double arrow

АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ РАДИЩЕВ


(1749-1802)

Передовые прогрессивные тенденции в развитии русской общественной мысли и литературы второй половины XVIII века, заложившие основы революционной идеологии в России и ускорившие процесс формирования реализма, нашли свое наиболее полное выражение в творчестве выдающегося писателя, мыслителя, революционера Александра Николаевича Радищева.

Он был первым писателем, связавшим литературу с освободительным движением и революционной мыслью. Надо было обладать большим мужеством, смелостью политической мысли, чтобы в реакционную пору екатерининского правления выступить с революционным призывом, обращенным к народу. Екатерина II назвала его «бунтовщиком хуже Пугачева», который «книгою или иначе хочет исторгнуть скипетры из рук царей». Радищев, будучи просветителем, сумел преодолеть историческую ограниченность просветительства, выдвинув идею народной революции.

Александр Николаевич Радищев родился 20(31) августа 1749 г. в богатой дворянской семье, в деревне Верхнее Аблядово, Саратовской губернии, Кузнецкого уезда (ныне Пензенская область). Отец его был человеком образованным, достаточно гуманным по отношению к крестьянам, которые во время пугачевского восстания спасли его семью от смерти. Начальное образование получил в семье. Его воспитателями были крепостной Петр Мамонтов и няня Прасковья Клементьевна. Далее в Москве, в семье родственника Аргамакова, занимался с преподавателями Московского университета. В 1762 г. он был зачислен в Пажеский корпус в Петербурге, откуда осенью 1766 г. был отправлен в Лейпциг для обучения юриспруденции. В ноябре 1771 г. Радищев вернулся на Родину. Служба в департаменте Сената (1771-1773 гг.) в должности протоколиста познакомила Радищева с ужасающим бесправием крестьянства, беззаконием в судах, деспотизмом помещиков и чиновников. Он мечтает о деятельности, где можно было бы «жертвовать и жизнью для пользы отечества». Радищев хочет помочь страдающему народу, который оказался «пленником в отечестве своем». В 1773 году он переводится на службу в штаб Финляндской дивизии графа Брюса. В качестве обер-аудитора (военного прокурора) он вновь сталкивается с бесправием. Не желая участвовать в расправе над «возмутителями» (восставшими под предводительством Пугачева), Радищев в марте 1775 года уходит в отставку и три года нигде не служит. В 1777 году поступил на службу в Коммерц-коллегию под начало А.Р.Воронцова, либерально настроенного вельможи, оказавшего впоследствии большую поддержку сосланному в Сибирь Радищеву.




Литературная деятельность Радищева началась в 70-ые годы XYIII века и была связана с интересом к историческим сочинениям. В частности, в 1772-1773 гг. он изучает «Повесть временных лет». Он проявлял интерес к просветительской философии, к социально-политическим проблемам русской жизни, что обусловило его внимание к сочинению Мабли, которое Радищев перевел под названием «Размышление о греческой истории, или о причинах благоденствия и несчастия греков». Это было первое общественно-литературное выступление Радищева (1773г.), в котором проявилось его критическое отношение к псевдопросвещенному характеру русского самодержавия. Перевод он снабдил примечаниями политического плана. Например: «Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние...»



В ранний период своего творчества Радищев отдал дань и любовной лирике, испытав влияние народной песенной традиции и книжной лирики Сумарокова (эти стихотворения не были датированы и были изданы после смерти Радищева его сыновьями).

В стихотворениях «Песня», «Ах, как я счастлив был» и других передается глубина и драматизм чувств человека, жаждущего счастья, искренней и чистой любви. Его ранние стихи отличались большой чувствительностью и несли в себе черты автобиографизма. В «Песне» Радищев передает сложность чувств и переживаний любящего, который переходит от надежды к отчаянию:

Нет, я ее люблю,

Любить вовеки буду;

Терзания все стерплю

(Ее не позабуду)

И верен ей пребуду;

Терплю,

Я все люблю.

Измученный неразделенной любовью поэт надеется на жалость, сострадание возлюбленной:

Ах, может быть, пройдет



Терзанье и мученье;

Пройдет.

Когда любви предмет,

Узнав мое терзанье,

Скончав мое мученье,

Придет...

Впоследствии Радищев критически воспринимал свою любовную лирику, считая, что само время, русская действительность екатерининской поры требуют социальной, исторической тематики.

К раннему периоду его творчества относится также психологическое произведение, написанное в духе сентиментализма, – «Дневник одной недели». «Дневник» написан от первого лица. Это страстная, прочувствованная исповедь человека, оказавшегося вдали от друзей и испытавшего отчаяние от одиночества. Он полемизирует с Руссо, который в «Эмиле» высказал мысль, что одиночество – желаемое состояние: «О человек! Замыкай свое существование внутри себя, и ты не будешь более несчастным». Радищев не может найти в одиночестве покой и умиротворение: «Нет, нет, тут-то я и нахожу пагубу, тут скорьб, тут ад». Автор считает, что «нельзя человеку быть одному, быть пустыннику в природе». Эмоциональность, лиризм этого произведения подчеркиваются обилием восклицаний и вопросов, всем строем речи. Самораскрытие героя обуславливает психологизм «Дневника».

В августе 1782 года Радищев пишет «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске». Письмо вызвано открытием памятника Петру I в Сант-Петербурге. Это событие дало возможность высказаться о самодержавной власти. В первой части «Письма» Радищев рассказывает о памятнике, как произведении изобразительного искусства. Подробно описав памятник работы Фальконе, Радищев дает истолкование каждой детали: «Но позволь отгадать мне мысли творца образа Петрова. Крутизна горы суть препятствия, кои Петр имел, производя в действо свои намерения; змея, в пути лежащая, коварство и злоба, искавшие кончины его за введение новых нравов».

Преобразовательную деятельность Петра I Радищев сумел оценить исторически верно, указывая, что Петр «дал первый стремление столь обширной громаде...» , но Радищев увидел в Петре и «властного самодержавца, который истребил последние признаки дикой вольности своего отечества». Радищев глубоко убежден, что «нет и до скончания мира примера, может быть, не будет, чтобы царь уступил добровольно что-либо из своея власти, седяй на престоле».

В 1789 году анонимно была напечатана книга Радищева «Житие Федора Васильевича Ушакова». Этим произведением Радищев утверждал мысль о том, что сама действительность, жизненный опыт могут воспитать в человеке чувство собственного достоинства, способность к протесту против произвола и насилия. Здесь он также выступает против теории Руссо, показывает зависимость человека от общества, связь с ним. Он пишет: «Человек есть хамелеон, принимающий на себя цвет предметов, его окружающих: живущий с мусульманами – мусульманин, с куклами – кукла общества, в коем мы обращаемся». В центре внимания автора – реальные картины жизни русских студентов в Лейпциге и образ Федора Ушакова, одаренного человека и гражданина. Он впервые создает образ минисамодержца, майора Бокума, наставника студентов. Это прообраз русского самодержца, описанного в «Путешествии из Петербурга в Москву». Радищев здесь утверждает мысль о праве человека на самоубийство, если человек жизнь свою признает бессмысленной. Радищев проводит мысль, что есть убийца, «избавляющий страждущего от конечного бедствия или скорби». Обращаясь к Кутузову с многочисленными призывами об особого рода помощи, одновременно укрепляет себя воспоминаниями о «вожде» своей «юности», «учителе в твердости» Ушакове, «подавшем некогда пример в мужестве», своей решимостью добровольно покончить несносную жизнь. Сходство предсмертной ситуации Ушакова с возможным положением самого Радищева подчеркивается в «Житии». Радищев утверждает в «Житии» о том, что в самой тяжести притеснения, непомерности гнета, заключены залог и возможность освобождения.

В 1781-1783 гг. Радищев пишет оду «Вольность» где впервые звучит теория народной революции.

Судьбы родины и народа в центре внимания автора, передового человека, способного сопоставить факты и события исторические с современностью, прийти к обобщающим философским выводам о закономерности возникновения революции в России, народ которой способен ответить насилием на насилие.

В отличие от просветителей XYIII века, Радищев, говоря о свободе, имел в виду не только естественное, но и социальное равенство, которого надо добиться путем борьбы за права народа. Он обличает законы, установленные самодержавной властью, он разоблачает опасный для народа союз царской власти и церкви, выступает против монархии как таковой. Вера в будущую победу народной революции одушевляет поэта. Ода впоследствии была включена в «Путешествие из Петербурга в Москву», написанную во вторую половину 80-ых годов.

В 1789 году Радищев написал статью «Беседа о том, что есть сын Отечества», которую начинает с утверждения, что далеко не всякий достоин «величественного наименования сына Отечества – патриота», подчеркивая, что имя «сын отечества» принадлежит человеку как существу свободному, следовательно так не мог называться находящийся под игом рабства. Таким образом, Радищев теоретически исключает из числа «сынов отечества» крепостных крестьян, отмечая при этом, что это ранящее всякое чувствительное сердце жестокое исключение понадобилось для того, чтобы лишний раз страстно и негодующе выступить против крепостничества. Радищев останавливается на качествах, которыми должен обладать истинный сын отечества: честь, благонравие, благородство, но он, в отличие от других просветителей, отрицает, что носителями чести могут быть только дворяне.

«Всякому врождено чувствование истинной чести, – пишет он, – но тягчайшие оковы презрения и угнетения искажают природу человека», отсюда вывод – необходимо как можно скорее снять узы крепостничества.

После ссылки он написал трактат: «О человеке, его смертности и бессмертии». Трактат наглядно свидетельствует об очень большой философской образованности Радищева, об исключительной разносторонности его знаний и интересов. В разрешении поставленной проблемы Радищев рассуждает как материалист, отвергающий бессмертие человека, опираясь на данные опыта и логические выводы.







Сейчас читают про: