double arrow

Как мы понимаем?


Выше при определении герменевтики мы исполь­зовали центральный для нее термин «понимание». Что такое понимание? Как понимает человек, бытийствующий в мире? Когда человек может с полным ос­нованием утверждать, что он понимает? Если человек задает вопросы, то это свидетельствует о том, что он не­допонимает. Вопрошание запускает процесс понимания. Но как в нем добиться успеха? Как достичь истины — вот вопрос вопросов.

В науке понимание часто интерпретируют как под­ведение под понятие. Так делают, когда решают зада­чи по математике, физике, другим учебным дисцип­линам. Герменевтик считает, что здесь нет подлинного понимания, а присутствует всего лишь объяснение. По­нимание должно быть по-настоящему жизненным, оно должно иметь дело с сущим, а наука от многого просто-напросто абстрагируется. В критике «бескров­ных» идеалов науки герменевтик согласен с феноменологом. Однако по принципиальным вопросам они рас­ходятся.

Феноменолог в основном ориентируется на созерца­ние, он стремится к миру посредством конструкции со­знания. Но почему же не вступить в прямой контакт с внешним миром? Надо, считает убежденный герме­невтик, твердо держаться вещи, не убегать от нее в со­знание, не довольствоваться всего лишь созерцанием и его обработкой в сознании.

Человек изначально находится в мире сущего, ис­пытывает интерес к нему (на латинском «среди суще­го» — интер-ессе, иначе говоря, быть среди сущего — значит интересоваться им). Однако вещи закрыты от человека, у них есть свои границы. С другой стороны, свои границы есть и у каждого человека. Понимание будет достигнуто, и истина откроется, если удастся добиться слияния границ вещи и человека. Несколь­ко примеров пояснят нам ситуацию.

Допустим, у меня есть автомобиль. Как открыть его тайну? Дать ему возможность показать себя всесторон­не, в совершенстве. А для это им надо пользоваться. Но не любым образом, иначе он просто придет в негод­ность.

Другой пример. На вопрос учителя, сколько будет 5x4, ученик дает неправильный ответ «22». Герменев­тически настроенный учитель не расценит такой ответ как торжество глупости, а увидит за ним потаенную сущ­ность. Он постарается ее выяснить, ибо без этого он не в состоянии помочь ученику. Всякий предрассудок имеет свой, иногда глубокий смысл.

Еще пример (немецкого философа Хайдеггера): «Картина Ван Гога есть раскрытие того, чем вещь, па­ра крестьянских ботинок, является в истине. Это су­щее выступает в непотаенность своего бытия... В про­изведении искусства действенно про-из-ведена истина сущего». Перед картиной Ван Гога остановится тот, для которого изображение двух истоптанных башмаков есть подлинный зов сущего. Ему-то и открывается ис­тина. Истина есть, по Хайдеггеру, открывшаяся потаенность вещи. Не случайно мы говорим «истинный друг», «истинная любовь» и т.п.


Сейчас читают про: