double arrow

Лекция № 1. Объект и предмет онтолингвистики


План

1. Онтолингвистика как наука об онтогенезе речевой деятельности, процессах усвоения языка ребенком.

2. Предмет, цели и задачи дисциплины «Онтогенез речевой деятельности», её место в системе других научных дисциплин: психофизиологии, нейропсихологии, психолингвистики.

3. Необходимость знаний о закономерностях психического и речевого развития ребенка в норме.

4. Условия нормального развития речи. Социальный фактор. Физиологический фактор. Психологический фактор.

5. Понятие о языковой способности.

6. Значение теоретических и экспериментальных исследований детской речи для современной логопедии.

Литература

1. Возрастная психолингвистика: Хрестоматия. Учебное пособие /Составление К.Ф.Седова. – М., 2004.

2. Ковшиков В.К., Глухов В.П. Психолингвистика. Теория речевой деятельности. Учебник для педагогических и гуманитарных вузов / В.П. Глухов. - М.: Изд-во АСТ, М., 2007

3. Онтогенез речевой деятельности: норма и патология. Монографический сборник /Отв.ред.Л.И.Белякова. – М., 2005.

4. Психолингвистика: Учебник для вузов /Под ред.Т.Н.Ушаковой. – М., 2006.

5. Ушакова Т.Н. Речь: истоки и принципы развития. – М., 2004.




6. Цейтлин С.Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи. - М., 2000.

Более 130 лет назад один из виднейших российских лингвистов А.А. Потебня обратил внимание на то, что маленький мальчик, разглядывая электролампочку, назвал ее «арбузиком». Этот факт стал для ученого поводом для серьезного обсуждения в книге «Мысль и язык». Казалось бы, ничего особенного здесь нет: ребенок не знал названия нового для него предмета, усмотрел сходство внешней формы (“нечто шарообразное”) двух разных объектов и перенес известное ему слово для обозначения нового предмета. Однако к тому, что мы только что объяснили, надо было самостоятельно прийти: нигде об этом еще никто не писал. А ведь в этом частном случае заключены многие закономерности, одна из которых – мотивация нового значения слова, развитие многозначности слова (полисемия).

Через сто лет сформировалась наука ПЛ. И первым объектом ее изучения стала детская речь. К настоящему времени область, охватывающая проблемы речевого онтогенеза, претендует на выделение в самостоятельную исследовательскую дисциплину – возрастную ПЛ (еще ее называют онтолингвистикой, или лингвистикой детской речи).

Речевой онтогенез – совокупность речевых преобразований, претерпеваемых языковой личностью от рождения до конца жизни (термин «онтогенез» ввел нем. биолог Геккель в 1866 г.).

Термин речевой онтогенез (от гр. онтос (сущее) + генез (развитие) в строгом смысле должен относиться к развитию речи человека в течение всей его жизни, однако, практически он применяется к развитию речи ребенка.



Основные факты речевого онтогенеза относятся обычно а) к раннему, так называемому дословесному, периоду жизни от рождения до года и б) от года до школьного возраста, 7 лет, в) существуют также исследования развития речи ребенка школьного возраста.

Время перехода от дословесного к речевому периоду неодинаково у разных нормальных и здоровых детей, они разделяются ключевым моментом развития — появлением у ребенка первых слов.

Тема речевого онтогенеза значима в двух аспектах. Во-первых, получение фактов, описывающих ход развития детской речи, имеет значение для обогащения самостоятельной области практического знания, связанного с мониторингом воспитания ребенка, а также для разработки путей помощи детям, страдающим той или иной формой отклонения в нормальном развитии. Во-вторых, в детском возрасте открываются уникальные возможности для проникновения в природу речеязыковой способности в целом.

Разные науки обращены в настоящее время к изучению речи: это психология, логопедия, физиология, психоакустика, медицина, педагогика. В этом ряду психология, находящаяся в системной связи со многими из названных отраслей знания, выделяется как основная для данной проблематики наука, поскольку она ответственна за познание всей совокупности связанных с детской речью вопросов, за понимание самой природы речеязыковой способности, ее развития и функционирования.

Тема ранней детской речи занимает сейчас в мировой психологии большое место. Во многих странах существуют сильные исследовательские коллективы, разрабатывающие ЭТУ область; наращивается международное сотрудничество специалистов, выпускаются книги и журналы с участием психологов из разных стран: США, Германии, Италии, Финляндии, России. Предлагаются новые разработки, пересматриваются считавшиеся прежде незыблемыми позиции.



Возрастная психолингвистика – комплексная наука, исследующая речеязыковую способность человека в аспекте ее зарождения и развития. Разные науки обращены к изучению возрастной психолингвистики: психология, логопедия, физиология, психоакустика, медицина, педагогика. Психология, находящаяся в системной связи с названными отраслями знания, выделяется как основная для данной проблематики наука, поскольку она ответственна за познание совокупности связанных с детской речью вопросов и понимание природы речеязыковой способности, ее развития и функционирования.

Одним из основополагающих в теории возрастной психолингвистики является вопрос о соотношении наследственного и социального факторов в развитии речи. В рамках этого вопроса стоит задача определить, в какой мере способность к речи и языку наследственно обусловлена, в какой она является продуктом социальных воздействий. Решение этой задачи важно не только в теоретическом, но и в практическом плане – в тех случаях, когда идет речь о помощи людям, прежде всего детям, страдающим разного рода “речевыми недугами”. Преобладающей в ХХ веке стала так называемая “социологическая модель”, согласно которой язык – социальное явление, развитие речеязыковой способности маленького ребенка осуществляется за счет усвоения языка от окружающих, который, в свою очередь, создан путем коллективных усилий общества. Одно из оснований такой позиции в том, что каждый ребенок начинает говорить на языке, который он слышит вокруг. Однако в возрастной психолингвистике социологическая модель оставляет много нерешенных вопросов. Если язык – социальное явление, то какую роль в его усвоении играют психологические и психофизиологические механизмы ребенка? По каким законам идет усвоение языка? Почему усилия специалистов по преодолению трудностей в речевом развитии наталкиваются порой на непреодолимые препятствия? В чем суть дословесного периода в речевом онтогенезе? Почему этот период единообразен у детей по всему миру?

В настоящее время накоплен достаточно большой объем данных, свидетельствующих о том, что наследуемые (генетически обусловленные) особенности нервной системы человека оказывают большое, а в раннем детском возрасте решающее влияние на речевое развитие.

Два вида фактов склоняют к данному суждению. Это – данные психогенетических исследований в области речеязыковой способности человека и изучение хода речевого онтогенеза.

Психогенетические работы снабжают нас свидетельствами того, что существует наследуемость ряда признаков речи, передача их от поколения к поколению (см. Ушакова, 2004б). Так, для выявления генетического компонента языка сравнивались лингвистические способности усыновленных детей с аналогичными показателями их биологических и приемных родителей. Обнаружено, что генетический фактор проявляется в данных условиях более мощно, нежели средовой.( Cardon L., Fulker J., DeFries J., Cypher L., Fulker D., Plomin R.). Из поколения в поколение передаются разного рода нарушения в механизме языка (Hammer D., Copeland P.). Описана, например, семья, где бабушка передала свои речевые проблемы четырем из пяти своих детей; в свою очередь из 23-х ее внуков 11 имели проблемы с языком (С. Пинкер). Прослежены особенности протекания так называемой дизлексии («слепотой на слова»). Она характеризуется тем, что психически нормальные люди испытывают трудности при прочитывании написанных слов, причем количество дизлексиков по разным оценкам колеблется от 5 до 30% в человеческой популяции. Исследования показали, что дизлексия имеет семейный характер: по крайней мере один компаньон обычно присутствует в семье у дизлексика (Hammer D., Copeland P.) . Выявлены и другие случаи проявления генетического фактора в речевой деятельности людей (Plomin R., Emde R., Braungart J. et al. Reznick J.R., Corley R., and Robinson J. Ganger J., Stromswold K.)

Факты генетических влияний прослеживаются и при изучении хода речевого онтогенеза. Они обнаруживаются в дословесном периоде развития ребенка в форме спонтанности действия и саморазвития отдельных дословесных проявлений (Бельтюков, 1977, 1988, 1997; Ляксо и др., 2002; Ушакова, 2004а; 2004б ; Kuhl & Meltzoff, 1995 и мн.др.).

Спонтанная способностью выражать с помощью голосовых проявлений свое внутреннее психологическое состояние дитя обнаруживает сразу после появления на свет. Эта способность проявляется в реакция крика новорожденного, которая имеет внешнюю (голосовые проявления) и внутреннюю (детские аффекты, эмоции) стороны. Такой же структурой обладает речь взрослого человека: она выражает психическое содержание (эмоции, желания, мысли) с помощью голоса или другого движения. Первый детский крик – это психофизиологический зародыш будущей речи, содержащий в себе ее главное качество – внешнее звуковое выражение внутреннего психического состояния. Другие ранние голосовые проявления ребенка (крик, плач, гуление, лепет) также проявляют качество спонтанности. Они независимы от социума, идентичны у всех детей мира, как слышащих, так и глухих от рождения. По типу саморазвития наращивается способность младенца воспринимать и различать речевые звуки и слова, таким же образом развивается способность малыша артикулировать речевые звуки. Современная наука располагает многими данными о спонтанности в развития артикулирования и восприятия речевых звуков (Бельтюков, 1977, 1988, 1997; Ляксо и др., 2002; Kuhl & Meltzoff, 1995; Cutler et Mehler, 1993; DeCasper, Fifer, 1980; DeСasper, Spence, 1986; Jusczyk, Frederici, 1993; Kuhl, 1994; Moon, Cooper, Fifer, 1993 и мн. др.).

Предложена гипотеза, объясняющая исходную причину голосового самовыражения (Ушакова, 2004б). Она опирается на представление о реактивной сущности работы речеязыковых структур человека. Человеческий мозг, подобно остальным органам тела, наделен потребностью и способностью выведения вовне, экспрессии, образующихся в нем внутренних активных состояний. Речевая экспрессия осуществляется через различные двигательные органы. Артикуляционный аппарат – лишь один из возможных каналов реагирования. В раннем онтогенезе психическое возбуждение ребенка распространяется не только на звукообразующие, но и многие другие органы: мышцы рук, ног, лица. У людей “говорящими” бывает мимика, пантомимика, общее двигательное поведение. В субъективном плане речевая активность представляет собой намерение высказаться, т.е. интенцию, имеющую врожденный характер, формы ее проявления одинаковы у новорожденных по всему миру независимо от типа усваиваемого языка (Ушакова, 2004а; Bates, Tomasello, 2002).

Новый этап речевого развития ребенка наступает в возрасте близком к году. В это время при нормальном развитии дети обнаруживают способность в известных пределах понимать речь окружающих, употреблять первые слова, а порой и словосочетания. Все это возможно потому, что ребенок достиг такого уровня развития, при котором он воспринимает речевые звуки, различает на слух элементы речи окружающих людей; ему доступно произнесение некоторых речевых звуков; он способен понимать речь окружающих, использовать в некоторых случаях слова для выражения содержания своего психологического состояния.

Первые детские слова появляются как слабо оформленные звукокомплексы на фоне продолжающегося лепета и младенческого разговора-пения. По своей акустической форме они обычно близки лепетным проявлениям (типа ма-ма, па-па, бо-бо), и получили название “нянечных слов”. Их звучание оказывается сходным у детей всего мира. Принципиальное отличие первых слов от лепета – в их “осмысленности”, отмечаемой окружающими. Первые детские слова обычно не имеют прямых референтов, т.е. не называют конкретные предметы или явления мира. Их семантика своеобразна, порой их квалифицируют как однословные предложения. Это своеобразие состоит в том, что одним словом малыш обозначает целую ситуацию, причем одно и то же слово может относиться ко многим ситуациям, что многократно описано в литературе (Гвоздев, 1961, 1981; Кольцова, 1979 и др.). Первые детские слова употребляются изолированно, не образуют последовательностей, не имеют словоизменительных форм.

Встает вопрос: почему дети начинают использовать слова именно в данном возрасте? Традиционная точка зрения прямолинейно трактует появление слова в лексиконе как установление ассоциативной связи между словом и обозначаемым предметом. Эта точка зрения была подвергнута проверке в экспериментах, где изучалась способность младенца ассоциировать звук с определенным зрительным впечатлением (Haith, 1994). Эксперименты показали, что ее одной оказывается недостаточно для возникновения слова как символа, в его полноценной функции.

