double arrow

ПРИЛОЖЕНИЯ 16 страница


Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий.: В 5 т. — М., 1986. — Т. 2.

Новая история стран Европы и Америки: Первый период: Учебник / Под ред. А.В.Адо. — М., 1986.

Шаповал Г. Ф. История туризма. — Минск, 1999.

3.2. Развитие путешествий в XIX — начале XX вв. Первые туристские организации

С точки зрения развития туризма XIX в. был рубежным. Даже формально само слово «турист» возникает в начале этого века. Оно появляется на страницах книги англичанина Педжа, который констатировал, что «путешественника в наши дни называют туристом» (a traveller is nowdays called a tourist). Нет ничего удивительного в том, что термин вводится, по всей вероятности, англичанами, хотя, фактически, одновременно он начинает использоваться и жителями материковой Европы. Еще с конца XVIII в. в Англии возникла, как указывалось, мода на путешествие по Европе молодых людей по окончании школы. Со временем масштабы этого явления увеличились. В 1888 г., например, Ла-Манш пересекли полмиллиона англичан. Очевидно, что не все покидали туманный Альбион как туристы. Расширяя колониальную империю и осваивая новые рынки, английское правительство, в основном, делало ставку на предпринимателей и торговцев, а также колониальную администрацию, которые «прокладывали» путь туристам. Благодаря этим социальным стратам создавались «колониальные кварталы» в восточных странах, которые по уровню комфорта начинали постепенно соответствовать европейским стандартам. Да и в самой Европе все больше стало появляться «отелей», которые, возникнув еще в XVII в., отличались от обычных постоялых дворов большим набором и качеством услуг, в частности тем, что у каждого постояльца была своя отдельная спальня.




Почему же Англия становится пионером в области туризма? Этот факт в значительной мере объясняется тем, что именно в этой стране первой в мире начинается промышленный переворот.

Промышленный переворот, являясь основой, на которой возникает современная мировая цивилизация, представляет собой комплекс экономических, социальных, политических и идеологических сдвигов, этап модернизации. По своему значению по тем-


пам развития, по сдвигам в различных отраслях жизни его нередко сопоставляли с революцией. В области экономики он характеризуется возникновением крупной фабрично-заводской промышленности на основе машинного производства, дальнейшим ростом научно-технического прогресса (НТП), урбанизацией, новыми формами организации производства и торговли, крушением роли ручного труда и т.д.

Это период бурного развития производительных сил, возможность покончить с экономической стагнацией и отсталостью. Прекращается прямая зависимость от природных условий. А.Тойнби считал, что «сущность промышленного переворота в замене средневековой системы регулирования и регламентации... конкуренцией» [7].



Промышленный переворот начался в Англии в последней трети XVIII в., а завершился в этой стране к середине XIX в. Он принимает здесь наиболее отчетливо выраженную форму, как бы классическую. В Англии уже с XVI в. у отдельных лиц начали накапливаться значительные состояния. Не было больших проблем с первоначальным накоплением капитала, кроме того, был неплохо развит внутренний рынок, эти тенденции усиливались колониальной торговлей. Непосредственные производители были отделены в массе своей от средств производства. Это вело к образованию рынка наемных рабочих. В стране не было абсолютизма, политические структуры не мешали развитию производства и свободной конкуренции.

Для нашей же темы крайне важно, что именно в Англии возникает новый вид передвижения — железная дорога. Горный инженер Ричард Тревитик предложил использовать паровые двигатели для перемещения повозок по рельсам. В 1804 г. он построил первый паровоз «Нью Касл». Этот паровоз мог перемещаться со средней скоростью около 8 км/ч и тянул вагоны, вмещавшие в общей сложности 70 пассажиров. В 1808 г. в пригороде Лондона на пустыре был устроен следующий аттракцион. По деревянным рельсам по кругу ходил паровоз «Догони меня, кто сможет», а пассажиры сидели в открытых вагонах. Но самым знаменитым инженером-железнодорожником считается опять же англичанин Джордж Стефенсон, именно благодаря ему в 1825 г. была построена первая общественная рельсовая дорога между Ливерпулем и Манчестером. Паровоз «Ракета», сконструированный Стефенсоном вместе с сыном, мог развивать скорость до 48 км/ч*.



Характеризуя развитие туризма до XIX в., можно сказать, что он развивался не благодаря, а, скорее, вопреки той инфраструктуре, которая существовала в то время. Оценил достоинства же-

* Россия не осталась в стороне от железнодорожного бума. В 1916 г. была закончена самая длинная в мире железная дорога. Это — Транссибирская магистраль, протянувшаяся от Москвы до Владивостока на 9297 км.


лезной дороги для развития туризма легендарный Томас Кук. Именно с 1841 г., с массовой поездки «с целью прогулки», в которой приняло участие 600 человек, можно начать отсчитывать эру современного туризма. Т. Куку принадлежат слова: «Мы должны иметь железную дорогу для миллионов». Туризм возможно развивать лишь при развитии средств транспорта и мирохозяйственных связей в целом.

Уже через три года предприимчивый председатель квакерского Общества трезвости и проповедник Т.Кук заключает соглашение с Midland Railway Company об оптовых скидках на билеты для туристических групп; С 1847 г. его контора распространяет специальные билеты как на групповые, так и на индивидуальные экскурсии в городах Англии, а затем и Европы. Быстрая реакция Т. Кука на любые новшества на ниве туристских услуг вызывает восхищение.

Открытие 4 октября 1869 г. Суэцкого канала было превращено в туристическое шоу. Первым кораблем, вошедшим в канал, был французский «Орел», на его палубе находилась императрица Евгения. Российский клипер «Яхонт» с русским послом в Константинополе был также в числе первых. При входе в канал каждое судно встречалось салютом и отвечало на него. Дж. Верди заказали оперу: так была создана «Аида». На торжественную церемонию было приглашено 500 поваров и 1000 лакеев.

Надо отметить, что сразу же после 48 торжественно украшенных официальных кораблей, которые следовали в установленном порядке, был организован и туристский маршрут Томасом Куком.

Бюро Т.Кука предлагало туристу полный комплекс туристических услуг. Для туристов бронировались гостиницы, действовали различные скидки, разрабатывались новые маршруты, в том числе и паломнические — в Палестину, и экзотические, например в Крым и на Кавказ.

Даже сам проезд по железной дороге вскоре был превращен в туристское путешествие. В 1883 г. от парижского вокзала отошел необычный поезд, направлявшийся в «далекую» Румынию. Он имел два роскошных спальных вагона, вагон-ресторан и курительный салон. По прибытии в пункт назначения пассажиров принял король Румынии Кароль. Так завершился первый рейс «Восточного экспресса». В наши дни этот поезд, роскошный, как и прежде, курсирует между Лондоном и Венецией с остановками в Париже, Цюрихе, Инсбруке и Зальцбурге. Он состоит из 11 спальных вагонов и трех вагонов-ресторанов. Пассажиры могут слушать в баре музыку не в записи. В каждом купе имеется горячая вода, кровать, мыло и писчая бумага.

Эстафету Англии в деле развития массового туризма перенимает Швейцария. Деятельность ее многочисленных агентств по распространению специальных афиш, плакатов, листовок о предла-


гаемых туруслугах с 80-х гг. XIX в. приобретает паневропейский характер. В конце же XIX в. во всех европейских странах создаются многочисленные общества, специализирующиеся на туруслугах и их рекламе. Во всех сколько-нибудь солидных газетах появляются рубрики, дающие информацию о путешествиях и их маршрутах.

Необыкновенной популярностью начинают пользоваться путеводители. Выпуск путеводителей в начале XIX в. «поставил на поток» английский издатель Дж. Марри. Но вполне заслуженная слава в этом вопросе пришла немецкому издателю Карлу Бедекеру, чье имя стало нарицательным*. К. Бедекер основал издательскую фирму в 1827 г., где начал выпускать путеводители по английскому образцу. А в 1846 г. его путеводители стали издаваться на основных европейских языках. Качество их было высоким, так как для их составления привлекали различных специалистов: историков, искусствоведов, географов, а также литературоведов.

К началу XX в. туризм становится частью жизни европейцев. В швейцарском справочнике по народному хозяйству за 1905 г. отмечено следующее: «Туризм — феномен новейшего времени, возникший вследствие усиления потребности в восстановлении сил и перемене климата, пробуждении эстетического интереса к произведениям искусства и природным ландшафтам, стремление к общению с природой» [49]. Туризм был явлением строго социальным. Только горожане, но никак не сельские жители принимали участие в туристских мероприятиях. Урбанизация шла слишком активными темпами, и, чтобы избежать излишних экологических и психических нагрузок, городские жители «изобретают» различные виды туризма.

Так появляется дачный туризм. Социал-демократами Австрии, первоначально в Вене в 1895 г., а затем и в Германии и Швейцарии, для рабочих создается специальная организация — «Друзья природы». Она организовывала для рабочих коллективов заводов и фабрик «поездки выходного дня». Этот выезд за город с членами семьи, сопровождавшийся экскурсией по памятным местам, был ярким туристским мероприятием. Молодежь Германии в начале XX в. создает союз «Перелетные птицы». Члены этого союза путешествовали не только по Германии, но маршруты их походов, как правило, пролагались по сельским местностям, так как Wandervogel, как они себя называли, хотели быть как можно ближе к природе. В походах они нередко вели краеведческие исследования, с удовольствием по вечерам у костров исполняя народные песни. С ростом популярности спорта стали появляться, с середины XIX в. в Англии, а с конца века в других европейских странах, разнообразные спортивные клубы и общества:циклистов (велосипедистов), горные (альпинистов) и др.

* Бедекерами стали называть путеводители для туристов по разным странам.


В европейских странах, в частности в Германии, стал развиваться познавательно-пешеходный туризм. Во время выходных дней жители прирейнских городов стремились не только на природу, но старались по мере возможности посетить старинные замки, узнать исторические подробности, связанные с их прошлым, возможно, что и воскресить какие-нибудь традиции*.

В XIX в. научные программы по исследованию различных регионов нашей планеты принимают все более организованный и планомерный характер.

Выдающийся немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник, кто более других понимал связь между географией и другими естественными науками, Александр Гумбольдт (1769 — 1859) родился в Берлине. Уже в детстве за любовь к изучению растений в фамильном парке замка Тегель его прозвали «аптекарь», что было в то время синонимом слова «ученый». Получив отличное образование в лучших немецких университетах, он в двадцать лет совершает свое первое путешествие — по Западной Германии. Итогом этого путешествия была научная работа о рейнских базальтах.

Познакомившись во время своей поездки по Европе с участником кругосветного плавания Дж. Кука натуралистом Георгом Фостером, он все больше укрепляется в желании заниматься научными исследованиями в дальних странах. После проведения орографических работ на Пиренейском полуострове А. Гумбольдт был представлен королю, который милостиво разрешил ученому провести исследовательские работы в испанских владениях в Америке и Тихом океане.

В 1799 г. молодой ученый отправляется в свое первое заморское путешествие. Прибыв на Канарские острова, А. Гумбольдт побывал на острове Тенерифе и не смог отказать себе в удовольствии подняться на пик Тейде. «Почти все естествоиспытатели, — сообщал в письме ученый, — направляющиеся (как и я) в Вест-Индию, имели время только на то, чтобы добраться до подножия этого колоссального вулкана и полюбоваться восхитительными садами бухты Пуэрто-Оротава. На мое счастье, наш фрегат «Пис-саро» простоял шесть дней. Я подробно изучил горные породы, слагающие пик Тейде... В два часа ночи, при свете луны, мы двинулись в путь к вершине; несмотря на сильный ветер, на раскаленную почву, жар которой ощущался сквозь ботинки, и несмотря на пронизывающий холод, мы достигли ее к восьми часам утра. Не стану описывать вам открывающееся величественное зрелище вулканических островов Лансароте, Гран-Канария, Гомера, расстилавшихся под нами; пустыню площадью в двадцать квадратных лье, покрытую пемзой и лавами, где не увидишь ни одного

* Как иллюстрацию к этому можно привести «Путешествие по Гарцу» Г. Гейне, написанное в 1826 г.


насекомого, ни одной птицы; пустыню, отделяющую нас от густых лавровых лесов и зарослей вереска, от виноградников под сенью стройных пальм, от банановых рощ и куп драцены с корнями, купающимися в волнах» [48]. Именно здесь А.Гумбольдт впервые задумался о связи растительности с климатом. В июле корабль прибыл в Венесуэлу.

Путешествие А. Гумбольдта по Венесуэле стали называть вторым — научным — открытием Америки. Ученый изучал флору и фауну, климат и орографию, геологию и минералогию этого края, вел астрономические наблюдения за звездами в южном полушарии. «Моя главная цель — физика мира, строение земного шара, анализ воздуха, физиология растений и животных, наконец — общие отношения органических существ в неодушевленной природе, — эти занятия заставляют меня охватывать много предметов сразу», — констатировал ученый.

Первое путешествие А. Гумбольдта закончилось исследованием южных районов Сан-Доминго (Гаити) и Ямайки. Затем он прожил некоторое время на Кубе, составив карту берегов острова, занимаясь астрономическими наблюдениями и проводя различные опыты по усовершенствованию сахароварения. Удалось исследователю посетить и Бразилию, где их с почетом встречали знатнейшие лица городов.

А. Гумбольдт предпринимает поход в глубь страны. Исследует Центральные Анды, что было трудным и опасным предприятием, как явствует из его письма брату. «Мы поднялись, двигаясь вдоль ужасных пропастей, на гребень Кордильер, и таким путем добрались в Пасто, расположенный у подножия грандиозного вулкана», который надо было осмотреть. «Первое путешествие (к кратеру вулкана. — М.С.) я совершил вдвоем с индейцем... Мы чуть не погибли. Индеец провалился по грудь в трещину, и мы с ужасом увидели, что шли по мосту смерзшегося снега; в нескольких шагах от нас зияли сквозные отверстия. Сами того не зная, мы очутились на своде, нависшем над кратером... Чтобы лучше рассмотреть дно кратера, мы легли на живот. Вряд ли можно себе представить что-либо печальнее, мрачнее и страшнее увиденного нами зрелища... Внутри совершенно черно: но бездна так огромна, что можно различить вершины нескольких расположенных в ней гор, находящихся, вероятно, в трехстах саженях ниже нас; судите же, на какой глубине находятся их основания!» Когда они совершили восхождение на вулкан Антизана до высоты более 3000 м, то из глаз, губ и десен, участвовавших в этой экспедиции стала выступать кровь, и им пришлось прекратить восхождение.

Казалось, никакие трудности не могут остановить ученого, желавшего все увидеть своими глазами, самому провести необходимые измерения и опыты. А. Гумбольдт отправляется в опаснейший поход в верховья Амазонки. Спускаясь по склонам Анд, пу-


тешественники имели возможность любоваться полуразрушенной дорогой Инки, ведущей из Куско в Асуан. А.Гумбольдт обратил внимание на поразительное сходство этой дороги с теми, которые строили древние римляне. По пути был осмотрен и дворец одного из наиболее выдающихся Сапа-инков Тупак Юпанки,

Прожив месяц в столице Перу и обработав коллекции, путешественник отправляется в Мексику. О своем годичном пребывании в этой стране А. Гумбольдт написал в «Очерке о Новой Испании». Здесь ученый активно занялся археологическими раскопками, заинтересовавшись историей древних цивилизаций, существовавших здесь до прихода европейцев. История, лингвистика и этнография добавляются к его естественнонаучным изысканиям. Подобная универсальность вызывает удивление и восхищение.

В общей сложности первое путешествие по Америке длилось около пяти лет. Его результаты были таковы, что А.Гумбольдта можно по праву назвать пионером в деле изучения тропических областей Америки. Им было сделано более 700 измерений высот, собраны сведения о климате этого региона, составлены геологические атласы. Гербарий состоял из 6000 растений, из которых половина была ранее неизвестна. Картографические наблюдения помогли скорректировать уже нанесенные ранее на карты течения рек Ориноко и Амазонки. А. Гумбольдт был и одним из первых вулканологов. Описывая страны, в которых побывал, он давал образцы научного страноведения.

По возвращении в Европу в 1804 г. он был восторженно встречен научной общественностью. Более двадцати лет ученый обрабатывал в Париже собранные им материалы. Итогом стал его незавершенный труд, состоящий из 30 томов, «Путешествие в равноденственные области Нового Света».

А.Гумбольдт путешествовал и по Европе: Швейцария, Австрия, Пруссия, Англия. В Италии ему даже удалось наблюдать извержение Везувия. Но почти на двадцать лет его домом становится Франция.

В 1829 г. по приглашению правительства Николая I исследователь прибыл в Россию. Ему не только выделили крупную сумму денег — более 20 000 рублей, дали переводчика, но и постоянно отслеживали, чтобы во время передвижения у ученого не было никаких проблем, ни с экипажами, ни с квартирами (на 658 почтовых станциях ему было подготовлено во время путешествия 12 244 лошади). На это путешественник не без сарказма заметил: «Нельзя сделать шагу, чтобы не подхватили под руки, как больного». Российское правительство даже выступило с заявлением, что цели путешествия и выбор направления предоставляются на усмотрение самого А. Гумбольдта, а оно, со своей стороны, лишь желает «оказать содействие науке и, насколько возможно, промышленности России».


Маршрут путешественника был следующий: Петербург—Москва — Нижний Новгород—Казань — Пермь—Екатеринбург. А. Гумбольдту удалось заняться исследованиями на Южном и Среднем Урале. Он осматривал разработки драгоценных металлов, железа и малахита, посетил ряд заводов. Объехал он и некоторые города Западной Сибири. А на обратном пути заехал в Астрахань, так как, по его выражению, «не хотел умирать, не повидав Каспийского моря». Две научные монографии и ряд статей были итогом его восьмимесячного путешествия по России. За это время он прошел и проехал более 20000 км по дорогам и рекам Российской империи.

Африка продолжала в XIX в. притягивать путешественников.

В 1822—1823 гг. английская научная экспедиция, в которую входили Хью Клаппертон, Уолтер Аудни и Диксон Денем, пересекла пустыню Сахару с севера на юг и сделала открытие, что р. Нигер не связана с озером Чад. Субсидировала это путешествие английская Африканская ассоциация.

Экспедиция начала свой путь из Триполи и далее через оазис Мурзук двигалась точно на юг, придерживаясь древних караванных путей. Дойдя до озера Чад и исследовав его западный берег, путешественники пришли к твердому выводу, что ни одна из рек, впадающих в это озеро, не может быть Нигером, из-за их «маловодья».

Англичане были первыми из европейцев, кто посетил африканскую империю Борну и ее столицу Кукаву. Экспедиция в дальнейшем разделилась, что позволило путешественникам изучить южный берег озера Чад, где находилось государство Багирми, а кроме того, исследовать области, лежащие на запад от озера. Некоторое недоумение у местных правителей вызывало то, что путешественники не просили для себя ни лошадей, ни драгоценных металлов, ни рабов, а интересовались лишь «цветами и травами».

В области Катагум, которая некогда была провинцией Борну, англичане впервые столкнулись с такой единицей обмена, как раковины каури. Они выступали там в качестве денег.

В начале 1824 г. X. Клаппертон, похоронивший доктора Аудни, добрался до города Кано (Хана) государства Хауса (север современной Нигерии). Это был густонаселенный город для этого региона: в нем проживало около 40000 человек. Он представлял собой центр пересечения нескольких караванных дорог. Одной из главных «достопримечательностей» его был работорговый рынок, где «товар» осматривали «с таким же вниманием, как врачи осматривают добровольцев, поступающих на фронт», — писал в своем дневнике путешественник. Из Кано X. Клаппертон доходит до Сокота. Его поражает регулярное устройство этого самого многолюдного из всех виденных путешественником городов Африки. Город окружала крепостная стена с двенадцатью воротами. Жители


государства Хауса исповедовали ислам, поэтому в Сокоте было две мечети. Жители были довольно богаты, у каждого имелись рабы.

Путешественник смог добиться аудиенции султана Белло. Султан оказался дальновидным политиком. Внимательно осмотрев подарки, которыми он остался доволен, и образцы английских товаров, он прямо сказал X. Клаппертону, что хотел бы завязать с Англией не только торговые, но и дипломатические отношения.

Пустившись в обратный путь, X. Клаппертон в Кукаве встретился с Д.Денемом, откуда они вместе добрались до Триполи, вновь перейдя Сахару. Им принадлежит слава первых европейцев, пересекших Сахару и побывавших в районе озера Чад. Проведенные ими астрономические и географические наблюдения позволили создать карту района их путешествия.

X. Клаппертон и Д. Денем первыми доставили в Европу сведения о таких африканских мусульманских государствах, как Борну, Багирми, Хауса. Основные наблюдения путешественники изложили в своих дневниках, которые были изданы в Лондоне в 1826 г.

X. Клаппертон в 1825 г. вновь отправился в Африку. На этот раз он решил дойти до Кукавы самым коротким путем: пройдя по Нигеру от устья до города Тимбукту, расположенного в верховьях. А заодно этот план в случае удачи мог бы доказать, что Нигер и Нил не соединяются между собой. В этой экспедиции путешественника сопровождали врач, весьма сведущий во многих отраслях естествознания, и художник, что позволяло заниматься картографированием местности.

Экспедиция высадилась на берегу Гвинейского залива недалеко от Лагоса. Далее их путь пролегал по реке Бенин, а оттуда до Катунги, столицы государства Йоруба. Несмотря на то что все члены экспедиции страдали от желтой лихорадки, высокой влажности и сильной жары, они продолжали свое путешествие в глубь материка. Используя расположение султана Йорубы, путешественники относительно спокойно смогли, отдохнув, продолжить свой путь по районам, охваченным междоусобицами.

Описывая местных жителей, X. Клаппертон отмечал, что в городе Киаме, например, живут «первейшие мошенники во всей Африке», а вот «население города Уауа, напротив, славится своей честностью», хотя жители и подвержены такому пороку, как пьянство. Путешественник делает любопытные этнографические зарисовки. «Пока я сидел у султана, принесли завтрак. Меня тоже угостили. Завтрак состоял из жирной водяной крысы в шкуре, отличного вареного риса, сухой рыбы — тушеной в пальмовом масле, крокодиловых яиц, жареных и тушеных, и, наконец, свежей воды из Куары. Я съел немного тушеной рыбы и рису, и все смеялись, как это я даже не попробовал ни крысы, ни крокодиловых яиц» [48]. X. Клаппертон осуществляет и первые шаги в области сравнительной лингвистики языков Западной Африки.


Путешественник пытался выяснить у официальных лиц, как погиб Мунго Парк, когда он достиг района гибели своего предшественника. Но на все получал лишь весьма уклончивые ответы. Самого же X. Клаппертона местные жители принимали очень радушно, что он специально отметил в своих записках, «ему не в чем их упрекнуть». А вот султан соседней области Ниффе был «невиданно жадный и наглый мошенник».

Путешественник обошел обширную территорию в районе Западной Африки. Его жизненный путь оборвался в Сокоте в марте 1828 г., он умер от дизентерии.

Вместе с X. Клаппертоном научными исследованиями в Западной Африке занимался и другой английский исследователь Ричард Лендер. Он возглавлял экспедиции в район реки Нигер в 30-х гг. IX в. Р. Лендер написал две книги, в одной из которых он рассказывал о своих путешествиях и исследованиях на реке Нигер, а вторая посвящена его совместной экспедиции с X. Клаппертоном. Именно он доставил в Англию дневники своего умершего друга и проследил, чтобы они были опубликованы.

Благодаря экспедициям Р.Лендера было доказано, наконец, что Нигер, впадающий в Гвинейский залив, никак не связан с Нилом. Практическим итогом его путешествия было создание в 1832 г. ливерпульскими купцами Компании по торговле с внутренними областями Африки.

К наиболее выдающимся путешественникам, исследовавшим африканский континент, по праву относят Давида Ливингстона (1813-1873) и Генри Мортона Стэнли (1841-1904).

Упорство в достижении цели и огромная сила воли проявились у Д. Ливингстона уже в юности. Работавший на ткацкой фабрике, где рабочий день составлял 14 ч, подросток успевал еще и учиться. Он зачитывался научными трудами и воспоминаниями путешественников об их экспедициях, уже тогда определив свой жизненный выбор. Но неожиданно в двадцать лет он решает стать миссионером. Получив стипендию миссионерского общества, Д. Ливингстон продолжает в Глазго свое образование, пополняя знания по естественным наукам, а также изучая языки. Его мечте — стать миссионером в Китае — помешали «опиумные войны». Кроме того, судьба свела его с миссионером, трудившимся в Южной Африке. И Д. Ливингстон отправляется нести Слово Божие на африканский континент.

Молодой проповедник, прибывший в 1841 г. на юг Африки, быстро понял, что проблемы христианства в неизмеримо меньшей степени интересуют местное население, чем его медицинские знания. Но Д. Ливингстон, проживший в стране бечуанов семь лет, не забывал и о своей миссионерской деятельности. Это помогало ему осуществлять длительные экспедиции на север. Пребывание молодого ученого-миссионера — а он занимался иссле-


дованиями научного характера во время своих поездок по стране — было обоюдовыгодным. Он изучал, со своей стороны, местный язык, относящийся к языковой семье банту, а аборигены не только получали от него медицинскую помощь, но также обучались грамоте (английской) и постигали новые методы ведения сельского хозяйства. Д.Ливингстон был первым из европейцев, кто пересек пустыню Калахари.

У путешественника возникла идея, изучить все реки Южной Африки, которые являлись естественными транспортными артериями. Это позволило бы лучше изучить и освоить этот край. Он даже вошел в историю как «ищущий реки». Д.Ливингстон исследовал р. Замбези и водораздел ее с рекой Конго, а также притоки. Он был «первооткрывателем» и 120-метрового водопада Виктория (водопад был назван в честь английской королевы Виктории) на реке Замбези, имеющего в ширину 1,8 км, который местные жители называли «Мози-оа-тунья» — «рокочущий дым».

Д.Ливингстон совершил ряд длительных путешествий по Южной и Центральной Африке. В 1858 г. его официально назначили английским консулом в Мозамбике. Научно-исследовательская работа ученого и администратора отныне субсидировалась правительством Англии. В 60-х гг. он предпринимает экспедиции для изучения не только рек, но и таких крупных африканских озер, как Ньяса и Танганьика. В 1865 г. вышла книга Д.Ливингстона «Рассказ об экспедиции на Замбези и ее притоках, и об открытии озер Ширва и Ньяса в 1858—1864 гг.». Им было доказано, что озеро Танганьика, не имея стока к северу, не может служить истоком Нила. Но открытая им в последний год его жизни крупная река Луалаба, так и осталась им до конца не исследованной. Путешественник колебался, не зная, отнести ли ее к бассейну реки Конго, или же она и является истоком Нила. Эту загадку ему так и не удалось разрешить. Д.Ливингстон скончался в мае 1873 г. недалеко от открытого им озера Багвеулу. Проводники-африканцы обработали его тело таким образом, чтобы оно не подвергалось тлению, и в течение девяти месяцев, проделав путь в полторы тысячи километров, несли его к прибрежному городу. Из Занзибара оно было отправлено в Лондон и захоронено в Вестминстерском аббатстве.

В «Последнем путешествии Давида Ливингстона», которое было опубликовано спустя год после его смерти, содержатся ценнейшие данные по географии и этнографии Южной Африки.

Англичанин Генри Мортон Стэнли (Джон Роуленс) был бастардом. Детство его было тяжелым, но уже в приютской школе он поражал учителей своими неординарными умственными способностями. Повзрослев, он перебирается в США, где поступает на работу к купцу, который со временем усыновляет юношу, и отныне его называют Г.М.Стэнли.


Впервые в Африку он попадает корреспондентом газеты «Нью-Йорк Геральд» в 1868 г. Г. М. Стэнли составляет репортажи об английском экспедиционном корпусе в Эфиопии, т.е. описывает колониальную войну. Он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. И ему предлагается возглавить экспедицию, которую решили послать на поиски пропавшего Д. Ливингстона. В отличие от последнего, Стэнли считал вполне «обыденным» прокладывать себе дорогу в Африке силой оружия.

Экспедиция под руководством Стэнли началась в 1871 г. Он не только собирал все возможные сведения о Д.Ливингстоне, но и активно занимался исследовательской работой в Занзибаре. Но его путь лежал в глубь материка. Известно, что Стэнли нашел экспедицию Ливингстона на реке Луалабе. Они совместно некоторое время занимались изучением озера Танганьика. По возвращению из этого путешествия Стэнли написал книгу «Как я нашел Ливингстона», ценность которой заключалась не в беллетристической части о его похождениях по Африке, а в картах этого региона и комментариями к ним.







Сейчас читают про: