double arrow

О ЧУДЕСНОЙ ПРИРОДЕ ВОДЫ, ВОЗДУХА И ВЕТРОВ


Два других элемента, а именно вода и воздух, не менее могущественны, и природа не прекращает благодаря им делать замечательные эффекты, т. к. вода настолько абсолютно необходима, что никакое животное не может без нее жить, никакая трава и растение не могут производить, если вода их не увлажняет; семенные свойства всех вещей находятся в ней, начиная с животных, семя которых, очевидно, водянисто. Хотя их семена и земленисты, если их не оросит вода, они не сумеют прорасти: пусть это совершается от впитывания влаги земли, росы или дождя, или от воды, которую специально поливают. Так Моисей описывал землю и воду как единственно способных произвести душу живую. Но воде он приписывал двойную продукцию, а именно — рыб и птиц, которые летают в воздухе над землей. Писание отмечает еще, что вода участвует в произведении и происхождении земли, говоря почему не произрастали деревья и растения. Это потому, что Бог еще не изливал дождь на землю. Могущество этого элемента столь велико, что невозможно духовно возродиться без воды, так сам Иисус Христос свидетельствовал это. В религии ее эффекты также очень велики в искуплении и очищении и она не менее необходима, чем огонь, она полезна для целой бесконечности вещей, и ею пользуются разно, и благодаря ей живет все, что есть в природе, имея силу рождать, питать, растить и увеличивать все вещи, которые видим в мире. Поэтому Фалес Милетский и Гесиод ее поставили принципом всех вещей и назвали самой древней и самой могущественной из всех элементов, потому что она командует другими. Как говорит Плиний, вода поглощает землю, погашает огонь, поднимается в воздух и, достигнув облаков, становится хозяйкой неба, а падая оттуда, она питает все, что производит земля. Плиний и многие другие историки описывают бесконечное количество чудес от воды. Овидий также упоминает о могуществе и чудесных свойствах ее, когда говорит: «Отчего происходит, что вода потока Аммона является ледяной среди дня, а утром и вечером теплой? Говорят, что воды afhomas, приблизившись, мечут огонь на дрова, когда больше не видно луны. Есть поток, который делает внутренности твердыми, как камень, когда пьют его воду, и который придает мрамороподобную твердость вещам, которые к нему прикасаются. Есть воды на берегах Crufhiens у Сибарийцев, которые делают волосы цвета амбры и золота и, что самое удивительное, когда их пьют, они могут изменить не только тело, но даже и ум. Кто не слышал о водах Sulmas и озерах Эфиопии? Если кто-либо пил из них, то он становится разъяренным или впадает во внезапную дремоту. Если кто-либо пил воду из источника Клинор, испытывает отвращение к вину и не хочет пить ничего, кроме чистой воды. Но поток Линцесты имеет совершенно другое действие, т. к. если кто-либо пил мало вина, то шатается больше, чем если бы кто-либо пил много вина, даже чистого. В Аркадии существует озеро, которое древние называли Феней, с водой которого нужно быть осторожным, т. к. если ее пьют ночью, она причиняет боль, а если пьют днем, то не причиняет никакой боли». Помимо того Иосиф сообщает о замечательной природе одного потока между Арсе и Раране, городами Сирии, который выходит их берегов по воскресеньям и высыхает во время шести остальных дней недели, видимо потому, что ключи закрываются, а потом возвращаются к прежнему изобилию вод на седьмой день, благодаря тайным влияниям природы; вот почему жители этой местности дали ему имя — «река Субботы», т. к. иудеи празднуют седьмой день недели. И Писание дает упоминание бассейна в Иерусалиме, в котором первый сходящий в него, после того, как Ангел замутит воду, вылечиться от любого вида болезни. Есть еще описание, что в Ионии, около селения Гераклея, на берегу реки Киферон был источник, посвященный нимфам, из которого каждый больной, окунувшийся в него, выходил совершенно здоровым. Павзаний рассказывает, что в горе Ликее в Аркадии есть источник, названный Агрия, куда шел жрец Юпитера после жертвоприношения, держа в руке дубовую ветвь, которую он окунал в воду источника во время сильной засухи, и в то время, когда он набалтывал воду, оттуда выходили испарения, поднимаясь в воздух, образуя облака, которые покрывали все небо и превращались затем в обильный дождь, который поил всю землю. Среди многих других авторов Руфус, врач из Эфеса, замечательно описывает захватывающие вещи о чудесах воды.








Мне остается сказать о воздухе: — жизненный дух, который проникает во все существа, делая их живучими и живыми, связывая, приводя в движение и наполняя все. Вот почему еврейские ученые вовсе не помещают его среди элементов, но рассматривают его как посредника и связь различных существ; и как духа, укрепляющего все побуждения природы, т. к. он первый воспринимает все влияние небесных тел и сообщает их каждому из других элементов и смесям, он получает от них и удерживает как божественное зеркало отпечатки всех вещей, как натуральных, так и Божественных, так же, как слова и речь, и неся их с собой по мере того, как он входит в тела людей и животных, снабжая их материалами снов, предвидения и других чудес.

Потому происходит, как говорят те, кто проходят в том месте, где был убит человек или находится свежезахороненное тело, переживают страхи и испуг, т. к. воздух в таких местах полон картинами этого убийства, с которыми прохожие тоже соприкасаются, т. к. воздух их наполняет теми же картинами и волнует их, отчего и формируется страх, т. к. все, что действует быстро и создает тонкое впечатление, волнует природу. Вот почему многие философы считали, что воздух есть причина снов и других впечатлений души, благодаря распространению картин или подобий, что исходят от предметов и слов, которые массами проходят в воздухе, пока не достигнут чувств или, в конечном итоге, воображения и души того, кто их воспринимает. Восприняв сначала кожей, подготовившей его к восприятию, хотя виды вещей несомы своей собственной природой или сами собой к чувствам людей и животных, они, тем не менее, могут приобрести некоторые отпечатки от неба, когда находятся в воздухе, а различные их сюжеты чувствуются одни больше, другие меньше, следуя своему предрасположению в момент подачи картин воображения. И, таким образом, человек может естественно и без какого-либо суеверия, без помощи какого-либо духа, сообщаться мыслью с другим человеком, сколько-нибудь удаленным, т. к. они будут существовать по меньшей мере 24 часа, хотя и нельзя точно указать время. Эту вещь я наблюдал и делал аббат Тритемий. Плотин нам доказывает, а также учит способу, которым вещи духовные, как и телесные, производят некоторые картины (виды) благодаря влиянию тел на тела; они укрепляются в воздухе, проявляются и являются нашему зрению и другим чувствам благодаря свету. Как движение мы видим, когда дует полуденный ветер, как воздух конденсируется в маленькие облака, в которых отражаются как в зеркале очень удаленные замки, горы, лошади, люди и другие вещи, которые, по мере того, как облака проходят дальше, развеиваются; и, как показал Аристотель в работе «О метеорах», радуга формируется в воздушном облаке как в зеркале. И Альберт говорит, что изображения тел могут легко формироваться в воздухе, который влажен, тем же способом, как изображения вещей в зеркалах. И Аристотель рассказывает, что с одним человеком из-за слабого зрения бывало так, что близко расположенный воздух служил ему зеркалом и обозреваемый им район отражался в этом зеркале так, что он не мог разобраться и считал, что его тень идет перед ним, видя голову идущей в направлении, куда он шел. Тем же способом получаются все виды очень удаленных картин в воздухе, чего хотят добиться с помощью некоторых зеркал, чтобы невежды, стоящие в стороне от них, верили, что видят фигуры демонов и духов, хотя последние всего лишь похожая картина, лишенная всякой жизни. Известно, что в темном месте, где есть маленькое отверстие, которое можно пробить для попадания лучей солнца, помещая к этому отверстию белую бумагу или гладкое зеркало, видят на этой бумаге все, что солнце освещает и что совершается снаружи.

Существует еще более замечательное чудо, когда кто-либо, написав портреты или несколько слов, выставляют их ночью определенным способом в хорошую погоду при полнолунии, а кто-либо другой, поставленный об этом в известность, может их видеть и читать в окружности или в круге луны картины, поднявшиеся и размножающиеся в воздухе; это очень полезно, чтобы сообщать новости из осажденных городов и мест. Это секрет, который прежде практиковал Пифагор и, который даже сегодня знают несколько лиц, как мне это известно. Итак, все эти вещи и большое количество других, более значительных, основано на природе воздуха, и выводят их принципы из математики и оптики, и эти виды отражаются в зрении так же, как посредством эха отражается звук.

Но есть еще и другие, более специфичные секреты, благодаря которым человек может слышать то, что говорит другой даже на ухо или потаенно, или как-то по-особому другому лицу. Из воздуха еще происходят ветры, которые есть широко взволнованный и возбужденный воздух.

Существуют четыре главных ветра, которые дуют с четырех сторон света; а именно, — Нот, — со стороны юга, Борей — с севера, Зефир — с запада, и Аполеот или Эрус — с востока, о которых так сказано в этих двух стихах Понатануса:

«Нот — южный ветер, туманный и влажный, который св. Иероним называет извергающим дождь».

Овидий его описывает так: «Ветер Нот летает на крыльях влажных, закрывая лицо страшной темнотой, подобной смоле; его тяжелая борода низвергает воду по белым волосам; облака останавливается у его на лбу; его крылья и грудь отвратительны от воды».

Но Борей, в противоположность Ноту, — ветер Севера, сильный и шумный, он гонит облака, возвращая воздуху покой, и морозит воду. Овидий так заставляет его говорить о себе самом: «Я имею силу гнать и содрогать печальные облака и подчинять их моим приказам. Я опрокидываю деревья, я делаю твердыми пары, и я посылаю их на землю градом; я все тот же, когда я встречаю другие ветры под сводом небес (т. к. там моя полнота), я опускаюсь с такой силой, что воздух, который я встречаю среди наших ударов трещит и выскакивает вспышками из-под свода облаков. Это я, войдя и сдавливая глубину земных пещер, тревожу манов и заставляю дрожать землю».

Зефир, который также называется Фавониус, — ветер очень легкий, который дует с запада; он нежен, холоден и влажен, смягчает суровость зим, производя все травы и цветы.

Эрус, в противоположность ему, называющийся еще Субсолер и Аполеот, есть ветер с востока; он очень быстро пожирает влажный туман. Таковы четыре ветра: первый с востока, второй с запада, третий с севера, четвертый с юга.







Сейчас читают про: