Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Симптоматика психических расстройств




Человеческое тело - живой организм, и жизнь его возможна только при условии, что все его органы и системы выполняют свои функции в достаточном объеме. Разумеется, каждый орган и каждая система имеют собственные резервы «функциональной прочности», а также способны в той или иной мере адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды и внутренней среды организма в целом. Если, однако, такая адаптация нарушается, то возникает особое состояние, характеризующееся своими причинами возникновения, развитием, проявлениями, исходом, называемое болезнью.

Болезнь - состояние всего организма в целом, значительно влияющее на функционирование всех его частей. Нелепо воспринимать организм как техническое устройство, в котором отдельные блоки независимы друг от друга и могут быть исправлены или заменены без последствий для других деталей.

В клинической медицине есть особое понятие - нозологическая форма. Когда говорят об определенной болезни, как о нозологической форме, подразумевают, что эта болезнь (это патологическое состояние) отличается от других патологических состояний по ряду критериев. Критериями выделения какого-либо состояния в самостоятельную нозологическую форму, как правило, служат: знание причины (этиологии) данной болезни, физиологических механизмов ее развития (патогенеза), внешних и внутренних проявлений (симптомов), которые, будучи связаны друг с другом патогенетически, объединяются в устойчивые симптомокомплексы - синдромы, совокупность которых, в свою очередь, формирует клиническую картину болезни, а также ее течения (времени появления и исчезновения симптомов и синдромов, закономерности их смены, изменения под влиянием сопротивляемости организма и лечения) и исхода (выздоровление, хронизация, смерть).

Таким образом, если болезнь - расстройство функционирования каких-либо систем или органов, например, легких или почек, то психическая болезнь - расстройство системы, отвечающей за психику, совокупность функций высшей нервной деятельности, свойственных наиболее высокоорганизованным существам, часть из которых, такие, как мышление и самосознание, возможно, присущи в полной мере только человеку. Таким образом, психическая болезнь является расстройством функционирования, в первую очередь, головного мозга. Распознаванием и лечением психических болезней и занимается психиатрия.

Справедливо замечание, что поскольку человек является существом с чрезвычайно сложно организованной психической деятельностью, очень трудно определить границу, которая строго разделила бы психическую норму со всеми разнообразными ее вариантами и психическую патологию. В отличие от большинства разделов клинической медицины, в большинстве случаев психиатрия не располагает убедительными данными об этиологии и патогенезе психических болезней. Основным критерием заболевания является в данном случае его клиническая картина. И не смотря на то, что психиатрия выделилась в самостоятельную клиническую дисциплину уже более 200 лет назад, и знания и опыт врачей-психиатров постоянно совершенствовались, в оценке ряда состояний психической деятельности возможен известный субъективизм. Именно поэтому в психиатрии особое значение приобретает клиническая практика.




Если заглянуть в медицинские справочники, станет очевидно, что выраженные психические расстройства встречаются у 2-5% населения. Разнообразие их весьма велико. Сегодня существует несколько конкурирующих классификаций психических болезней («психических расстройств» в англоязычной литературе), основанных на различных принципах. Ниже мы будем стараться придерживаться традиционных представлений отечественной психиатрической школы, в основном потому, что большинство понятий, которыми нам придется оперировать, прочно вошли в обиход, став привычными и, порой, обыденными словами.

Хотя мы прекрасно понимаем, что в большинстве случаев современная психиатрия не располагает точными данными о происхождении душевных болезней, за долгие годы своего существования эта наука прошла, будем надеяться, значительную часть пути к пониманию данной проблемы. Накоплено много достоверных данных, свидетельствующих о полиэтиологическом происхождении психических болезней. Основными причинами, приводящими к душевным болезням, являются, с точки зрения современной психиатрии, следующие:



Наследственная предрасположенность. Особенное значение фактор наследования по-видимому, играет в происхождении заболеваний, так или иначе связанных с нарушением тонких механизмов работы мозга, например, обмена нейромедиаторов, количества и уровня развития связей между нейронами, и т.д. Долгое время ведутся споры относительно типа наследования таких заболеваний, как шизофрения и эпилепсия. Данные популяционной генетики, генеалогических исследований, в частности - близнецового метода - свидетельствуют скорее о полигенетическом их наследовании. Немалую роль играет в данном случае и низкая пенетрантность (одно из свойств гена в классической генетике - способность аллели проявлять свое действие, реализовывать свое присутствие на уровне признака) генов, ответственных за наследование психических болезней, позволяющая им накапливаться в популяции, несмотря на противодействие естественного отбора.

Биохимические нарушения, как наследуемые, так и приобретенные. Исследования в этой области находят практический выход в применении психофармакологических средств. Большинство гипотез в этой области сводятся к нарушению нейромедиаторного обмена («дофаминовая» гипотеза, нейротрансмиттерная гипотеза (роль серотонина, гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), моноаминоксидазы (МАО) и др. веществ, участвующих в обеспечении обмена медиаторов), а также обмена нейропептидов - эндорфинов (естественных морфиноподобных веществ) и энкефалинов.

Иммунологические нарушения на уровне дефицита систем неспецифической гуморальной защиты - системы комплемента (группа белков плазмы крови, способных при определенных условиях активировать друг друга и формировать сложные белковые комплексы, обладающие способностью активно воздействовать на антиген), пропердина, а также аутоиммунная патология. Важную роль играют, по-видимому, нарушения активности Т-лимфоцитов.

Органическая природа психических болезней. Для ряда заболеваний установлены вполне определенные морфологические критерии. При различных процессах, приводящих к нарушению морфологической структуры мозга (травмы, интоксикации) описаны соответствующие психические нарушения. Предпринималось много попыток описать патологоанатомическую картину психозов, однако общих закономерностей , обнаруживаемых на клеточном и макроскопическом уровнях, выявить не удалось.

Инфекции, паразитарные инвазии. Классическим примером психического заболевания, в полной мере отвечающего нозологическому принципу, является прогрессивный паралич - особая форма сифилиса нервной системы.

Психотравмы. Одной из наиболее популярных гипотез в настоящее время является гипотеза нарушения «барьера психической адаптации», базирующегося на биологической и социальной основах. Срыв адаптации в результате психотравмы, превышающей компенсационные возможности личности, приводит к болезни.

В большинстве случаев в психиатрии принято деление заболеваний на «эндогенные», т. е. возникшие, исходя из внутренних причин (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), и «экзогенные», спровоцированные воздействием окружающей среды. Причины последних выглядят более очевидными. Патогенез большинства психических болезней может быть представлен только на уровне гипотез.

Наука о патологических проявлениях психической жизни человека называется психопатология. Она включает в себя феноменологические (от «феномен» в смысле «случай, явление») описания патологических признаков, которые должны отражать результат объективного наблюдения, данные экспериментов, например о взаимосвязи патологических явлений с психологическими процессами, и в меньшей степени, данные, полученные в результате теоретических исследований. Исторически психопатология формировалась как описательная наука, какой она и остается в значительной степени по сей день.

Фактически родоначальником системного феноменологического подхода в психопатологии явился Карл Ясперс, чей фундаментальный труд «Общая психопатология» увидел свет в 1913 году[xii]. Эта книга до настоящего времени осталась самым лучшим и самым подробным описанием психопатологических феноменов.

В этой главе мы опишем симптомы психических расстройств. Симптом – это клинический критерий патологического состояния организма (Снежневский А. В.), это проявление психического расстройства, которое мы можем зафиксировать при наблюдении своими органами чувств либо приборами. По одному симптому нельзя судить о болезни. Это только знак, свидетельствующий о неблагополучном состоянии организма в целом. Однако, обнаружив симптом, мы должны предположить наличие психического расстройства.

Любая классификация симптомов условна. Обычно (и мы тоже будем придерживаться этого принципа) симптомы делят на классы, исходя из преимущественного поражения того или иного психического процесса (восприятия, мышления, памяти etc.). В 1920-е годы в работах М. О. Гуревича и М. Я. Серейского с опорой на работы И. М. Сеченова был использован физиологический принцип классификации, отражающий уровень симптома относительно звеньев рефлекторной дуги. С тех пор в большинстве отечественных руководств по психиатрии используется разделение на симптомы рецепторного отдела (часть дуги, ответственная за поступление информации), интрапсихические (подразумевается, что за их появления ответственна та часть рефлекторной дуги, что локализована в коре головного мозга) и эффекторные (часть дуги, ответственная за реализацию рефлекса)[xiii].

Класс 1. Рецепторные расстройства (сенсопатии) – это самые простые симптомы, «связанные с нарушением чувственного познания» (Снежневский А. В.). К ним относятся гиперестезия (повышение чувствительности к свету, звуку, запаху, когда негромкий звук слышится как громовой удар, а светотень выглядит четкой и контрастной, словно клетки шахматной доски) и гипестезия (обратное гиперестезии состояние, когда весь мир блекнет, теряет форму и контуры, интонации и т.д.). Необычная, непроизвольная фиксация второстепенных предметов и явлений называется гиперметаморфозом. Пациенты фиксируют взгляд на незначительных предметах, например, чередовании нитей в обивке дивана, складок гардин, чуть слышном шуме за окном.

Часто встречаются явления, называемые сенестопатиями. Это неприятные странные и обычно плохо локализуемые ощущения, исходящие из тела больного. Они могут быть охарактеризованы как стягивание, скручивание, переливание, жжение и т.д. Как правило, сенестопатии описываются больными не так, как обычные соматические (от греческого «сома» - тело) симптомы, описания чаще носят вычурный характер, а сами симптомы очень стойки.

Нарушение восприятия пространства и формы и размера предметов называется метаморфопсией. Предметы могут неестественно уменьшаться или увеличиваться[xiv], перекручиваться, надламываться. То же самое может происходить и с пространством.

Фактически этими феноменами исчерпывается перечень рецепторных расстройств. В то же время по достаточно формальным признакам в данный класс относят куда более сложные симптомы, условно объединяемые понятием дереализации. А. В. Снежневский указывал на промежуточное положение данной группы феноменов между рецепторными и интрапсихическими нарушениями.

Собственно дереализация – чувство неестественности, неправдоподобности окружающего мира, нередко сопровождающееся отчуждением собственных переживаний и ощущений, собственной личности (деперсонализация). Мир становится неузнаваемым, чуждым, как правило – обезличенным, лишенным красок, ирреальным. Нередко при данном состоянии возникают сомнения в реальности существования окружающего. В рамках дереализации могут отмечаться феномены «уже виденного (слышанного)» (незнакомое кажется знакомым) и «никогда не виденного (не слышанного)» (знакомое кажется незнакомым). Могут возникать расстройства осознавания времени (безвременье, пустота, разорванное время, утрата различий между прошлым, настоящим и будущим)[xv] и олицетворенное осознавание – чувство присутствия в помещении постороннего (как правило, сопровождается сознанием ошибочности этого чувства)[xvi]. В ряде случаев отмечается расстройство апперцепции – утрата способности понимать смысл происходящего в силу нарушения связи явлений.

Класс 2. Интрапсихические расстройства.Это большая группа симптомов различного характера и природы. Их объединяет то, что все они реализуются в результате нарушений в высшем отделе мозга – коре. Условно их принято делить на расстройства ориентировки и самосознания, расстройства восприятия, мышления (включая бред), эмоций (аффективные расстройства), памяти (собственно это разделение тоже грешит условностью, поскольку явления психической жизни трудно представить в изолированной форме).

Расстройства ориентировки (во времени, ситуации, в месте, в собственной личности) проявляется неспособностью назвать дату и время года, ориентироваться в новом или хорошо знакомом месте, собственной личности (в том числе и в рамках бреда, например, бреда величия). Как правило, эти состояния длятся недолго, если сопровождают расстройства сознания, но долго, если являются следствием грубых органических патологических процессов (например, болезни Альцгеймера). Непонимание своего состояния, сопровождающееся беспокойством, вопросами о себе, своем местонахождении, называют растерянностью. Она возникает на фоне нарушения самосознания (нарушение чувства собственного «Я», различий между «Я» и «не Я», собственной целостности, границ своего тела, иногда – сосуществование двух противоречивых личностей, которые обе воспринимаются как собственное «Я»[xvii]) вследствие острых расстройств психической деятельности.

В рамках расстройства ориентировки в собственной личности нужно рассматривать и деперсонализацию – отчуждение собственных психических свойств, перемену в самосознании, вследствие чего утрачивается чувство собственной реальности. Подобное состояние может сопровождаться чувством присутствия дополнительных конечностей или «отделения» от тела, наблюдения за собой «со стороны»[xviii]. Вероятно, деперсонализация – следствие искажения сознания (по В. Майер-Гроссу).

Расстройства восприятия включают иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации.

Иллюзия – искаженное восприятие реального объекта, полностью замещаемого ложным образом. При этом и реальный и иллюзорный объекты относятся к одной сфере чувств. Иллюзии бывают аффективные (как правило, возникают на фоне страха[xix]), вербальные (искажение содержания речи окружающих) и парейдолические – фантастические образы, «воздушные замки» из облаков. К. Ясперс предостерегал от смешения понятий иллюзий и ошибочных суждений. Последнее представляет собой ложное умозаключение при сохранном восприятии, например человек принимает крышку от бутылки за монету на основании того, что видит на земле круглый блестящий предмет подходящего размера.

Галлюцинации – ложные восприятия, возникающие без участия реального объекта. Они могут возникать в любой сфере чувств (слуховые, зрительные, вкусовые, обонятельные, тактильные галлюцинации и комплексные галлюцинации – в нескольких анализаторах). Галлюцинации сопровождаются чувством реальности. Галлюцинирующий видит, слышит, осязает объект, реальный для него, а не представляет себе это. От зрительной галлюцинации можно отвернуться, чтобы не видеть ее, или закрыть глаза, чтобы не слышать «голосов» больные нередко зажимают уши. Такое поведение может служить объективным подтверждением существования галлюцинаций. Как правило, галлюцинации существуют в реальном времени и пространстве, что отличает их от псевдогаллюцинаций, однако бывают и исключения (экстакампинные зрительные галлюцинации вне поля зрения). Галлюцинации редко существуют изолированно, но как правило они – один из признаков психоза. Больные могут вести себя так, как подсказывает им ситуация (спасаться от преследователей, чьи голоса слышны за стеной, нападать на людей, которых галлюцинаторный голос назвал врагами). Особенно опасны императивные галлюцинации – голоса, приказывающие больному сделать что-либо (убить, покончить с собой), которым он не в силах сопротивляться. Отдельно рассматривают галлюцинации в переходный период между сном и бодрствованием (гипнагогические, если предшествуют сну, и гипнопомпические, если предваряют пробуждение) и функциональные (сосуществуют с реальным раздражителем в той же сфере чувств, например, на фоне стука колес слышен голос, поезд останавливается, голос умолкает) и рефлекторные (сосуществуют с реальным раздражителем в иной сфере чувств, например, на фоне стука молотка возникают яркие вспышки света) галлюцинации.

Псевдогаллюцинации описаны русским психиатром В. Х. Кандинским[xx]. Они лишены реальности, воспринимаются иначе, не отождествляясь с настоящими голосами или образами. Им свойственно чувство «сделанности» - привнесенности явлений в сознание актом чужой воли. Больные говорят о псевдогаллюцинациях «в пассивном залоге» - не «я вижу, слышу», а «мне показывают, транслируют». Псевдогаллюцинации могут локализоваться в субъективном пространстве, например в голове больного[xxi], восприниматься субъективными органами чувств[xxii] («духовным зрением», «третьим глазом», «внутренним слухом»). Кроме псевдогаллюцинаций в сфере чувств встречаются и кинестетические псевдогаллюцинации – когда совершаемые действия носят характер чуждых, сопровождаются чувством сделанности, словно это акт чужой воли. Несмотря на то, что псевдогаллюцинаторные образы лишены реальности, больные не сомневаются в их действительности. По наблюдениям многих клиницистов псевдогаллюцинации встречаются чаще истинных галлюцинаций.

Расстройства мышления включают в себя нарушения течения мыслей, связей между мыслями, владения своими мыслями, навязчивости (обсессии) и бред.

Расстройства течения мыслей и связей между мыслями – это ускорение или замедление мышления, когда меняется темп и напор идей, мыслительных образов, ассоциаций. В крайнем случае мышление может приобретать форму неуправляемого и непрерывного потока мыслей (ментизм), когда мысли стремительно сменяют друг друга, создавая «вихрь идей». При бессвязности мышления наблюдается хаотическое нагромождение ассоциаций, образов, идей, в результате чего и речь больного представляет собой бессмысленный набор слов, нередко произносимых в рифму. Преобладание одной мысли над другими, ее постоянное возвращение, отраженное и в речи называют персеверацией. Внезапный обрыв мысли, сопровождающийся чувством потери нити беседы, растерянностью, называется шперрунгом (закупорка мышления). Сопоставление несвязанных ничем образов, явлений, умозаключений составляет паралогическое мышление. При нем наблюдаются соскальзывания (проявляется в речи смещением акцента на побочную тему с утратой логики изложения), патологический полисемантизм (искаженная трактовка смысла слов, как правило, по созвучию, с обнаружением «глубинного слоя» значений[xxiii]), витиеватость мышления, использование неологизмов.

Навязчивости (обсессии) представлены мыслями, влечениями, чувствами. Их удобнее рассматривать вместе, хотя многие из них не соотносятся прямо с процессом мышления.

А. В. Снежневский предложил делить эти состояния на отвлеченные навязчивости (навязчивый счет, например, шагов, ступеней, навязчивые отвлеченные воспоминания, например, названий городов, имен, навязчивые рассуждения[xxiv] (бесплодное мудрствование) на темы вроде формы Земли, смысла жизни) и чувственные навязчивости (воспоминания, как правило, неприятных эпизодов жизни, навязчивые влечения (компульсии) совершать бессмысленные или противоправные поступки, навязчивые страхи (фобии), навязчивые действия). Все эти явления осознаются больными, часто воспринимаются как чуждые личности, характеризуются насильственностью, неодолимостью возникновения. В то же время навязчивые влечения, как правило, не претворяются в действия. Навязчивости очень широко распространены. Часто встречаются фобии (навязчивые страхи) самого различного содержания (страх темноты, высоты, собак, мышей, пауков, замкнутых пространств, открытых пространств, толпы, одиночества, болезни, смерти и т.д.). Фобии возникают несмотря на понимание бессмысленности страха и желание преодолеть его. Нередки навязчивые сомнения (выключен ли свет, газ, заперта ли дверь, не забыты ли нужные документы). Иногда навязчивости играют роль ритуалов, бессмысленных действий защитного или проверочного характера. Большинство навязчивостей мучительны для больных, что заставляет последних искать помощи у врачей.

Сверхценные идеи – это умозаключения, суждения, возникшие из реальности, но субъективно переоцененные, занимающее в сознании не по праву слишком заметное место. Они сопровождаются соответствующими их содержанию эмоциональными переживаниями, но не характеризуются тотальным вовлечением всей личности, что свойственно бреду.

Бред – это совокупность ложных представлений, умозаключений, логических связей между событиями, людьми, явлениями, изначально лишенных реальных оснований, полностью владеющих сознанием, не поддающихся коррекции.

Бред характеризуется убежденностью в непреложности истины составляющих его (бредовых) идей, невозможностью их коррекции (переубеждения), и хотя содержание бредовых идей может носить абсурдный характер, а им бывают противопоставлены самые веские аргументы, бреду свойственна собственная, внутренняя «кривая логика». Больные с бредом не меняют своих убеждений, они уверены в своей правоте. Бредовая идея – своего рода априорное знание.

Формированию бреда предшествует предчувствие, ожидание некого счастливого прозрения, либо напротив, беды. Окружающее, словно сгущающаяся туча, меняет облик и то манит, то угрожает. У больного возникает чувство «измененности», все приобретает некий иной смысл (т.н. «бредовое настроение»), а затем внезапно, словно сполох, возникает озарение – формируется («кристаллизуется» по И. М. Балинскому) бредовая идея.

Бред принято классифицировать по характеру возникновения (первичный, вторичный, индуцированный) и по содержанию (отношения, величия, ревности, ипохондрический, религиозный, виновности и т.д.).

Первичный бред (интеллектуальный, интерпретативный) опирается, как правило, на реальные факты, но постепенно искажается суждение о них, которое подкрепляется рядом субъективных, отмеченных «кривой логикой» доказательств, в результате чего формируется детально проработанная система, очень стойких, пронизывающих всю личность ложных убеждений самого различного содержания. Например, при бреде преследования больные, будучи убежденными, что их преследуют некие враги, меняют место жительства и работу, обращаются в суд, прокуратуру, изобретают свои способы защиты, порой весьма вычурные, могут напасть на «врагов».

Вторичный бред (чувственный, образный) возникает обычно на фоне галлюцинаций или аффективных нарушений. Ему свойственен образный характер, нет ни системы, ни логики, зато много фантастических, чувственных переживаний. Поступки больных внезапны и непредсказуемы. Человек, которому больной пять минут назад доверительно сообщал свои переживания, внезапно становится главным врагом, коварным шпионом, «выведавшим» у больного его тайну, и может стать жертвой его агрессии.

Индуцированный бред возникает, как правило, у родственников и ближайших друзей больных и во многом повторяет содержание бреда больного. Он очень нестоек и быстро распадается при разлучении индуктора и индуцированного.

По содержанию выделяют много вариантов бреда. Широко распространены: бред преследования (параноидный бред), когда пациент убежден в том, что за ним следят, преследуют, пытаются причинить ему вред отдельные люди или целые организации (разведка, полиция, тайные общества), бред отношения (предметы и люди имеют для больного особое значение, например, диктор в программе теленовостей передает некоторую информацию персонально для него), бред величия (убеждение в собственной уникальности, значимости), ипохондрический бред (больной убежден в наличии у него неизлечимого заболевания), сексуальный бред (больные убеждены в своей исключительной привлекательности, к ним все питают недвусмысленные чувства и испытывают почти неодолимое сексуальное желание), бред ревности. Необходимо заметить, что бред имеет четкую связь с доминирующим аффектом. При депрессивном аффекте чаще можно встретить бред самообвинения, осуждения, при маниакальном – величия, особого предназначения, изобретательства. Содержание бреда во многом зависит от уровня культуры больного и от господствующих в обществе представлений.

Эмоциональные (аффективные) расстройства – представлены маниакальным, депрессивным, дисфорическим аффектами, апатией, страхом, тревогой и рядом других состояний.

Маниакальный аффект (мания[xxv]) – приподнятое настроение, сопровождающееся активизацией мышления, ускорением темпа речи, физической активностью, в ущерб вниманию. Вся деятельность человека преображается: мир воспринимается «через розовые очки», человек оптимистичен и активен. При умеренной мании растет работоспособность, при более выраженной преобладает суетливость, деятельность становится малопродуктивной. Выделяют веселую манию (повышено настроение), спутанную манию (хаотичная двигательная активность), гневливую манию (с раздражительностью). Крайнее безмятежное, радужное настроение, сопровождающееся пассивным чувством наслаждения называют эйфорией, а крайнее ощущение блаженства, восторга – экстазом.

Депрессивный аффект (депрессия) – печальное, тоскливое настроение, сопровождающееся ограничением физической активности, иногда – тяжелыми физическими ощущениями, как правило, в области груди, сердца, замедлением мышления, снижением всех проялений активности, нередко – снижением аппетита, сексуального влечения, нарушением сна. Преобладают идеи виновности, собственной ненужности, безысходности. В крайнем случае наступает полное оцепенение – ступор. Выделяют ироническую депрессию (грустная ирония над своей беспомощностью), слезливую депрессию, адинамическую депрессию (обездвиженность, слабость, вялость), ажитированную депрессию (беспокойство, суетливость, возбуждение, очень опасное состояние в плане возможного суицида), маскированную депрессию (при внешнем относительном благополучии возникают симптомы, имитирующие соматические заболевания).

Дисфория – сочетание злобы и тоски, угрюмое настроение. В ответ на самый незначительный внешний раздражитель возникают вспышки гнева, больные бранятся, кидаются драться, сокрушают все на своем пути, совершают акты вандализма, тяжкие преступления. По нашим наблюдениям, дисфория часто встречается у асоциальных подростков в силу высокой встречаемости у них органического поражения головного мозга, обусловленного употреблением токсических веществ.

Страх – тяжелое чувство ожидания опасности, беды, катастрофы, смерти. Страх проявляется на физическом уровне – от «мурашек» до неспособности пошевелиться или, напротив, стремительным бегством. Это может быть «холодок» в груди, «волосы, вставшие дыбом», «мороз по коже», «душа, ушедшая в пятки» и т.д. Страх возникает при реальной угрозе (напомним, что галлюцинации воспринимаются как реальность) жизни, здоровью, благополучию. В отличие от страха тревога – смутное предчувствие опасности, неприятностей, которые чаще всего даже не могут быть предсказаны логически.

Апатия – полное безразличие к происходящим событиям, в том числе, касающимся лично больного, безучастность, утрата интересов и побуждений.

Болезненное психическое бесчувствие (anaesthesia psychica dolorosa) – болезненно переживаемое чувство утраты всех чувств[xxvi].

Расстройства памяти. Память включает в себя способность фиксировать, хранить и воспроизводить информацию. Ослабление памяти называют дисмнезией, а полную утрату (на какой-то период) – амнезией. Принято выделять ретроградную амнезию – утрату памяти на события, непосредственно предшествующие психическому расстройству или эпизоду утраты сознания (например, при черепно-мозговой травме), антероградную амнезию – утрату памяти на события, последовавшие за психическим расстройством или потерей сознания, фиксационную амнезию – утрату способности запоминать текущие события, прогрессирующую амнезию – утрату способности запоминать и постепенное оскудение памяти на предшествующие события, причем сначала из памяти пропадают события недавнего, а потом – отдаленного прошлого (закон Т. Рибо). Отдельной формой выделяют палимпсесты[xxvii] – эпизоды ослабления памяти на детали, при сохранении общей канвы событий (при алкоголизме).

Среди расстройств памяти значительное место занимают ложные воспоминания. Выделяют конфабуляции – как правило, реальные события, имевшие место в прошлом, воспринимаемые субъективно как недавние, или (реже) фантастические псевдовоспоминания, порой самого удивительного содержания. Утрата различия между собственными воспоминаниями о событиях, реально имевших место с больным, и хранящейся в памяти информации, почерпнутой из книг, рассказов других лиц, фильмов называют криптомнезией[xxviii]. Слияние настоящего с истинным воспоминанием и ложным воспоминанием называют парамнезией.

Класс 3. Эффекторные расстройства. В это класс относят расстройства психических функций, являющихся итоговыми, конечными этапами реализации интрапсихической деятельности.

Расстройства побуждений включают изменение основ жизнедеятельности личности, «ее активности, энергии, инициативы» (А. В. Снежневский). Это гипобулия (понижение волевой[xxix] активности) и абулия – полное отсутствие желаний, всякого рода деятельности, гипербулия (повышение волевой активности), парабулия – искажение, извращение, вычурность деятельности. Указанные изменения проявляются в идеаторной (мыслительной) и моторной (двигательной) сферах. Полная утрата движения, оцепенение, потеря речи, мимики называется ступором. Ступор может возникать в составе кататонии, депрессии, апатических состояний, как реакция на тяжелую психическую травму. Противоположность ступору представляет собой раптус – неистовство, «бешенство», сопровождающееся всплеском физической активности[xxx]. Раптус может развиваться в рамках кататонии, при маниакальном состоянии, в рамках депрессии (меланхолический раптус, состояние с высоким риском осуществления суицида), при наплыве устрашающих галлюцинаций, при дисфории. Все эти состояния опасны для самого больного и окружающих.

Расстройства влечений – включают анорексию (утрату чувства голода), развивающуюся в рамках депрессии, мании, кататонии, либо как проявление сверхценных идей и бреда (сверхценная идея похудеть, бред отравления), булимию (обжорство вследствие повышения аппетита), полидипсию (неутолимую мучительную жажду), изменения полового влечения, импульсивные влечения. Импульсивные влечения возникают внезапно, подчиняя себе волю и поведение больного. Все сознание направлено только на реализацию импульсивного влечения. Больные уходят из дома, предпринимая длительные путешествия (дромомания)[xxxi], беспробудно пьянствуют (дипсомания)[xxxii], без цели совершают кражи (клептомания), совершают поджоги (пиромания). Совершая противоправные действия больные не руководствуются преступным умыслом, не имеют цели причинить кому-либо вред, но только одну цель – удовлетворить внезапно возникшее влечение.

Расстройства речи – большой класс симптомов эффекторного звена. Во многих случаях нарушения речи обнаруживаются и при неврологических расстройствах. Речь является зеркалом психической деятельности, и нарушения мышления, памяти, настроения находят свое отражение в речи[xxxiii].

Смазанная, трудно воспринимаемая, с запинками, неправильным произношением звуков речь является дизартричной. Утрата способности к речи называется алалией,[xxxiv] а утрата способности пользоваться отдельными словами в устной или письменной форме, либо утрата способности понимать речь (при сохраненном слухе) – афазией. Ответы не в контексте вопроса, невпопад, называют паралогией. Замещение слов в речи схожими по звучанию представляет собой акатофазию. Разорванная речь, сохранившая грамматический строй, словесная окрошка, которой придается верная форма при отсутствии смысла называется шизофазией, а совершенно хаотичный набор слов – инкогеренцией. Постоянное повторение одного слова (фразы) носит название вербигерации, а механическое повторение только что услышанных слов – эхолалии.

Расстройства сна – очень частые симптомы широкого круга психических расстройств. Чаще всего нарушается засыпание, больные долго не могут уснуть. Возможны частые пробуждения, полные (возвращение в состояние бодрствования) и неполные, т.н. «просоночные состояния», когда действия осуществляются в автоматическом режиме, не осознаются и не сохраняются в памяти. Пробуждения могут возникать среди ночи несколько раз (прерывистый сон) или под утро, тогда больные уже не могут уснуть (ранние пробуждения). Во сне могут наблюдаться эпизоды сноговорения и даже снохождения.

Изложенные нами симптомы психических расстройств, конечно, не представляют собой полного перечня всех патологических феноменов, известных психиатрии. Многими известными психиатрами создавались объемные руководства, содержащие подробные, клинически иллюстрированные описания симптомов психических расстройств. Настоятельно рекомендуем ознакомиться с ними! (См. список рекомендуемой литературы).






Дата добавления: 2015-02-27; просмотров: 2199; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8427 - | 7332 - или читать все...

Читайте также:

  1. I. 3.2. Зависимость психических функций от среды и строения органов
  2. III. Психические свойства личности – типичные для данного человека особенности его психики, особенности реализации его психических процессов.
  3. В чем особенность человеческих форм произвольной преднамеренной организации поведения и психических процессов?
  4. В чем специфика эмпирических и феноменологических признаков психических явлений?
  5. Взаимовлияние соматических заболеваний и психических расстройств.
  6. ВОПРОС10.Проблема взаимодействия психических и физических феноменов в трудах Р.Декарта.
  7. Глава 6. Альтернативные общепсихологические теории и теоретические подходы к объяснению психических явлений.....136
  8. Глава вторая. Функция знаков в развитии высших психических
  9. Глава первая. Проблема развития высших психических функций
  10. Глава пятая. Генезис высших психических функций
  11. Глава пятая. Методика изучения высших психических функций
  12. Глава третья. Анализ высших психических функций


 

3.81.29.226 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.008 сек.