Ответ на вопрос о причине появления слова у малыша предполагает обращение к уже упоминавшейся психологической функции речи – ее интенциональности. Слово появляется тогда, когда младенец приходит к пониманию того, что словами люди хотят направить его на что-то; хотят, чтобы он понял что-то, произвел те или иные действия. Это и есть понимание интециональной стороны речи (Bates and Tomasello, 2002; Ушакова, 2004а). Когда ребенок начинает использовать слова, он выражает ими свои интенции; его первые слова представляют собой скрытые целостные предложения, «голофразы». Мяч – означает Хочу получить мяч (Bates, Tomasello, 2002); словом сундук обозначатся, что вещь упала за сундук (А.Н. Гвоздев, 1961) и т.п.

Появление слова в обиходе малыша знаменует важный этап его интеллектуального и речевого развития. Следующей не менее значительной ступенью на этом пути становится использование последовательностей слов, предложений. Их появление – свидетельство развития грамматических операций в психике маленького ребенка. Построение малышом предложений, даже достаточно простых, предполагает скрытое существование целой системы грамматических отношений и структур. В когнитивном плане такого рода операции возможны в результате выработки обширного круга категориальных структур, включающихся в протекание вербального процесса.

Предложено немало теоретических гипотез для объяснения процесса развития грамматики в когнитивной сфере ребенка. Спектр гипотез разнообразен: нативистское объяснение Н. Хомского, конструктивистское Ж. Пиаже, когнитивистское А.Н. Гвоздева, Д. Слобина, Дж. Брунера (см. Ушакова, 2004б). В свете интересующей нас проблемы важен вопрос, в какой мере формирующиеся на рассматриваемом этапе процессы обусловлены средой или наследственным фактором. Этот вопрос обсуждается названными авторами, однако, во внимание принимаются, скорее, внешние стороны процесса речевого развития ребенка, проблема конкретных внутренних структур, управляющих построением грамматики детской речи, остается в стороне.

Богатый материал для суждения о названной проблеме предоставляют исследования детского словотворчества, распространенного явления у детей в возрасте 3-7 лет. Производимые детьми оригинальные слова (неологизмы) служат своего рода «окошками», сквозь которые просвечивает внутренний механизм формирования грамматики детской речи (Ушакова, 1979; 2004а). В материале детского словотворчества исследователь обнаруживает закономерности: проявление аналитических, дробящих процессов в отношении воспринимаемых словесных сигналов и последующее синтезирование образующихся элементов. В результате последовательного действия этих операций возникают оригинальные слова (детские неологизмы), а также скрыто формируются логические и грамматические словесные категории.

В своей совокупности данные детского словотворчества открывают пути формирования грамматической системы в когнитивной сфере ребенка и объясняют удивительную быстроту и успешность овладения детьми действующим вокруг них языком. Возникает возможность объяснить формирование грамматики языка в психике ребенка не только как восприятие и подражание воспринятому образцу, но в большой мере как изобретение языка каждым маленьким человеком. Описанные аналитические и синтезирующие процессы протекают в когнитивной сфере ребенка автоматически, неосознанно и, по-видимому, являются результатом действия врожденной программы.

В заключение сформулируем некоторые принципы развития ранней детской речи.

- Речевой механизм новорожденного в первые месяцы его жизни управляется унаследованной программой, обеспечивающей функцию экспрессии внутренних психологических состояний (первоначально негативного, позднее и позитивного характера) в форме двигательных, в том числе голосовых проявлений.

- Развитие восприятия и продуцирования речевых звуков в первые месяцы жизни младенца происходит в соответствии с генетической программой и под влиянием поступающих извне речевых сигналов.

- Усвоение слов из звучащей вокруг речи происходит на основе интенциональной организации речи окружающих и самого развивающегося младенца.

- Наследственная программа сохраняет свое значение на этапе формирования грамматики, т.е. в возрасте 3-7 лет. Её действие направлено на осуществление аналитических и синтезирующих операций в отношении усваиваемого вербального материала, формирования грамматических структур и динамических стереотипов.

Новые исследовательские данные о принципах речевого онтогенеза могут быть полезны в практике, направляя внимание специалистов на применение не только педагогических, но, скорее, медицинских и биологически ориентированных средств в отношении маленьких детей, нуждающихся в помощи для развития их речи.







Сейчас читают про: