double arrow

Глава VI. Научные традиции и научные революции... М. Хайдеггер прокомментировал эту познавательную ситуацию сле­дующим образом: «Бьггие сущего стало субъективностью»


М. Хайдеггер прокомментировал эту познавательную ситуацию сле­дующим образом: «Бьггие сущего стало субъективностью», «теперь горизонт уже не светится сам собой. Теперь он лишь точка зрения» человека, отказавшегося от всякой метафизики. Философы науки, начиная с середины XX в., согласились с тем, что каждая наука конструирует свою реальность и ее изучает. Физика изучает «физи­ческую» реальность, химия — «химическую» и т.д.

В-третьих, ученые и философы поставили вопрос о «непроз­рачности» бытия, что блокировало возможности субъекта позна­ния реализовывать идеальные модели и проекты, вырабатывае­мые рациональным сознанием. В итоге принцип тождества мыш­ления и бытия продолжал «размываться».

В-четвертых, в противовес идеалу единственно научной тео­рии, «фотографирующей» исследуемые объекты, стала допускаться истинность нескольких отличающихся друг от друга теоретичес­ких описаний одного и того же объекта. Исследователи столкну­лись с необходимостью признать относительную истинность тео­рий и картины природы, выработанной на том или ином этапе [ развития естествознания.







Сейчас читают про: