double arrow

Правомерность


Составители ГК сочли возможном опустить указание на правомерный характер сделки в ее определении (ст. 153 ГК РФ), поскольку такое качество сделки, как ее правомерность (дозволенность, законность), является само собою разумеющимся и не нуждается в особом о нем упоминании. Так как сделка, будучи волевым действием частного (физического или юридического) лица, не может входить в противоречие с публичным порядком, т.е. не может быть противоправным. Закон не может, с одной стороны, считать дозволенными действия, направленные на создание, изменение или прекращение юридических (правовых), но в то же время неправомерных (внеправовых) последствий. Допустить такую возможность - значит признать, что закон может быть намеренно внутренне противоречивым, что он может быть направлен на содействие противоправному поведению и дестабилизацию гражданского правопорядка. Это явно противоречит сути и назначению самого понятия о законе.

Вывод о сделке как исключительно правомерном действии полностью подтверждается и в отечественной научной литературе. Даже те ученые, которые не вносят признак правомерности сделки в ее определение, непременно упоминают о нем в ходе анализа понятия сделки как о ее само собою разумеющемся качестве. «Основополагающий признак сделки - правомерность, под которой, прежде всего, понимается соответствие условий, на которых совершается сделка, требованиям закона и иных нормативных актов».




Единство воли и волеизъявления

Понятие «действия» включают в себя как субъективный, так и объективный элементы. Прежде всего, лицо, вступающее в сделку, должно иметь намерение ее совершить. Такое намерение означает волю лица к совершению сделки и представляет собой субъективную предпосылку выражения этой воли. Объективированная, т.е. выраженная вовне воля, называется волеизъявлением и представляет собой объективный элемент сделки.

Из вышесказанного следует, что всякая сделка представляет собой единство воли, намерения лица совершить сделку, и волеизъявления, поведения лица, в котором эта воля получает внешнее выражение. С одной стороны, это означает свободу в принятии решения, «нормальные условия формирования воли», с другой - соответствие действия (волеизъявления) воле (намерению) лица.







Сейчас читают про: