double arrow

Революция: понятие, сущность, теоретические концепции. Революции в российской социально-политической истории и их последствия


Революция (от лат. revolutio – поворот, переворот) – глубокое качественное изменение в развитии каких-либо явлений природы, общества или познания. Наиболее широко понятие «революция» применяется для характеристики социально-политического развития, когда происходит скачок – переворот (взрыв), быстрое, стремительное, фундаментальное изменение, преобразующее сущность системы. Это отличает революцию от эволюции, то есть постепенного изменения тех или иных сторон общественной жизни.

Революция социальная – коренной, качественный, глубинный переворот в развитии общества, всех его сфер, способ смены одной социально-экономической и социокультурной системы другой, более прогрессивной.

Революции – результат и высшее проявление классовой борьбы. Движущими силами социальной революции выступают классы и социальные слои, заинтересованные в победе более прогрессивного общественного строя. Главный вопрос такой революции – завоевание государственной власти, установление политического господства революционного класса или классов, а затем преобразование общественной жизни. Социальные революции бывают: буржуазные, буржуазно-демократические, национально-освободительные, социалистические. Они различаются по своим целям. Например, буржуазные революции своей целью ставят уничтожение феодального строя или его остатков.




Отношение к революциям в мировой социально-политической мысли неоднозначно. Представители классического либерализма XVII–XVIII вв. считали, что если власть нарушает условия общественного договора, то революционное сопротивление деспотизму может быть правомерным. Они оправдывали не только революции в Англии и во Франции, но и американскую войну за независимость. Однако в XIX в. под впечатлением крайностей реальных революционных процессов либерализм постепенно эволюционировал в сторону либерального реформизма.

Негативную оценку революции дал общепризнанный «пророк консерватизма» – Эдмунд Берк (1729–1797). Размышляя о Французской революции конца XVIII в., он писал, что революция – общественное зло. Общество должно следовать таким принципам, как стабильность, равновесие, постепенное обновление. Причины революции консерваторы видели в появлении и распространении ложных и вредных идей.

В отличие от буржуазных идеологов, отрицавших историческую неизбежность революции, представители марксизма считали, что революции – могучие двигатели общественного прогресса, «локомотивы истории». В частности, Карл Маркс (1818–1883) создал одну из первых теоретических концепций революции. Экономической основой революции он считал конфликт между ростом производительных сил общества и устаревшей системой производственных отношений, который проявляется в обострении социальных противоречий между господствующими и угнетенными классами. Данный конфликт разрешается в «эпоху социальной революции», под которой основоположник марксизма понимал длительный переход от одной общественно-экономической формации к другой. Кульминационным моментом этого перехода является собственно социально-политическая революция. Причины такой революции К. Маркс видел в классовой борьбе, которую он считал движущей силой общественного прогресса. В ходе этой революции более передовой социальный класс свергает класс реакционный и производит назревшие преобразования во всех сферах общественной жизни.



Высшим типом социально-политической революции Маркс считал революцию пролетарскую или социалистическую. В ходе такой революции пролетариат свергает власть буржуазии и устанавливает свою диктатуру для подавления сопротивления свергнутых классов и ликвидации частной собственности, а затем начинает переход к новому коммунистическому обществу. Предполагалось, что социалистическая революция будет всемирной и начнется в наиболее развитых европейских странах, так как для нее необходима высокая степень зрелости материальных предпосылок, нового общественного строя.

На практике марксистские идеи были подхвачены в таких странах, которые с точки зрения Маркса не были пригодны для начала коммунистического эксперимента. Таковой была и Россия, где в 1917 г. произошла первая в мире победоносная Октябрьская социалистическая революция. Она, будучи системной, преобразовала не только политические институты, но и переиначила все без исключения сферы жизни российского общества. Она вышла далеко за российские рамки, стала важнейшим событием XX в., во многом предопределившим его динамику.



Помимо марксизма в XIX в. предпринимались и иные попытки создания революционных теорий. Так, французский историк и социолог Алексис де Токвиль (1805–1859), осознавая неизбежность буржуазных преобразований, считал, что причиной революционных событий являются не сами по себе экономический кризис и политический гнет, а их психологическое восприятие, когда массы в тот или иной момент начинают воспринимать свое положение как невыносимое. Он отвергал неизбежность Великой французской революции.

Одной из самых известных социологических концепций революции в начале XX в. была концепция итальянского социолога Вильфредо Парето (1848–1923). Важнейшую причину революции он видел в вырождении правящей элиты, когда нарастает ее некомпетентность и общество погружается в кризис, обусловленный ее ошибочными управленческими решениями. На этом фоне из низших слоев формируется контрэлита, объединяющая вокруг себя массы недовольных господствующей элитой. Когда контрэлите удается с помощью масс вытиснить и заменить старую элиту, то этот процесс может быть назван «массовой циркуляцией элиты, или просто революцией». Таким образом, В. Парето считал, что революции – это смена правящих элит: «одни возвышаются, другие приходят в упадок». Так произошло и в России в рамках Февральской революции 1917 г., когда царская элита, после отречения Николая II за себя и за сына, ушла, а новая заняла ее место, но эффективность ее деятельности оказалась не выше, так как у нее не было реального опыта управления государством, специальных знаний, а главное – разумного отношения к решению важнейших социально-политических задач того сложнейшего периода. В силу этого очень быстро начала формироваться большевистская контрэлита, которая, опираясь на марксистскую теорию, в октябре 1917 г. пришла к власти.[3]

Создателем современной концепции революции был П. А. Сорокин (1889–1968), который дальше развивал идеи В. Парето. Он отмечал, что для революции необходим не только «кризис низов», но и «кризис верхов». «Кризис низов», с точки зрения П. Сорокина, связан со всеобщим подавлением врожденных «базовых» инстинктов (пищеварительного, свободы, самосохранения и т.д.), что приводит к революционному взрыву. «Кризис верхов» у Сорокина, как и у Парето, связан с вырождением правящей элиты. Отношение к революциям у Сорокина было негативным, так как он считал их худшим способом решения материальных и духовных проблем народных масс.

Среди современных точек зрения на революции интерес представляет теория Дж. Дэвиса и Т. Гарра, которая гласит, что люди лишь тогда проникаются революционными идеями, когда начинают размышлять о том, что должны иметь по справедливости и что имеют, и видят существенную разницу. Именно тогда, с точки зрения вышеназванных ученых, и возникает синдром относительной депривации, то есть разрыв между ценностными ожиданиями и ценностными возможностями.[4]

Заканчивая анализ теоретических концепций революции, надо отметить, что ни одна из них не может полностью объяснить такое сложное социально-политическое явление.

Октябрьская социалистическая революция 1917 г. – это сложное, многоуровневое историческое явление, с помощью которого большевики пытались создать новую социальную систему. Она сочетала в себе аграрный, пролетарский, национально-освободительный, антивоенный и общедемократический тип революции и оказала огромное влияние на дальнейшее развитие мира (рис. 2).

 
 


Рис. 2. Схема Октябрьской революции 1917 г.[5]

Используя положения вышеперечисленных теорий, можно объяснить и события 1980–1990-х гг., положивших конец системе «развитого социализма» в СССР. Многие специфические черты социально-политического развития России в этот период были повторением специфических черт российских революций начала XX столетия. Это и «кризис верхов», и «кризис низов», и активная деятельность оппозиционно настроенной российской интеллигенции, склонной к утопическим решениям и не имевшей политического опыта, и сепаратистские устремления национальных элит, и психологические особенности россиян, склонных к быстрым революционным способам решения своих проблем после продолжительного терпения и др.







Сейчас читают про: