double arrow

ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ 66 страница


648 Раздел V. Новейшая история России. XX — начало XXI в.: 1917—2005 гг.

иллюзию эволюции советской системы в направлении западных конституционных государств.

В реальной жизни пределы декларируемых Конституцией прав и свобод определялись одним из пунктов ст. 58 УК РСФСР (о контрреволюционной пропаганде), содержание которой было настолько широко сформулировано, что позволяло подвести под контрреволюционную пропаганду любую критику любого должностного лица.

§ 4. Становление нового хозяйственного механизма

Экономические реформы начала 1930-х гг. В годы первых пятилеток в СССР завершается становление нового хозяйственного механизма. От пятилетки к пятилетке все неодолимей становится тенденция к созданию специфической экономики власти, суть которой в доминировании политики над экономикой и чрезвычайной роли государства с его властно-принудительными методами.

Выполнение задач первого пятилетнего плана сопровождалось значительными трудностями — план развития промышленности в 1929 г. не был выполнен; строительство многочисленных объектов затягивалось; вкладываемые в них средства не давали отдачи, так как масштаб инвестиций не соответствовал ни возможностям строительных организаций, ни состоянию транспорта и энергетики. В этих условиях, чтобы решить проблему накоплений, власть была вынуждена широко использовать даже те меры, которые ранее категорически отвергались. И прежде всего обратиться к помощи денежного станка.

Если денежная эмиссия в 1928 г. была незначительной, то в 1929 г. рост денежной массы составил уже 800 миллионов рублей, в 1930 и 1931 гг. примерно по 1,5 миллиарда рублей, в 1932 г. 2,7 миллиарда рублей. Вслед за' эмиссией растут цены свободного рынка. В том же 1932 г. их уровень в восемь раз превышает уровень 1928 г. Не обеспеченный товарами рост денежной массы уменьшается лишь к середине 30-х гг. Важным источником дополнительных ресурсов государства становятся принудительные «займы индустриализации», резко расширяется продажа водки.

В 1929—1932 гт. были осуществлены кредитная, налоговая и тарифная реформы, которые в итоге серьезно ограничивали сферу товарно-денежных отношений.

Реформы начала 30-х гг. приводят к ограничению экономических стимулов деятельности предприятий и усилению административно-принудительных мер. Вследствие общей ориентации экономики на приоритетное развитие тяжелой индустрии за счет накоплений в самой промышленности и ограничения потребления населения происходит возврат «главкизма». Одновременно все более формальным становится хозрасчет: практически вся прибыль предприятий отчисляется в госбюджет, и лишь потом средства из бюджета централизованно выделяются предприятиям. При этом суммы, вносимые в бюджет, и выплаты из него никак между собой не связаны.

В начале 30-х гг. кредит предприятиям заменяется их централизованным финансированием. Немногочисленные частные предприятия остаются фактически без кредитования и перестают быть конкурентоспособными.


Глава 4. Советская модель модернизации

Для того чтобы решить нараставшую проблему текучести кадров и закрепить рабочих на предприятиях, летом 1931 г. Сталин призвал покончить с уравниловкой в заработной плате. В итоге квалифицированные рабочие стали получать в 4—8 раз больше неквалифицированных. Еще в большей степени выросла зарплата аппарата управления. Что же касается неприоритетных отраслей, таких как легкая промышленность, торговля, сфера обслуживания, то здесь низкие заработки были надолго заморожены. Стремительное увеличение фонда заработной платы в отраслях, не создающих потребительские товары, усиливают товарный голод и порождают огромную инфляционную волну. В свою очередь, острейший дефицит потребительских товаров, карточная система, действовавшая до 1935 г., серьезно ослабляют роль зарплаты как важнейшего стимула роста производительности труда. Для создания социальных гарантий рабочему классу власть все чаще применяет административные методы регулирования оплаты труда.

В начале 30-х гг. практически полностью вытесняется из различных секторов экономики частный капитал. В 1933 г. доля частных предприятий в промышленности сокращается до 0,5%, в сельском хозяйстве — до 20%, а в розничной торговле их не остается вовсе. К этому времени ликвидируются и иностранные концессии. По мере свертывания рынка обнажаются слабые стороны государственного социализма и прежде всего отсутствие личностных стимулов к труду. Заработная плата в силу ее жесткого декретирования государством, а также процент, прибыль, земельная рента перестают выполнять роль стимулов эффективного распределения ресурсов.

«Плановый фетишизм». В поисках адекватной замены рыночных инструментов административными власть придает огромное значение идеологической обработке граждан, формированию патриотического энтузиазма. В результате важнейшим элементом новой системы хозяйствования в годы первых пятилеток становится высокая трудовая активность работников. В первой пятилетке она выражалась во встречном планировании, социалистическом соревновании, в виде движения ударных бригад.

В годы первой пятилетки было введено в строй 1500 новых промышленных предприятий; на востоке страны появилась новая угольно-металлургическая база — Урало-Кузбасс; тракторные и автомобильные заводы. Вместе с тем первый пятилетний план был сорван. Вопреки официальной версии, утверждавшей, что план перевыполнен, он был перевыполнен только по капитальным вложениям и производству продукции тяжелой промышленности.

Практика хозяйствования, сложившаяся в годы первой пятилетки, была в целом закреплена во втором пятилетнем плане (1933—1937 гг.). Он по-прежнему ориентировал экономику на количественный рост. Его главная черта — снижение темпов индустриализации. На январском Пленуме 1933 г. Сталин, утверждая, что теперь нет необходимости «подхлестывать и подгонять страну», предложил снизить темпы промышленного строительства. В новом плане темпы прироста снижались до 16,5% против 30% в первой пятилетке. Планом также предусматривались более высокие среднегодовые темпы прироста производства предметов потребления по срав-

650 Раздел V. Новейшая история России. XX — начало XXI в.: 1917—2005 гг.

нению с темпами прироста производства средств производства. С этой целью капиталовложения в легкую промышленность увеличивались в несколько раз. Главная задача новой пятилетки — завершение технической реконструкции народного хозяйства. По этой причине упор делался на освоение ранее построенных предприятий.

Второй пятилетний план становится важнейшей вехой на пути всеобщего государственного планирования.

Возведение административного принуждения в систему способствует «плановому фетишизму», превращению плана в универсальное средство разрешения всех политических и экономических проблем в стране. Планирование становится тотальным: от Госплана до отдельного рабочего. Предприятиям доводятся не только основные производственные задания, но и мероприятия по освоению оборудования, использованию резервов и т. п. Параллельно проходит неуклонное расширение объектов планирования.

В эти же годы в сферу планирования усиленно вовлекается и сельское хозяйство. С весны 1930 г. государственные посевные планы включали задания на время посевной кампании, а спустя десятилетие план сельскохозяйственных работ охватывал уже все основные агротехнические мероприятия. При этом планирование велось от достигнутого, планы утверждались с большим опозданием. В канун войны объектом плановой работы становится научная деятельность: в 1941 г. впервые был составлен подробный план ускорения технического прогресса в ведущих отраслях промышленности.

«Кадры решают все!» Не оправдавший себя лозунг «Техника решает все!» в годы второй пятилетки заменяется новым: «Кадры решают все!» В годы первых пятилеток существенно расширяется материальное поощрение ударного труда, кроме того, была введена система морального поощрения (грамоты, льготы, медали, почетные звания и должности).

В последние месяцы 1935 г. вслед за рекордом забойщика шахты «Центральное Ирмино» Алексея Стаханова (1905—1977), давшего (с двумя помощниками) 1 сентября за 6-часовую смену 102 т угля, что составляло 1/10 часть суточный добычи угля всей шахты, по всей стране с одобрения ЦК ВКП(б) развертывается стахановское движение. Спустя несколько месяцев на каждом предприятии был свой стахановец. Ткачихи Вичугской текстильной фабрики в Ивановской области Евдокия и Мария Виноградовы первыми в мире перешли на обслуживание 100 станков.

В годы второй пятилетки усиливается и процесс жесткого администрирования. К прогульщикам, опаздывающим, нерадивым работникам начали применять репрессии. В 1933 г. в МТС, на транспорте, рыбных промыслах создаются политотделы — чрезвычайные партийно-государственные органы.

Особенности третьей пятилетки. В целом вторая пятилетка, как и первая, по большинству показателей не была выполнена, хотя и отличалась от первой более высоким процентом выполнения плановых заданий. Вдвое (по официальным данным) выросла производительность труда, в 2,2 раза — валовая продукция промышленности, в 1,5 раза — сельского хозяйства. В 1937 г. более 80% промышленной продукции было получено на новых


Глава 4. Советская модель модернизации

или полностью модернизированных предприятиях. Однако опережающего развития отраслей группы «Б» так и не произошло, хотя темпы роста двух подразделений сблизились.

В марте 1939 г. на XVIII съезде ВКП(б) был одобрен третий пятилетний план (1938—1942). План вновь предусматривал первоочередное развитие тяжелой промышленности, машиностроения, энергетики, металлургии, химической индустрии. В третьем пятилетнем плане была продолжена линия на милитаризацию страны. Предусматривалось ускорение развития оборонной промышленности, создание крупных государственных резервов по топливу, электроэнергии, строительство предприятий-дублеров на Урале, в Поволжье, Сибири. В годы третьей пятилетки изменения в хозяйственном механизме идут по нескольким направлениям. Репрессии 1937—1938 гг. негативно сказались на выполнении плановых заданий. Поэтому была предпринята попытка использовать меры материального и морального стимулирования работников.

28 декабря 1938 г. вводятся надбавки за непрерывный стаж к пенсиям и пособиям по временной нетрудоспособности. Тогда же для всех рабочих, служащих были введены обязательные трудовые книжки, в которые вносились данные о трудовом стаже и месте работы, о поощрениях и взысканиях.

Эти меры оказались недостаточными для форсирования оборонной программы. По этой причине происходит разрастание административно-принудительных методов. Указ от 26 июня 1940 г., запретивший под угрозой уголовного наказания увольнение по собственному желанию и переход с одного предприятия на другое без разрешения администрации, начал открытое, официальное прикрепление рабочих и служащих к своим рабочим местам. Тем же указом рабочий день был увеличен с 7 до 8 ч, а 6-дневная рабочая неделя заменена 7-дневной (седьмой день — воскресенье — - выходной). В уголовном порядке наказывались прогулы и опоздания на работу. Указ от 10 июля 1940 г. приравнивал выпуск недоброкачественной или даже некомплектной промышленной продукции к «противогосударственным преступлениям, равносильным вредительству».

Таким образом, со второй половины 30-х гг. командный стиль в руководстве промышленностью утверждается окончательно, а единоначалие и вмешательство вышестоящих органов в работу предприятий принимают гипертрофированные формы. К концу 30-х гг. командная система хозяйствования, или экономика власти, складывается окончательно. В отличие от рыночной экономики потребления она была направлена не на удовлетворение потребностей людей, а на поддержание тоталитарной политической системы. Ее главная особенность — нерыночный характер, внеэкономическое принуждение к труду, игнорирование закона стоимости, подчинение хозяйственных процессов политическим интересам правящей элиты, ориентация народного хозяйства на достижение политических, а не экономических результатов, упор на экстенсивный экономический рост.

§ 5. Советское общество накануне войны. Массовый террор

Сдвиги в социальной сфере. В социальной сфере в 30-е гг. происходят серьезные изменения. Они определялись взаимодействием двух противо-

652 Раздел V. Новейшая история России. XX — начало XXI в.: 1917—2005 гг.

положных тенденций. С одной стороны, для проведения ускоренной индустриализации и коллективизации утверждался остаточный принцип финансирования социальных нужд. С другой стороны, модернизация экономики требовала повышения благосостояния народа, подъема его культурного уровня. Этого же требовали и программные лозунги большевиков. Задача была нелегкой с учетом того, что до октября 1917 г. даже в центральной России около 2/3 населения было неграмотным. За первое десятилетие советской власти ликвидировать неграмотность полностью не удалось. Чтобы повысить образовательный уровень населения, а в конечном счете сформировать обширный слой рабочих и новую интеллигенцию, постановлением ЦИК и СНК от 14 августа 1930 г. в стране вводится всеобщее обязательное начальное обучение, а в городах — неполное среднее.

Хотя в первые две пятилетки примерно 1/4 часть населения страны была охвачена различными формами обучения, качественный уровень образования в целом был невысок. Среднее образование имело около 8%, а высшее — 0,6% всего населения, в силу чего третий пятилетний план предусматривал введение в СССР всеобщего среднего образования в городах и неполного среднего (семилетнего) в деревне и во всех национальных республиках. В конце 30-х гг. радикально перестраивается система высшего образования, вводятся ученые степени, при крупнейших вузах учреждается аспирантура. Более чем в 11 раз по сравнению с дореволюционным временем увеличивается количество вузов (400 в 1914 г. и 4600 в 1940 г.). Выпуск специалистов возрастает почти в такой же пропорции, достигнув в 1940 г. 126,1 тысячи человек. За счет ускоренной подготовки на рабочих факультетах (рабфаках), коммунистических университетах, промакадемиях был создан слой новой интеллигенции. К началу 1941 г. численность специалистов с высшим и средним образованием возрастает до 2,8 миллиона человек по сравнению с 0,5 миллиона в 1928 г. Однако уровень их профессиональной подготовки оставлял желать лучшего.

Реформа государственной системы образования позволила не только преодолеть острую нехватку кадров, но и создать стройную систему воспитания нового поколения в духе коммунистических идей. В 30-е гг. остатки старой интеллигенции окончательно связывают свою судьбу с советским строем. Старая социальная структура российского общества была полностью разрушена.

В годы первых пятилеток впервые в мире окончательно складывается единая бесплатная государственная система здравоохранения. Одновременно с общегосударственной сетью медицинские учреждения создаются при заводах, фабриках и учреждениях.

Особенности урбанизации. В 30-е гг. партийная и государственная власть пытаются активно управлять и развитием городов. Индустриализация диктовала необходимость концентрации людских ресурсов в городах. С 1926 по 1939 г. население городов возрастает почти на 30 миллионов человек. Соответственно доля городского населения увеличивается с 18 до 33%. Доля же сельского населения к концу 30-х гг. уменьшается не только в относительном, но и в абсолютном выражении. Особенно быстро растет население крупных городов. Население Москвы увеличилось с 2029 тысяч


Глава 4. Советская модель модернизации

в 1926 г. до 4137 тысяч в 1939 г., Ленинграда — с 1690 тысяч до 3191 тысячи. На карте СССР появились новые крупные промышленные центры: Магнитогорск, Комсомольск-на-Амуре и др.

Вопреки оптимистическим заявлениям Сталина и других советских вождей, форсированная индустриализация приводит в 30-е гг. к падению жизненного уровня большинства населения. Заработная плата рабочих и служащих практически не покрывала рост цен. Угроза планам индустриализации в силу продовольственного кризиса и товарного дефицита приводит к тому, что с 1928 г. во всех городах страны вводится карточная система, просуществовавшая до 1935 г.

Еще более тяжелым, чем в городе было материальное положение сельчан. Голод начала 30-х гг. унес миллионы жизней. 7 августа 1932 г. был издан печально знаменитый Закон «Об охране социалистической собственности», получивший в народе название «закон о пяти колосках», который установил жестокие наказания за «хищение социалистической собственности». За расхищение колхозной собственности, в том числе за тайный обмолот колосьев в поле, назначались крайне суровые меры — вплоть до расстрела. К уголовной ответственности привлекались даже дети. Госзаготовки «под метелку» прошли в основных зерновых районах — на Украине, Северном Кавказе, в Поволжье, откуда зерно шло на экспорт. И именно сюда пришел голод. С зимы 1932 г. нарастала смертность из-за недоедания.

«Революция в культуре». На рубеже 20—30-х гг. в СССР заканчивается достигнутое после завершения Гражданской войны «мирное сосуществование» различных социокультурных и культурно-политических течений. Сворачивается весьма ограниченный плюрализм, под флагом консолидации культурных сил распускаются литературные и художественные объе-• динения, научные философские общества. Крутой поворот в политике советского руководства по отношению к культуре намечается уже в начале 30-х гг. Определяющей становится линия на ее огосударствление. Только в 1928—1934 гг. ЦК опубликовал около 60 постановлений, охватывающих практически все области культурного строительства.

Логика укрепления власти нуждалась во внешних признаках стабильности. Ей были совершенно не нужны дестабилизирующие революционные, авангардистские изыски в этой сфере. Символом смены ориентиров в духовной жизни советского общества стало назначение в 1929 г. на пост наркома просвещения вместо ушедшего в отставку образованного и разностороннего А.В. Луначарского «солдата партии» А.С. Бубнова. В этот период создаются новые органы отраслевого управления — Союзкино, Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию, Комитет по высшей технической школе. Для борьбы с религией на базе Союза безбожников была создана массовая общественная организация «Союз воинствующих безбожников».

Бюрократизация литературно-художественной жизни дополнила в 30-е гг. ее тотальную политизацию и идеологизацию. Модель «социального заказа», о которой еще в 20-е гг. шли дискуссии, стала реальностью: производство литературно-художественных произведений и научно-тех-

654 Раздел V. Новейшая история России. XX — начало XXI в.: 1917—2005 гг.

нических открытий ассоциировалось с плановым промышленным или колхозно-совхозным производством. Вскоре появляется и новое понятие для нового искусства — «социалистический реализм». В противоположность буржуазной культуре социалистическая культура должна была выражать интересы трудящихся и служить задачам классовой борьбы пролетариата за социализм.

Постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций» были ликвидированы творческие организации (Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП) и др.) под предлогом того, что они создают опасность культивирования кружковщины и отрыва от политических задач современности. В 1936 г. в газете «Правда» была опубликована известная статья «Сумбур вместо музыки». В ней и других статьях формалистами объявлялись режиссеры

B. Мейерхольд, М. Калатозов, С. Эйзенштейн, А. Довженко, писатели
и поэты Б. Пастернак, Н. Заболоцкий, Н. Асеев, Ю. Олеша, Вс. Иванов,
И. Эренбург, И. Бабель и многие другие. С сентября 1939 г. начинается
кампания разгрома журнала «Литературный критик», в котором постоянно
печатался А. Платонов. Писатели, чье творчество шло вразрез с официаль
ной доктриной, просто запрещались. Нередко решения о выходе в свет то
го или иного произведения принимались с участием Сталина. К числу за
прещенных писателей и поэтов были отнесены Есенин, Ахматова, Цветае
ва, Булгаков, Зощенко, Платонов и многие другие.

Официальная литература и искусство в 30-е гг., скрывая от народа теневые стороны ускоренной индустриализации и коллективизации, чудовищный размах репрессий, создавали картины радостной и веселой жизни народа. Основными чертами тоталитарной культуры становятся пышность, показной оптимизм. Тем не менее в эти годы наряду с заказными агитками были созданы и выдающиеся произведения литературы и искусства: романы М. Шолохова «Тихий Дон» и «Поднятая целина», А. Толстого «Петр Первый», М. Горького «Жизнь Клима Самгина», фильмы, составившие золотой фонд отечественной кинематографии: «Александр Невский»

C. Эйзенштейна, «Веселые ребята», «Цирк», «Волга-Волга» А. Александ
рова с участием актрисы Л. Орловой, «Чапаев» С. и Г. Васильевых, «Петр
Первый» В. Петрова, «Дети капитана Гранта» В. Вайнштока и др.

Осенью 1938 г. в связи с выходом в свет канонизированного «Краткого курса истории ВКП(б)», изданного при участии Сталина, во всех вузах СССР вводятся обязательные курсы истории партии и марксистско-ленинской философии.

Фактически вся пропаганда и агитация строилась на постановлении ЦК ВКП(б) от 14 ноября 1938 г. «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)».

Массовый террор 30-х гг. С первых дней революции террор стал важнейшим средством выживания советской системы. Ленинское понимание «диктатуры пролетариата» как власти, опирающейся непосредственно на насилие, не связанное никакими законами, с неизбежностью предполагало «якобинскую беспощадность» в расчистке страны от наследия старого общества. По весьма приблизительным подсчетам, только в РСФСР с 1923


Глава 4. Советская модель модернизации

по 1953 г., т. е. в пределах жизни одного поколения, общими судебными органами было осуждено за различные преступления 39,1 миллиона человек, или каждый третий дееспособный гражданин.

Уже в 20-е гг. арест, тюрьма, ссылки становятся главными аргументами в политических спорах.

Переход к политике индустриализации не случайно совпал с массовым походом на «классового врага». Сотни тысяч заключенных, содержавшихся в исправительно-трудовых колониях (ИТК), обеспечивали фактически бесплатно стройки, рудники, шахты, фабрики и даже целые крупные комбинаты рабочей силой. В строительстве Беломоро-Балтийского канала участвовало свыше 100 тысяч заключенных, в результате чего стоимость строительства была снижена в четыре раза по сравнению с первоначальными расчетами. Силами заключенных был сооружен и канал Москва—Волга.

Проводимая в 1929—1932 гг. насильственная коллективизация вызвала новый всплеск государственного террора. В этот период число осужденных по РСФСР только общими судами в среднем за год составляло 1,1—1,2 миллиона человек. Репрессии сверху дополнялись массовым доносительством снизу.

Чтобы направить «ярость масс», недовольных результатами проводимой в стране экономической политики, на «вредителей» из числа буржуазных специалистов, а заодно приструнить бывших оппозиционеров и колеблющихся членов Политбюро, в конце 20 — начале 30-х гг. по указанию Сталина был сфабрикован ряд дел, на основании которых проведены открытые, «показательные» процессы. Главным в этих сфальсифицированных ОГПУ процессах «о вредительстве» было массовое «признание» подсудимых в своих «преступлениях». В глазах закулисных организаторов подобная «улика» была особенно наглядна для масс. Первым в 1928 г. прошел процесс над группой специалистов в Донбассе («Шахтинское дело»), якобы поставивших перед собой цель дезорганизовать и разрушить каменноугольную промышленность этого района. На скамье подсудимых оказались 50 советских инженеров и техников и три немецких консультанта, работавших в угольной промышленности. Их обвинили в умышленной порче машин, затоплении шахт, поджогах производственных сооружений. Шахтинское дело стало своеобразным полигоном для отработки последующих подобных акций.

Начало новому этапу карательной политики власти было положено в мае 1929 г. постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «Об использовании труда уголовных арестантов». В том же году в советском законодательстве появляется термин «исправительно-трудовой лагерь», а исправленным уголовным законодательством предусматривалось новое наказание: лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдаленных местностях СССР, на срок от трех до десяти лет. Численность заключенных в лагерях начинает быстро расти: со 180 тысяч в середине 1930 г. до 510 тысяч к началу 1934 г. С 1929 г. лагеря переводят на самоокупаемость.

С конца 1932 г. силами заключенных началось строительство канала Волга—Москва и Байкало-Амурской магистрали. В последующие годы

656 Раздел V. Новейшая история России. XX — начало XXI в.: 1917—2005 гг.

в Заполярье развертывается строительство Норильского никелевого комбината.

ГУЛАГ успешно выполнял все партийные директивы.

В 1940 г. ГУЛАГ объединял 53 лагеря, 425 колоний — промышленных, сельскохозяйственных и иных, 50 колоний для несовершеннолетних, 90 «домов младенца». К началу войны лишь по официальным данным в лагерях и колониях насчитывалось 2,3 миллиона человек. Всего с 1930 по 1953 г. в бараках лагерей и колоний побывало около 18 миллионов человек, из них пятая часть — по политическим мотивам. 786 тысяч из них было приговорено к расстрелу.

Волна террора особенно быстро нарастала после трагедии, разыгравшейся в Ленинграде 1 декабря 1934 г. Л.В. Николаевым был убит первый секретарь Ленинградского горкома и обкома партии, член Политбюро С.М. Киров. Генсек использует покушение для расправы со всеми оставшимися политическими противниками. По уголовному делу об убийстве Кирова было проведено пять процессов. Зиновьев «за разжигание террористических настроений» получил 10 лет тюремного заключения, Каменев — 5.

К 1936—1937 гг. положение Сталина настолько укрепилось, что он решается на грандиозный судебный процесс уже по делу «объединенного троцкистско-зиновьевского центра» и другие «московские процессы».

В марте 1938 г. состоялся самый крупный политический процесс 30-х гг. по делу так называемого «правотроцкистского блока». На скамье подсудимых оказались сразу три члена ленинского состава Политбюро — Бухарин, Рыков, Крестинский, бывший первый секретарь ЦК КП Узбекистана Икрамов, целый ряд бывших членов ЦК и ответственных работников различных наркоматов. Главным обвинителем на этом процессе вновь выступал генеральный прокурор СССР А.Я. Вышинский. Военная коллегия Верховного Суда приговорила Бухарина, Рыкова и большинство других подсудимых к смертной казни.

Закрытый скоротечный процесс в июне 1937 г. (все закончилось в один день) над группой высших военных руководителей (M.Н. Тухачевским, И.Э. Якиром, И.П. Уборевичем и др.) и расстрел обвиняемых явился сигналом для массовой кампании по выявлению «врагов народа» в Красной Армии. Армия лишилась многих подготовленных и опытных кадров. Было репрессировано более 45% командиров и политработников. Так, маршал В.К. Блюхер, обвиненный в шпионаже, был арестован и убит в 1938 г.

«Мы живем, под собою не чуя страны...» Пик массовых репрессий в СССР, охвативших все слои советского общества, пришелся на 1937—1938 гг. Чтобы окончательно стабилизировать режим, Сталину нужно было разделить и противопоставить общество, разрушить подспудно сохранявшиеся остатки гражданских структур, решительно выкорчевать всякое инакомыслие, независимые группы интересов. Несомненно, давая «добро» на массовую «чистку», Сталин и его окружение рассчитывали устранить всякую возможность возникновения в стране в связи с опасностью надвигающейся войны «пятой колонны».


Глава 4. Советская модель модернизации

Немаловажную роль в осуществлении преступной репрессивной политики в конце 20 — начале 30-х гт. сыграл руководитель ОГПУ, нарком внутренних дел Г.Г. Ягода. Он лично возглавил созданное 5 ноября 1934 г. при НКВД Особое совещание, получившее право в административном порядке, т. е. без суда и следствия, ссылать, высылать, заключать в исправительно-трудовые лагеря на срок до пяти лет.

Однако пик массовых репрессий пришелся на 1937 г., когда наркомом внутренних дел стал Н.И. Ежов. По некоторым данным, под его непосредственным руководством были расстреляны около 700 тысяч человек и брошены в тюрьмы и лагеря около 3 миллионов. Большой террор достиг целей, которые большей частью интуитивно возлагались на него сталинским руководством. На руководящие посты выдвинулось более 500 тысяч новых работников, произошло перераспределение власти из рук старой гвардии в руки сталинских выдвиженцев, безгранично преданных своему вождю. Вместе с тем массовые репрессии пагубно сказались на жизни советского общества и прежде всего на экономике и обороноспособности страны.

Глава 5. СССР И ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

§ 1. «Большая игра»

На пути к войне. Приход 30 января 1933 г. к власти в Германии Гитлера и его намерение сбросить версальский порядок усилили опасность новой войны в Европе. Спекулируя на необходимости привести версальскую систему в соответствие с провозглашенными ею принципами, уже летом 1933 г. на Международной экономической конференции германская делегация потребовала предоставления в распоряжение народа безжизненного пространства «новых территорий». Западные демократии не препятствовали милитаризации Германии. Поощрение действий Гитлера странами Западной Европы и США привело к тому, что в марте 1935 г., односторонне расторгнув военные статьи Версальского договора, Германия ввела в стране всеобщую воинскую повинность, а весной 1936 г. германские войска вступили в демилитаризованную Рейнскую зону и вышли к границе Франции.


Сейчас читают про: