double arrow

Проблема дисциплины в военной психологии

Отечественная военная психология занимается изучением дисциплины вот уже более 150 лет. Вторая половина прошлого века и первая четверть века нынешнего отмечены интереснейшими публикациями, посвященными различным сторонам этой важнейшей проблемы. Это работы А.Кислова (Военная нравственность - 1838 г.); А.Н.Навроцкого (О воинской дисциплине и средствах к ее охранению и надлежащему развитию - 1874 г.); неизвестного автора, скрывшегося под инициалами П.М.М. (Дисциплина и быт войск - 1881 г.); В.Н.Халтурина (Психологическое обоснование воинской дисциплины - 1896 г.). Глубокие, подчас до нынешних дней не вполне понятые мысли о дисциплине содержатся в трудах М.И.Драгомирова, Н.Д.Бутовского, Д.П.Парского, А.Верховского, А.А.Свечина, Б.Б.Жерве, А.М.Дмитревского, М.В.Фрунзе, Л.Бызова, Ф.Огородникова и других.

Первоначально подход к теоретическому толкованию дисциплины носил умозрительно-эмпирический характер. Долгое время публикации были научно недифференцированными, соединяя в себе военно-тактические, юридические, исторические, педагогические, социологические и многие другие аспекты дисциплины. Несмотря на это, большинству из них была свойственна выраженная психологическая ориентированность. Очевидно, из-за этого сложилась традиция относить проблему дисциплины почти исключительно к области военной психологии. Об этом определенно заявлял в 1931 году один из военачальников периода гражданской войны Г.Эйхе: «Вопрос о дисциплине обычно связывается с исследованиями теоретического, в частности психологического порядка».[114]




Со временем психологические аспекты проблемы определились более четко, что нашло отражение в понятии «психологических основ» дисциплины.[115] Тем не менее и по сей день психологические подходы страдают от некорректного переплетения с другими подходами, - от того, что можно назвать «грубым эклектизмом». Основные причины этого: завышенные административные требования к практической значимости психологических исследований, их «тесной связи» с жизнью; сознательный, а также бессознательный антипсихологизм; психологическая некомпетентность.

В дальнейшем, после М.И.Драгомирова, очень неудачно определившего дисциплину как «... совокупность всех нравственных, умственных и физических навыков, нужных для того, чтобы офицеры и солдаты всех степеней отвечали своему назначению"[116], подход к дисциплине прибрел психолого-педагогический акцент. Практика со временем показала, что подобный подход является односторонним:



во-первых, понятие дисциплины непомерно расширялось, захватывая области, явно выходящие за рамки дисциплины;

во-вторых, создавалось ложное впечатление, что психология и педагогика исчерпывают проблематику воинской дисциплины как с теоретической, так и практической сторон.

Философско-этическая трактовка дисциплины еще больше подкрепляла этот расширительный психолого-педагогический подход.

Фактически же тема воинской дисциплины почти полностью сместилась в область педагогики. Считалось, что дисциплинарная деятельность носит учебно-воспитательный характер. Психологические исследования тоже ориентировались преимущественно на учебно-воспитательные задачи. Тенденция несколько изменилась в результате осмысления практики А.С.Макаренко. Стало ясно, что решать вопросы дисциплины - и теоретически и практически - без учета командно-организаторского аспекта невозможно. Изменение взгляда позволило уточнить педагогическую трактовку вопроса, существенно сузив ее, потому что родилось убеждение: вопросами дисциплины должна в большем объеме заниматься тактика и другие отрасли военной науки. Поэтому и психологии следует рассматривать дисциплинарную проблематику более широко, имея в виду интересы новых потребителей психологической информации. Это явилось дополнительным стимулом отказа от ограниченности индивидуально-личностной ориентацией и направления психологической мысли на социально-психологическую область. Некоторый сдвиг был обозначен публикациями А.И.Китова. Однако основная проблема - действительная роль личности и войсковой общественности в дисциплинарных процессах - не только не была решена, но даже не поставлена.

Шестидесятые годы явились началом качественно нового этапа в психологическом познании дисциплины. Умозрительный подход начал уступать место исследовательскому. В это время ряд работ по вопросам дисциплины был выполнен М.И.Дьяченко и группой под его руководством. Были защищены кандидатские диссертации А.И.Китовым, В.Соколовым, Н.И.Киряшовым, а затем, после десятилетнего перерыва, Н.Н.Фу, Е.Ю.Стрижовым, Л.В.Згуро. Эти и другие работы подвели к необходимости выдвижения новых идей, которые в большей степени соответствовали бы как возросшим возможностям психологии, так и новой социально-психологической ситуации в вооруженных силах страны.

К настоящему времени сложилось представление о психологических основах дисциплины как о специфическом комплексе личностных и межличностных структур и процессов психической регуляции, которые обеспечивают нормативное поведение военнослужащих в полном объеме. В этот комплекс входят:

а) индивидуально-личностная дисциплинированность (структура, развитие, условия функционирования, причины и формы дисциплинарной девиантности);

б) социальная психология групповых (межличностных) дисциплинарных процессов и структур;

в) управленческо-психологические механизмы дисциплины;

г) инженерно-психологические, эргономические и экологические условия дисциплины.

Понятием основ дисциплины охватывается, естественно, и область теории, предметом которой является комплекс психологических механизмов, факторов, условий и закономерностей нормативного поведения военнослужащих. Теория психологических основ дисциплины включает также анализ методологических проблем, к числу которых относится, в частности, вопрос соотношения психологических аспектов дисциплины, с одной стороны, и этических, правоведческих, педагогических, военно-тактических, с другой.

Психология дисциплины имеет свой прикладной, практический аспект. Он обусловливается традиционными обязанностями психологии по отношению к наукам, которые профессионально обеспечивают функционирование и развитие войсковых дисциплинарных систем: тактикой, военной педагогикой, теорией управления войсками, логистикой, юриспруденцией и др. По мере того, как военная психология обогащается собственной практикой (психокоррекция, психопрофилактика и психогигиена), то есть, своеобразной психологической «инженерией", складывается система практически-психологического обеспечения дисциплинарной деятельности войск. Рассмотрим некоторые стороны этой системы.






Сейчас читают про: