double arrow

Телосложение и психические расстройства


Конституциональная психология открывает не только новые перспективы в понимании нормального человеческого поведения, она предлагает и возможность лучше понять и, быть может, облегчить или предотвратить различные психические и социальные аномалии. С этим убеждением Шелдона согласуются его исследования психических расстройств, о которых сообщается в одной краткой статье (Wittman, Sheldon & Katz, 1948) и в главе его книги, посвященной делинквентности (Sheldon, 1949). Изучив состояние психиатрической диагностики, он пришел к выводу, что невозможно приблизиться к изучению соотношения телосложения и психических расстройств без предварительной разработки более чувствительных и объективных методик диагностики психического расстройства.

Так же, как Шелдон прежде ввел непрерывные переменные вместо дискретных категорий при определении телосложения, он предложил при определении психических расстройств говорить не о болезни как отдельной целостности, а о "пространствах измерений". На основе наблюдений за многими пациентами на протяжении нескольких лет он развил представление о психическом нарушении как объекте для описания на базе трех первичных направлений измерения. Эти три измерения примерно соответствуют трем диагностическим категориям, часто используемым в психиатрической диагностике: первый психиатрический компонент (аффективный) на высшем уровне выраженности представляет крайнюю форму маниакально-депрессивного психоза (флуктуации между крайними подъемами настроения и депрессией), второй психиатрический компонент (параноидный) на высшем уровне выраженности представляет параноидный психоз (сильный бред с идеями преследования и самоотношения); и третий психиатрический компонент (гебоидный) представляет гебефреническую форму шизофренического психоза (крайний уход в себя). Три психиатрических компонента представляют соответственно дефицитарность в темпераментальных компонентах церебротонии, висцеротонии и соматотонии.

Шелдон открыто признает, что его работа в этой области еще находится на опытной стадии, однако обещает, что в будущей книге даст полный отчет о своих исследованиях по данной проблеме и опишет методику измерений и открытия, более определенные, чем ныне доступные. Он сообщил об одном исследовании, наводящем на важные мысли относительно ценности его подхода к психическим расстройствам. Исследование было проведено в Элгинской государственной больнице в Иллинойсе в сотрудничестве с Филлис Уиттмэн (Wittman, Sheldon & Katz, 1948; Sheldon, 1949). Уиттмэн был собран большой описательный материал из больничной картотеки, и после уточнений и сокращений он воплотился в перечень из 221 пункта, относящихся к поведению; они представлялись важными для психиатрического описания пациентов. Затем она классифицировала эти пункты с точки зрения вышеупомянутых трех психиатрических компонентов и назвала итоговый список "Контрольным листом психотического поведения". Затем была отобрана группа из 155 мужчин-психотиков, они были независимо соматотипизированы Шелдоном и оценены по пунктам контрольного листа Уиттмэн и штатным психиатром; из них ни один в реальности пациентов не видел. Средние показатели по трем психиатрическим переменным были получены на основании контрольного листа каждого оценивающего и подвергались интеркорреляции. Корреляции колебались от +0.78 до +0.91, что указывает на достаточную объективность оценок. Затем оценки Уиттмэн были прокоррелированы с независимой оценкой физических компонентов, осуществленной Шелдоном; результаты приведены на табл. 11-4.

Таблица 11-4

КОРРЕЛЯЦИИ МЕЖДУ СОМАТОТИПОМ
И ПСИХИАТРИЧЕСКИМИ КОМПОНЕНТАМИ (n=155)

Соматотип 1-й компонент (аффективность) 2-й компонент (параноидный) 3-й компонент (гебоидный)
Эндоморфность +0.54 –0.04 –0.25
Мезоморфность +0.41 +0.57 –0.68
Эктоморфность –0.59 –0.34 +0.64

Sheldon (1949, с. 69)

Исследовательская работа Шелдона привела его к ожиданию лишь умеренных корреляций между двумя системами переменных – это он и увидел. В целом результаты подтверждают ожидания, хотя из девяти корреляций три не соответствовали предположению. Корреляции между первым, вторым и третьим компонентами соматотипа и соответствующими психиатрическими компонентами все положительны и достаточно высоки. Эти открытия, как представляется, предполагают определенную связь психиатрического диагноза и соматотипа, хотя природа этих отношений кажется чем-то более сложным, чем отношения между телосложением и темпераментом.

Шелдон полагает, что изобретенные им компоненты для репрезентации психотического поведения имеют параллели в менее жестких формах плохого приспособления и даже могут наблюдаться на уровне высших форм приспособления. Так, он гипотетически рассуждает о том, как различные виды исключительных достижений можно рассматривать в качестве репрезентации необычайного развития потенций, предполагающихся различными паттернами психиатрических компонентов. Психиатрические компоненты видятся как дополнение к соматотипическим и темпераментальным оценкам и служат увеличению чего-то, в спектре поведения, что эти компоненты могут адекватно репрезентировать.

Шелдон считает, что неизбежно привычные методы психиатрического диагноза уступят дорогу такому методу описания и классификации, который в большей степени опирается на объективные методики, включая Тест соматотипов. Это предполагает тесную связь с биологическими детерминантами поведения. Общая точка зрения разработана в недавней публикации Шелдона совместно с Льюисом и Тенни, где представлены и некоторые дополнительные открытия. (Sheldon, Lewis & Tenney, 1969).


Сейчас читают про: