double arrow

Психология воображения


Заключение

От автора. Все, кто читал этот фанфик с первой главы, ждал проды и оставлял отзывы, спасибо вам. Если бы не вы, я бы вряд ли взялась за написание этого фанфика, а так, у меня было, для кого творить и налегать на фантазию вновь и вновь. Надеюсь, я не разочаровала вас под конец. Глава вышла немного несуразной из-за огромного сгустка всех этих событий. Попыталась вставить сюда и НЦу... Ну, во всяком случае, я старалась. Еще раз спасибо вам за все то, что делали для меня. И, вроде как… конец?..

25.

24.

23.

22.

21.

20.

19.

18.

17.

16.

15.

14.

13.

12.

11.

10.

9.

8.

7.1

7.

6.

5.

4.

3.

2.

1.

Художник

http://ficbook.net/readfic/753422

Автор: Шерилин (http://ficbook.net/authors/%D0%A8%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BD)
Фэндом: My Chemical Romance
Персонажи: Джерард Уэй/Фрэнк Айеро, Майки Уэй, второстепенные персонажи
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Драма, POV
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 68 страниц
Кол-во частей: 26
Статус: закончен




Описание:
Он словно фонтан новых идей, вдумчивый, внимательный к мелочам. Он сможет заметить даже в самом примитивном и невзрачном что-то прекрасное. Изобразить это на холсте так, что не будет сил оторваться от сего произведения. У него будут свои собственные взгляды на мир, он определенно будет отличаться от всех, выделяться из толпы. В его мыслях будет царить прекрасное, вдохновение, муза. Неясные порывы, заставляющие рисовать.

Я скомкал очередной лист, не дорисовав рисунок до конца. А смысл? Сколько бы я ни старался, они не получались такими, какими я хотел. Смотря в пустые глаза, выведенные карандашом в моих руках, я не видел в них эмоций. Совершенно никаких. Просто рисунок.
Не то. Все не то.
Я посмотрел на небольшую картину на противоположной стене. Именно с нее все началось. Мой взгляд зацепился за эту картину, когда я шел по улице. Именно после того, как я увидел ее, во мне загорелось желание рисовать так же.
Казалось бы, обычная картина. Нет четких черт лица, лишь тень. Губы, изогнувшиеся в неком подобии улыбки, ямочки на щеках, нос…но главное – глаза. Они были душой картины. Этот проникновенный взгляд, который будто ощупывал тебя. Словно гипноз. Ты смотришь в эти глаза и не можешь оторвать взгляд. Они прекрасны. Это единственное, о чем можно думать.
Что за чудо-художник создал этот шедевр? Я бессчетное количество раз изучал ее со всех сторон. Но поиски дали мне лишь три буквы – вероятно, инициалы – и дату. Единственное, что я знал о создателе – его инициалы. G.A.W. Но разве они мне что-нибудь давали? Я не смогу просто так вычислить человека лишь по его инициалам.
Я много раз приходил на то место в надежде, что неизвестный художник придет продать свои картины. Но нет. Никто не приходил. Да и покупателей было немного. Действительно, не все смогут увидеть красоту этих рисунков, разглядеть тот кусочек души, что создатель вложил сюда. Не все смогут понять зачем, для кого или чего создавалось это. Затем я заглянул в дальний угол магазина.
Там, около стены стояли три рамки с картинами в них. Я присел и рассмотрел их поближе. На первой и самой большой была изображена улица. Самая обычная и невзрачная – с первого взгляда. Но если всмотреться, можно увидеть в каждых затемненных местах свой секрет, свою загадку. Будто бы укромные уголки этой улочки хранили свои тайны, известные только им. На второй – что поменьше – было море. Морская гладь притягивала к себе взгляды, обращая на себя внимание. Волны разбивались о крутой берег, шумя и говоря о чем-то своем. А на третьей была лестница. Самая обычная. Она была не крутой, просто ступенька за ступенькой. Казалось, художнику пришлось пройти по точно такой же лестнице, испытать все те чувства, которые находились на каждой из них, чтобы изобразить нечто подобное.
Мне даже не нужно было смотреть на подпись, чтобы убедиться в том, что автор – G.A.W. Его стиль я способен узнать.
-Извините, а эти картины, почему они не на стеллажах?- обратился я к продавцу.
-На них нет спроса,- скучающим тоном ответил мне продавец.
-Я куплю их.
Тот немного удивленно посмотрел на меня, затем встал со своего места, ворча что-то о том, что посидеть спокойно не дадут. Я внимательно наблюдал за тем, как продавец заворачивал рамы с картинами в коричневый пакет, бурча что-то неразборчивое.
-Эм, а вы не знаете, что за человек приносит вам эти картины?
-Откуда мне знать,- огрызнулся продавец.- Приходил всего пару раз. Я взял его картины, хоть какой-то товар. Но спроса на них нет.
-А как зовут художника?- сказал я, протягивая деньги.
Продавец, молча, взял деньги, показав на картины, и как-то злобно сказал:
-Ненормальный он.
Я фыркнул. Что за неуважение? Разве мог ненормальный создать такие шедевры. Меня тошнит от таких людей, каким был этот продавец. Я аккуратно взял картины и поспешил покинуть этот магазин.
Уже дома я осторожно развернул их и тут же развесил по стенам. И что за гений является вашим создателем?
Я стал одержим подобными мыслями. Я, словно шпион, пытался вычислить неизвестного художника. Зачем? Я и сам не знал. Быть может, хотел узнать, что именно вдохновляет его на создание подобных шедевров. Нет, больше. Я хотел, чтобы он стал моим учителем. Я хотел творить прекрасное, хотел, чтобы из-под моей руки выходили шедевры. Или же просто хотел понять этого человека. Что творится у него внутри, что движет им, когда он творит. Что происходит в его мыслях, какие чувства он испытывает.
Я много раз представлял себе его. Передо мной каждый раз представал человек средних лет, с темными волосами и темными живыми глазами. Это мог бы быть самый обычный человек, любой прохожий, ничем не выделяющийся внешне. Но зато внутренне. Я уверен, этот человек красив. Он словно фонтан новых идей, вдумчивый, внимательный к мелочам. Он сможет заметить даже в самом примитивном и невзрачном что-то прекрасное. Изобразить это на холсте так, что не будет сил оторваться от сего произведения. У него будут свои собственные взгляды на мир, он определенно будет отличаться от всех, выделяться из толпы. В его мыслях будет царить прекрасное, вдохновение, муза. Неясные порывы, заставляющие рисовать. Но кем бы он ни был, я узнаю его. Это будет что-то, похожее на интуицию, внутренний голос. Над этим человеком словно загорится неоновая подсветка. Я пойму, что это – он. Тот самый. Человек, на чьи шедевры я могу смотреть до ряби в глазах. Человек, знания о котором кончаются его инициалами. Три буквы и 4 картины. А так много я могу рассказать о нем. Таинственный G.A.W.





Я не знал, что делать. Неужели, я, на самом деле, смогу отыскать его? День шел за днем, моя надежда медленно гасла. Я уже начал думать о том, что этот художник – фантом, выдумка. Я не верил в то, что смогу хоть раз поговорить с ним в живую.
Мне становилось гадко каждый раз, когда я думал о том, что я, возможно, вижу этого художника каждый день, но не могу различить его в толпе. Я подолгу смотрел на те четыре картины, что были у меня. Мне кажется, что при встрече я быстро найду с ним общий язык, у нас будет много общего. Но будет ли эта встреча? Я не знал.
Но я старался не думать об этом и продолжать надеяться. Я все так же упорно приходил к тому магазину. Но теперь, скорее, по привычке, нежели с какими-то намерениями. Знаете, как говорят: чтобы у тебя что-нибудь получилось или сбылось, все, что от тебя требуется – расхотеть. Но со мной было иначе. Я все так же хотел встречи, хотел получить ответы на свои вопросы, хотел, чтобы этот неизвестный художник, личность которого для меня была огромным знаком вопроса, наконец, дал о себе знать. Я хотел быть уверенным хотя бы просто в том, что он существует.
Я сидел на своем обычном месте и ждал чуда. А именно – появления художника. Музыка в наушниках отвлекала от всеобщей суеты. И потому я не сразу заметил парня, который шел в сторону магазина с тремя запакованными полотнами. Я осознал все произошедшее только тогда, когда дверь в магазин за незнакомцем захлопнулась. Быстро всполошившись, я забежал в магазин. Продавец медленно отсчитывал деньги, а парень нетерпеливо стучал пальцами по столешнице. Довольно высокий, даже выше меня, худой, но сложен достаточно хорошо. На вид не больше 23. Он мельком взглянул на меня, когда я вошел, но это, скорее, машинально. Неужели, вот он? Тот, кого я искал и ждал дни напролет. У меня перехватило дыхание от волнения. Я впал в ступор в дверях магазина. Продавец уже отсчитал деньги, вручил парню и вернулся на свое место. Немного задумчиво улыбнувшись, парень прошел мимо меня. Я не знал, что делать, поэтому просто решил плыть по течению. И это течение сейчас уже шло по улице. Я быстро выскочил вслед за ним. Что я ему скажу? Вот я уже догнал его.
-Кхм…Привет,- боже, какой я идиот.
Тот, очевидно, опешил от такого, но довольно быстро справился с собой:
-Привет.
-Э, а те картины…это вы рисовали?
-Что? А, нет. Это мой брат. Я, так сказать, поставщик. На самом деле, у него просто не было времени занести, он попросил меня. А что?
-Я увидел на стеллажах его картины. Они меня заинтересовали.
-Да, у Джи, определенно, талант.
-Джи?
-Да. Джерард.
И что дальше? Просто попросить познакомить? Я идиот.
-Но на самом деле, он не такой, каким его можно представить,- продолжил его брат, избавляя меня от необходимости говорить.- Я Майки, кстати.
-Фрэнк. Да, было бы интересно, наверное, увидеть его. Пообщаться…- ну прямо тонкий-намек-мастер.
-Я думаю, Джи будет не против. Я могу дать его адрес.
-А потом не возникнет проблем? Ну, он может быть недоволен от того, что его адрес раздают направо и налево. Я, может, маньяк.
-Ну, по крайней мере, с хорошим вкусом. А что насчет недовольства…Нет. Точно нет. Он может только сначала принять все в штыки. Но он такой только с незнакомыми людьми. На самом деле, он хороший,- еще бы.- Ну так что?
На самом деле, я не знал. Вот заявлюсь я к нему. И что скажу? Я же стеснительный.
-Фрэнк?
-А, да, конечно,- я сказал это скорее, чем успел подумать.
-Я продиктую, записывай,- ничего гениальнее заметок в телефоне мне на ум не пришло. Да какая разница.
-Только…предупреди Джерарда, ладно?
-Хорошо.
-Ну, тогда до встречи,- сказал я. Майки лишь улыбнулся.
А я даже не мог сказать, что чувствую. Вроде бы, вот оно, то, чего я так ждал. У меня есть адрес Джерарда. Джерард. Красивое имя. Я уверен, его носитель также красив.
Поскорее бы увидеть его.

Волновался ли я? Конечно. Я чувствовал себя так, словно я стеснительный пятнадцатилетний подросток, который идет на первое свидание. Или словно мне предстояла встреча с моим кумиром. Ну, эта ситуация более-менее подходит. Знал ли я, что говорить ему? Нет, понятия не имел. Черт. Кому я вру? Да я же почти целую речь написал. Я рассмотрел все возможные варианты его ответов, его реакцию на все это, но это никаким образом не успокаивало меня.
Знаете, это странное…чувство, когда ты точно знаешь, чего хочешь, это что-то на расстоянии вытянутой руки. Но затем ты спрашиваешь самого себя, а нужно ли тебе это. А после ты запинаешься в нерешительности. Что будет, если ты получишь то, чего хотел, желал, чем грезил долгое время? Вдруг все пойдет не так, как ты рассчитывал? И вот тогда, поверьте мне, ты не можешь понять, чего хочешь больше: получить это нечто заветное, или так и остаться стоять, глядя на него, ведь ты не знаешь, что будет потом. Даже взвесив все «за» и «против», не можешь понять. Естественно, если я сейчас так и буду тянуть время в надежде подольше подумать и в итоге не решусь, я буду жалеть об этом. А вдруг вышло бы?
Одна чаша весов перевесила, я ускоряю шаг. Он мне необходим.
Я пытаюсь унять свое волнение, отвлечься на музыку в наушниках. Поймите меня правильно, я просто переживаю.
Вот я заворачиваю за угол и уже иду по улице, что должна привести меня к искомому пункту. Не больше пятидесяти метров. Я еще раз сверяюсь с номером дома – хотя прекрасно знаю, что не прогадал – и медленно шагаю к нему. Чтобы перестать трястись от волнения, я начинаю рассматривать дом. Довольно большой, но ничем не отличается. Такой же, как все. Но знаете, чего я точно не ожидал? Это громкой музыки, доносившейся из дома. Да, скорее всего, поиск вдохновения. Художники часто ищут новые русла для выплеска очередной волны именно в музыке. Но черт возьми. Эту группу я узнаю где угодно. Green Day. Ну, теперь я уверен в двух вещах. Мы с Джерардом оба на 80% состоим из воды и оба слушаем эту группу. Я неуверенно вжал кнопку звонка. Вряд ли его услышат, но…
Я судорожно соображал что говорить, пока в моем воображении мелькали, быстро сменяя друг друга, возможные исходы того, как должен выглядеть тот, кто сейчас откроет мне дверь. Я услышал легкие шаги около двери. Что, серьезно? Он слышал звонок? Стало бы легче, если бы нет. Щелкнул замок, и в тот миг, клянусь, время, будто замерло, перед глазами все было в замедленной съемке какого-нибудь дешевого ситкома. Ноги подкашивались, сердце ускорило ритм, отбивая чечетку. Я глубоко вздохнул. Дверь открылась.
Взрыв. Это, кажется, так называется. Я еще никогда так не ошибался в своих предположениях. Это, серьезно, было…черт. Передо мной стоял парень, да-да, именно парень. На вид ему было не больше двадцати пяти. Он был выше меня примерно на пол головы, возможно, чуть выше. Худой, но прекрасно сложен. Это, должно быть, семейное. Затем всматриваюсь в его лицо. Прекрасные – тут по-другому не скажешь – черты лица, приподнятый уголок рта, чуть вздернутый нос, глаза оливкового цвета, которые с замешательством смотрели на меня. Но в них был какой-то огонек, задоринка. Он был бледен, но зато его цвет кожи великолепно контрастировал с его волосами, – угольно-черными, взъерошенными – длинная челка спадает на глаза. Он был одет в серую футболку, узкие джинсы, на ногах – белые кеды. Красив и изящен. Джерард немного сощурил глаза и посмотрел куда-то в сторону. Сколько я так на него смотрю? Мне самому стало неловко. Заявляюсь к совершенно незнакомому человеку и пускаю на него слюни. Браво.
-Вы…ко мне?- Господи Иисусе. Его голос. Кто я? Зачем я? Как произносить слова, и на каком языке я, вообще, говорю?
-Вы ведь Джерард?- кивок. Скажи мне еще что-нибудь, твой голос божественен.- Значит, к вам.
Парень отошел от двери, пропуская меня внутрь. Он что, всерьез такой доверчивый, что может пропустить к себе домой человека, который своим поведением минуту назад напоминал маньяка-насильника? Или же…ах, да, скорее всего, Майки предупредил его. Я зашел внутрь, дверь за мной закрылась.
-Кхм…я…
Парень посмотрел на меня, а у меня красивые кеды, почему бы не посмотреть на них. Пыльные шнурки, неодинаково завязаны…
-Майки, да?
Странно, но я понял, о чем он.
-А он разве не говорил?
-Понятия не имею, о чем вы,- усмехнулся он.
-Ну, дело в том…- а в чем?- Что я увидел ваши картины. Я сам рисую, поэтому они мне понравились,- а еще я идиот.- А потом я встретил вашего брата. Вчера.
-Ясно. А зовут тебя как?- я посмотрел на него. Улыбается. Черт. Как меня зовут?
-Фрэнк. Айеро,- пусть на меня упадет метеорит, пожалуйста. Я готов умереть со стыда.
-Я Джерард. Уэй,- он решил подшутить надо мной. Но совсем не зло.- Ладно. Пойдем.
Или это я слишком доверчивый, что готов пойти за незнакомым человеком. Вдруг это он маньяк-насильник. Да ладно. Во всяком случае, при встрече с таким, сам захочешь, чтобы тебя изнасиловали. Я что, серьезно об этом подумал? А вдруг он читает мысли? Боже, уймите меня, кто-нибудь. Он провел меня в самый конец коридора, там была округлая дубовая дверь. Джерард прошел внутрь…или вниз? Это что, подвал? Я всерьез запаниковал.
-Не маньяк я,- Джерард явно пытался не засмеяться. В тот момент я подумал, что он на самом деле читает мои мысли. Хотя я так сильно паниковал, что любой бы заметил.
Я будто попал в другой век. Винтовая, но некрутая лестница, каменные стены. Я бы сказал, что это довольно мило, если бы видел, куда иду. Да, освещения совершенно не было. Я пропустил одну ступеньку и налетел на Джерарда, идущего впереди. Он явно не ожидал этого, поэтому тоже чуть не упал, затем взял меня за локоть и пошел дальше. Вот сейчас отсутствие освещения пришлось мне на руку, потому как я залился краской. Наконец, я увидел еще одну дверь. Джерард открыл ее и прошел туда. Это была большая…нет, огромная комната. Я сразу понял, что это – мастерская.
Стены были отделаны декоративным камнем, на полу – ламинированный паркет. Вся мастерская стояла из двух частей: прихожей и основной части. Сразу у входа стояла вешалка, затем стойка с двумя высокими стульями возле, и огромным стеллажом с выпивкой сзади. Над стойкой три низких свисающих светильника. Слева от меня располагался большой стол с всякими принадлежностями для рисования. Над столом – множество полок разнообразной формы, заставленных красками, карандашами, мелками и фломастерами. Я прошел дальше. Разделением между двумя комнатами служили три ступеньки. Сразу после ступенек слева располагался невысокий комод с несколькими книгами на нем. Остальную часть занимали открытые тубусы с ватманами. Около комода, в углу, стояло невысокое деревце в горшке. Вообще, здесь было довольно много растений: на всех подоконниках, в углу барной стойки, им даже был отведен стеллаж с высокими полками почти напротив ступенек. Затем небольшой диванчик с журнальным столиком и бежевым ковром рядом. На столике располагались ароматизированные свечи. Затем просто свободное место и, наконец, огромный шкаф со всеми причиндалами для рисования и столом рядом. Этот шкаф был по правде огромен. Большие и маленькие наборы кисточек, карандашей, – простых и цветных – баночки с блестками, разноцветные коробочки, гелевые ручки, фломастеры и предметы канцелярии. На стенах висели различные картины, вышивки. А около диванчика стояла гитара. Он что, еще и играет? Общую картину завершали огромные окна у потолка.
-Мой скромный уголок,- застенчиво улыбнувшись, сказал Джерард. Да уж, скромный уголок.
-Ого…
Да о таком уголке мечтает каждый художник!
-У тебя здесь круто, на самом деле.
Интересно, откуда у него столько денег?
-Присаживайся.
Я сел на диван, Джерард сел на верхнюю ступеньку и перекрестил ноги, облокотившись о колени и подперев голову.
-Рассказывай.
-Что именно?- удивился я.
-Да что угодно. Расскажи о себе, о своих увлечениях, чем тебя заинтересовали мои картины, почему захотел увидеться со мной,- последнее было сказано как бы между слов.
-Я люблю рисовать, татуировки и музыку. Вот и все. Жизнь у меня, на самом деле, скучная.
-У тебя красивые татуировки. Кстати, сколько их у тебя?
-19.
-А у меня нет. Я, на самом деле, боюсь иголок,- поморщившись, сказал он. Ого. Ну что ж, будем знать.
-А твои картины я заметил в одном магазинчике. И они прекрасны. А после этого захотел узнать о тебе побольше…загадочный G.A.W.
-Я подписывал так свои картины, когда мне было пятнадцать,- с легкой улыбкой произнес он. Стойте.
-Что? Пятнадцать?
-Ага. Я просто недавно нашел их на чердаке и решил продать, чтобы не пылились.
-А сколько тебе сейчас?- гениально.
-Недавно исполнилось двадцать пять,- надо же, я угадал. Но дело не в этом. Он всего на четыре года меня старше, но уже в пятнадцать лет рисовал лучше, чем я сейчас. Да он гений.
-И как спрос на картины?
-На те давние, честно сказать, не очень. Но зато сейчас мне довольно хорошо платят. Я рисую на заказ. А иногда для выставок,- ну, теперь все ясно.
-Я тобой восхищаюсь…
Что? Я сказал это вслух?
-Правда? О, это льстит.
На попятную уже не пойдешь, придется идти дальше:
-Научи меня так же.
И он согласился. Мы проболтали до глубокой ночи. А я, уже лежа в постели, вспоминал, какой неловкой была наша первая встреча. Я засмеялся, вспоминая все до единых мелочей. Да, так облопошиться может не каждый. Молодец, Фрэнк.

Проснувшись следующим утром, я сначала не поверил в то, что вчерашняя долгожданная встреча была на самом деле. Надо же…неужели, Джерард, правда, согласился научить меня рисовать так, как он. Я улыбнулся и, словно заведенный, начал быстро собираться. Мне хотелось, как можно скорее, снова оказаться у него дома, с ним.
Пока я шел к дому Джерарда, внутри у меня трепетала нетерпеливость. Будто моторчик завелся. Я нажал на кнопку звонка. Мне открыли примерно через минуту. Джерард был сонный, я видимо, разбудил его. А еще он был…без майки. К такому жизнь не готовила. Я прокашлялся и неуверенно выдавил:
-Привет.
-Доброе утро, Фрэнки,- он сонно улыбнулся и пропустил меня внутрь.- Проходи на кухню, я сейчас.
Я сел на один из четырех стульев и попытался успокоить сердцебиение. Боже, какой же он красивый…в попытках отвлечься, я начал осматриваться. У него в доме было довольно уютно. В доме не было ничего лишнего. Но всякие мелочи в виде вазочек, полочек со статуэтками и растений, создавали какую-то особую атмосферу. Джерард пришел довольно скоро, уже одетый.
-Кофе будешь?
-Да, давай.
Он поставил на стол две чашки с горячим кофе.
-Пойдем.
Расплескав почти весь кофе еще по пути, я поставил несчастную, почти пустую, чашку на стойку. Джерард потер глаза и сел на соседний стул.
-Ну, давай приступим. Урок первый. Ищи вдохновение везде. Абсолютно,- он посмотрел на меня и отпил кофе.- Урок второй. Если кто-то упорно мешает тебе сосредоточиться, то убийство в этом случае преступлением не считается,- я подавился кофе. Джерард серьезно на меня посмотрел, стараясь не засмеяться, но глаза его выдавали. Моя реакция была уж очень резкой, это да.
-Знаешь, бывают такие моменты, когда тебе просто необходимо рисовать, но ты не хочешь. Я о том, что…ну, отсутствие желания.
-Ага. В такие моменты ты просто должен выплеснуть это нежелание из себя. Любым способом. Ну, к примеру, кричи.
-Что?
-Да. Именно. Становится легче. Лично я делаю это именно так. Потому что все эти советы вроде «закройте глаза, расслабьтесь и настройтесь на работу» не помогают. Это глупо, на самом деле. От того, что ты расслабишься, ничего не изменится. А потом ты будешь напоминать желе.
На самом деле, я думал, что когда Джерард будет учить меня рисовать, это будет вроде «как правильно смешивать цвета» или вроде того. Но мне, определенно нравилось все это. К тому же, он знает, о чем говорит.
-Знаешь. К слову о нежелании. Когда я был помладше, я учился в Академии Искусств. Там нам преподавали все те же предметы, что и в обычной школе, только у нас было еще три дополнительных предмета. У моего факультета это были скульптура, живопись и графика. Чтобы иметь по ним пятерки, нужно было чувствовать то, что рисуешь или создаешь. По искусству у меня всегда была тройка. Я мог неделями мучиться от отсутствия вдохновения, не мог нарисовать что-то стоящее, что можно было сдать. И только окончив академию, я, наконец, понял, где искать это вдохновение. Что делать, чтобы захотеть рисовать. Это был довольно долгий путь, но это того стоило. Иногда лучше просто взять, психануть, раскидать все вещи, побить посуду, покричать, чем просто лежать и смотреть в потолок, ожидая, пока ты найдешь вдохновение, и появится желание,- Джерард увлеченно рассказывал, активно жестикулируя, а я пытался впитать каждое его слово, словно губка.- Потому что иногда бывают ситуации, к которым «не хочешь, лучше не делай» не подходит. А в жизни почти всегда бывают эти ситуации.
Джерард посмотрел на меня и тихо сказал:
-Если тебе что-то станет интересно, спрашивай.
-Какое твое главное правило?
-Нужно любить то, что ты делаешь.
-Что ты любишь больше всего?
-Творить. Мне нравится сам процесс. Когда перед тобой чистый лист, а в твоих руках карандаш или кисточка. Ты понимаешь, что результат, если вложить в него частичку души, получится именно такой, как ты хочешь. Иногда, чтобы…рассказать…о своих чувствах, слов мало. И ты не можешь подобрать описание своим эмоциям. И ты творишь. Даже не задумываясь о том, что выйдет, что конкретно ты хочешь увидеть в конце. Но что бы ты ни пытался изобразить в таком состоянии, оно получится именно таким, как ты хотел. Просто потому, что под давлением всех этим чувств ты не замечаешь ничего, ты полностью отдаешься своему делу, выводя линии на чистом листе. А потом становится легче. Как будто ты кому-то выговорился. В дальнейшем, глядя на этот творение, ты можешь ощутить все те же эмоции. Это словно ящичек, в котором ты спрятал те самые эмоции, который при желании откроется снова и снова.
-У тебя есть девушка?- я произнес это раньше, чем успел подумать. И это было жутко нетактично.
-Нет,- даже не задумываясь.
В голове вертелся еще один вопрос, но я прикусил язык.
-Если ты готов, мы можем начать,- я кивнул.
Джерард проворно спрыгнул со стула, достал откуда-то мольберт, прикрепил на него листок и сел на диванчик.
-Нарисуй то, что чувствуешь. Используй все, что хочешь, но я хочу увидеть твои чувства. И еще одно. Я не буду говорить, что ты делаешь что-то неправильно. Никогда. Я просто хочу знать, как ты слышишь меня. Если захочешь остаться один, просто скажи.
-Нет, останься.
Джерард сел на свою любимую верхнюю ступеньку с гитарой и начал теребить струны. Я стоял, вперившись в белый лист, и совершенно не знал, как именно нарисовать свои чувства. Вроде бы все легко, а на деле…
Почти десять минут, и я сдался.
-Джерард…
-Да?
-Помоги.
Он как-то странно посмотрел на меня.
-Надо же, молодец. Я думал, ты сдашься раньше.
-Что? Ты проверял меня?
-Это как два в одном. Вообще-то, я, правда, жду от тебя рисунка,- он улыбнулся, а я просто не мог на него больше злиться.
-А я жду от тебя помощи.
Джерард отложил гитару и медленно подошел ко мне.
-Стой смирно.
Он подошел ко мне сзади и закрыл глаза руками. Меня овеяло легким приятным ароматом.
-Отключи мысли,- шепот возле уха.- Ни о чем не думай. Перестань ощущать реальность. Не отвлекайся ни на что. Чувствуй.
Он убрал руки с моих глаз и отошел от меня, дав полную волю. Я снова закрыл глаза и попытался понять, что чувствую. Краски. Это должны быть именно они.
Я потерял связь с миром. Просто смотрел на листок до ряби в глазах, выплескивая всю душу и чувства наружу.
-Джерард…я закончил.
Он подошел ко мне, смотря на лист. Я следил за его реакцией. Он немного прищурил глаза, его взгляд скользил по всему рисунку. Затем он улыбнулся. Искренне и радостно.
-Хорошо. Очень хорошо, Фрэнки.

Я просыпаюсь от телефонного звонка. Черт, где телефон? Нащупываю его под подушкой и, не открывая глаз, принимаю вызов.
-Да?
-Фрэнк? Это Майки.
Я мгновенно распахиваю глаза и сажусь на кровати.
-Что с Джерардом?
-Да все в порядке. Я просто хотел встретиться.
-Фух, аж отлегло. Не пугай меня так больше.
-Ладно-ладно,- смеется.- Ну, так как?
-Да, конечно. Где и во сколько?
-Знаешь КоШе недалеко от дома Джи?
-Ага,- на самом деле, понятия не имею. Но с утра мой мозг живет своей жизнью.
-В одиннадцать жду там.
Я сбросил вызов и, посмотрев на часы, застонал, откинувшись на подушку. 9:23. Но зная то, как быстро я собираюсь, я сгреб себя в охапку и потащил в ванную.
Я смог найти кофейню без помощи навигатора и google maps. На самом деле, она была в двух кварталах от дома Джи. Майки уже был там. Он сидел за столиком у окна и пил кофе.
-Привет,- я сел напротив Майки.
-Привет. Кстати, извини, что разбудил.
-Да ничего.
К нам подошла официантка, я заказал себе кофе.
-Ну, рассказывай, как тебе Джерард? Как первая встреча?
Я улыбнулся, вновь вспоминая, как бесцеремонно пялился на него не в состоянии сказать хоть что-то членораздельное.
-Ну…- Майки нетерпеливо постукивал пальцами по столу. Совсем как тогда, в магазине.- Если честно, я сильно переживал. Не знал, что скажу ему. Ну, вроде, знаешь «здрасьте, мне тут ваш брат адрес дал». Ты не представляешь, чего я только не придумал. Я даже хотел притвориться почтальоном. Ну, а потом я его увидел. И в тот момент он разрушил все мои стереотипы. Я совершенно не таким его себе представлял.
-Да, есть такое. А дальше?
-Кстати, да, спасибо, что предупредил его,- эта фраза сочилась сарказмом. Майки виновато улыбнулся.- Он пригласил меня внутрь, а потом сказал идти за ним. И, почему-то, сразу догадался, что мы с тобой знакомы.
-Ты не первый,- ухмыльнулся Майки. И отчего-то это его фраза, брошенная как бы, между прочим, меня задела.
-Я начал паниковать, когда он вел меня в свою мастерскую. Я думал, что все ноги переломаю.
-Я ему уже в который раз говорю, чтобы он туда освещение провел. Но нет же.
-А потом я подумал, что он маньяк,- Майки засмеялся. Мне, наконец, принесли кофе.- Нет, ну правда. Потом мы разговорились. Я попросил его обучить меня. И он согласился. Вчера он попросил меня нарисовать свои чувства.
Взгляд аля-да-знаем-было, мне не понравился. Неужели, я, правда, «не первый». Но что это значит?
-Ты бы поаккуратнее. Потому что когда он так говорит, он, глядя на этот рисунок, будто в голову тебе залезает. Уж поверь мне, а чувства с картин он считывать умеет.
Я отпил кофе, скрывая чашкой свою улыбку.
-Чего-то ты не договариваешь,- а, ну да. Забыл сказать. Он вчера ходил передо мной без майки, а я пускал на него слюни.
-Вовсе нет,- я снова отпил кофе.
-Ладно-ладно. А в целом как?
-Ну, он понравился мне…как человек.
-М-м…не пристает?
-Чего?
-Ага,- Майки хитро улыбнулся.- Значит, не сказал.
-Так он все-таки маньяк?
-Нет.
-Тогда что?
-Нет, ну серьезно.
-Да нет же.
-Вот Джерард, вот же молчун.
-Майки, мать твою, ты уже…
-Он гей,- я так и не договорил и застыл с открытым ртом. Джерард – гей? Этот факт никак не хотел укладываться у меня в голове. Нет, я вовсе не гомофоб. Скорее, наоборот…мне даже как-то радостно стало, что ли. Если Джерарда интересуют парни, то, может, я ему нравлюсь. Я наткнулся на хитрый взгляд Майки. Засранец, он уже все понял.
-Молчи, просто молчи,- Майки засмеялся.
После встречи с Майки я пошел к Джерарду. Сегодня у него явно было хорошее настроение.
-Привет, Фрэнки.
-Привет, Джи.
Я, молча, пошел за ним. Он сел на диван и внимательно посмотрел на меня. Я облокотился о стену около барной стойки.
-Ну, говори уже.
-С чего ты взял, что я хочу что-то сказать?
-По тебе видно. Серьезно, говори,- я внимательно посмотрел на него, размышляя, говорить или нет.
-Джи, почему ты мне не сказал?
-Чего не сказал?
-Что ты гей.
Он отвел взгляд, от улыбки не осталось и следа.
-Ты не спрашивал.
-И ты не планировал говорить?
-Фрэнки, боже, это все слишком сложно. Если тебе трудно принять это, и ты не хочешь со мной больше общаться…я пойму.
-Ты поэтому мне не говорил? Боялся моей реакции?
-Да.
Я сел рядом с ним.
-И…я тебе нравлюсь?- он упорно не хотел смотреть мне в глаза.
-Фрэнки, не надо…
-Просто ответь.
-Да.
-Да посмотри же на меня!
Джерард поднял на меня взгляд. В его глазах плескался страх. Он, на самом деле, боялся моей реакции.
-Ну, Джи…- я подвинулся к нему и обнял. Он прижался ко мне и обнял за шею.
-Не бросай меня, Фрэнки.
-Не брошу.

С тех пор, как я узнал о том, что Джерард гей прошло уже чуть больше недели. Но ничего не изменилось. Совершенно.
-Сегодня не совсем обычное задание,- Джерард загадочно улыбнулся.
-Я тебя боюсь.
Он куда-то ушел, а когда вернулся, в его руках была какая-то ткань. Шарф.
-О,- я приподнял брови.- Это кляп или ты завяжешь мне руки?
-Еще раз отпустишь такую шуточку, и шарф станет орудием убийства,- он серьезно посмотрел на меня.
-Верни время на минуту назад,- я уткнулся ему в плечо.
-Раскаиваешься? Это хорошо. А теперь к делу,- он развернул меня к себе спиной и завязал глаза.- Вот лист. Вот карандаши. Удиви меня.
Я развернулся к нему.
-Сейчас плохо видно, но мое выражение лица называется «нет, серьезно?»
-Сейчас плохо видно, но мое выражение лица называется «рисуй уже».
-Ну, хотя бы скажи, что рисовать.
-Что хочешь.
-Спасибо…блин. Я потерялся. В какой стороне мольберт?
Джерард залился смехом.
-45 градусов влево.
-Транспортир не одолжишь?
-Ручками, Фрэнки, ручками.
Я повернулся к мольберту, простоял так около тридцати секунд.
-Можешь снимать повязку. Я уже успел сфотографировать тебя.
Я сдернул шарф. Джерард лежал на диванчике, довольно улыбаясь.
-Что?!
Джерард развернул экран своего айфона ко мне.
-Самый верхний твит.
-Это что, твиттер?
-Какой на редкость догадливый ученик,- он положил руки на лицо, изображая удивление.
-И сколько человек увидело «очень проникновенный взгляд»?
-Тысяча шестьсот пятьдесят два. Это моя маленькая месть за все шуточки, отпущенные тобой за последнюю неделю,- он коварно улыбнулся.
-А ты ранимый.
Он покачал головой четыре раза:
-Еще какой.
Я сел в ногах у Джерарда. Естественно, он не подвинулся.
-Знаешь, когда я неделю назад встречался с твоим братом, он сказал, что я не первый.
-Да?- он отложил телефон на столик.
-И что это значит?
-Мне двадцать пять, Фрэнк. Естественно, у меня были парни.
-И ты…
-Тебе нужны подробности?- он приподнял брови.
-Нет.
-Боже. Как я не хотел этого разговора,- он скрестил ноги и сел.- Не начинай.
-Имею право,- надулся я.
-Но мы ведь не встречаемся!
А знаете, что самое плохое? Это правда. Он даже не знал, что он мне нравится. Или знал?
-Ты знал…- констатация факта.
-Знал. Еще тогда. Помнишь, когда я просил нарисовать свои чувства.
-Так Майки правду сказал? Ты понял все по рисунку?
-Ага. И я ни разу не видел, как ты смотрел на меня.
Я опустил глаза.
-А сейчас?
-Что?
-У тебя есть кто-то?
-Да.
А вот это больно.
-И он сейчас сидит передо мной и строит святую невинность.
Что? Я посмотрел на него. Он улыбался и готов был засмеяться так громко, как только мог. Я толкнул его в грудь. Он откинулся на диван и засмеялся.
-У тебя…сейчас такое выражение лица…было,- сквозь смех выдавил он.
-Ненавижу тебя.
-Не лги.
-Ты спал с ними?- теперь он точно знает, что чувства такта у меня отсутствует.
-Хочешь поговорить об этом?
-Хочу. Просто скажи.
-Да, Фрэнки, я спал с ними.
Мне стало жутко обидно. Не знаю почему. Я ведь по идее даже ревновать его не должен. Но ревновал.
-Фрэнки, да какая разница? Сейчас у меня никого нет. И если тебе станет легче, то знай, что после нашей встречи у меня никого не было.
-Это довольно сложно объяснить. Но да, черт возьми, мне стало легче.
-Я не стану говорить, что я такой замечательный и хороший, и что меня ну никак нельзя не любить, но…Фрэнк, я тебе нравлюсь?
-Ты же прекрасно и без меня знаешь.
-Знаю. Но я хочу услышать, как ты говоришь это.
Я улыбнулся и обнял его.
- Да, ты мне нравишься, идиот.

Я лежал на плече Джерарда, перебирая его волосы.
-Джи?
-М?
-А мы теперь, вроде как, вместе?
-Выходит, что так.
-А кто из нас будет девушкой?
Джерард медленно повернул голову в мою сторону. Если честно, я не сразу понял, чего он хочет больше: засмеяться или пошутить надо мной.
-Фрэнки, понимаешь…существуют такие пары, где люди одного пола и…
-Да я не об этом. Кто будет сверху?
Он развернулся ко мне всем телом.
-Айеро, с чего такие вопросы?
-Мне просто интересно. Когда ты был с другими, кто был активом? А кто пассивом?
-Знаешь что? Я отказываюсь отвечать.
-Ну, почему-у-у,- захныкал я.
Джерард встал с дивана и отошел к противоположной стене.
-Просто ответь.
-Нет.
-Ну, и ладно,- я сложил руки на груди и картинно отвернулся, подняв подбородок и закрыв глаза.
Сейчас речь шла о том, кто из нас двоих настырней. И о том, кто, все же, будет снизу. Я чуть повернул голову в его сторону и приоткрыл один глаз. Черт. Он смотрит на меня и изо всех сил втягивает щеки, стараясь не засмеяться.
-Ну, ладно-ладно,- я встал с дивана и подошел к нему. Он обвил меня руками.
-Ты такой милый, когда обижаешься,- он сморщил нос.
-А ты всегда милый.
Затем Джерард одной рукой продолжил обнимать меня, а второй приподнял мою голову за подбородок, после чего поцеловал. Стоит заметить, что это наш первый поцелуй. Я встал на носочки и скрестил руки за шеей Джерарда, вцепившись в его волосы. Он провел языком по моей нижней губе, и я впустил его внутрь. Джерард улыбнулся, углубляя поцелуй. Я отвечал ему, проникая своим языком внутрь его рта и проводя по кромке зубов и небу. Вот тогда я был по-настоящему счастлив.
Джерард отстранился:
-Ты.
-Чего я?
-Будешь снизу.
-Я просто отходчивый.
-Ну да, ну да,- он снова поцеловал меня.
-Джи?
-Что?
-А я точно не залечу?
-Айеро, ты мастер портить такие моменты.

Сегодня я решил не идти к Джерарду. Мне, пожалуй, нужен небольшой передых. Заранее поставив телефон на беззвучный, я кинул его подальше.
Да, определенно, я рад, что познакомился с Джерардом. Да, банально, знаю, но он необычный. В плане поведения и восприятия этого мира. Я не могу отнести его к оптимистам, пессимистам или реалистам. Он что-то другое, четвертое. Джерард видит этот мир через собственную призму. Цветную. Иногда грифельную или акварельную. Если реалист видит стакан, то оптимист думает, что он наполовину полон, пессимист – что пуст. В то время как Джерард ходит вокруг этого стакана, чтобы на него правильно падал свет. Если реалист видит рельсы, оптимист – свет в конце тоннеля, а пессимист – темноту, то Джерард думает, чем лучше нарисовать представшую картину. Он нетрадиционно мыслит. Вы скажете, что все художники такие, только вот здесь вы не правы. Как и все творческие люди, он может найти что-то прекрасное в капле росы или первом снеге. Он любит природу, но больше – наблюдать за ней где-нибудь на опушке леса или в парке. Но его отличает именно то, как он это видит. Могу со стопроцентной гарантией сказать, что вы узнаете Джерарда в толпе, если вдруг встретите его в людном месте.
Он изменчивый, словно погода. Сейчас он веселый, и, кажется, что ничего не испортит ему настроение. Но уже через минуту его улыбка потухает. К тому же, он не любит однообразие. Была одна ситуация…
-Фрэнк! Пойдем. Быстрее.
-Куда?
-На чердак. Мне нужна краска. Много краски.
-Зачем?
-Просто пойдем.
А что я могу сделать? Разве что только подержать дверь, пока он по несколько штук сразу носит с чердака банки с разной краской и относит их в комнату.
-Ну и?- спросил я, когда мы уже открыли все банки и размешали краску. В воздухе сразу же повис тяжелый запах, давящий на голову изнутри.
-Ничего.
После этого Джерард со спокойным видом берет банку с желтой краской и…ВЫЛИВАЕТ ЕЕ НА СТЕНУ?
-Ты чего делаешь?!
-Мне не нравятся эти обои. Они скучные,- после этого он вылил на стену банку с синей краской.

Что делал я? Пытался отодрать свою челюсть с пола. На самом деле, уж такого я точно не ожидал. Зато на следующий день он жаловался на противный запах с краской. Мне пришлось ходить по всему дому и открывать все окна, чтобы выветрился запах краски, пока Джерард грелся на солнышке на заднем дворе.
Знаете, когда вы видите Джерарда, он кажется открытой книгой. Но на самом деле, вы не можете даже примерно прикинуть, о чем он думает. И сразу же возникает желание пообщаться с ним, понять, по каким принципам он живет и что из себя представляет. Он словно магнит. А еще у него феноменальная способность очаровывать совершенно всех. Я не говорю о внешности, это отдельная тема. Он, безусловно, понравится вам как человек. Джерард просто идеальный собеседник: умный, начитанный, умеет слушать и формулировать собственные мысли.
А когда вы находитесь рядом с ним, то мир кажется вам другим. Джерард, он как фильтр, пропускающий через себя реальность. Рядом с ним вы становитесь более чутким и чувствительным. Он необыкновенный. Вы довольно быстро становитесь зависимы от него. Просто какая-то потребность в нахождении рядом с ним, которую вы не контролируете. Выглядит он моложе, чем есть на самом деле, зато его мысли – мысли мудрого, зрелого и опытного человека. Его взгляд, смотрящий в самую суть, щупающий вашу душу. Он способен многое понять о человеке, просто понаблюдав за ним. Вроде ультра-зрения. Кроме того, он хороший психолог. В том плане, что понимает причины поступков людей и самих людей в целом. Может помочь делом или советом. А я не понимаю Джерарда. Не понимаю, как можно быть настолько чутким к этим непонятным существам, ходящим под этим небом.
Он всегда точно знает, о чем говорит. Если вы думаете, что он какой-то странный псих, то вынужден вас огорчить. Псих, скорее, вы сами. А иногда он просто сбивает с толку своей прямолинейностью. Никогда не скрывает своих мыслей, не лжет и говорит именно то, что думает. Ну, опустим ту ситуацию, когда на вопрос, о чем он думает в данный момент, он отвечает «о том, что из-за таяния ледников погибают полярные мишки». Все это он говорит с очень серьезным взглядом. Или кто его знает? Может, именно эти мысли не дают ему покоя перед сном.
Поначалу я не мог привыкнуть к тому, что физический и зрительный контакты для него очень важны при разговоре. Он может невзначай взять вас за руку или что-то в этом роде и не понять этого, пока вы сами ему об этом не скажете. А зрительный контакт необходим, чтобы следить за мыслями собеседника, лучше понять его самого. К тому же, он очень искренний. Никогда ничего не скроет и не соврет. По его мнению, лжи во имя спасения нет. И я с ним согласен.
У Джерарда есть масса положительных черт и плюсов, только вот дело не в этом. Несмотря на то, что я долго могу рассуждать и взахлеб рассказывать о нем, я задаюсь вопросом, не слишком ли все быстро. Нет, я безумно рад, что он ответил на мои чувства взаимностью. Да, мы знакомы уже почти два месяца, но не торопимся ли мы. Я, наверное, все-таки побаиваюсь таких темпов и огромных шагов вперед. То, что происходит между нами сейчас, я сравнил бы с первой школьной любовью. В некотором роде, это и есть первая любовь. Да, девушки у меня были, но здесь иначе…это довольно сложно понять, но гораздо труднее объяснить.

Сегодня Джерард предстал передо мной в новом свете.
Я, как обычно, пришел к нему с утра. Он был какой-то потрепанный. Вроде бы все было как обычно, да и выглядел он точно также. Но что-то было не так.
-Привет,- я прошел внутрь. Он – следом.
Придя в мастерскую, он увалился на диван и закрыл лицо подушкой.
Пять минут молчания и разглядывания несчастного Джи мне хватило.
-Джи, что с тобой происходит?
Из-под подушки раздалось какое-то бурчание.
-Не будь идиотом.
Он убрал подушку и посмотрел на меня таким взглядом, что мне стало неловко.
-Новый заказ, Фрэнки.
-Ну, это же хорошо.
-Да, если есть вдохновение.
-Но ты же сам учил меня! Ищи его везде.
Он вскочил с дивана и быстро пересек мастерскую, сев на барную стойку.
-Понимаешь…Фрэнки…дело в другом.
Я подошел к нему и обнял, он обвил мою талию ногами.
-Задний карман джинс,- пробурчал он куда-то мне в шею.
Я непонимающе запустил одну руку в левый карман, другую – в правый. В правом я нащупал какую-то бумажку…или что это?
-Джерард, кто эта девушка?- я разглядывал фотографию.
-Это мой заказ. Мне нужно нарисовать ее.
-И-и?
-Вот этого,- он взял из моих рук фотографию и откинул ее куда-то,- мне мало. Мне нужно видеть ее, повернуть так, как нужно, чтобы правильно падал свет. Чтобы выбрать самый удачный ракурс, в конце концов.
-А ты не мог сказать об этом заказчику?
-И сказал. В ответ я получил еще семь фотографий с других ракурсов. К тому же, этот портрет – подарок на день рождение, сюрприз и бла-бла-бла,- Джи помотал головой из стороны в сторону.
-А почему ты не можешь просто перерисовать с фотографии?
-Тогда это будет не портрет, а эта же фотография в увеличенном масштабе.
-А по-другому никак?
-Нет.
Джерард спрыгнул со стойки, теперь мы стояли вплотную друг к другу.
-Фрэнки, Фрэнки, Фрэнки, Фрэнки,- он прижался ко мне.
-Чем я могу помочь тебе?
-А ты хочешь?
Я кивнул.
-Ну-у…- он хитро улыбнулся, а потом поцеловал меня. Но не так, как обычно. Страстно и порывисто. А мне два раза объяснять не надо.- Ты уверен, что хочешь?
-Хочу…
Джи взял меня под колени и закинул мои ноги себе на талию. Я накрыл его губы своими. Откинув одной рукой все, что лежало на диване, он уложил меня туда, ложась сверху.
-Ты должен понимать, что мы делаем,- тихо сказал он мне на ухо.
-Джи, я хочу тебя. Дай мне это,- я легко поцеловал его.
Он ответил на поцелуй, но затем отстранился и отошел к противоположной стене.
-Нет. Я так не могу,- он опустил взгляд.
-А как можешь?
Он промолчал, лишь покачав головой.
-Нет.
-Джи, если это поможет…
-Да нет же! Мне не нужно спать с тобой для того, чтобы найти вдохновение. Здесь все сложнее.
-Да объясни же ты.
-Фрэнк, ты не готов к этому. А я давлю на тебя. Подсознательно. Знаю, что ты мне не откажешь. Но это, скорее, мои личные…потребности.
-У тебя недотрах?
Я, пожалуй, ожидал от него любой реакции. Но только не такой. Он засмеялся.
-Я, значит, перед тобой тут распинаюсь, а ты говоришь мне, что у меня недотрах?- он засмеялся еще громче.
-Я констатировал факт. Только проще,- я снова стал разглядывать свои кеды.
-Ты опять меня не понял…
-А ты объясни так, чтобы понял.
Он вздохнул, подошел и сел ко мне на колени.
-Фрэнк. У тебя такие отношения впервые. Я ведь прав?- я кивнул.- У меня – нет. Ты пока не готов к тому, чтобы двигаться дальше. А у меня недотрах. Ты хочешь помочь мне найти вдохновение. А я и без этого могу найти. Это просто предлог, чтобы затащить тебя в постель.
-Ага. То есть…получается…что-о…- он внимательно посмотрел на меня, ожидая, пока я, наконец, сделаю вывод из всего этого.- Ты похотливое животное, Джерард.
Он снова рассмеялся.
-Хорошо. Будем называть это так,- он постарался сделать серьезное лицо.
-Знаешь, это больше, чем странно. Сначала ты придумываешь предлог для того, чтобы отыметь меня, а когда дело до этого доходит, передумываешь, так еще и ищешь причины для того, чтобы виноватым оказался я. Хотя, нет. Это не странно. Это гениально.
-Но ты бы дал мне.
-Безусловно.
-И даже не пикнул бы потом.
-Джи, я знаю, что в таких ситуациях тебе не важно, с кем это сделать, но…дело во мне? В том смысле, что ты просто хочешь кого-то или именно меня?
-Я только что отказал самому себе в сексе, потому что ты гребаный девственник, а ты еще и права тут качаешь?
-Мне просто интересно знать. Может, ты сейчас хуже мартовского кота.
-Я не набрасываюсь на все, что движется, если ты об этом.
-Ты хочешь меня?
-Да.
-Но ничего не делаешь, потому что для меня все в новинку?
-Да.
-Почему ты боишься торопить события?
-Потому что ты не хочешь думать, на что идешь.
-Неужели, все настолько плохо?
-В физическом плане терпимо. Но тут дело идет о нечто большем. Об отношениях. Я хочу продвижения, но вот готов ли ты.
-Но мы же не жениться собираемся, так в чем же дело? Может, это ты не хочешь, а я давлю на тебя?
-Я не готовился к такому повороту событий.
-О, вот как.
-Давай пока подождем, хорошо?
Я кивнул. Было ли мне обидно? Да, очень. Я готов поспорить, что эта его осторожность никакая не забота. Ведь если бы он хотел меня, его бы ничего не остановило. Или у него просто железная выдержка.

Не смотря на все это ерничество, Джерард все равно не знал, как нарисовать портрет и отсрочил заказ на неясный срок. Я шел к нему и думал, как можно помочь ему, но в голову, почему-то, ничего не приходило. Дверь в дом была открыта, поэтому я просто зашел, не позвонив. Но в мастерской его не было. Как и на кухне, в гостиной и остальных комнатах. Зато дверцы балкона в его комнате были открыты. Я вышел туда и обнаружил лестницу, ведущую, скорее всего, на крышу. Тут, наверное, стоит упомянуть, что я дико боюсь высоты. Но если Джерард там – в чем я почти уверен – это ни к чему хорошему не приведет. Я начал подниматься по шаткой лестнице. Или это просто мои ноги так сильно дрожали? Черт, Уэй, если я сейчас просто так туда лезу…
Джерард стоял ко мне спиной на другом конце крыши и смотрел вниз. Он, что, на самом краю?! Из глаз брызнули слезы. Страх высоты слился со страхом за Джерарда. Остатки здравомыслия подсказывали мне, что его не стоит звать – сорвется. Я боялся, что у меня начнется истерика. Слезы мокрыми дорожками спускались к моему подбородку, я старался не всхлипывать, чтобы не привлекать внимание Джерарда, стоящего на краю крыши. Какого черта он забрался туда? Я не мог нормально соображать. Все мои мысли крутились, как заводные волчки вокруг одного факта: я на крыше дома. К тому же, выскочил я сюда намного раньше, чем успел подумать. Только вот теперь я стою уже на середине. От обоих концов меня отдаляет одинаковое расстояние. И чуть меньшее – от Джерарда. Я старался не думать о том, сколько метров отделяют меня от твердой поверхности земли или почвы.
Как можно тише подойдя к Джерарду сзади, я сильно потянул его за край футболки, при этом хныча, как маленький ребенок.
-Фрэнки?
Джерард прижал меня к себе и посмотрел в глаза. Подкатывала истерика. Я набрал побольше воздуха в легкие.
-Это что значит? Какого черта, Джи? Почему ты такой эгоист? Ты мог хоть раз подумать обо мне?
Каждое мое слово сопровождалось всхлипом и новой волной истерики. Я колотил Джерарда руками по груди. Хотелось выбить из него всю дурь. Джерард при этом спокойно смотрел на меня, это бесило еще больше.
-Джерард, ты меня вообще слышишь?
Он приподнял мою голову двумя руками и вытер слезы пальцами. Я, словно напуганный котенок, вцепился в его футболку, и отпускать не собирался.
-Да ответь же мне!
-Успокойся, малыш. Я не собирался прыгать. Тут слишком низко.
Слезы полились с новой силой.
-Ладно, тупая шутка. Я просто стоял здесь и дышал свежим воздухом,- он прижал меня к себе еще плотнее.
Я шмыгнул носом и уткнулся в его ключицы.
-Ну, тише-тише.
-Пожалуйста, давай пойдем отсюда. Я очень боюсь высоты.
Джерард кивнул и крепко взял меня за руку. Я вцепился в него обеими руками. Да так, что побелели костяшки пальцев. Сейчас я совершенно не думал о том, что Джерарду может быть больно. Его нынешние ощущения, – я уверен – ни в какое сравнение не идут с теми, что я испытывал и испытываю до сих пор. Я никогда не хотел показывать людям свою слабость и немощность. Беспомощность, которая атакует при встрече человека с его фобией. Это страшно, будто смотришь в глаза страху. Он – неизвестность, его сверкающие глаза не прочь посмотреть на то, как ты сходишь с ума, давя в себе истерику, только лишь наблюдая за ним. Ты не видишь его полностью. Ты лишь стоишь в темноте и видишь его глаза, совершенно не зная, что может показаться тебе, если появится хоть какой-нибудь источник освещения. Тихо трясешься, и никто не может помочь. Потому что все это не наяву. Это лишь твои мысли, которые не позволяют здраво мыслить, находясь в такой ситуации. И тогда ты просто бежишь. По лабиринту, дальше, дальше, не зная, где выход…сильно зажмуривая глаза, надеясь, что неведение спасет. Ты продолжаешь верить в это, а потом…
-Ты можешь открыть глаза, Фрэнки,- тихий шепот.
Я открываю глаза, мои пальцы все также лихорадочно сжимают руку Джерарда, оставляя на ней следы. Но мне совершенно плевать. И только почувствовав, как сильные руки обнимают меня, прижимая к себе, я осознаю, что я в безопасности.

-Опять эти твои сюрпризы…
-Просто замолчи,- Джерард улыбнулся и завязал мне глаза.
Я повернулся к нему.
-Я еще не забыл твоей ну очень уморительной шутки с твиттером.
-Обещаю, больше не буду.
-Только попробуй,- я нашел его губы своими и легко поцеловал.
-Садись уже,- засмеялся он, помогая мне усесться в машину.
Пара минут, и мы уже едем…куда?
-Куда ты меня везешь?
-Это сюрприз.
-Я тебе говорил, что ты серьезно напоминаешь мне маньяка?
-О, да брось.
-Просто скажи, что ты не везешь меня в лес. Что не изнасилуешь, а после не закопаешь меня под старым дубом.
-Ну, насчет леса, это ты в десятку, а насчет всего остального…посмотрим.
-Маньячина…
Я не знаю, сколько мы ехали. Но меня уже реально начал напрягать тот факт, что я совершенно ничего не вижу из-за этой тряпки на моих глазах.
-Нет, серьезно. Почему ты не можешь завязать мне глаза, когда мы приедем?
-Чтобы ты не запомнил дорогу.
-Дурак. И юмор у тебя дурацкий.
-Фрэнки. Это сюрприз.
-Для кого? Волков в лесу или все же для меня?
-Знаешь, о вопросе, кто из нас будет девушкой. Это, наверное, все-таки, ты.
-Эй, я и обидеться могу.
-А на что ты надеялся, когда задавал мне этот вопрос?
-У тебя просто феноменальные способности раз за разом выставлять меня идиотом.
-Слушай, Фрэнки, как тебе? Джерард Артур Уэй, человек, открывший новые возможности в мире БДСМ. Еловые веточки, камушки, грибы и бревна.
-Молчу.
Надеюсь, он это не серьезно.
-Скажи честно, ты вампир?
-Разве что только энергетический.
-Не могу избавиться от ощущения, что я гребаная Белла.
Я уверен, что Джерард сейчас сотрясается от беззвучного смеха.
-Ты только что признал, что в наших отношениях девушка – это ты.
Машина остановилась. Интересно, где мы? Ах, да, в лесу. Я услышал хлопок двери, затем секунд 7 тишины, а затем дверь с моей стороны открывается. И нет бы просто помочь вылезти, зачем. Меня взваливают на плечо и куда-то несут.
-Джерард, поставь немедленно.
-Молчи, жертва.
-Я тяжелый.
-Нет.
-Я буду кричать.
-Давай.
- Помогите! Люди! Насилуют! А-а-а-а-а-а-а.
-Все?
-Не мешай.Помогите-е! Я еще слишком молод! Я не составил завещание! Я не узнал, кого выберет Елена!
-Кто?- усмехнулся Джи.
-Заткнись.
-Ладно, мы пришли. Только, пожалуйста, не ори больше.
Джерард обнял меня одной рукой, а другой развязал повязку. Я медленно открыл глаза.
- Мамочки…
Я запрыгнул на Джерарда, вцепившись в него руками и обвив ногами.
-Неси меня отсюда, Джерард!
-Фрэнки, ну серьезно. Так нельзя. Надо избавляться от своих страхов.
-Ага. И поэтому ты привез меня на самый высокий обрыв в штате.
-Не будь как маленький.
-Сам-то иголок боишься. Джи, ну, пожалуйста, унеси меня отсюда.
-Либо ты сейчас слезаешь с меня и борешься со своей фобией, либо я изнасилую тебя, припечатав к дереву.
-Ты, правда, думаешь, что поставил меня перед выбором? Да боже, я добровольно выбираю второй вариант, только унеси меня отсюда!
Джерард вздохнул и взял меня за бедра, чтобы я не упал. Я все еще не открывал глаза, обнимая Джерарда за шею.
-Задушишь…
-Заткнись,- он усмехнулся.
-Удивительно. Даже стоя буквально на краю своего страха, ты язвишь.
-А что поделаешь. Джи, пожалуйста, унеси меня отсюда. Я сделаю все, что ты попросишь.
-Поаккуратней со словами. Я ведь могу и воспользоваться этим.
-Садист.
-Ладно, только ослабь хватку, бесстрашный.
Джерард снова куда-то пошел. Надеюсь, на этот раз к машине. Ну, или хотя бы не прыгать с обрыва. Я открыл глаза. Наверное, со стороны Джерард сейчас напоминает родителя, несущего своего напуганного ребенка. Только эта детина чуть ли не больше самого родителя. Я улыбнулся своим ассоциациям и положил голову на плечо Джи. На ноги он меня поставил только тогда, когда мы – вернее, он – пришли к машине. Я, молча сел на свое место.
-Фрэнки, а чего ты так боишься высоты?
-История из детства,- я повернулся в сторону окна.
-Настало время изумительных повествований.
-Чтобы подкинуть тебе еще пару идей для шуток? Ну, нет, спасибо.
-А если я пообещаю, что не буду?
-Я не поверю.
-Ну, Фрэнки-и. Ну, пожалуйста.
-Ну, мы вроде недалеко от леса отъехали. Всегда можно вернуться и закопать тебя там.
-Фу, как грубо.
-Как ты со мной, так и я.
-А чего я тебе такого сделал?
-Дай-ка подумать. Может, завязал глаза, отвез в лес и чуть не скинул с обрыва?
-Скидывать я тебя не собирался.
-Я знаю, что да.
-Рассказывай уже.
-Да тут и рассказывать нечего. Когда я был маленьким, мы с друзьями ходили в лес. Там была скалистая местность. Ну, и однажды мы играли на обрыве одной такой скалы. А потом она начала обваливаться. Слишком быстро. Я не достаточно быстро бежал. Я сильно отставал от своих друзей. А потом неправильно поставил ногу и подвернул ее. Я не успел убежать, камень обвалился подо мной. Я уцепился за камни, но я знал, что долго не продержусь, а мои друзья струсят. Помочь было некому. Я всерьез думал, что умру. И если не от того, что сорвусь, то от страха. Я уже не помню, как я выкарабкался, наверное, выброс адреналина. Только вот с тех пор я и близко не подходил к тому месту. А потом мы переехали.
Вспоминать обо всем этом было делом не из приятных. Пожалуй, самое огромное потрясение в моей жизни.
-Ого. Черт, Фрэнки. Извини, я не знал. Не думал, что все настолько серьезно. Правда, прости,- в его голосе не было притворства. Он на самом деле сожалел.
-Да ладно. Ничего. Ты же, на самом деле, не знал.
-А у меня еще один сюрприз.
-Если честно, то я уже побаиваюсь.
-Да нет, ничего такого.
-Ну, если это не набор игрушек из секс-шопа, уже хорошо.
-Я не страдаю садомазохизмом.
-А мало ли.
-Фрэнк. Ответь мне. Только честно. И прежде чем ответить, хорошо подумай.
Я повернулся к нему.
-Ты же знаешь, что я терпеть не могу все эти разговоры из разряда «мне нужно серьезно с тобой поговорить».
-Фрэнк, хватит дурачиться, я серьезно.
-Ладно. Выкладывай.
-Ты готов?
До меня моментально дошло, что он вспомнил о том случае две недели назад. Когда у нас, мягко говоря, не получилось.
-Да.
-Я надеюсь на адекватную оценку сложившейся ситуации.
-От того, что ты перефразировал вопрос, мой ответ не изменится.
Джерард сверкнул глазами.
-Ты точно не садомазохист?
***
Когда мы приехали, Джи сразу же потянул меня на второй этаж. Очевидно, к себе в комнату. Но как только мы зашли в комнату, я тут же оказался припечатанным к стене. Сложилось впечатление, что в дом я зашел с одним Джерардом, а целовал меня сейчас совершенно другой. Хотя, возможно, этот Джерард мне нравился куда больше. Он отстранился от меня, но только для того, чтобы снять с себя футболку. У меня было пару десятых секунды для того, чтобы рассмотреть его торс. Я провел руками по оголенной груди. Джерард тихонько подтолкнул меня к кровати, на ходу стягиваю мою футболку. Вот я уже лежу на мягком покрывале, а Джерард тщетно пытается зацепить мой ремень, нависая сверху. Я притягиваю его к себе за волосы и снова целую, помогая ему с ремнем. Джерард, наконец, справился с ремнем, но снимать с меня джинсы не торопился. Он опустился к моей шее, засасывая кожу на ней. Его руки в это время нахально блуждали по моему телу, исследуя каждый его сантиметр. Я притянул его к себе.
-Не мучай…меня,- я прошептал эти слова ему в губы.
-Чш-ш,- он прижал палец к моим губам, продолжая все делать по-своему.
От этих его ласк лучше не становилось. Я мог думать только о том, какие же тесные мои штаны. Затем он, наконец, снял штаны. Только с себя. Теперь он, полностью обнаженный, прижимался ко мне.
-Садист,- захныкал я.
-Потерпи.
Я посмотрел на Джерарда. Он был прекрасен. Особенно сейчас. Его освещал только лунный свет – романтика. Спутанные волосы спадают на его лицо, припухшие губы, подернутые какой-то пленкой глаза, тело напряжено. При таком освещении он кажется еще более бледным. Я вожу руками по будто мраморному телу и полностью ощущаю его. Сейчас он мой.
Наконец, и мои штаны в компании боксеров отправились в неизведанные дали. От прямого контакта с Джерардом тело заныло. Я хотел большего. С губ сорвался стон.
-Сейчас, Фрэнки,- я почувствовал, как Джи вводит в меня сразу два пальца, начиная растягивать. Было слегка неприятно и необычно.
-Не тяни-и…давай уже…
-Я боюсь порвать тебя,- шепот в ухо.- Потерпи.
А я не мог.
-Ты готов?
-Давай уже,- мой голос сорвался.
Джерард размазал выступившую смазку по всей длине члена. Я почти дрожал от возбуждения. Джерард ввел в меня головку, я тихо всхлипнул.
-Тише,- он поцеловал меня.
Еще движение. Теперь наполовину. Я выгнул спину, громко простонав.
-Терпи, малыш. Сейчас будет легче.
Теперь Джерард вошел уже до конца. Он выждал пару секунд, давая привыкнуть, затем продолжил двигаться. Джерард немного поменял угол, пытаясь найти простату. Еще один стон. Только теперь от удовольствия.
-Да-а…черт, там…
Наконец, боль отступила. Теперь при каждом движении Джерарда во мне, меня накрывало новой волной эйфории. Я громко стонал, срывая голос, Джерард ловил мои стоны губами, мои пальцы запутались в его волосах.
-Черт…я уже…почти…
Джерард начал водить по моему члену рукой в такт себе. Меня окутала двойная волна наслаждения. Я готов был кричать от всех нахлынувших чувств, что, собственно, и делал. Громко выругавшись, он кончил внутрь меня. Я – спустя пару движений руки Джерарда по моему члену. Джерард лег рядом со мной. Я положил голову ему на плечо, он зарылся рукой в мои волосы.
-Ты необыкновенный,- я чуть приподнялся и поцеловал его.
-А ты теперь мой.
- Твой…

Я всегда любил дождь. Вот и сейчас я сижу на подоконнике, на меня дует ветер и попадают случайные капли дождя через настежь открытое окно. О, этот запах. Такой бывает только в такое время. Когда солнце еще не встало и покажется не скоро из-за свинцовых туч, занявших небо еще несколько часов назад – первыми каплями. Различные оттенки серого: от серебра до черного грифеля. Кое-где пробиваются солнечные лучи. Они словно лужицы света в этом мире. Случайный лучик отразится в падающей капле, а затем его снова загородит темная атмосферная масса. Этот воздух, кажется, свежий, одурманивающий и до ужаса легкий, засел в легких, но ты все не можешь надышаться и вдыхаешь, вдыхаешь, вдыхаешь…когда все твои мысли и ощущения сконцентрированы вокруг этих частичек Мирового океана, падающих с неба. Это красиво, это завораживающе. Их много, одна точь-в-точь как та, что скатывается вниз по стеклу окна или та, что путается в твоих волосах. Маленькие дети неба. Капли разбивают стены в твоих мыслях, полностью занимая их, а твой разум медленно растворяется в дождевой воде. Можно часами сидеть под дождем, промокшим до нитки, но разве это волнует? Небо все еще пасмурное, после прошедшего ливня остались только маленькие капельки на ветках, травинках, домах, кончиках волос…да, у природы нет плохой погоды. Но это, определенно лучшая из всех.
Я больше не могу сидеть дома. Чтобы дополнить эту атмосферу, мне не хватает только музыки. Этих жизненно важных аккордов в наушниках. Такая знакомая дорога. Кажется, я смогу пройти по ней даже с закрытыми глазами. Улицы мрачны и пустынны. Нет, это не из-за раннего времени. Просто люди прячутся от дождя, будто он в чем-то виноват. Мне не нужен зонт. Полное взаимодействие с природой. Случайные прохожие, спрятавшиеся под зонтами, смотрят на меня, как на ненормального. Но ненормальные, скорее они. Ведь они не могут видеть красоту нынешнего неба, в котором, кажется, застряли темные точки-капли, не могут ощутить этот момент, почувствовать его на коже. На них не останется мокрый, холодный, словно слеза, след.
И вот я заворачиваю за угол и иду по улице к дому Джерарда. Зрение уже через несколько минут позволяет разглядеть открытое







Сейчас читают про: