double arrow

Тридцатилетняя война. Когда, в 1618 году, вспыхнуло восстание в Моравии и Богемии, Валленштейн спас из Ольмюца государственную казну


Когда, в 1618 году, вспыхнуло восстание в Моравии и Богемии, Валленштейн спас из Ольмюца государственную казну, участвовал со сформированным им кирасирским полком в подавлении восстания и очистил всю страну от протестантских войск, за что был произведён в генерал-майоры с назначением губернатором Моравии. В войне с Габором Бетленом, князем Трансильвании, нанес ему решительное поражение при Штандмюце, а его союзнику, маркграфу бранденбург-эгерндорфскому — при Кремзире (1621 год).

Скупив в Богемии многие конфискованные имения и получив от императора обширное Фридландское поместье на границе Силезии, включая Либерец, Грабштейн и Валечов, Валленштейн стал одним из богатейших людей в Австрии. В 1623 году за победу над Габором Бетленом он был возведён в звание имперского князя и герцога. В 1625 году, когда средства императора для борьбы с протестантами совершенно истощились, Валленштайн, обладавший 30-миллионным состоянием, предложил выставить 50-тысячную армию за свой счет (с уплатой впоследствии), при условии быть её главнокомандующим и содержать её контрибуциями с неприятельских земель. Император согласился на это. Слава и щедрость Валленштейна быстро привлекли под его знамена множество народа. С этой новонабранной армией он разбил Мансфельда, разгромил Мекленбург, Померанию, Шлезвиг, Голштинию, при помощи Тилли нанес решительный удар датчанам, принудивший Христиана IV заключить в 1629 году мирный договор в Любеке.




Мекленбургские владения, которые Валленштейн завоевал, переданы были ему императором, с титулом герцога Мекленбургского. Но по мере успехов Валленштейна, высокомерие и надменность развились в нём до последних пределов и навлекли на него ненависть имперских князей, возмущенных, кроме того, и насилиями его войск. Уступая их просьбам, изложенным на Регенбургском съезде (1630), император лишил Валленштейна начальства над католическим воинством. Последний принял это известие с гордым равнодушием и, оставив армию, удалился в Прагу, где зажил частным человеком.

Бездействие его, однако, продолжалось недолго; успехи шведского короля Густава-Адольфа заставили императора вновь обратиться к помощи Валленштейна, но тот только после долгих просьб согласился (1632) принять начальство над армией. Согласие это он обставил такими условиями, которые давали ему неограниченную и бесконтрольную власть не только в армии, но и в землях ею занимаемых. Набрав новые полки, Валленштейн взял Прагу, очистил Богемию от саксонских войск; но, двинувшись затем в Баварию, он, несмотря на тройное превосходство сил, три месяца простоял под Нюрнбергом, занятым Густавом-Адольфом, и от боя уклонялся. Потерпев затем поражение под Лютценом, Валленштейн отступил в Богемию, и, убедясь в трудности вытеснить шведов из Германии, решился достигнуть этого посредством постепенного отторжения от них союзников.

Для этого он вступил в переговоры с курфюрстом саксонским и, продолжая решительные военные действия против шведов там, где мог бить их по частям, щадил их протестантских союзников в Германии. Это послужило врагам герцога предлогом для обвинения его в измене. Ещё большим поводом к обвинению Валленштейна послужило освобождение взятого им в плен графа Турна, главы восстания в Богемии. Особенно злобствовали на Валленштейна иезуиты.







Сейчас читают про: