double arrow

Тихонъ Задонский


Пока дух благодати пребывает с церковью (а он пребудет с истинной церковью до скончания мира): каков бы ни был дух века, в церкви не могут не быть по­движники духа Христова. В русской церкви и в послед­нее время были великие подвижники благочестия. Таковы были: в Києве — прозорливый Досифей, 30 летъ пробывши в затворе[99], в Сенаксарской пустыни настоятель ее — отец Феодор Ушаковъ[100], в Саровской пустуни —игум. Пахомий, отшельники Александр и Марко[101], на Валааме — Назарий[102] и Клеопа —делатель умной молитвы (†1811 г.), в Оптиной пустыни Феофан, в первую и последнюю не­делю вел. поста не вкутавший ничего, а в прочие вкутав­ший на третий день (†1819 г.)[103], в Задонском мона­стыре — Георгий из дворян Машуриных[104] и многие другие. Скажем подробнее о самых известных по великим подвигам.

Таков был блаж. Тихон, образец пастырей на воро­нежской кафедре, образец христианскаго подвижничества в Задонском уединении. Отказавшись от пастырского служения по болезни, он проводил ночь в молитве, утро и вечер посвящал чтению слова Божия, и ходил в храм слушать богослужение. Потеря часовъ беседы с Господом была для него потерею тяжелою, и онъ умолял келейника — отказывать в часы молитвы его посетителям. Не редко, полный скорби о грехах, с горькими слезами на ланитах, простертый на земле, он только взывал: Господи, помилуй! «Я ни­чего своего не имею, все — Божие, а не наше», говорил святитель-подвижник и — раздавал бедным всю пенсию свою; им же отдавал и то, что присылали благотворитель­ные люди. После молитвы любимым занятием Тихона была беседа с каждым о спасении души. Он собирал вокруг себя детей и учил их молиться Богу, входил в разговор с крестьянами и учил любви к труду и страху Божию, делил скорби несчастных. Иногда выезжал к знакомым, и чаще тогда, когда не ожидали его, но имели нужду в его советах. Кроме устных бесед вел благо­честивую переписку, излагал мысли в письмах. «Сокро­вище духовное, от мира собираемое» было плодом пустынных размышлений его о природе и людях в продолжение 1777 - 1779 г. Въ последние два года своей жизни много страдал от головной боли и нервных припадков и мирно почилъ 13 августа 1783 г.




«Задонский подвижник преимущественное внима­ние уделял не вероучительным проблемам, а вопро­сам нравственности. Его живое сердечное богосло­вие во многом отличалось от господствовавшей ранее безжизненной эрудиции и школьной учености.

Святитель Тихон имел цельное и правильное вос­приятие духовного мира. Он никогда не терял трез­венности и чувства меры. Благочестивым настрое­ниям он придавал большое, но не исключительное и не самодовлеющее значение в религиозной жиз­ни. Для него «мерой всех вещей» оставался Бог, а святые догматы — основой и оградой нравственнос­ти. Его живое богословие питалось не из личного только, но и из общецерковного опыта духовной жизни. Если масоны и с ними те, кого не устраива­ла почему-либо официальная Церковь, мнили себя выше Церкви, то святитель Тихон смиренно созна­вал себя недостойным ее сыном и в полном послу­шании проходил свое служение в ней»[105].







Сейчас читают про: