double arrow

Экономическое развитие Германской империи в последней трети XIX – начале XX в.


Германия в 1870 -1918 гг.

Становление государственного строя и политическая борьба в Германии в 1871 – 1914 гг.

Экономическое развитие Германской империи в последней трети XIX – начале XX в.

Пункт 1.В результате франко-прусской войны 1870 – 1871 гг. завершилось создание единого германского государства. 18 января 1871 г. в Версале была провозглашена Германская империя, а прусский король Вильгельм I (1797 – 1888 гг.) – ее императором. В апреле 1871 г. рейхстаг принял общеимперскую конституцию. По ней Германия являлась союзным государством, в которое входили 25 самостоятельных политических единиц (4 королевства, 6 вели­ких герцогств, 4 герцогства, 8 княжеств и три вольных города – Гамбург, Бремен и Любек, возглавляемые сенатами) и особая имперская провинция Эльзас-Лотарингия, аннексированная у Франции. Каждое из союзных государств располагало собственными законодательными органами (ландтагами) и разветвленным бюрократическим исполнительным аппаратом. Во главе Германии стоял император (кайзер), который одновременно был королем Пруссии и верховным главнокомандующим армии и флота. Ему принадлежало право утверждать или отклонять все законопроекты, он назначал и смещал высших чиновников, созывал и распускал представительные учреждения империи – Союзный Совет (бундесрат) и рейхстаг. Кайзеру предоставлялось право назначать членов Союзного Совета от Пруссии. Сильными позициями в государственной системе обладал имперский канцлер. Он председательствовал в Союзном Совете и был ответственен только перед кайзером и никак не зависел от рейхстага. Поскольку империя формировалась при несомненном первенстве Пруссии имперский канцлер становился прусским министром-президентом. Отдельные ведомства возглавляли статс-секретари, бывшие по своему служебному положению лишь помощниками канцлера, а не самостоятельными министрами. С 1878 г. основные общегерманские ведомства были закреплены за соответствующими прусскими министрами.




Члены верхней палаты парламента – бундесрата назначались правительствами союзных государств. Конституция предоставляла Союзному Совету право законодательной инициативы и право утверждения или отклонения законопроектов, принятых рейхстагом. Депута­ты от Пруссии, насчитывавшие в Союзном Совете 17 человек (впоследствии их число увеличилось до 22) из 58, могли заблокировать любой законопроект, изменяющий конституцию т.к. для этого требовалось всего лишь 14 голосов. С согласия бундесрата кайзер производил роспуск рейхстага.

Нижняя палата парламента – рейхстаг избиралась в ходе прямых, всеобщих выбо­ров с тайной подачей голосов. Избирательное законодательство не распространялось на женщин, военнослужащих и мужчин моложе 25 лет. Первоначально рейхстаг избирался на 3 года (с 1888 г. на 5 лет). Досрочный рос­пуск нижней палаты производился решением бундесрата при согласии кайзера. На прак­тике инициативу роспуска рейхстага проявляли только кайзер и канцлер. Решения в рейхстаге принимались абсолютным большинством голосов. К компетенции нижней па­латы относились внесение законов, передача петиций бундесрату и канцлеру, участие в исполнении бюджетных и финансовых обязательств, а во внешних делах – ратификация заключенных правительством международных договоров.



Реальные рычаги власти сосре­доточил триумвират император Вильгельм I – канцлер O. фон Бисмарк и начальник Генерального штаба, занимавший свой пост вплоть до 1888 г. Гельмут фон Мольтке (старший). Преоб­ладание в рамках конституционного механизма исполнительной власти, обусловило авторитарные методы управления государст­вом. Причем в 1871-1880-х г. не столько кайзер, сколько канцлер определял политику империи как внутри страны, так и на международной арене. До конца 70-х. гг. усилия Бисмаркабыли направлены на укрепление еди­ных имперских институтов. В частности, в 1872 г. началось введение единого гражданского и уголовного судопроизводства, в 1874 г. – почтово-телеграфной системы, подчиненной имперскому правительству. Характерной чертой системы правления Бисмарка было по­стоянное балансирование между отдельными государствами в Союзном совете и политическими партиями в парламенте, проти­воречия и конфликты между которыми позволяли канцлеру осу­ществлять свое единоличное правление.



В центре политического спектра стояла национал-либеральная партия, главная в 70-е годы опора Бисмарка в рейхстаге, где она имела большинство мест. Эта партия опиралась на широкие круги торговой и промышленной буржуазии и интеллигенции, прежде всего в протестантских регионах Германии. Принципы левого либерализма отстаивала враждебная Бисмарку Германская прогрессистская партия, выступавшая за поли­тику свободной торговли, создание правового государства и парламентаризацию империи. Одним из наиболее видных деяте­лей партии являлся Ойген Рихтер. На правом фланге общественно-политической жизни в империи располагались также две партии: Свободная консервативная (позднее – Имперская), выражавшая интересы крупных аграриев Пруссии и магнатов тяжелой промышленности Рейнско-Вестфальской области и безоговорочно поддерживавшая политику Бисмарка, и Немецкая консервативная партия, созданная в 1876 г. ультраправыми прусскими юнкерами, которые выступали за эко­номический курс государства, выражающий и защищающий их специфические интересы, и требовали сохранения своих приви­легированных политических позиций в империи. Консерваторы опирались на крупное и среднее крестьянство. Особое положение среди политических партий Германии занимали созданная в 1875 г. Социалистическая рабочая партия Германии (с 1890 г. – Социал-демократическая партия Герма­нии), отстаивавшая интересы немецкого пролетариата, и образо­ванная в начале 1871 г. католическая партия Центра. Она выражала в первую очередь антипрусские на­строения, широко распространенные среди населения на юге и западе Германии, особенно в Баварии. Партия Центра имела внушительную социальную базу в лице мелкой и средней буржуазии, крестьян и рабочих католического вероисповедания, а руко­водящее положение в ней занимали аристократы-католики, ду­ховные лица и некоторые представители крупной буржуазии. Лидером партии Центра на протяжении ряда лет являлся адвокат и бывший министр юстиции Ганновера Людвиг Виндхорст.

Проводя по отношению к рабо­чему движению политику «кнута и пряника», Бисмарк попытался разъединить пролетариат и социал-демократию, чтобы привлечь рабочих на сторону государства проведением социальной реформы. По указанию и при непосредственном участии канцлера была разработана серия законов о социальном страховании: закон о страховании на случай болезни (май 1883 г.), от несчастных случаев на производстве (июнь 1884 г.), закон о страховании в связи с инвалидностью и старостью (май 1889 г.). Однако вступление на трон в июне 1888 г. нового кайзера Вильгельма II (1859-1941) резко пошатнуло позиции Бисмарка. Император стремился к единолич­ному правлению страной. Вскоре выявилось различие позиций кайзера и канцлера в «рабочем» и ряде других вопросов. 20 марта 1890 г. последовала отставка О. фон Бисмарка. Новым канцлером был назначен генерал Лео фон Каприви (1831-1899).Главными явлениями новой эпохи стали экспансионистская мировая политика, всплеск национализ­ма, политически мобилизовавшего массы, рабочее и социалистическое движение. В годы канцлерства Каприви в интере­сах промышленников были подписаны новые торговые соглашения с Австро-Венгрией, Бельгией, Италией, Румынией, Швейцарией. По ним взаимно значительно снижались торговые пошлины. Таможенная политика Каприви вызвала недовольство аграриев и привела к его падению. В годы правления его преемника князя Хлодвига Гогенлоэ (1819-1901) проти­воречия между промышленниками и землевладельцами смягчились. Сбли­жение между этими классами получило название «политики сплочения». В эти годы вновь увеличивается численность армии, возрастают военные расходы, была принята первая большая программа строительства военно-морского флота.

После отставки Гогенлоэ в 1900 г. новым канцлером стал Бернхард фон Бюлов (1900 ‒ 1909). Он ловко лавировал между противоборствующими политическими силами. Основное внимание его было сосредоточено на дальнейшем укреп­лении союза между юнкерством и крупной промышленной и финансовой буржуазией. Конкретным выражением этой политики явилось принятие протекционистского таможенного тарифа 1902 г. по которому пошлины на сельскохозяйственную продукцию увеличива­лись на 60-80%. Аграрный протекционизм служил интересам юнкеров. Но и промышленники не оказались обиженными. Прежде всего их инте­ресам отвечало новое значительное расширение программы военно-морско­го строительства.

В проведении «политики сплочения» Бюлову постоянно приходилось преодолевать противоречия внутри правящих классов. Один из таких конфликтов привел к роспуску рейхстага в 1906 г., и на выборах 1907 г. победу одержал сколоченный Бюловом блок, состояв­ший из консерваторов, национал-либералов и леволиберальной партии «свободомыслящих». Создание этого блока знаменовало собой попытку укрепить и расширить союз господствующих классов на основе упрочения империи, активной колониальной политики и противодействия социал-демократии. Известной уступкой либералам и демократическому обще­ственному мнению страны стал имперский закон о союзах 1908 г. Были ограничены широ­кие прежде права полиции по надзору за собраниями, женщины получили право участвовать в них и вступать в различного рода организации. Ранее закон предписывал, чтобы на массовых со­браниях ораторы пользовались только немецким языком, теперь полякам, датчанам и населению Эльзаса-Лотарингии было раз­решено публично выступать на родном языке. Однако одновременно с этим либеральным законом в Пруссии был принят закон об отчуждении, по которому специальная имперская комиссия получила право скупать польские земельные владения, в случае необходимости даже отчуждать их, и продавать только немецким колонистам, чтобы усилить германизацию восточных прусских провинций. Хотя из-за внутренних сложностей и сопротивления польского населения закон практически не применялся, само его существование отравляло политическую атмосферу в Пруссии.

Отставка Бюлова последовала в июле 1909 г. Это было связано с расколом консервативно-либерального блока, на который опирался канцлер в рейхстаге,  из-за разногласий относительно финансовой реформы. Для покрытия государственного долга, перевалившего за 4 млрд. марок, и бюд­жетного дефицита требовалось дополнительно 500 млн. марок ежегодно. Реформа предусматривала введение налога для прямых наследников недвижимости и повышение косвенных налогов на потребительские товары. Против новых косвенных налогов вы­ступили в рейхстаге свободомыслящие и социал-демократы, а консерваторы и Центр протестовали против налога на наследство, усмотрев в нем посягательство на право земельной собственности. Произошла перегруппировка сил в парламенте, где оформил­ся новый блок из депутатов партий Центра и консерваторов. Он нашел свой выход из финансовых затруднений: вместо налога на наследство рейхстаг принял закон о налоге на операции с ценными бумагами и биржевые сделки, так что аграрии еще раз одержали победу над капиталистами. Новым канцлером стал прусский чиновник Теобальд фон Бетман-Гольвег (1856-1921).

Канцлерство Бетман-Гольвега началось в обстановке кризисной внутриполитической ситуации. Возросло влияние рейхстага, где, однако, ухудшились отношения либералов и консерваторов, ведущих между собой острую полемику. В 1910 г. произошло объединение всех леволиберальных групп в Прогрес­сивную народную партию. Она стремилась установить сотруд­ничество с социал-демократами, чтобы обеспечить усиление влияния парламента в государственном механизме посредством проведения соответствующих реформ. На выборах 1912 г. социал-демократы набрали наибольшее число голосов избирателей и стали сильнейшей партией парламента, без которой было уже невозможно принимать какие-либо постановления и законы.

Положение канцлера осложнялось вставшей перед ним проблемой. В проведении дальнейших социальных реформ и либерализации режи­ма он должен был опираться в рейхстаге на левые фракции, которые на­стойчиво требовали установления парламентарной системы в империи. Такой курс означал конфликт с консерваторами, опиравшимися на со­чувствие и поддержку высшей бюрократии и офицерского корпуса. От­каз же от проведения дальнейших реформ мог привести только к росту противоречий и социальной напряженности в обществе, чего кабинет в преддверии надвигавшейся войны всеми силами стремился избежать.Консерваторы обвиняли Бетман-Гольвега в слабости, их не устраи­вала осторожность позиции канцлера. Леволиберальная и социал-демократическая оппозиция критико­вали кабинет главным образом по вопросам внутренней политики. Она считала, что политика канцлера недостаточно отвечает демократическим веяниям времени и слишком часто уступает давлению правых партий. На этом фоне германское руководство, считавшее, что военный конфликт неизбежен, вело энергичную подготовку к нему. В частности, численность армии возросла почти на треть (с 612 до 748 тыс. чел.), было сформировано два новых корпуса и несколько полков тяжелой артиллерии, полевая ар­тиллерия была придана непосредственно пехотным дивизиям, чтобы повысить ее маневренность. В итоге кайзеровская Германия поддержала Австро-Венгрию в июле 1914 г. и вступила в Первую мировую войну.   

 

Пункт 2.Победа во франко-прусской войне принесла Германии 5 млрд. золотых франков контрибуции, а немецкой тяжелой промышленности – железорудную базу Лотарингии, ставшей главным поставщиком сырья для рейнской и рурской метал­лургии. Контрибуция – это денежные суммы, выплачиваемые побежденным государством победителю после окончания войны. С 1871 г. в стране продолжился быстрый и мощный экономический рост. В империи был установлен упрощенный заявительный порядок образования акционерных обществ и создан единый эмиссионный Имперский банк, введена единая валюта – марка, обеспечивавшаяся с 1873 г. золотым стандартом. К моменту образования Германской империи промышленный переворот вступил в завершающую стадию, тогда же капита­лизм свободной конкуренции достиг апогея своего развития. С 1870 по 1872 г. промышленное производство в Германии возросло на одну треть, выплавка чугуна – на 40%, а стали – на 80%, почти на 30 % увеличилась добыча каменного угля. Быстрыми темпами развивались машиностроение и текстильная про­мышленность, где заметное место заняло хлопчатобумажное про­изводство Верхнего Эльзаса. С развитием текстильного производства быстро росло значение химической промышленности. Быстрые темпы индустриализации Германии были связаны с тем, что ее промышленность имела возможность широко заимствовать опыт и технологию развитых капиталистических страни строить новое производство на базе самой современной тогда техники. Она располагала высококвалифицированными рабочими и превосходными техническими специалистами и изобретателями.      Специфической чертой экономического подъема 1871 – 1873 гг. в Германии стало учреждение множества новых акционерных обществ, широкомасштабные биржевые спекуляции и финансовые махинации. За два года в империи было создано почти 700 акционерных обществ с капиталом в 2 млрд. марок. Их акции приобретались широкими слоями населения. Возросла роль банков. Крупнейшими банками империи стали «Дойче банк», «Дисконто-гезелльшафт», Дрезденский и Дармштадтский банки. Период биржевых спекуляций закончился крахом германской экономики. Осенью 1873 г. ряд банков объявил о своем банкротстве. Сразу вслед за этим стал стремительно падать курс ценных бумаг на всех немецких биржах, сотни тысяч акционеров оказались разоренными. Начавшийся в форме биржевого краха, процесс перешел в сильнейший кризис перепроизводства. Промышленный кризис дополнился в 1875 г. кризисом аграрным, который был вызван притоком в Европу дешево­го американского и канадского зерна, а также хлеба из России и Австралии.

Наступившая вслед за затуханием кризиса долгая депрессия имела далеко идущие последствия. С планами хозяйственного переустройства в поисках выхода первыми выступили крупные промышленники. При этом они развернули яростную критику экономической политики государства. По убеждению промышленников, а затем и помещиков и финансистов, кризисное состояние немецкой экономи­ки усугублялось свободным ввозом товаров из-за рубежа. Поэтому они стали выступать за введение протекционистских пошлин на импортные товары. В итоге в 1879 г. такие пошлины были введены на ввоз железа, леса, зерна, скота. Это должно было повысить цены на иностранную продукцию и улучшить шансы отечественных промышленников и помещиков на сбыт своей продукции. От введения новых пошлин на такие колониальные товары как табак, чай, кофе и т.п. и протекцио­нистского таможенного тарифа выигрывало и государство, дохо­ды которого значительно возросли.

Вконце XIX – начале XX в. экономика Германии продолжала развиваться ускоренными темпами. К 1910 г. Германия вышла на второе место в мире после США по уровню промышленного производства. В немецкой промышленности произошли глубокие структур­ные изменения. Если доля мелких предприятий неуклонно пада­ла, то число крупных (свыше 50 работников) в начале XX в. значительно возросло. Хотя от общего числа промышленных предприятий они составля­ли всего 1,5%, на них была занята почти половина всех рабочих, около 5 млн. из 11-миллионного немецкого пролетариата. Быстрая концентрация производства проявилась в ускоренном образовании монополистических объединений, число которых возросло с 210 в 1890 г. до 600 в 1911 г. Некоторые из них достигли гигантских размеров и стали монополистами в своих отраслях. Так, Рейнско-Вестфальский каменноугольный синдикат контролировал 95-98% добычи угля в этом районе и половину в остальной Германии. Все сталелитейные заводы объединились в единый Стальной трест. В электротехнической промышленности господствовали два общест­ва – «Сименс-Хальске» и АЭГ (Всеобщая электрическая компа­ния), в химической – «ИГ Фарбениндустри» и БАСФ. На них приходилось две трети всего мирового производ­ства анилиновых красителей.

Такой же процесс шел и в банковском деле, где в 1909 г. 9 берлинских банков контролировали 83% всего банковского ка­питала. Начали создаваться мощные банковские группы с разветвленной сетью провинциальных отделений, имевшие тесные связи с крупнейши­ми промышленными объединениями. С развитием финансового капитала значительную роль стали играть заграничные инвестиции, прежде всего в Юго-Восточную Европу, АвстроВенгрию, Турцию и Южную Америку. По раз­меру вывезенного капитала (35 млрд. марок) Германия сравнялась с Францией и уступала только Англии.

 







Сейчас читают про: