double arrow

Тайпинское восстание. Китайская реакция на давление со стороны Запада, конечно, в значительной степени определялась ситуацией внутри страны


Китайская реакция на давление со стороны Запада, конечно, в значительной степени определялась ситуацией внутри страны, которая в середине 19 в. была крайне неустойчивой. В период между 1840 и 1860 революционные восстания вспыхивали во всех 18 провинциях. Четыре из них поставили под удар само существование династии Цин: два выступления были организованы мусульманским населением на юго-западе (1855–1873) и северо-западе страны (1862–1878), Тайпинское (1851–1864) и Няньцзюаньское (1853–1868) восстания. Самым мощным и организованным было Тайпинское восстание. На протяжении почти 15 лет отряды тайпинов действовали в 16 из 18 провинций страны.

Отправным пунктом Тайпинского восстания стала межклановая вражда в Южном Китае, усилившаяся под влиянием бурного роста населения и раздуваемая недовольством этнически обособленных сообществ хакка. Однако особый характер этого движения определялся присущей ему уникальной идеологией, проповедником которой был самопровозглашенный младший брат Христа – Хун Сюцюань, сельский учитель, несколько раз проваливавший экзамены на занятие должности в системе гражданской администрации и почерпнувший свое религиозное вдохновение от миссионеров в Кантоне и из памфлетов Лян Афа – первого обращенного в протестантскую религию китайца.




Религиозная пропаганда Хун Сюцюаня обещала, помимо избавления от маньчжурских «демонов», вознаграждение в раю. Кроме того, идеология тайпинов подчеркивала равенство людей (включая женщин) перед Богом и обещала помощь калекам, одиноким вдовцам, вдовам и сиротам. Восставшие клялись ликвидировать торговлю опиумом, азартные игры, женское рабство, проституцию и бинтование ног. Земельная программа тайпинов ставила своей целью дать «землю всем, чтобы ее обрабатывать, пищу всем, чтобы есть, одежду всем, чтобы носить, и деньги всем, чтобы их тратить». Эта революционная программа, по существу, никогда не была проведена в жизнь. Одним из препятствий на пути ее практического претворения было то, что участники восстания большую часть своего времени проводили в боях, даже после основания столицы тайпинов в Нанкине в 1853. К тому же у них не хватало управленческих кадров, поскольку большинство грамотных чиновников связывало свои личные интересы с династией Цин. Для решения проблемы снабжения продовольствием тайпины были вынуждены использовать местную элиту – помещиков и бывших мелких чиновников местных правительств. Кроме того, тайпины допустили ряд грубых стратегических ошибок. Кровавая чистка 1856 лишила нанкинский режим лучших лидеров. Вместе в тем, несмотря на всю слабость движения, оно оставалось серьезной угрозой для династии. Новые императорские армии (юнъин), в особенности находившиеся под командованием Цзэн Гофаня и Ху Линьи, в боях на территориях провинций по среднему течению р.Янцзы остановили наступление тайпинов, однако окончательная победа над восставшими была достигнута только в начале 1860-х годов благодаря военной поддержке Запада. Признание многими высокопоставленными чиновниками династии Цин превосходства европейского вооружения и техники, по существу, вдохновило т.н. «движение самоусиления» – своеобразную попытку усилить военный и экономический потенциал Китая, предпринятую после 1860 патриотически настроенными чиновниками.



К сожалению, достигнув успеха в предотвращении новых крупномасштабных восстаний в последние десятилетия 19 в., династия оказалась не в состоянии провести реформы. В столицу продолжали поступать сообщения о сотнях восстаний на местах. Знаменитая реставрация во время правления китайского императора Тунчжи в 1860-х годах принесла успех в деле восстановления авторитета императорской власти и сохранения конфуцианского наследия. Однако те же преданные трону государственные деятели, что восстановили мир и порядок в обществе (основную роль в котором играло наиболее образованное сословие шэньши), были вынуждены идти на различные компромиссы в тех случаях, когда речь шла о постоянных нарушениях законности со стороны бюрократии и местной элиты.







Сейчас читают про: