящиеся в настоящее время под водой, нельзя исключить, что сбор морских моллюсков в зна­чительных масштабах практико­вался в эти эпохи, как в камен­ном веке Западной Европы.

Экспедиции за «дарами моря» совершали специальные промыс­ловые группы, выделявшиеся об­щинами, постоянно обитавшими в Предгорье, в частности в пещерах. Энеолитические же «раковин­ные кучи» представляются сезон­ными лагерями подобных групп где производилась сортировка i разделка собранной добычи.

На 3000 – 1500 гг. до Р.Х. (по X. А. Арсланову и соавторам) или 3500 – 2000 гг. (по П. В, Федорову) приходится максимум послелед­никовой трансгрессии (новочер­номорская фаза), при которой уровень моря дважды фиксировался даже на 2 – 5 м выше современного. То было время, когда интенсивный подъем воды в Мировом океане завершился. В дальнейшем столь крупные колебания ровня моря не отмечаются, хотя стабильным он не оставался.

В инвентаре южнобережных энеолитических поселений (рис. 15) имеются кремневые орудия из пластин и отщепов: скребки, ножи, проколки и наконечники стрел с двусторонней плоской ретушью. Проколки могли использоваться при вскрытии двустворчатых моллюсков. Металлических предметов пока не найдено, и не исключено, что они были не медными, а из мышьяковистой брон­зы, как и кавказские вещи этого времени; поэтому термин «энеолит» применительно к Крыму носит условный характер. Керамика представлена сосудами с четко выраженной шейкой и хорошо сглаженной поверхностью, орна­ментированной врезными и гре­бенчатыми узорами преимуще­ственно в виде зигзагов.

Рис 15. Энеолит Южного берега.

Керамика (1 -5,10) и кремень «рако­винных куч» (6 – 9): 6 — пластина; 7 — пластина с ретушью; 8,9 — скребки. 1,2,5,8,10 — Гурзуф; 3,4, 6,7,9 — Жуковка

Приморские поселения имеют по керамике близкие параллели на стоянках в глубинных районах Горного Крыма (Дружное, I слой Фатьма-Кобы, слой Vб Таш-Аира I), где были найдены небольшие каменные шлифованные рубя­щие орудия; кремневые нуклеу­сы разных типов; призматические пластины, в том числе в виде вкладышей; сегменты и трапеции с покатой ретушью, причем среди последних — изделия со струга­ной спинкой. Новые типы крем­невых изделий представлены лавролистным наконечником дротика и наконечниками стрел с выем­кой у основания, сплошь ретуши­рованными с двух сторон. Такие вещи и изделия с усеченным ос­нованием обнаружены на ряде крымских поселений и в виде слу­чайных находок. К энеолиту (или раннему бронзовому веку) следу­ет отнести также кремневые, цели­ком покрытые ретушью листо­видные (с несколько смещенной к одному из концов максимальной шириной) наконечники копий или кинжалы, найденные в Бахчисарайском и Красноперекопском районах (во втором случае — близ с. Новопавловка). Первое изделие имеет длину около 22 см, второе — примерно 15,5 см.
Рассмотренные горнокрымские энеолитические поселения, кото­рые, возможно, составляют единую культуру, находят аналоги в памят­никах Северного Кавказа. Вероятна преемственная связь первых с кеми-обинской культурой, относя­щейся уже к бронзовому веку.

М. А. Волошин
ДОМ ПОЭТА

(Отрывок)

Но спазмами и судорогой страсти
Здесь вся земля от века сведена.
И та же страсть, и тот же мрачный гений
В борьбе племен и смене поколений.
Доселе грезят берега мои:
Смоленые ахейские ладьи,
И мертвых кличет голос Одиссея,
И киммерийская глухая мгла
На всех путях и долах залегла,
Провалами беспамятства чернея.
Наносы рек на сажень глубины
Насыщены камнями, черепками,
Могильниками, пеплом, костяками.
В одно русло дождями сметены
И грубые обжиги неолита,
И скорлупа милетских тонких ваз,

И позвонки каких-то пришлых рас,
Чей облик стерт, а имя позабыто.
Сарматский меч и скифская стрела,
Татарский глет зеленовато-бусый
Соседствуют с венецианской бусой.
А в кладке стен кордонного поста
Среди булыжников оцепенели
Узорная турецкая плита
И угол византийской капители.
Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата —
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата!..
Здесь, в этих складках моря и земли,
Людских культур не просыхала плесень…

 

 

   


Дата добавления: 2017-10-31; просмотров: 139; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Учись учиться, не учась! 8832 - | 6834 - или читать все...

 

54.90.185.120 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.005 сек.