double arrow

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ КАРАМЗИН


ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МОСКВУ

Расцвет многосторонней творческой деятельности Радищева, который пишет и в прозе и в стихах, падает на 80-ые годы, время бурного подъема общественной жизни в Европе, революционных потрясений и обострения классовых противоречий в самой России.

Раздумья о судьбах русского народа и родины, публицистический характер его художественного творчества, развивавшего лучшие традиции просветительской литературы, общение с русскими прогрессивными деятелями подготовили создание Радищевым своих лучших произведений: оды «Вольность» и «Путешествия из Петербурга в Москву».

В 80-ые годы Радищев работает над очерком «Слово о Ломоносове», дань гению, которую отдали многие предшественники и современные Радищеву писатели. Но в отличие от них, рассказывая о жизненной судьбе Ломоносова и его национальных заслугах («В стезе российской словесности – Ломоносов есть первый»), Радищев воссоздает образ человека из народа, творческий гений которого, соединенный с волей, силой характера, глубоким патриотизмом, является залогом возможностей и свершений в будущем русского народа. И недаром «Слово о Ломносове» стало логическим завершением главной темы «Путешествия» – темы народа, его творческих возможностей, его права на завоевание свободы. Понимая значение деятельности гениального преобразователя и реформатора, слава которого «есть слава вождя», Радищев-революционер не может не упрекнуть Ломоносова за то, что тот «льстил похвалою в стихах Елисавете».




Теория народной революции получает публицистическое и художественное воплощение в написанной Радищевым в 1781-1783 гг. оде «Вольность», отрывки из которой также были включены в «Путешествие».

Судьбы родины и народа в центре внимания автора, передового человека, способного сопоставить факты и события исторические с своременностью и прийти к обобщающим философским выводам о закономерности возникновения революции в России, народ которой способен ответить насилием на насилие. Ода «Вольность» – произведение огромной поэтической и ораторской страстности, свидетельствующее о зрелости революционного мировоззрения Радищева. Он доказывает, что «человек во всем от рождения свободен», вольность осознается как «бесценный дар человека», «источник всех великих дел». Далее автор отмечает, что мешает этому. В отличие от просветителей XVIII века Радищев, говоря о свободе, имеет в виду не только естественное, но и социальное равенство, которого надо добиваться путем борьбы за права народа. Страстно обличает он рабство и деспотизм, законы, установленные самодержавной властью, которые являются «препоной свободе»:

Воззрим мы в области обширны,



Где тусклый трон стоит рабства.

Градские власти там все мирны,

В царе зря образ божества.

Власть царска веру охраняет,

Власть царску вера утверждает;

Союзно общество гнетут.

Радищев разоблачает опасный союз царской власти и церкви, выступая против монархии как таковой. Монархию надлежит заменить демократическим строем, основанным на социальном равенстве и свободе. В «царстве свободы» земля будет принадлежать тем, кто обрабатывает ее. Вера в будущую победу одушевляет поэта, она основывается на изучении опыта своей страны и на примерах западных революций. Ода заканчивается описанием «избраннейшего дня», когда победит революция и обновит «отечество драгое». Пафос оды – вера в победу народной революции, хотя он понимает, что «не приспе еще година». Философское, публицистическое содержание оды находит соответствующие стилистические формы выражения. Традиционный жанр оды наполняется революционной патетикой, а употребление славянизмов, придающих торжественное звучание оде, лишь подчеркивает единство художественной формы и содержания.

Императрица Екатерина, прочитав оду, написала: «Ода совершенно и явно бунтовская, где царям грозится плахою». Тема борьбы нашла широкое отражение в «Путешествии из Петербурга в Москву», написанной в 80-ые годы. Книга поражает широтой охвата событий и лиц, остротой постановки и решения важнейших социально-политических, нарвственных и философских вопросов времени. В посвещении Алексею Михайловичу Кутузову Радищев раскрывает замысел книги: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала. Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека. И часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы».



Радищев – «зритель без очков» учит «прямо взирать» на действительность, ведь только тогда можно понять, что мешает «истинному блаженству».

Впервые основной темой художественного произведения стала тема народа и признание его главной движущей силой истории. Писатель-революционер нарушил традиционный подход писателей к народу, в котором они видели прежде всего забитость и терпение, стремясь пробудить к нему чувство сострадания.

Радищев раскрывает в русском народе новые черты, вызывающие у путешественника чувство восхищения. Он показывает нравственное здоровье и физическую красоту, высокоразвитое чувство собственного достоинства, трудолюбие, талантливость, он раскрывает в народе дремлющие силы, способные вызвать сопротивление насилию.

Д.Д.Благой справедливо писал: «Исключительное внимание Радищева-мыслителя и Радищева-художника к народу, крестьянству и, в особенности, самый характер художественного изображения им людей из народа были совершенно новым и чрезвычайно значительным явлением в нашей литературе»

Эпиграф к произведению взят из «Тилемахиды» Тредиаковского: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй», где под чудищем Радищев подразумевает самодержавие, екатерининскую монархию. Радищев разоблачает самодержавие и лишь во сне путешественник видит то, что хотелось бы ему увидеть в мудром монархе. Глубоко сочувствуя крестьняству, которое для писателя-революционера является основой общества, Радищев, видя степень бесправия крестьян, восклицает: «Может ли государство, где две трети граждан лишены гражданского звания и частию в законе мертвы, называться блаженным?»

Все, что видит путешественник на своем пути: дорожные встречи, наблюдения над жизнью разных сословий, – заставляет его глубоко сочувствовать угнетенному народу и наполняет чуством непримиримой вражды к угнетателям, сознанием необходимости революционной борьбы за освобождение народа, борьбы самого народа. Революция возникает как неизбежный результат угнетения. Тема революции звучит во многих главах («Чудово», «Городня», «Зайцево», «Черная грязь»). Радищев верит, что революция в России свершится, но для этого нужно время. «Не мечта сие,– утверждал он,– но взор проницает густую завесу времени, от очей наших будущее скрывающую, я зрю сквозь целое столетие».

По мнению Радищева, русская действительность, объективный исторический процесс и особенности русского национального характера – залог неизбежности революции. «Сатирическим воззванием к возмущению» назвал Пушкин книгу Радищева.

Народ – герой «Путешествия», общение с ним убеждает автора в его светлом будущем. В «Путешествии» много запоминающихся крестьянских образов, олицетворяющих те достоинства, которые раскрыл путешественник в народе. Это и пашущий крестьянин в главе «Любань», который в беседе с барином держится с достоинством, это и крестьяне в главе «Зайцево», проявившие солидарность и заступившиеся за жениха-крестьянина, мужественно вступившего в борьбу с насильниками. Это матрос («Чудово»), героически спасающий гибнущих на море, и глубоко увлекательный образ молодого человека, крепостного, получившего по воле старого барина европейское образование, но оставшегося в крепостном состоянии. В силу своего развития он еще острее, мучительнее воспринимает весь ужас крепостнического существования, предпочитая ему рекрутчину («Городня»).

Воплощением нравственного идеала Радищева стал образ крестьянской девушки Анюты («Едрово»). Естественную красоту и здоровье, благородство, чистоту чувств видит в своей героине путешественник. Скромность и гордость, строгость и нежность, способность глубоко чувствовать и умение рассуждать, необычайная искренность и цельность натуры – такова Анюта. В ней заключен для писателя идеал народной красоты, рожденной самой природой, и этот идеал стал для него эстетической нормой прекрасного. Следуя своему методу видения действительности, сей «зритель без очков» далек от идеализации. Порой он видит и среди крестьянок испорченных девушек, однако Радищев подчеркивает, что это результат «губительства неволи», результат развращающего влияния крепостнических отношений, но такие среди крестьянок – редкость. Сильное впечатление производит констратсное изображение и связанные с ним рассуждения Радищева о девушках из крестьянских и дворянских семей, об их нравах и морали, поражденных окружающей средой. Нравственной и физической красоте крестьянок, отгороженных от развращающей цивилизации города, противопоставлены барышни, на которых наложила отпечаток ложь и безнравственность, свойственные дворянским кругам. Даже внешность свидетельствует об этом: «На щеках румяна, на сердце румяна, на искренности – сажа».

Ставя проблему прекрасного в искусстве и жизни, он показывает классовое различие понимания прекрасного в искусстве.

В основе творческого метода Радищева лежит показ русской действительности в ее социально-общественном осмыслении. Знание жизни, стремление проникнуть в глубину социальных противоречий, широта охвата событий, освещенные передовым мировоззрением, делали «Путешествие» реалистической книгой. Авторскому замыслу подчинена и композиция книги: все происходит как в жизни, встречи с отдельными людьми; жанровые сцены и картины, наблюдаемые путешественником. Повествование прерывается своеобразными вставными новеллами, в которых встречающиеся с путешественником лица рассказывают о себе, о своей судьбе. Реализм содержания книги, социальная детерминированность характеров (человек – «существо общественное»), передовое мировоззрение автора дают возможность определить творческий метод Радищева как метод «просветительского реализма».

Пафосом негодования звучат слова Радищева в адрес помещиков-крепостников. Радищев первым выступил против крепостного права, называя его «зверским обычаем», приличным только «диким народам». В связи с этим одной из главных задач его книги стала критика крепостничества. В своих рассуждениях Радищев исходит из просветительской теории естественного права, согласно которой все люди родятся свободными. Радищев производит смелую переоценку роли и значения в русском общетсве дворянства и помещиков. Согласно официальной точке зрения XVIII века, дворянство – цвет нации, ее гордость и украшение. Екатерина II писала в «Наказе»: «Добродетель с заслугою возводит людей на степень дворянства». Радищев решительно отвергает эту мысль и разоблачает правительственную ложь, считая, что полезность людей определяется их личными заслугами. Дворянство, по глубокому убеждению Радищева, не цвет, не гордость нации, а паразитическое сословие, незаконно присваивающее себе плоды чужого труда. Помещик из главы «Любани» заставляет крестьян шесть дней в неделю ходить на барщину, а вечерами возить из лесу сено на барский двор. В главе «Вышний Волчок» помещик, прослывший в округе «великим земледельцем», также беспощадно относится к своим крестьянам. Он варвар и палач, богатство которого нажито грабежом и заслуживает строгого наказания.

Радищев критикует также рекрутчину. В главе «Городня» повествуется о молодом крестьянине, которго госпожа сдала в рекруты за отказ жениться на горничной, соблазненной племянником помещицы. Солдатчина в XVIII веке была пожизненной, и поэтому проводы в солдаты уподоблялись похоронному обряду. В той же главе другого рекрута оплакивают престарелая мать и невеста. В «Путешествии» приводятся многочисленные случаи надругательства помещиков над крестьянами.

Автор приходит к мысли о полной бесполезности и даже ненужности «благородного сословия».

Радищев был убежденным республиканцем, сторонником такого государственного устройства, при котором верховная власть избирается и контролируется народом. В «Путешествии» Радищев поставил перед собой задачу развеять тот ложный ореол, которым на протяжении многих веков был окружен царский престол. В главе «Спасская полесть» описан аллегорический сон путешественника, построенный по принципу просветительского «прозрения», когда герой от заблуждения переходит к правильному взгляду на мир. «Мне представилось, – пишет путешественник, – что я царь, шах, хан, король, бей, набоб, султан или какое-то из сих названий нечто, сидящее во власти на престоле». Главная задача Радищева-просветителя – показать монарха и его окружение в их истинном виде. К правителю подходит женщина по имени Прямовзора, которая снимает с глаз царя «бельма», после чего тот «прозревает». Автор показывает, что монархическое правление губительно для общества не только действиями, исходящими непосредственно от престола, но и тем, что оно уподобляет себе весь государственный аппарат сверху донизу. Деспотизм не терпит демократии ни в одном учреждении, поэтому любой начальник, большой и маленький, – некоронованный царек.

Поэтому, Екатерина II, прочитав эту книгу, отмечает, что книга наполнена «самыми вредными умствованиями, нарущающими покой общественный, умоляющими должное к властям уважение, стремившимся к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников, начальства, наконец, оскорбительными выражениями против сана и царской власти». Екатерина II назвала эту книгу «восстанием хуже пугачевщины».

Реалистически воспроизводя действительность, Радищев все же не создал глубоко типизированные характеры со всей их противоречивой сложностью, глубиной психологизма и сам, чувствуя это, называл рисуемые им характеры «силуэтами».

В основе творческого метода Радищева лежит показ русской действительности в ее социально-общественном осмыслении. Знание жизни, стремление проникнуть в глубину социальных противоречий, широта охвата событий, освещенные передовым мировоззрением, делали «Путешествие» реалистической книгой.

«Путешествию» присущи и черты сентиментализма. Антифеодальные тенденции, присущие сентименталистам, внимание к личности человека, его нравственным началам были характерны и для Радищева. И Радищеву свойственно было все увиденное пропускать через призму авторского «я», что способствовало выражению непосредственных чувств автора. Но от писателей-сентименталистов Радищева отличал «социальный характер эмоций», выражающихся в сочувственном отношении к народу и в сатирическом обличении виновников его бедствий, что придавало книге ярко выраженный публицистический, революционный характер. Речевая характеристика персонажей определяет стремление Радищева к созданию реалистических характеров.

«Путешествие из Петербурга в Москву» вышло в конце мая 1790 года и сразу приобрело известность. За «Путешествие» Радищев был сослан в Сибирь. После смерти Екатерины II, в 1796 году Павел приказал переменить место ссылки. Радищев стал жить в отцовской деревне Немцово. После нового дворцового переворота 11 марта 1801 года – убийства Павла и восшествия на престол Александра I, сделавшего поначалу ряд либеральных жестов, – Радищев был окончательно амнистирован и даже привлечен в качестве специалиста в области права к работам комиссии по составлению новых законов. Радищев принялся за работу с исключительной горячностью. Им был написан ряд «мнений», составлена записка «О законоположении» и подготовлен обширный проект гражданского уложения. В своих проектах Радищев, оставаясь на почве возможной и осуществимой практической деятельности, не мог, понятно, ставить вопрос о преобразовании России с той широтой и глубиной, с какой он ставил его в своем «Путешествии». Но и эти достаточно умеренные проекты Радищева показались нестерпимо радикальными. Ему грозили недвусмысленно новой ссылкой в Сибирь. Однако не страх наказания, а глубокое разочарование в надеждах на нового царя, разочарование в возможности осуществления хотя бы даже той минимальной программы преобразований, с которой Радищев выступил в своих законодательных проектах, было основной причиной, вызвавшей роковой исход. В ночь на 12 сентября 1802 года Радищева не стало: он принял смертельную дозу яда. Политический, мятежно-протестующий характер самоубийства Радищева нагляднее всего виден из одной его записи, сделанной незадолго до смерти: «Потомство за меня отомстит». Именно так оно и было воспринято передовыми современниками.


Лекция 12

(1766-1826)

С именем Николая Михайловича Карамзина связано утверждение в 90-ые годы XVIII века нового литературного направления – сентиментализма. Творчески усвоив элементы сентиментализма в предшествующей русской литературе, Карамзин в силу своего таланта, эрудиции, понимания задач времени смог теоретически обосновать приниципы сентиментализма и воспроизвести их в своей литературной практике. В его произведениях дворянский сентиментализм нашел свое наиболее полное выражение. По словам Белинского, высоко оценившего творчество Карамзина, он «первый на Руси начал писать повести, которые заинтересовали общество, казались пустыми и ничтожными для педантов, – повести, в которых действовали люди, изображалась жизнь сердца и страстей, посреди обыкновенного повседневного быта».

Признание внесословной ценности человека, внимание к его частной жизни, миру чувств и переживаний – все это, овеянное глубоко гуманным чувством автора, не могло не привлечь читателя, который учился сопереживать, сострадать героям повестей Карамзина.

Карамзин родился 1 декабря 1766 г. в небогатой дворянской семье в городе Симбирске. Здесь же в пансионе Фовеля(1776-1777), а затем в Москве в пансионе профессора Шадена он получил гуманитарное образование и усвоил «науку чувствительности». Именно здесь в нем пробудилось стремление к моральному самоусовершенствованию и возникла уверенность в том, что «всеобщего блага» можно достичь путем любви к ближнему, умеренности желаний, трудолюбия и успехов просвещения. На протяжении всей жизни ему удалось сохранить независимую позицию по отношению к правительственной власти. И хотя крепостничество и самодержавие были незыблемы для Карамзина, он неизменно испытывал враждебное отношение к деспотизму, жестокости и невежеству дворянского сословия. Карамзин оптимистически смотрел на будущее в надежде на мирный постпенный прогресс, который улучшит состояние общества.

Кармзин вместе с А.А.Петровым редактировал журнал Новикова «Детское чтение для сердца и разума», где печатались переводы Каармзина европейских сентиментальных произведений. Здесь же была опубликована его первая оригинальная повесть «Евгений и Юлия», где проявился субъективно-идеалистический подход к изображению крестьянского быта. В повести «поселяне» с «радостью» трудятся на полях, они, «быв довольны успехом работ своих», в простых песнях «благославляют Натуру и участь свою». В основе повести любовная идиллия, неожиданно заканчивающаяся трагически. Казалось, все предвещало счастье и благополучие любящих друг друга Юлии и Евгению, но от «беспрестанного восторга высочайшей радости» Евгений заболевает горячкой и умирает. Юлия и г-жа Л., мать Евгения, с этого времени живут безрадостно, «во всегдашнем меланхолическом уединении». Так грустно заканчивается эта первая чувствительная повесть Карамзина.

Начав свою литературную деятельность с переводов (его первый печатный труд в 1783 г. – перевод швейцарской идиллии Геснера «Деревянная нога»), Карамзин занимается журналистикой, пишет прозаические и поэтические произведения.

Стремление к более обширным историческим, философским знаниям, к европейской образованности привело Карамзина к осуществлению своей давней мечты – поездке в заграничное путешествие, которую он осуществил 18 мая 1789 года.

Карамзин посетил Германию, Швейцарию, Францию и Англию. Его путешествие длилось 18 месяцев, обогатив молодого писателя множеством разнообразных впечатлений политической и культурной жизни европейских стран, которые нашли отражение в написанных по возвращении в Россию «Письмах русского путешественника» /1791/. Именно с этого времени и развернулась литературно-критическая и издательская деятельность Карамзина, о которой Белинский писал, что он «был для своей эпохи: и реформатором, и теоретиком, и практиком, и поэтом, и журналистом... был первым критиком, и следовательно, основателем критики».

К сказанному Белинским можно добавить, что он был и историком – его перу принадлежит 12 томная «История Государства Российского» и Пушкин по праву назвал его «Последним русским летописцем».







Сейчас читают про: