double arrow

Марии Петровне Колычевой. Аще что творите, вся во славу Божию творите


Аще что творите, вся во славу Божию творите.

Слово — образ души: оно, от искренно­сти сердца произносимое гласом, прежде при­емлется ухом и потом повергается сердцем к уразумению; препосылаемое же писанием приемлется глазами просто к сердцу и сообща­ется с сердцем по смысленному уразумению. Так Творец твари все премудро устроил! От сердца к сердцу слово переливается тайно, явно и обратно, по содействию духа. Вот видение, в которое вы теперь телесными глазами смот­рите и которое вашим разумением смысленного слова сообщает сладость вашему сердцу...

Как бы вы ни мнили, но за сущую исти­ну, озаряющую сердце в совершенном разуме, вы не пожелаете иметь другого утешения, как только быть в превыспренней любви к Слову вечному и к Тому, чрез Кого Оно действует: в сем состоит подвиг человеческого совершен­ства; сие приобретается целомудрием в превы­спреннем состоянии. Истинно есть: один всех Спаситель — Иисус Христос, Бог мира, Сый Божие Слово, Сый вечная Любовь: в Нем нача­ло и конец любви истинно верующих в Него...

Меня вызывают на поле старцев, а я млад умом: опасаюсь выйти, чтобы не посра­мить старчества и не явить безумства необуз­данною младостью.

Угодно вам знать, что я помышляю: лучше во рву со львами жить, нежели в наро­де быть и грешить. Лучше смертельно на всяк день умирать, нежели жить в сладости и Гос­пода прогневлять. Лучше умерщвлять тело лишением телесных потреб, нежели умерщв­лять душу лишением небесных благ. Лучше бессловствовать языком и хранить свое серд­це в чистоте, нежели празднословить и оск­вернять свое сердце парением непотребных помышлений. Лучше без сравнения умереть от трудов и подвигов, в беззлобии и благоче­стии, нежели умереть в праздности, в забавах и злочестии.

Теперь следующее призываю к себе: це­ломудрие и смиренномудрие да пребудут со мною в жизни сей многобедственной неотступ­но; в сердце моем любовь ко Господу да умно­жается день ото дня и любовь к ближнему, как к самому себе. Все свойственное, приличное, благопристойное душе моей — да действуется во мне правым духом в славу Божию. Все не­свойственное, неприличное и неблагопристой­ное души моей да отвержется от меня в по­срамление наносящего оное, злохитреца лукавого духа. Да царствует во мне дух любви, кротости и смирения. Да мучится в себе дух злобы, гордости, рвения. Все желание души моей да будет к Единому на земле и на небеси Богу. Да буду весь я в Нем и Он во мне благо­датью Своею, действуяй и освящаяй, якоже хощет и якоже благоволил произвесть меня невещественным Светом на сей вещественный свет. Да будет воля Его; да истинствует же во мне совершающее Слово Его. Молюся: Господи! удиви в конец милость Твою на недостоинстве моем. Да постыдятся и посрамятся ищущии ми злая (Пс 69, 3)...

Услыши, Господи, глас мой, внегда молитимися к Тебе: от страха вражия изми душу мою. Покрый мя от сонма лукавнующих, от множества делающих неправду (Пс 63,2-3)... Сие моление и вам произносить потребно. Прости, сестра моя о Господе! Не скорби на меня, когда я немоществую и не пишу.

Июня 10-го, 1828 года


Сейчас читают про: