double arrow

Когда нам стало известно о холокосте?


Что такое холокост?

Р: Давайте зададим себе очень простой и наивный вопрос, как будто бы мы прилетели с какой-то далёкой планеты. Спросим себя: что такое холокост? Каково его определение, каковы его характерные черты, что делает его уникальным? Кто-нибудь может дать краткий ответ?

С: Холокост — это убийство нацистами шести миллионов евреев.

Р: Отличное определение, хотя количество жертв само по себе ещё не делает холокост уникальным. Как-никак, на протяжении истории имели место и другие крупномасштабные массовые убийства — например, Голодомор в Украине в тридцатых годах или события в Китае во время культурной революции.

С: Уникальным холокост делает промышленный метод уничтожения.

С: ...и хладнокровная бюрократическая решительность.

Р: Отличные комплименты. Позвольте мне в общих чертах описать то, что в дальнейшем я буду именовать здесь холокостом, и то, чем он, по моему мнению, не является. Холокостом я назову преднамеренное убийство шести миллионов евреев, оказавшихся во власти немцев, осуществлённое систематично, почти тотально и в промышленном масштабе национал-социалистическим правительством Германии, в основном в газовых камерах, т.е. химических бойнях, с последующим уничтожением всех следов путём сжигания жертв. Таким образом, мы имеем три основных свойства:

1. Планирование полного и систематичного геноцида.

2. Промышленное осуществление плана в газовых камерах и крематориях.

3. Около шести миллионов жертв.

Естественно, холокост включает в себя и другие виды преследований, такие как лишение евреев гражданских прав и их депортация, параллельно с аналогичным лишением прав других категорий населения, в основном политических диссидентов, цыган, гомосексуалистов, свидетелей Иеговы. Однако эти виды преследований меньшинств в Третьем Рейхе не представляют собой что-то новое в истории человечества и не являются частью того, что я буду называть (уникальным) холокостом в строгом смысле этого слова. По этой причине, а также ради экономии времени и бумаги я не стану подробно касаться этих вещей. Однако это вовсе не означает, что я игнорирую или одобряю эти несправедливости. Напротив, эти преследования были несправедливыми, и я глубоко сочувствую всем жертвам.

Р: Разумеется, то определение холокоста, которое я здесь привёл, является всего лишь одним из многих. Каждый из нас, в принципе, может иметь разный взгляд на вещи, и из-за этого иногда бывает тяжело придти к общему знаменателю. Это особенно справедливо для следующего вопроса: когда мир впервые услышал о холокосте? Ответ зависит от определения сего понятия, и поэтому я здесь позволю себе расширить определение, к которому мы только что пришли, для того чтобы придать ему более широкие рамки.

Итак, я хотел бы задать следующий вопрос: когда мировая общественность впервые осознала, что примерно шести миллионам евреев в центральной и восточной Европе угрожает смерть или что они уже были убиты? Кто-то из вас может ответить на этот вопрос?

С: Я уверена, что мир ещё во время войны в какой-то степени знал, что творится на территориях, оккупированных Германией, однако подробности и размах преступлений ещё не были известны.

Р: А с каких пор мы стали говорить о цифре в шесть миллионов?

С: Мне кажется, что только во время Нюрнбергского процесса 1946-го на это по-настоящему был пролит свет.

Р: Это стандартный взгляд на вещи. И если вы считаете, что расследование того, что происходило на территориях, занятых Германией, стало возможно только после войны, то это выглядит как вполне разумное предположение. Но давайте рассмотрим этот вопрос более глубоко.

Анализ судопроизводства Нюрнбергского процесса говорит нам, что цифра в шесть миллионов жертв среди евреев[16] не основывалась ни на статистических данных переписей населения, ни на результатах расследования вещественных доказательств, имевших отношение к преступлениям. Она основывалась только на заявлениях с чужих слов, сделанных двумя немецкими чиновниками. Одно из этих заявлений, сделанное Вильгельмом Хёттлем[17], было предъявлено только в письменной форме; другое, принадлежащее Дитеру Вислицени[18], было сделано устно в суде. Однако Вислицени ни разу не был подвергнут перекрёстному допросу. Оба свидетеля утверждали, что о цифре в шесть миллионов они услышали от Адольфа Эйхмана, однако последний отрицал это во время своего процесса в Иерусалиме в 1961 году[19].

Поначалу и Хёттль, и Вислицени находились в крыле для подсудимых в Нюрнбергской тюрьме, из-за их участия в массовой депортации евреев в Освенцим. Однако после своих заявлений они были переведены в крыло для свидетелей — деталь, которая во многих случаях оказывалась спасительной. В то время как Вислицени и Эйхман были позже судимы и повешены, Хёттль так и не предстал перед судом в качестве обвиняемого, хотя он проявлял не меньшую активность в этих депортациях. Очевидно, что за его услуги, то есть за его уличающие показания ему была обещана снисходительность, и это обещание было в итоге выполнено — в отличие от случая с Вислицени. Впрочем, то, что Хёттль пишет в своей автобиографии[20], где он пытается оправдать свои тогдашние показания, расходится с его более ранними показаниями и выставляет его как весьма сомнительного свидетеля[21].

С: Иначе говоря, Хёттль и Вислицени пытались спасти собственную шкуру и угождали обвинителям?

Р: Это не так-то легко сказать. Ясно только одно: перед глазами многих арестантов — как из крыла обвиняемых, так и из крыла свидетелей — маячила петля виселицы. Поэтому не стоит удивляться, что кто-то пошёл на сделку ради того, чтобы спасти собственную жизнь.

С: А что, свидетелей, которые появлялись на Нюрнбергском процессе, также держали в тюрьме?

Р: Да, и союзники запросто могли оказывать на них давление, поскольку последние были членами организаций, считавшихся преступными, таких как немецкое правительство, немецкие военные формирования, СА, СС и т.д. Такие свидетели были «принудительными свидетелями», если хотите. Они не могли решать за себя, оставаться ли им в Нюрнберге и давать показания или нет.

С: Это не очень-то приглядная картина.

Р: Безусловно. Впоследствии мы поговорим об общих процедурах, применявшихся на этом и других процессах. Но давайте вернёмся к шести миллионам. В 1996 году вышла монография о Нюрнбергском процессе под авторством британского историка Дэвида Ирвинга (ныне находящегося в опале из-за своих неугодных взглядов[22]). В ней он задавался вопросом: как это сионистские лидеры могли в июне 1945-го, сразу же по окончании войны в Европе, да ещё и находясь в Вашингтоне, определить точное число жертв среди евреев (шесть миллионов, разумеется), учитывая тот факт, что в хаотичных условиях, царивших в Европе в то время, было просто невозможно провести какую бы то ни было перепись населения?[23]

С: Ну, еврейские организации могли поддерживать контакт с местными еврейскими общинами и на какой-то момент осознать, что их больше не существует.

Р: Возможно. Но позвольте, я продолжу. За год до Ирвинга немецкий историк Иоахим Хоффманн, десятилетиями работавший в Немецком федеральном отделе по изучению военной истории, обратил внимание на то, что Илья Эренбург, главный советский специалист по злодеяниям, опубликовал цифру в шесть миллионов в советском издательстве иностранной литературы[24] ещё в декабре 1944-го, за четыре с лишним месяца до конца войны. А в мае 1944-го сионистский активист, раввин Дов Вайссмандель, утверждал, что на тот момент было истреблено шесть миллионов европейских и российских евреев[25].

Вильгельм Хёттль, с другой стороны, нашёл статью в февральском номере газеты «Reader's Digest» за 1943 год, в которой говорится о уже совершённом убийстве по меньшей мере половины из шести миллионов евреев, находившихся под гитлеровской угрозой[26]. Пролистав подшивку «Нью-Йорк таймс» за тот период, мы можем убедиться, что это далеко не единичный случай[27]. Вот несколько цитат из этой газеты.

«Нью-Йорк таймс», 13.12.1942, стр. 21: «[...] Подтверждённые сообщения указывают на 2 миллиона евреев, убитых варварским, сатанинским способом, а также на планы полного уничтожения всех евреев, которых нацисты могут заполучить в свои руки. Массовое уничтожение трети еврейского населения из сферы гитлеровского господства [3´2 млн. = 6 млн.] и уничтожение, грозящее всем остальным, представляет собой беспрецедентный холокост».

«Нью-Йорк таймс», 20.12.1942, стр. 23: «То, что происходит с пятью миллионами евреев в занятой немцами Европе, всем из которых грозит уничтожение [...]. В начале декабря 1942 года Государственный департамент в Вашингтоне представил цифры, указывающие на то, что число евреев, депортированных и погибших с 1939 года в Европе, управляемой странами Оси, достигло ужасающей цифры в два миллиона и что ещё пяти миллионам грозило уничтожение».

«Нью-Йорк таймс», 2.03.1943, стр. 1, 4: «[Раввин Херц сказал] о спасении жизни шести миллионам еврейских собратьев [...] о спасении тех, кто ещё может избежать пыток и смерти от рук нацистов [...]».

«Нью-Йорк таймс», 10.03.1943, стр. 12: «[...] 2 миллиона евреев, убитых в Европе. [...] Оставшиеся четыре миллиона убивают в соответствии с планом». [2+4 = 6 млн.]

«Нью-Йорк таймс», 20.04.1943, стр. 11: «Четыре миллиона евреев было истреблено [...] ещё пять миллионов находится под непосредственной угрозой уничтожения [...]». [2+5 = 7 млн.]

С: Выходит, ещё давно было известно, что примерно шести миллионам евреев грозило уничтожение. Это не сильно удивляет, поскольку должно было быть известно, сколько евреев жило на территориях, впоследствии оккупированных немецкими войсками.

Р: Ценное замечание. Оно должно означать, что цифра в шесть миллионов не была получена в результате какого-либо конкретного определения числа жертв, а основывалась на том предположении, что всем евреям, которые должны были находиться в сфере влияния Рейха, грозило уничтожение.

Однако против этой теории имеется один существенный довод — выдержка из обращения Хаима Вейцмана, тогдашнего председателя сионистской всемирной организации, датированного 1936 годом, когда Гитлер получил власть только над евреями, проживавшими тогда в Германии, и когда ещё никто не мог предсказать грядущую войну и первоначальные победы Германии. В том году прошло заседание Комиссии Пила, на котором было выдвинуто предложено о разделе Палестины. В своём выступлении перед комиссией Вейцман заявил, что шесть миллионов евреев живут в Европе как в тюрьме и считаются нежелательным элементом[28]. Здесь мы опять имеем общее сложение всех европейских евреев, в том числе проживавших в СССР. В 1936 году можно было сказать, что только Германия и Польша проводят ярую антисемитскую политику, и эти две страны вместе взятые насчитывали примерно три с лишним миллиона евреев. Остальные два с лишним миллиона евреев вряд ли чувствовали себя как в тюрьме, воздвигнутой специально для них. Евреи из СССР, возможно, и не были свободны, но гонения на них были частью общей политики советского тоталитарного режима и уж никак не движением, направленным только против евреев и больше никого другого.

С: Но всё же СССР был тюрьмой, и в ней было заперто очень много народов.

Р: Я с вами согласен, но это ведь не аргумент для того, чтобы выделять евреям часть Палестины — а именно это, как-никак, было сутью заявлений Вейцмана перед Комиссией Пила? Если преследование евреев в Советском Союзе было достаточным основанием для предоставления им части Палестины (т.е. отнятия её у проживавших там арабов), то почему тогда и другие народы и категории населения СССР — христиане, мусульмане, украинцы, немцы, грузины, армяне, узбеки, таджики, монголы и т.д. и т.п. — не потребовали для себя части Палестины? Или других территорий арабского мира?

Суть вопроса состоит в том, что Вейцман использовал внушительную цифру в шесть миллионов угнетённых и страдающих евреев в попытке достичь политической цели, цели сионистов. Тогда ему это не удалось.

С: Вообще-то мы отошли от первоначального вопроса. В конце концов, Вейцман не говорил о холокосте или о грядущем или текущем истреблении. Об этом говорилось только в газетных сообщениях во время войны.

Р: Во время какой войны?

С: Прошу прощения? Во время Второй мировой, разумеется!

Р: Вот здесь-то вы сильно заблуждаетесь. На самом деле аналогичные сообщения ходили ещё во время Первой мировой войны и особенно сразу же после её завершения.

Многие из вас смотрят на меня с удивлением и недоверием. Что ж, позвольте мне тогда более подробно рассмотреть то, что творилось в то время. Я использую результаты исследования, проведённого американцем Доном Хеддесхаймером, написавшим книгу по этой теме[29]. Примерно с 1915 года различные американские газеты, в особенности «Нью-Йорк таймс», неоднократно сообщали о том, что евреи из центральной и восточной Европы терпят ужасные лишения из-за условий, вызванных войной.

В 1919-1927 годах еврейские организации проводили в США крупные кампании по сбору средств, во время которых утверждалось, что пять или шесть миллионов евреев в центральной и восточной Европе находятся на грани гибели. Я приведу несколько важных отрывков из газетных сообщений и благотворительных акций, начиная с более поздней из известных мне.

«Нью-Йорк таймс», 4.12.1926: «...пять миллионов голодающих [...] половина евреев всего мира, страдающая от голода и эпидемий [...]».

«Нью-Йорк таймс», 21.04.1926: «От евреев из Европы доносится крик [...] гибнет целый народ [...] миллионы евреев заперты в Европе [...]».

«Нью-Йорк таймс», 9.01.1922, стр. 19: «...невыразимые ужасы и бесчисленные преступления, совершённые против еврейского народа. Г-н Херц заявил, что был истреблён 1 миллион людей и что за три года 3 миллиона человек в Украине «прошли через все круги ада» [...]».

С: Это, случайно, не тот Херц, который в той же самой газете, в номере за 2 марта 1943-го, утверждал, что шесть миллионов представителей еврейского народа находятся на грани уничтожения от рук нацистов и что их нужно спасти?

Р: Да, он самый.

С: Сходство между этим двумя заявлениями просто поразительно!

Р: Сейчас я покажу вам ещё больше сходств. Но прежде позвольте мне привести несколько цитат из 20-х годов, а также из Первой мировой войны и первых послевоенных месяцев.

«Нью-Йорк таймс», 7.05.1920: «...еврейские военные страдальцы из центральной и восточной Европы, где шесть миллионов людей испытывают жуткий голод, болезни и смерть [...]».

«Нью-Йорк таймс», 5.05.1920, стр. 9: «Шесть миллионов мужчин и женщин из восточной Европы нужно спасти от уничтожения в результате голода и болезней».

«Нью-Йорк таймс», 5.05.1920, стр. 19: «Шесть миллионов голодающих, охваченных лихорадкой страдальцев в разодранной войной Европе взывают к нам [...]».

«Нью-Йорк таймс», 3.05.1920, стр. 11: «Нужна ваша помощь для спасения жизней шести миллионам людей в восточной и центральной Европе».

«Нью-Йорк таймс», 3.05.1920, стр. 12: «В России и соседних странах евреи были подвергнуты крайне злобному преследованию [...]. По оценкам, более пяти миллионов человек умирают от голода; среди них бушует страшная эпидемия тифа, которая уже распространилась среди соседнего населения».

«Нью-Йорк таймс», 2.05.1920, стр. 1: «Шесть миллионов человеческих душ — без еды, пристанища, одежды и медицинской помощи».

«Нью-Йорк таймс», 1.05.1920, стр. 8: «Но жизни шести миллионов людей ждут ответа».

«Нью-Йорк таймс», 21.04.1920, стр. 8: «В Европе на сей день имеется свыше пяти миллионов евреев, умирающих от голода, и многие из них поражены страшной эпидемией тифа».

«Нью-Йорк таймс», 3.12.1919, стр. 19: «...только чудо может спасти от смерти от голода и холода пять-десять миллионов людей в Европе и на Ближнем Востоке этой зимой [...] зверское избиение евреев».

«Нью-Йорк таймс», 3.12.1919, стр. 24: «[заголовок] В Польше голодают пять миллионов [...] Эта война сделала беспомощными и больными пять миллионов евреев из восточной Европы».

«Нью-Йорк таймс», 12.11.1919, стр. 7: «...страшная, невероятная нищета, голод и болезни [поразили] около шести миллионов душ, или половину еврейского населения Земли [...] миллион детей и [...] пять миллионов их родителей и стариков».

«Америкэн хибру», 31.10.1919, стр. 582 и сл.: «Из-за океана шесть миллионов мужчин и женщин просят нашей помощи [...] шесть миллионов человеческих душ. [...] Шесть миллионов мужчин и женщин гибнут [...] в грозном холокосте человеческих душ [...] шесть миллионов голодных мужчин и женщин. Шесть миллионов мужчин и женщин умирают [...]» (см. репродукцию статьи в приложении к первой главе).

С: Вот это да! Здесь есть всё — и шесть миллионов, и определение холокоста!

Р: Да, в этих источниках, пожалуй, содержатся самые поразительные параллели с более поздними сообщениями. Но давайте переместимся назад во времени ещё на немного.

«Нью-Йорк таймс», 26.10.1919, стр. 1: «Четыре миллиона голодающих евреев восточной Европы».

«Нью-Йорк таймс», 29.09.1919, стр. 7: «...страшная, невероятная нищета, голод и болезни [поразили] около шести миллионов душ, или половину еврейского населения Земли».

«Нью-Йорк таймс», 10.08.1917: «[заголовок] Из-за немцев гибнут евреи. Женщины и дети в Варшаве умирают от голода [...] Еврейские матери, сёстры милосердия, радуются, когда их дети умирают; так они хотя бы избавлены от мучений».

С: О, господи! Вот и немцы-злодеи!

Р: Да, но это скорее исключение из правил. На самом деле именно немецкие агентства помогали — во время и после войны — переправлять средства, собранные еврейскими организациями, в восточную Европу. Изображение немцев в качестве злодеев было частью военной пропаганды, и это прекратилось вскоре после войны. С этого момента акцент стал делаться на подлинных или выдуманных злодеяниях в странах восточной Европы. В этой связи у меня имеется статья за 23 мая 1919 г., напечатанная в «Нью-Йорк таймс» на стр. 12, в которой говорится о еврейских погромах, якобы имевших место в Польше. Интересно, что издатели газеты сами сомневаются в правдоподобности этого отчёта; вот что они пишут: «Было отмечено, что некоторые из этих сообщений могли быть выдуманы или преувеличены немецкими пропагандистами, для того чтобы дискредитировать Польшу в глазах союзников, в надежде, что таким образом Германия может выйти победителем. Германия могла помочь распространить эти истории, могла их выдумать, хотя это было бы крайне жестоко — обманным путём терзать сердца огромного количества людей, для того чтобы добиться такого итога [...]»[30].

Итак, согласно «Нью-Йорк таймс», ложные сообщения о еврейских страданиях жестоки. Запомним это.

С: Из всего этого напрашивается вопрос: насколько эти смерти и страдания еврейского населения в восточной Европе, о которых сообщал «Нью-Йорк таймс», отображали истинное положение дел?

Р: Дон Хеддесхаймер изучил этот вопрос в своей книге и пришёл к выводу, что евреи в целом были единственной категорией населения в восточной Европе, которая прошла через войну относительно невредимой. Думаю, это отвечает на ваш вопрос.

Но давайте продолжим наше путешествие по истории и заглянем ещё глубже.

«Нью-Йорк таймс», 22.05.1916, стр. 11: «...из общего количества евреев Польши, Литвы и Курляндии, равного приблизительно 2.450.000, остаётся 1.770.000, и из этого числа около 700.000 находится в крайней и постоянной нужде».

Ещё в 1916-м двадцати пяти тысячам важных лиц американской общественной жизни была разослана книга под названием «Евреи в восточном районе военных действий» («The Jews in the Eastern War Zone»), описывавшая тяжёлое положение, в котором якобы находились европейские евреи[31]. В ней утверждалось, что Россия превратила свою территорию в некое подобие тюремной колонии, в которой шесть миллионов евреев были вынуждены вести нищенскую жизнь, в постоянном страхе быть убитыми, безо всяких прав или социального статуса: «...нечто вроде тюрьмы с шестью миллионами заключённых, которых сторожит армия продажных и жестоких тюремщиков»[32].

Книга «Евреи в восточном районе военных действий» одно время обильно цитировалась в СМИ, в том числе в «Нью-Йорк таймс».

Самое раннее найденное сообщение датировано первым годом войны.

«Нью-Йорк таймс», 14.01.1915, стр. 3: «Сегодня в мире имеется примерно тринадцать миллионов евреев, более шести миллионов из которых находится в самом сердце зоны военных действий; евреи, жизни которых стоят на кону и которые ныне подвергаются всем видам мук и страданий [...]».

Р: Но позвольте мне сделать ещё один шаг назад. В 1900 году раввин Стивен Вайс сделал следующее заявление перед еврейскими американскими благотворительными организациями: «Имеется 6 миллионов живых, кровоточащих, страдающих аргументов в пользу сионизма»[33]

С: Похоже, мы имеем дело с определённой константой еврейских страданий — цифрой в шесть миллионов.

Р: На это есть особая причина. Бенджамин Блеч говорит о древнем еврейском пророчестве, в котором евреям было обещано возвращение в землю обетованную после утраты шести миллионов их людей[34].

С: Отрывки, которые вы процитировали, указывают на то, что еврейские страдания были выгодны различным еврейским лидерам в качестве аргумента для осуществления их цели — возвращения в землю обетованную.

Р: Верно. Мы не должны забывать, что Палестина была обещана сионистам Англией в Белфурской декларации во время Первой мировой войны. Это, вне всякого сомнения, было главной причиной для холокостной пропаганды во время и после Первой мировой войны.

С: А почему «Нью-Йорк таймс» напечатала так много подобных сообщений, по сравнению с другими газетами?

Р: Ну, во-первых, я процитировал здесь «Нью-Йорк таймс» потому, что в то время — да и сейчас тоже — это была одна из самых читаемых, уважаемых и влиятельных газет. Я не говорю, что другие газеты не печатали схожих сообщений, но просто их архивы пока ещё не были изучены на предмет подобного рода, насколько мне известно. Во-вторых, нужно помнить, что на тот момент «Нью-Йорк таймс» уже находилась в руках евреев. В связи с этим хочется процитировать её бывшего главного редактора, Макса Франкеля:

«Используя эту атмосферу [антифашизма], так же как и вину язычников за холокост, американских евреев моего поколения побуждали к тому, чтобы они культурно выделялись, выставляли напоказ свою этническую принадлежность, находили литературное вдохновение в своих корнях и наслаждались возрождением Израиля. [...]

Вместо идолов и пассий я поклонялся словам и аргументам, став частью бессовестного еврейского словесного вторжения в американскую культуру. Было особенно приятно осуществлять самые безумные фантазии антисемитов: вдохновлённые нашим наследием в качестве хранителей книг, творцов закона и первых выдумщиков, американские евреи в итоге добились непропорционального влияния в университетах и во всех средствах коммуникации.

[...] В течение нескольких лет господства Пунча [«Пунч» Шульцбергег, владелец «Нью-Йорк таймс»] настало время, когда не только исполнительный редактор — А. М. Розенталь — и я, но и все основные редакторы, чьи имена приводились на первой странице газеты, были евреи. За рюмкой водки в комнате владельца газеты это порой упоминалось как бестактное условие, но оно осуществлялось постепенно, без каких-либо позитивных действий в интересах христиан. [...]

И я писал по секрету, что «Таймс» больше не страдает от тайного желания отрицать или преодолевать свои этнические корни»[35].

С: Мне кажется, этого вполне достаточно, чтобы объяснить такую однобокость.

Р: Я тоже так считаю. Таким образом, происхождение цифры в шесть миллионов — которой, тем временем, уважаемые историки придали статус «символичной цифры»[36], даже в том, что касается холокоста Второй мировой войны, — не основывается ни на каком конкретном знании потерь среди еврейского населения. Неудивительно поэтому, что знаменитые статистики во всём мире констатировали, что вопрос количества жертв долгое время совершенно не был решён[37]. Впрочем, ситуация, между тем, изменилась благодаря двум исследованиям по данному вопросу, о которых мы поговорим чуть позже.


Сейчас читают про: