double arrow
Античная историография: становление исторического знания

Традиционно началом истории развития исторической науки считается античная историография– совокупность исторических сочинений на греческом и латинском языках, возникших в эпоху античности. Верхняя граница этой историографической традиции определяется временем дописьменной культуры, а нижняя – наступлением эпохи средневековья.

Черты исторических знаний присущи греческим писателям-прозаикам
Гекатею из Милета (540–478) и Гелланику из Митилены (480– начало IV в.
до н. э.), чьи труды сохранились только в отрывках. При этом авторы не использовали слово «история» ни в названиях своих работ, ни в тексте. В аттической Греции их именовали просто «логографами» (прозаиками). Они писали в форме хроник и генеалогий (родословных мифических героев). Гекатейв работах «Генеалогия» и «Землеописание» пытается критически разобраться в мифах, описывает разные страны и народы. Гелланикявляется автором нескольких «Генеалогий». Он пытается уточнить хронологию и систематизировать мифы, кроме того, ему принадлежит первое сочинение по истории Афин – «Аттида».

«Отцом истории» Цицерон назовет Геродота (484–425): с его трудов начи­нается греческая историография, как поэзия – с Гомера. Геродот был представителем знатного рода, долго жил в Афинах, дружил с Периклом. Около десяти лет путешествовал по странам, с которыми греки вели торговлю. Он собирал сведения о природных условиях тех мест, которые посещал, об обычаях, образе жизни и истории разных народов, вел наблюдения, лично записывал рассказы очевидцев.




Геродот заимствовал многие знания и приемы изложения у своего предшественника – Гекатея Милетского (рационалистическую аргументацию, универсальную карту мира, этнографические экскурсы), но в центр своих исследований он поместил человека, и в этом его главная заслуга. Геродот был первым универсальным историком, не ограничившим себя рамками какого-нибудь одного государства или народа. Именно он утвердил связь понятий «история», «исследование», «узнавание» с целью составления повествования о течении дел чело­веческих. В своих трудах Геродот отводил большую роль року, считая его основным законом истории. Он говорил о достоинствах и недостатках правителей, о влиянии их на события истории. Главный труд Геродота – «История»
в дошедшем до нас виде делится на девять книг, каждой из которых дано имя одной из муз (поэтому и все сочинение иногда называется «Музы»). Книги I–IV представляют собой введение, в которое включены эпизоды-новеллы фольклорного характера. В книгах V–IX автор дает описание греко-персидских войн. Своим рассказом о деяниях эллинов и варваров историк, следуя эпической традиции, стремится доставить слушателям и читателям наслаждение, но главная его цель состоит в том, чтобы события с течением времени не пришли в забвение, а великие деяния не остались в безвестности. Когда речь идет о преданиях, Геродот приводит по возможности все существующие версии (например, о скифах), при этом указывая, какая из них ему кажется предпочтительней. Многое он отвергает как маловероятное, неправдоподобное. В основном описывает события реально; фантастическое в его текстах проявляется редко. В целом, в трудах Геродота присутствует рационалистическая критика (с точки зрения здравого смысла). Его авторское кредо: я обязан передавать «все, что рассказывают», но верить всему не обязан. Других методов отбора материала и исторической критики Геродот еще не использует.



Геродот чужд всякой заносчивости и враждебности по отношению к варварам. Он бесстрастно и спокойно повествует о странных для грека обычаях и в отдельных случаях (например, под впечатлением древних памятников египетской культуры) даже признает превосходство «варваров» над эллинами.

Исторический жанр достигает высочайшего развития к концу V в. до н. э.
у Фукидида (460–396). Он происходил из знатного фракийского рода и получил риторическое и философское образование. В 424 г. был избран в коллегию десяти стратегов и получил под свое командование афинские военные силы во Фракии, но после их поражения от спартанцев был осужден в Афинах за измену и приговорен к пожизненному изгнанию. Оставшуюся часть жизни провел во Фракии, посвятив весь досуг написанию исторического труда. В отличие от Геродота Фукидид в своем исследовании не выходит за границы эллинского мира. Его «История» посвящена Пелопоннесской войне (431-404) – недавней, современной ему истории. В первой книге содержится обзор истории Греции до войны; в остальных семи подробно описан ход военных действий до 411 г.
(далее, очевидно, помешала смерть автора). В качестве источников Фукидид использует рассказы очевидцев, личные наблюдения, документы, рассказы оракулов. Он еще более критикует мифы и считается основоположником прагматической историографии: описывая события, пытается установить вызвавшие их причины, для чего обращается к побуждениям людей, их страстям, к свойствам человеческой природы. В итоге он делает вывод: так как человеческая природа неизменна, все может повторяться, отсюда задача истории – наставлять политических деятелей («historia est magistra vitae»). Заслугой Фукидида как историка считается использование им документальных источников (текстов договоров, официальных постановлений и других документов), установление хронологии, а также применение открытого им метода реконструкции прошлого путем ретроспективных заключений, опирающихся на характеристику сохранившихся пережитков.

Если в центре внимания Геродота и Фукидида оказались преимущественно события внешней, военной истории, то систематическая внутренняя жизнь впервые была разработана Аристотелем (384–322), уроженцем фракийского
г. Стагира. Он учился в Академии Платона, с 343 г. находился при дворе Филиппа II, был воспитателем Александра Македонского. В 335 г. открыл в Афинах собственную школу – Ликей. После смерти А. Македонского эмигрировал в Халкиду, где провел последние дни жизни. Из многочисленных творений Аристотеля сохранились лишь «Афинская полития» и обобщенный труд «Политика» (рассуждения о различных формах государственного устройства). Вслед за Платоном, он насчитывал шесть типов государств. Три из них считал правильными: монархия, аристократия, полития (тимократия). Три другие – ложными: тирания (ложная монархия), олигархия (ложная аристократия), демократия (ложная полития). Правильными, по его мнению, являются такие формы государства, целью которых служит общее благо граждан. Аристотель был сторонником умеренной демократии, близкой к олигархии. Говоря о политике, он отмечал, что человек – существо общественное: природа сводит мужчину и женщину в семью, семьи расширяются в общины, общины – в полис то есть, в первое государство. Он стремился понять формирование характера исторических деятелей под воздействием наследственности, среды и воспитания.

Среди многочисленных представителей греческой историографии эпохи эллинизма – Полибий (201–128). Он происходил из знатного рода, был сыном стратега Архейского союза и сам сделал блестящую военную и политическую карьеру. В 167 г. в числе тысячи других своих соотечественников был интернирован в Рим, где пробыл 17 лет. Военные знания Полибия высоко ценились в Риме. Он неоднократно выступал в качестве военного эксперта, принимал участие в войнах Рима с Ганнибалом и осаде Карфагена. Основой его наследия является «Всеобщая история» (40 книг). Его цель – исследование того, когда и каким образом началось объединение и устроение всего мира. Создавая собственный канон написания исторического произведения, Полибий выдвигает принципиальное требование: история должна иметь всеобщий характер, охватывать в своем изложении события, одновременно происходящие как на Западе, так и на Востоке. При этом изложение должно быть синхронным. Он впервые выразил идею круговорота в истории, ибо, опираясь на естественные циклы в жизни человека и проецируя их на историю государства, предвидел, что за возвышением Рима когда-нибудь неизбежно последуют его закат и падение. Чтобы правильно понимать ход исторических событий, считает Полибий, необходимо владеть приемами углубленного анализа причинно-следственных связей. Эти связи автор определяет как соединение причины, предлога или повода и непосредственного начала событий, чаще всего военных действий. Эта последовательность звеньев причинно-следственной цепи, по мнению Полибия, является неизменной.

Полибий критикует мифологические источники, пытается быть максимально реалистичным, но верит в судьбу, которая, по его мнению, постоянно обновляет мир и изменяет ход событий. И все же в ряде случаев Полибий не признает ее решающую роль и ищет причину в действиях людей. Он считает, что допустимо относить к сфере судьбы только те явления, причины которых невозможно или трудно распознать.

Предшественниками римских исторических трудов являются анналы – ежедневно выставлявшиеся перед резиденцией понтифика доски с именами чиновников и перечнем выдающихся исторических фактов. Позднее в анналах появляется статистика, информация о войнах, восстаниях рабов. Первые анналисты (их называют «старшими») – Квинт Фабий Пиктор, Луциний Цинциний Алимент и др. (конец III – середина II в. до н. э.) – писали на греческом языке. Предполагается, что между 130 и 114 гг. до н. э. все записи были сведены
Публием Муцием Сцеволой в 80 книг «Великих анналов», которые позднее послужили основой для труда Тита Ливия. К сожалению, работы «старших» анналистов и их последователей не сохранились.

Римская историческая проза складывается во II–I вв. до н. э., но получает наибольшее воплощение в период Ранней империи в рамках так называемой риторической истории, близкой к художественной литературе. Ее цель – воссоздание внешней картины событий во всей их яркости и живости. К исторической прозе предъявлялись высокие требования. Материал расчленялся эффективными в художественном отношении методами, вырабатывалась традиционная техника изложения, которая включала оформление введения по установленным способам, расчленение повествования различными географическими и философскими экскурсами, вставку вымышленных речей и писем, прямую характеристику главных персонажей, обычай ссылаться на труд предшественника и продолжать его.

Необычайно ярко «филологический» подход к истории выражен у Дионисия Галикарнасского (55–8), который проводит превосходный литературоведческий анализ текстов Геродота, Фукидида и др. Ему принадлежат первые разработки проблем исторического повествования. Большое внимание Дионисий призывал уделять мастерству, стилю, языку, умению изображать чувства и характеры людей, быть убедительным. При этом главное – сделать историю приятной для чтения, что вызывало неизбежное стремление приукрасить действительность. Главная задача историка, по мнению Дионисия, избрать интересную тему, которая будет достойной и приятной для читателя.

Много внимания уделено стилистическим характеристикам исторической прозы, языку и способу изложения в известной работе Лукиана из Самосаты (120–180) «Как следует писать историю». Лукиан подчеркивает отличие истории от похвального слова, поэзии, философии, риторики и мифологии. Его кредо: истина является сущностью истории и тот, кто собирается ее писать, должен служить только истине.

Первым крупным римским историком, попытавшимся создать полную историю Рима, был Тит Ливий (59 до н. э.–17 н. э.) – известный писатель эпохи Августа. Его знаменитый труд «История Рима от основания города» (142 книги; сохранилось лишь 35) повествует об истории Рима от Ромула до Цезаря. Большую часть текста составили извлечения из книг предшественников, разнообразных записей, преданий и легенд о ранней римской истории. Ливий излагал различные суждения, не пытаясь примирить их между собой и проверить на истинность. При этом он предупреждал читателя, что не уверен в правдивости приводимых свидетельств. В изложении Ливия история Рима предстает не одной из многих других историй, а как единственная и всеобщая, поскольку Рим воплощал в себе весь известный мир. Благодаря такому подходу сочинение Ливия послужило в более поздние времена образцом для национальных историй.

Плутарх (46–126) происходил из знатного греческого рода, был жрецом Аполлона в Дельфах, получил хорошее образование в Афинах, Александрии. Часто бывал в Риме. Написал более 200 сочинений. Пытался критиковать источники, но фантастическое в его описаниях переплетается с реальностью. Он критиковал Геродота за рассказы о пороках исторических героев (трактат «О злокозненности Геродота»), считая, что уйти от действительности не грех, если этого требуют моральные принципы. Плутарх признан родоначальником биографического жанра. Он оставил примерно 50 биографий и сравнительные жизнеописания. Призывает говорить о героях истину, если же ее нельзя установить, то нужно рассказывать о герое только хорошее (отсюда, умалчивание фактов, если они противоречат образу). Произведения, которые не возбуждают стремление к подражанию, Плутарх считал бесполезными.

Гай Светоний Транквилл (между 75–160) продолжает жанр Плутарха и составляет «Жизнеописания 12 царей» (от Юлия Цезаря до Домициана). Это произведение является важным историческим памятником благодаря богатству содержания, объективности и нравственной строгости автора (исторический метод Светония содержит элементы критического анализа источников). Светоний приводит массу фактов из общественной и частной жизни императоров, примешивая сюда анекдоты и изречения, не заботясь о прагматической или хронологической последовательности. При этом он использует архивы, поэтому его факты, как правило, достоверны.

Гай Корнелий Тацит (58–117), происходивший из аристократической семьи, получил обширные познания в области риторики, исполнял должности претора, консула, проконсула римской провинции Азия. Его основные исторические труды – «История»(из 14 книг сохранились только 1–4 и начало 5-й) и «Анналы»(из 16 книг до нас дошли 1–6 и 11–16), повествующие о прошлом Римской империи от смерти Августа (14 г.) до убийства Домициана (96 г.). Сочинениям Тацита свойствен глубоко пессимистический взгляд на события, происходившие в государстве. Он считал, что писать историю следует «sine ira et studio» – без гнева и пристрастия. Стремление к непредвзятости обусловлено тем, что Тацит был свидетелем многих событий. Кажется, что он испытывает чувство вины за то, что его сограждане могли допустить преступления таких императоров, как Нерон и Домициан. По мнению Тацита, историку следует честно описать для наставления потомков недавнее прошлое с его преступлениями и позором.

Таким образом, наука к концу эпохи Рима демонстрирует новые тенденции в развитии истории-знания: античные авторы ставят проблему соотношения текста и реальности, пытаются найти различие между реальностью и вымыслом, но процесс дальнейшего развития будет прерван в средние века.






Сейчас читают про: