double arrow

Четвертая: два двусмысленных изображения


Вторая: обратимые кубы Неккера

В качестве второго примера переменчивого восприятия, сфокусируйтесь теперь на хорошо известном кубе Неккера (рис. 16.10), который был предложен в 1832 г. швейцарским геологом Луи Альбером Неккером. Неккер заметил, что рисунки прозрачных кристаллов часто кажутся меняющими положение в пространстве неподконтрольным наблюдателю образом. Глядя на рис. 16.10, вы увидите, как куб спонтанно меняет ориентацию в пространстве: внутреннее становится внешним, пустое сплошным, ближнее дальним, опять же, хотите вы того или нет. А сдвоенные кубы Неккера (рис. 16.11) спонтанно переворачиваются с произвольными интервалами, один за другим или оба сразу, пока вы продолжаете концентрироваться на центральной точке.

Третья: парадокс «утки/кролика»

Двусмысленная фигура, придуманная психологом Джозефом Джастроу (рис. 16.12) может восприниматься с равным основанием либо как утка, либо как кролик. Заметьте, что когда идентификация переключается на кролика, вы склонны видеть, в некотором смысле, целого кролика, хотя показана только его голова. То же происходит и когда вы видите утку. Помните, линии не меняются — это очевидно. И все-таки при каждом взгляде они кажутся разными. Опять же заметьте, что переключения изображения происходят помимо вашей воли.

Двусмысленный рисунок, показанный на рис. 16.13, к моему сожалению, обычно называют «жена/любовница». (Чтобы уравновесить эту ситуацию, я придумала второй рисунок, который по справедливости следовало назвать «муж/любовник», см. рис. 16.14).

Рис. 16.12. Изображение «кролика/утки». Этот рисунок был использован в 1900 г. психологом Джозефом Джастроу как пример соперничающей двусмысленности. Когда это кролик, его морда смотрит вправо, когда это утка — влево. Одновременно видеть кролика и утку трудно

Рис. 16.13. «Жена/любовница»

Рис. 16.14. «Муж/любовник»

Австрийский писатель Роберт Музиль словесно описывает умонастроение, необходимое для принятия двусмысленностей или парадоксов: «Есть истины, но нет Истины. Я могу с абсолютно полным основанием утверждать две совершенно противоположные вещи и быть правым в обоих случаях. Одно понимание не должно подавлять другое — они оба имеют право на существование».

«Дневники, афоризмы, эссе и речи», 1955

Оригинальный рисунок, разработанный в 1930 г. американским психологом Э. Борингом, является воистину поразительным примером того, как восприятие может переключаться от одной идентификации или умозаключения к совершенно другой благодаря умело сконструированному набору линий, представляющих два совершенно равноправных, но очень разных изображения.

Понаблюдайте за тем, что происходит в вашем мозгу, когда вы останавливаете выбор на одном или другом образе: либо молодой девушки в ожерелье и меховом воротнике, оглядывающейся через плечо, либо старухи — настоящей ведьмы, — уткнувшей лицо в меховой воротник шубы. (Предоставляю вам самим решить, кто из них жена, а кто любовница.) Разрешив этот парадокс, вы легко отыщете изображения «мужа/любовника» — молодого человека и старика с бородой и в старомодном ночном колпаке.

С другой стороны, вы можете испытать чрезвычайные затруднения в видении альтернативных изображений. Это может указывать на то, что вы предпочитаете однозначные умозаключения. Ваш разум, заранее закрепившийся на первом изображении, может сопротивляться дальнейшей информации, которая подвергла бы сомнению первоначальную идентификацию. Это сопротивление может быть очень и очень сильным, как это обнаружила Кэрол Фреч, рисуя чашку. Если вы не можете увидеть «другую» фигуру, продолжайте пристально смотреть на рисунки; рано или поздно она «проявится».

Эти рисунки обладают странной притягательной силой. Разум, стремясь к окончательному результату и в то же время желая поймать второй образ, будет искать информацию, пока не «поймает» ее — в том смысле, в каком Р. Ф. «поймал» изменение ширины полос на флаге. Когда это произойдет, вы обнаружите, что видите вторую фигуру уже, так сказать, после того, как мозг «нашел» ее. Как это может происходить? Возможно, П-режим представляет Л-режиму два изображения, которые могут быть концептуализированы двумя совершенно различными, но равноправными путями, и Л-режим не может «определиться». Фактически даже после того, как Л-режим постигает оба изображения, он не может принять их одновременно — довольно интересный феномен.


Сейчас читают про: