double arrow

Неолит Беларуси


Каменный век заканчивается эпохой неолита. Его начало определяется по-разному – с распространения шлифованный орудий труда, керамики, архаичного земледелия и животноводства. Более целесообразно отсчитывать начало неолита в лесной полосе Европы со времени, когда присваивающее хозяйство достигло максимального развития. Люди получали пищи больше, чем необходимо, и поэтому могли заготовить ее про запас. Свободное время, полученное человеком, использовалось для дальнейшего совершенствования хозяйства, быта и развития культуры. Он научился изготавливать и обжигать глиняную посуду. Наличие посуды – необходимое условие для сохранения пищи, а развитое рыболовство – главное средство ее добычи.

Неолит начался на Беларуси 4500-4000 лет до н.э. у племен, которые жили в соседних с Волынью юго-западных регионах. Кроме раннего периода в неолите выделяются средний (3500-2500 лет до н.э.) и поздний (2500-1800).

Эпоха неолита на Беларуси – это в основном история племен с гребенчатой керамикой. Населения с другой, шнуровой керамикой появилось в конце эпохи (на западе, в Прибалтике) или открывало собой новую эпоху – бронзовый век (Волынь, Поднепровье). На территории Беларуси в неолите существовала крупная этническая и культурная общность, в которую входили племена 4-х культур – неманской, днепро-донецкой, верхнеднепровской, нарвенской.




Неманская неолитическая культура.

Ареал распространения – верховья Припяти, почти все Понеманье и частично бассейн Вислы. Датировка – 4500-2000 (1800) лет до н.э. Начала формироваться в южной части ареала и только на последней стадии развития распространилась на северный запад. Известно до 300 памятников, исследовано около 30, в том числе около деревень Добрый Бор Барановичского, Камень, Лемешевичи Пинского, Низ, Русаково Слонимского районов и др. Стоянки Камень и Озерное Любанского района оказались со временем на метр ниже уровня воды.

Для культуры характерны в основном небольшие наземные жилища овальной формы с очагом в середине. Около 20 таких объектов выявлено на поселении Камень, 4 очага, обложенных камнем, имелись на стоянке Лысая Гора Столбцовского района. На позднепалеолитической стоянке Добрый Бор раскопан 3 полуземлянки прямоугольной формы с очагами. Площадь жилищ 10-13м2. Исключительным памятником культуры являются Красносельские шахты по добыче кремня (Волковыский район). Выявлено более 1000 шахт, которые углублялись в толщу мела на 5-8м. Исследовано 150 шахт и мастерские, в которых обрабатывали сырье, делали грубые заготовки для крупных орудий труда. В одной шахте найдены останки шахтера (культуры одиночных захоронений), в других – много горняцких кирок и копалок из рогов лося или оленя.



Горшки обычно имеют высокую коническую нижнюю часть, расширенную вверху, с намеченной шейкой. Среди орнаментальных мотивов – в основном поперечных полос – встречаются диагональные, треугольные узоры. На последнем этапе встречаются насечки, шнуровые оттиски. У некоторых горшков орнаментированы край и венчик с внутренней стороны. Остродонная посуда постепенно сменяется плоскодонной.

Кремневые орудия встречаются на поселениях Неманской культуры в большом количестве – много треугольных стрел, разнотипных топоров и тесел, широких и узких ножей с заостренным концом, скребков, скобелей, разных проколок. На стоянке Камень выявлено 9000 орудий из кремня, 70 из рога и кости (мотыги, топоры, проколки, ножи). Сохранились 3000 костей животных, в основном кабана, оленя, лося, тарпана, бобра, зубра или тура, и, что особенно важно, крупных рогатых животных, а также свиньи.

Днепро-донецкая культура. Ареал – Восточное Полесье, на восток от Горыни, включая низовья Березины и Сожа, а также среднее Поднепровье. Датировка – 4300-2000гг. до н.э. В северо-восточной Беларуси известно до 150 памятников, наибольшие группы около д. Осоревичи Брагинского, Юровичи Калинковичского, Лучажевичи Мозырского, Красноселье, Ломыш, Хвощевка Хойникского районов. Остатки двух жилищ выявлены на северо-западном берегу озера Литвин. Одно жилище овальное полуземляночное размерами 3,6-5м с узким входом с юга и опорным столбом посредине, остатками очага, обложенного камнями. Другое жилище – прямоугольное 4,5х5м с очагом в углу, которое было вымощено небольшими камнями. Захоронения этого времени известны только на Украине. Умерших хоронили сначала в родовой могиле, потом индивидуально: клали на спину, посыпали охрой, рядом ставили горшок. Около скелетов встречаются подвески из зубов, костяные пластины для одежды, орудия труда.



Глиняная посуда обычно низкая, широкогорлая, с высокой конической придонной частью. В позднем палеолите появляется посуда с плоским дном, изготавливались небольшие кубки, орнаментированные грузила. Орнаментация посуды очень богатая, сложно-геометрическая, с фигурами, трехзональная. Особенную красоту придают овальные лапчатые наколы. На стенке одного горшка из поселения Литвин помещен мифический эпизод: мужчина-воин, который танцует перед уткой. На посуде из Киевщины сохранились отпечатки зерен ячменя. Среди найденных вещей треугольные наконечники стрел, ножи, скребки, проколки, в основном угловые резцы, мелкие вставки рубящих и режущих орудий, иногда пластинчатые наконечники стрел, орудия из рога (тесла, топоры, проколки).

Люди днепро-донецкой культуры были высокорослыми, сильные, долихоцефалы (длинноголовые), с широким лицом, типичные северные европеоиды.

Верхнеднепровская (рогачевская) культура. Существовала в бассейне Верхнего Днепра на север от Ипути и устья Березины, охватывала междуречье и пространство в направлении от Оки до Валдая, ее датировка 4000-2000 (1800)гг. до н.э. На территории восточной Беларуси, в основном в бассейне Сожа, известно около 200 стоянок, из которых 30 раскапывались – около деревень Веть Быховского, Глыбовка, Новые Громыки, Рудня Шлягина Ветковского, Демьянки, Дубовый Лог Добрушского, Романовичи Гомельского, Струмень Кормянского районов.

На ранних стоянках около д. Дубовый Лог исследовано два круглых жилища диаметром 3м с очагом посредине. Остатки жилищ с очагом, которое было обложено камнем, нашли на стоянке Залесье. Жилища углублялись в почву на 02-04м. Несколько поздних овальных жилищ размерами 2,5-4м, которые углублены в землю на 0,8м, изучены на стоянке Струмень. Они имели неровный пол, очаг посредине или около стены и почти всегда яму неизвестного назначения. На поселении раскопано также втрое больше хозяйственных ям, рабочих мест мастеров. Исследовано прямоугольное жилище с 6 опорными столбами по периметру и очагом посредине на стоянке Лучин. Яма для обжига посуды выявлена в Лоше.

Горшки были довольно высокие с низкой конической или яйцеподобной донной частью. Край посуды оставался вертикальным. Высота, обычно больше чем диаметр, достигает 35-50см, стенки толстые, небрежно заглаженные. В глиняном тесте имелась грубая растительная примесь, позднее использовался песок. Однообразная орнаментация покрывает всю поверхность или концентрируется вверху. Почти половина узоров состоит из отпечатков гребенчатого штампа, в более раннее время крупного, затем мелкозубчатого. Любимыми были орнаменты с густо размещенных овальных ямок или лапчатых отпечатков.

На стоянках использовалось много разнотипных кремневых орудий. Встречаются пластинчатые, треугольные и ромбовидные наконечники стрел. Половина изделий – скребки, скобли, среди находок немало небольших, грубообработанных тесел, топоров, пикоподобных орудий. Костяное производство известно только по некоторым находкам в долине р. Бася. Микролитический вид инвентаря и архаичность отдельных типов орудий свидетельствует о местном происхождении верхнеднепровской культуры.

Нарвенская культура. Была распространена в северной части территории Беларуси. В 3600-1800гг. до н.э. Белорусского Поозерье от бассейна Вилии до междуречья Двины и Днепра на север от Орши, как почти вся Прибалтика, входила в ее ареал. Верхнедвинский ее вариант часто рассматривают как отдельную усвятскую культуру. Основное количество памятников размещается на берегах озер под пластами торфа. В Беларуси известно до 40 стоянок, из которых раскапывались Особец Бешенковичского, Сосенка Вилейского, Плиса Глыбокского, Головск Сенненского районов.

Над кривинскими стоянками образовался пласт торфа толщиной до 1,5м. Много интересных вещей из кости, рога и дерева дали торфяниковые поселения Осовец и Кривина. Бабиновичи и Затенье занимают промежуточное положение в отношении верхнеднепровской культуры. Со временем под воздействием культуры шнуровой керамики нарвенская эволюционировала в северобелорусскую культуру, существование которой затянулось до 1600-1500гг. до н.э.

На стоянке Осовец, которая в древности находилась на берегу большого озера, были выявлены очаг, частично сложенный из камня, остатки деревянных построек на полях; на Кривине – более 3000 костей животных. Охотились преимущественно на кабана, медведя и лося. Жилища имели двухскатную крышу, в середине – очаг. Сохранились даже остатки пищи, а рядом – скорлупа водяных орехов, желуди, раковины.

Кривинская стоянка славится в археологии своими изделиями из кости и рога, на стоянке Осовец их найдено около 450 – наконечники стрел и дротиков, шилья, проколки, тесла, топоры, гарпуны, кинжалы, рыболовные крючки. Уникальными являются изображение бородатого мужчины, вырезанное из кости лицо – «осовецкая мадонна», фигурки змея и птиц, лося, подвески из зубов бобра. Найдены также костяные подвески, браслеты, кольца, накладки, вероятно, на одежду. Торфяной слой сохранил в себе и некоторые деревянные изделия – остатки челна и весла, ложки, рукоятки орудий. Очень интересная находка – идол в виде широколицего мужчины.

Для нарвенской культуры характерны низкие горшки с высокой конической или яйцеподобной донной частью. Орнаментация состояла из редких поперечных лент или рядов. Они получались насечками, наколами, ямками, изредка нанесенными мелкозубчатами отпечатками. Позже поверхность горшков стала штриховаться и только потом покрываться орнаментом. Среди последних сетки, зигзаги, дугоподобные мотивы. Часть их выполнялась отпечатками шнура. На стенках горшков бывают изображения человека и утки.

Производство керамики – очень характерная черта эпохи, которая наступила сначала на южном западе Беларуси. Местные племена под воздействием населения Волыни и, возможно, Повисленья, научились изготавливать глиняную посуду. Они усовершенствовали присваивающее хозяйство, потом начали постепенно переходить к производящему, что обеспечило получение и сохранение прибавочного продукта. Очень много времени потребовалось на овладение примитивным земледелием и скотоводством.

Земледелие пришло на территорию Беларуси от племен Балканского полуострова, с Дуная и Днестра, через Волынь. Им овладели сначала племена нарвенской и днепро-донецкой культуры. Понадобилось не менее 2-х тысячелетий, чтобы вся Беларусь сделалась земледельческой страной. Этот величайший в истории человечества хозяйственный переворот получил название неолитической революции, однако, для большинства населения Беларуси он осуществлялся в следующую эпоху (бронзовый век).

До конца эпохи неолита на территории Беларуси жило около 5-6 тысяч – в среднем по 10-20 человек на каждой из 200 одновременно существовавших стоянок (1 человек на 30м2). Были заселены только речные долины более-менее больших рек. На территории Беларуси ареалы культур совпадали в основном с бассейнами рек Западной Двины (нарвенская), Днепра (верхнеднепровская), Припятское Полесье делили две культуры – неманская и днепро-донецкая. Могильники днепро-донецкой культуры, найденные на Украине принадлежали северным европеоидам или поздним кроманьонцам.

В связи с натиском племен древнеямной культуры постепенно исчезает днепро-донецкая культура, в бассейне Сожа появились поселения с ямочно-гребенчатой керамикой, характерной для фино-угорского населения. На юге Полесья население трипольской культуры начали вытеснять кочевники, которые хоронили умерших в ямах под курганами. В область Повисленья начали расселяться племена неманской культуры. Вероятно, на это повлияло проникновение на север Восточной Европы западной ветви фино-угорских племен. Около 20 названий рек и озер этих мест являются фино-угорскими. Местная нарвенская культура обогатилась некоторыми видами ямочно-гребенчатых орнаментов. Почти повсеместно на юг от Западной Двины пришельцы были ассимилированы местными жителями. Большую враждебность встретили племена лейкоподобных кубков, которые были вынуждены насыпать вокруг своих поселений валы и ставить заборы. Под их воздействие посуда становилась плоскодонной и горловина лейкоподобной. Однако эта культура со временем менялась, в ее составе появляется все больше шароподобных амфор (влияние древнеямной культуры). Относительно этнической принадлежности этих двух культур мнения исследователей расходятся. Бесспорно, они принадлежали северным европеоидам. Последние могли разговаривать на древнеиндоевропейском языке или освоили его под влиянием племен древнеямной культуры.

Неолитические племена делились между собой – у одних хозяйство оставалось присваивающим, основывалось на развитом рыболовстве, другие начали переход к примитивному земледелию. По-прежнему большую часть продуктов давали коллективные формы рыболовства и охоты. Общие усилия требовались при расчистке лесов под поля. Поэтому члены общины, как и в древнее время, совместно владели основными средствами ведения хозяйства. Однако появился обычай, когда охотник или земледелец оставлял себе большую долю.

В неолите особенно развивается первая форма собственности – племенная. Каждое племя занимало определенную территорию, имело свои охотничьи и рыболовецкие, а позднее и земледельческие участки.

В связи с ростом населения часть родов была вынуждена отделятся и переходить на новые места. Постепенно образовалась группа племен, говоривших на близких языках. В эпоху неолита начали создаваться значительные этнические общности, которые населяли четко очерченные области. Каждая группировка племен отличалась от соседней материальной культурой, а также особенностями духовной жизни – культами, представлениями, обычаями и традициями. Памятники материальной культуры, орудия труда, украшения, формы и орнаментация посуды, которые остались на местах поселений, обычно довольно специфические. Они объединяются в одну совокупность – археологическую культуру. Позже нарушилось соответствие культуры определенному этносу.







Сейчас читают про: