double arrow

Признание ожиданий


Энергия его подарков

— Я так скучал по твоей нежной улыбке, — шептал Марк, держа меня в объятиях.

После двух недель ожидания, когда я уже внутренне смирилась с тем, что Марк исчез из моей жизни навсегда, как-то вечером, когда Софья Николаевна ушла навестить свою приятельницу, доложили о его приезде. Я спустилась в прихожую. Марк устремился ко мне навстречу, еще не переодевшись с дороги.

— Господи, я так рад, что застал тебя дома. Мне срочно пришлось уехать по делам в Москву, но я не знал, как тебя предупредить! Я написал записку, но бестолковый посыльный, не найдя тебя дома, принес ее обратной и за эти две недели все про нее забыли. — И он так стремительно бросился ко мне, что я невольно кинулась ему навстречу. Очутившись в его объятиях, я почувствовала, что все сомнения и метания тут же забылись.

— Мне нужно уходить. Когда мы встретимся и где? — И Марк умоляюще посмотрел на меня.

Так как никаких идей мне в голову не приходило, то я решила, что лучше, если он будет решать.

— Ты лучше знаешь Петербург, поэтому, я думаю, ты предложишь что-то интересное.

Марк задумался на секунду и вдруг просиял от озарившей его идеи.




— Ты знаешь, недавно открылась новая выставка в Эрмитаже. Я думаю, тебе понравится! Ты свободна завтра днем?

— Да! — ответила я звенящим от счастья голосом.

— Да! — ответила я звенящим от счастья голосом, когда зазвонил мобильный телефон.

— Чувствуется, у тебя сегодня замечательное настроение! — услышала я голос Матвея. — Ты получила мое сообщение? Я в Питере и, если у тебя нет других планов, приглашаю выпить кофе.

— Хорошо! — Я чувствовала себя школьницей, которую первый раз позвали на свидание.

— Давай в четыре в «Джеймсе Куке». Там мои любимые миндальные пирожные, — предложил Матвей.

— Увидимся. Пока! — И я выключила телефон. С тем же восторженным настроением и бьющимся от радости сердцем я еще покружилась по квартире и стала собираться.

Хотелось надеть что-то яркое и дерзкое, и я решила, что оранжевые брюки и свитерок с оранжевым тигром вполне будут в тему.

«Оранжевое небо, оранжевое солнце, оранжевая я», - напевала я, крася губы оранжевой помадой. И хотя на улице, как всегда, было сумрачно и серо, я чувствовала себя превосходно.

— Ты сегодня похожа на солнце! — первое, что сказал Матвей, увидев меня.

— Радуюсь жизни! — ответила я. — Чем мы себя сегодня побалуем?

— Я заказал жасминовый чай и миндальное пирожное. Что заказать для тебя?

Я уже открыла рот, чтобы заказать, но вдруг мне безумно захотелось в этом новом моем состоянии, чтобы за мной не просто поухаживали, но и попринимали решения, даже такие простые, как выбор пирожного.

— Выбери сегодня ты для меня. Я теряюсь от обилия вкусных вещей! — неожиданно для себя, забыв про эмансипацию и независимость, попросила я Матвея. Он озадаченно посмотрел на меня, минуту подумал и предложил профитроли.



Я рассмеялась.

— Ты читаешь мои мысли. Это именно то, о чем я втайне мечтала, но совершенно забыла, как это называется.

— Как легко сделать женщину счастливой! — прокомментировал Матвей.

— Как легко сделать женщину счастливой! — сказал мне Марк, когда мы вышли из музея. Выставка была замечательной. Я не скрывала своего восторга и искренне радовалась каждой минуте. Мне очень понравилась картина Ренуара «Две сестры». Я несколько раз возвращалась к ней и любовалась. И уже выходя из музея, мы забрели в музейную лавку. Марк, не говоря ни слова, исчез и, пока я бродила между прилавками и разглядывала всякие безделушки, вернулся с эстампом понравившейся мне картины, очаровательной шкатулкой и зонтиком.

— Это все для вас, милая Варенька!

— Для меня? — я распахнула глаза. В это время вихрь мыслей проносился в моей голове: удобно ли принимать эти подарки, если я откажусь, не обижу ли я Марка? Но потом я вспомнила состояние девочки и с детской непосредственностью и восторгом взяла подарки.

— Как мило! — воскликнула я. — Как вы догадались, что мне понравилась картина «Две сестры»? Какая изящная шкатулка! У вас превосходный вкус! А зонтик... честно говоря, я давно мечтала о зонтике, но мне все было не выбрать, А этот мне очень нравится! — Я рассыпалась в благодарностях, и, пока я на одном дыхании произносила всю эту тираду, Марк стоял с довольной и глупой улыбкой. Казалось, он чувствовал себя добрым волшебником, и это чувство ему, видимо, очень нравилось. Я вспомнила слова тетушки: «Подарки дарят тем, кто им искренне радуется и не скрывает свою радость».



«Подарки дарят тем, кто им искренне радуется», думала я, сжимая в руках канистру с жидкостью для мытья стекол. Как видно, роль девочки мне удавалась. Я старалась не навязывать свои решения, излучать только позитивную энергию и радоваться жизни. И хотя подарок меня несколько смутил своей практичностью, мне было безумно приятно проявление заботы со стороны Матвея.

Мы возвращались из кафе. Погода была ужасной, и на стекло постоянно налипала грязь из-под колес. Уже подъезжая к дому, я увидела, что жидкость в бачке смывателя закончилась, еще несколько метров — и я перестану вообще что-то видеть. Матвей заметил мою рассеянность и спросил.

— Что-то случилось?

— Я думаю, что закончилась жидкость, но я не знаю, куда ее наливать и где ее покупать.

— Постой, по-моему, справа заправка. Остановись, пожалуйста.

Я остановилась, недоумевая, что могло Матвею понадобиться на питерской заправке. Через несколько минут Матвей вернулся с жидкостью для стекол, ни слова не говоря, залил ее в обнаруженный под капотом бачок.

И вот я стояла около заправки, прижимая к груди канистру, я таяла от проявленной заботы.

— Проявление заботы включает в мужчине любовь, — подвела итог тетушка, когда я вернулась из музея, нагруженная подарками. — Чем больше мужчина заботится о тебе, тем больше он к тебе привязывается. Главное — позволь ему проявить эту заботу. Мужчине очень хочется совершать подвиги ради своей девочки, чувствовать себя всесильным и всемогущим. Но мы настолько привыкли решать все свои проблемы сами, что просто не оставляем ему шансов проявить себя, бросаясь сами покупать понравившиеся вещи. Иногда следует даже специально создать ситуацию, в которой он может нас спасти.

— Рыцарь в сияющих доспехах? — уточнила я.

— Почему бы нет? — спокойно ответила Софья Николаевна. — Но самое главное — не забыть его искренне и восторженно поблагодарить.

— Но бывает так, что мужчина не проявляет заботу, сколько к нему ни взывай и сколько ему ни намекай.

— Да, для этого есть замечательная практика. Садись поудобней, закрывай глаза и представь, что ты сидишь на веранде, теплый летний день, легкий ветерок касается твоих волос, ты сидишь в кресле-качалке и читаешь книгу. Подняв глаза, ты видишь, что маленькая девочка, не старше пяти лет, входит в калитку. И ты узнаешь себя. Девчушка подходит к тебе, и ты устремляешься к ней. Ты берешь ее на руки, прижимаешь к себе, гладишь по головке, целуешь в щечки, кружишь ее и говоришь о том, как ты сильно любишь ее, что она самая красивая и умная девочка в мире.

Ты рассказываешь ей, какой замечательной женщиной она станет, сильной, уверенной, соблазнительной и очаровательной. Вы танцуете, смеетесь, играете. А девчушка дает тебе игривость, непосредственность, умение радоваться каждому мгновению. И каждая из вас обретает то, чего ей больше всего недоставало.

Вы продолжаете бегать в догонялки, играть в прятки, и, когда она устанет, ты качаешь ее на руках и видишь, как она начинает уменьшаться, как Алиса в Стране чудес. Она становится размером с Дюймовочку, уже помещается у тебя на ладошке и продолжает уменьшаться, пока не становится такой крошечной, что превращается в горошину. Ты берешь эту горошину и кладешь себе в сердце или в сердце того человека, в чьей заботе ты нуждаешься.

— В чьей заботе ты нуждаешься? И кого ты увидела в своей медитации? — спросила меня Манечка, когда я открыла глаза.

Манечка, как психолог, вызвалась мне помочь, когда я решила попробовать применить древние техники. В один из воскресных вечеров мы, отыскав песню «Цветные сны» из моего любимого фильма «Мери Поппинс», сделали медитацию включения на заботу.

— Ответ так очевиден, что даже неинтересно, — ответила я. — Но знаешь, мне кажется, что одной медитации мало, надо все-таки придумать какую-нибудь ситуацию, в которой действительно понадобится помощь Матвея. Со мной обязательно должно что-то произойти, как в любовных романах, и тогда он спасет меня и будет страшно этим гордиться. Мужчины всегда влюбляются в тех, кого спасли, в кого вложили много эмоций.

— И что тебе это даст? — удивилась Манька.

— Я думаю, забота дает мужчине ощущение востребованности, чувство своей нужности. И мне кажется, что такие ситуации — проверка, как мужчина будет себя вести себя со своими детьми и в те моменты, когда ты будешь от него зависеть, — продолжала я рассуждать, — например, когда у тебя будет малыш.

— Может, ты и права! — поддержала меня Маня. Мне рассказывала одна знакомая, что, когда родился ребенок и в семье начались финансовые трудности, она чуть не умерла от голода, а ее муж ходил в это время к своей маме на ужины в завтраки. Я тогда подумала: неужели нельзя было раньше понять, как поведет себя мужчина? Итак, — повернулась она ко мне, — что ты собираешься предпринять?

Я погрузилась в размышления, но никаких мыслей что-то не приходило.

— Может, тебе сломать ногу или попасть в аварию?— начала предлагать Манечка.

— Нет, я думаю можно обойтись без таких жертв. Тем более из Москвы при всем желании не примчишься на помощь в ту же минуту. Но самое поразительное, что почти из любой ситуации я могу найти выход сама. Да, найти изящное решение не так просто, поэтому давай пить чай.

С этими словами я пошла на кухню заваривать чай. Погруженная в свои мысли, вспомнила студенческие годы. Я училась на четвертом курсе университета, когда меня занесло в театральный кружок. Я тогда жила в Петергофе и все время боялась опоздать на последнюю электричку. В тот момент один мой знакомый предложил пожить в его пустой квартире, пока он живет у родителей. Он торжественно вручил мне ключ, все объяснил, назвал код, но забыл сказать, как его применять. Однажды репетиция продлилась так долго, что я решила ночевать в его квартире. И вот в два часа ночи я оказалась перед дверью подъезда с ключами. Счастливая, что теплый диван так близко, я набрала код и к своему ужасе поняла, что дверь не открывается. Я прыгала, дула на дверь, дергала, молилась, надеясь, что, может, какой-нибудь загулявший житель выйдет или войдет, но тщетно, прошло полчаса — дверь не поддавалась. Я стояла на улице и не знала, что делать, последняя электричка давно уже ушла, денег на такси, естественно, не было, и перспектива провести ночь на улице становилась все более реальной.

И когда я уже была готова разрыдаться от отчаяния, на пустынной улице появился одинокий молодой человек. Я бросилась к нему и взмолилась о помощи. Он тоже честно попытался потыкать злополучную дверь, набирая код и толкая, но дверь оставалась непоколебимой. Тогда он поднял голову вверх и, увидев открытое окно над дверью подъезда, как истинный герой, ухватился за козырек, подтянулся и через несколько минут открыл злополучную дверь изнутри.

Все, чем я могла отблагодарить, — пригласить моего спасителя на чай, что я и сделала. Юноша явно был очарован собственным подвигом и мной. К сожалению, тогда не было сотовых телефонов и мы больше не встретились, но я до сих пор с теплым чувством вспоминаю ту ночь. (А код открывался очень просто — нужно было, нажав все цифры, одновременно потянуть за кольцо.)

Когда я рассказала историю Манечке, она предложила застрять в квартире, сломав замок от входной двери, и взмолиться о спасении, как раз когда будет очередной модуль. Может, идея и не слишком оригинальна, но, по крайней мере, у Матвея будет возможность продемонстрировать свою заботу. Идея мне понравилась, хотя вызывала много вопросов, когда и как все организовать.

— И вообще, ты точно поняла, как себя надо вести с мужчиной в этот период — когда тело ты уже отдала, но его сердце еще не получила? — спросила меня задумчиво Манечка.

— Делать все, что включает его эмоционально: капризничать, не приходить на свидания, дуться без причины и в то же время радоваться, как ребенок, его вниманию и проявлять самой внимание к нему, ждать от него решений, считать его самым лучшим, искренне им восхищаться, во всем полагаться на него и верить в его исключительность, — отбарабанила я на одном дыхании некую квинтэссенцию всего гот, что я прочитала в многочисленных книгах и почерпнула из прабабушкиного дневника.

Манечка уставилась на меня в немом изумлении и ошеломленно произнесла:

— А мужчина не сбежит, если ты на него все это обрушишь?

— Это я и собираюсь проверить!







Сейчас читают про: