double arrow

Третье, главное препятствие: непонятые слова


Слова — это полнейший ужас нашего ума. О них сказано много мудростей, но это нам мало помогает.

Вводная 1: при разговоре или в тексте, каждое слово имеет одно конкретное значение. То, которое имеет в виду автор. Это — очевидно и понятно.

Вводная 2: почти каждое слово имеет в языке несколько значений. Откройте толковый словарь и убедитесь. Редкие слова имеют одно определение.

Значение слов определяется контекстом. «На планете есть жизнь» — одно, «Жизнь у меня — поганая» — совсем другое, а «Его жизни угрожает опасность» — вовсе третье. И у каждой «жизни» — точное определение!

При этом, чем проще и общеупотребительнее слово, тем больше значений оно может иметь.

Такие слова, как «реальный», «жизнь», «любовь» «начало», «время» и прочие основы языка — имеют по два десятка значений.

Я уже молчу о предлогах, междометиях, местоимениях и союзах — их определения занимают по целой странице в словарях.

Вводная 3: все люди по-разному владеют определением слов.

Мы живём в разных местах и воспитываемся в разной среде. В результате, восприятие языка у каждого человека — индивидуально. Не просто кто-то не знает каких-то слов. У каждого есть свои фиксированные убеждения о словах!

Существует десять прекрасных, эффективных способов не понимать слова.

Например, одних слов мы не знаем вообще, другие знаем неполно, третьи — неверно или неточно; про четвёртые мы что-то придумываем сами и уверены в правильности; пятые путаем с синонимами, шестые не так толкуем в контексте; седьмые просто упускаем, а, при упоминании о восьмых, нас переклинивает — мы их отвергаем или навязчиво удерживаем, и вообще не хотим прояснять.

Для тебя любовь — святыня, а для меня — болезнь, и мы будем спорить до хрипоты. Зато, для тебя культура — это культура, а когда меня попросили определить это слово, я аж словарь бросил от злости: меня в детстве ругали за «некультурное поведение».

Я прояснял это слово и все его производные целый день! И, наконец, понял — ничего подавляющего в культуре нет! Вот сейчас я употребляю это слово в его всеобщем значении.

Вводная 4: сложите все три указанных вводных. Теперь вы имеете больше шансов понять, почему никак не можете договориться, если разгорается спор.

Я недавно дискутировал с другом-астрологом о жизни — и был снова поражён, насколько по-разному мы трактуем многие известные слова!

Вот для этого, братцы, и существуют толковые словари. Это — единственные книги, дающие возможность овладеть языком так, чтобы понимать других и быть понятым.

Возможно, на уровне быта, это — ни к чему. Но мы ведь — учителя, или где?..

Понятое слово. А что значит — понятое слово? А это, коллеги, явление, нам практически не знакомое.




1) Это слово, которому вы, без задержки, сразу, без всяких «ну… это…» даёте точное и подходящее определение;

2) вы знаете все другие его определения;

3) вы знаете его этимологию, сленг и идиомы с ним; но главное,

4) вы можете, без задержек и в нужном контексте, употребить его несколько раз в предложениях, которые сами придумали.

Не поленитесь, попробуйте придумать пять фраз с любым словом. Начните со слова «мама». Возьмёте круче — могут быть обидные затруднения!

Если быстро и точно составить фразы не получается — вы не понимаете слово. Мы, занимавшиеся прояснением слов, в этом уже не сомневаемся!

Прояснение слов — главное занятие на курсах. Особенно вначале. Наблюдатель просит придумывать фразы до тех пор, пока они вдруг не начинают сыпаться из вас одна за другой, без затруднений. Это — классное чувство: вот оно, ухватил, поймал, понял!

Насколько серьёзно непонимание слов?

Невозможно представить себе масштаб непонимания слов, пока не увидишь, что такое — понимание слов.

Существуют точные методы «вылавливания» непонятых слов. Они показали ошеломляющие вещи.

Учителя и профессура вузов не знают кучу слов в своих собственных текстах, по которым ведут уроки.

Учёные и философы не знают массу слов, которыми оперируют. Обычные люди пропускают несколько слов на каждой странице простого художественного текста.

Мы катастрофически не владеем своим языком — а нас заставляют учить синтаксис и морфологию!

Работая с толковым словарём, многие испытали озарение о том, что его составители тоже не знают многих слов!



Наверное, поэтому у Сергея Иваныча Ожёгова такие грустные глаза: он осознавал всю «силу слова»!

Констатирую: словарь Ожегова — самый дельный и толковый из всех наших толковых словарей (кстати, получилась пара омонимов: слово «толковый» употреблено в двух совершенно разных значениях).

Вот он — истинный смысл мифа о Вавилонской башне. Чтобы не понимать друг друга, нам не нужны разные языки. Мы и на одном языке договориться не можем — потому что, наивно считаем своё собственное понимание слов нормальным и всеобщим!

И вот мы слышим или читаем фразу. И одно слово — такое вроде знакомое — пропускаем: не поняли или поняли неверно.

Тут же возникает дефицит умственной массы: фраза не стала осязаемой. И тут же — нарушение постепенности: мы уже читаем дальше! Но это — уже иллюзия: после пропущенного слова, текст уже не воспринимается.

Доступность, понятность и читабельность текстов зависит от того, насколько близок язык автора к привычному для большинства читателей.

Если ты толкуешь слова так же, как все — тебя поймут. Если вводишь новое толкование — подробно определяй его, разжёвывай на понятном языке (именно это я стараюсь делать в своих книгах).

Я часто вижу книги, написанные заумным, специфическим языком. Через две страницы чувствуешь себя полным идиотом!

Такой язык — лучший способ отсечь общение с читателем. Я называю такие книги «коммуникационными киллерами». Ручаюсь: школьные учебники — к-киллеры для подавляющего большинства детей. Да, что там учебники!

Недавно наши литераторы рассказывали пяти-шестилетним детишкам в садике о русских писателях. Вроде говорили просто и ласково.

К счастью, воспитательница догадалась расспросить ребят: что же они услышали? Много интересного! Один — что писателем был толстый лев. Другой — что это вообще был Тигр Толстой.

Вот он — уровень нашего учительского снобизма: мы «сеем разумное» и не опускаемся до того, чтобы поинтересоваться: как нас поняли?

Думаете, утрирую? Откроем детские книжки. «Пошёл котик на торжок…» — и трёхлетнего малыша переклинивает. Он не может слушать дальше, расстраивается, злится.

Чепуха? Ну-ка, употребите быстренько «торжок» в нескольких фразах. Слабо?! А там ещё «коза-дереза», «кашка-малашка» и прочие головоломки.

Это — не шутки, братцы. Знакомая девочка в садике стала прояснять с малышами слова из книжек — и детвора повеселела на глазах!

Как видите, пропускать слова мы начинаем с пелёнок. Вот ваш малыш читает стих на празднике. Спросите его, что значит каждое слово. Если он не боится наказания — много интересного узнаете. Попробуйте составлять предложения с этими словами — узнаете ещё больше.

Закон: каждое пропущенное слово приводит к непониманию ещё нескольких слов. Непонимание множится и ветвится — как само словообразование.

Оказавшись в школе, человечек попадает в мир непонятых слов. Один учитель на тридцать человек, сорок минут на всю тему, определения, которые ничего не проясняют, а ещё сильнее запутывают — всё против понимания.

С первого класса в уме ученика растёт паразитический умственный механизм — пышное дерево непонятых слов. Что же получается в результате?

В результате получается неспособность. Неспособность делать, действовать, применять, понимать.

Непонятые слова — причина тупости, апатии, неспособности к искусствам, технической и умственной работе. Неспособность выражать мысли и понимать. Они просто превращают ум в сломанный компьютер.

Есть такой процесс, когда проясняются все слова по какому-либо предмету. Все, по списку. В результате, человек становится полным хозяином предмета. Мрак рассеивается. Открываются способности.

Если бы какой-нибудь математик прояснил все слова математики — он бы, скорее всего, навсегда ушёл из школы.

Кстати:правила составления понятных текстов. Текст, который не вызовет затруднений при восприятии, выглядит так:

q Язык его прост, ясен, понятен ребёнку. Тон — весёлый, с юмором.

q Текст максимально краток и ёмок — то бишь, талантлив.

q Каждая идея проиллюстрирована понятным примером.

q Каждая мысль проиллюстрирована рисунком (см. правила рисунка).

q Непонятные, допускающие двойственное толкование слова отсутствуют, прояснены в тексте или в сносках.

q Текст системен — разбит на главы, пункты и подпункты.

q Важные мысли и факты выделены изменённым шрифтом.

Пояснительный рисунок сработает на понимание, если:

q Его графика — простая и чёткая.

q Изображённая ситуация — достаточно проста и наглядна.

q Детали, при необходимости, пояснены подписями.

q Тон — весёлый, динамичный, годится стиль комиксов.

Именно эти правила я использую в книгах.

Проявления непонятых слов. Реакции на пропущенные слова — также специфичны: это отчётливое ощущение пустоты, бессмысленности и апатии. А потом — отстранённость, отчуждение, досада и даже истерика.

Если недостаток массы и постепенности вызывает, в общем, легко поправимые состояния дискомфорта, то пропущенные слова — это именно то, из-за чего происходит срыв в учёбе.

Бросить учиться вынуждают именно непонятые, пропущенные слова. Знаки и символы — тоже «непонятые слова». Особенно много их в математике, физике и химии. Сокращения, аббревиатуры, символы языка, и даже знаки препинания — всё это может стать «непонятым словом».

Механизм этого явления хорошо изучен. Пропуск слова вызывает непонимание, предмет становится нереальным — то есть, не близким, не ясным.

Человек всегда устраняется от того, что для него не реально. А устраняясь, он пытается остаться правым — поэтому, ищет оправдания, делает виноватым учителя или сам предмет.

Ненависть к предмету — это непонятые слова.

Если ученик, при этом, может бросить учёбу — он её бросает.

Но, в нашем образовании такого выбора нет. И мы постоянно видим проявления непонятых слов. Их — два, и особенно интересно второе.

Первое проявление— когда человек пропустил одно-два слова в понятном тексте. Он просто тупеет. Вдруг оказывается, что уже не понимаешь, о чём речь, мысли уже далеко, или в голове пусто.

Причина — в том, что непонятое слово оставляет после себя в памяти пустую полосу. После него — только иллюзия понимания. В этом я убедился на себе и своих детях.

Исправить это нетрудно: надо вернуться именно туда, где всё было хорошо понятно, и внимательно, пословно перечитать текст. Где-то тут, в конце понятного куска, пропущенное слово обычно и находится.

Если, после его прояснения, студент по-прежнему тормозит, значит, есть ещё непонятое слово — где-то раньше.

Правило: если есть непонятое слово, курс перечитывается заново от того места, где оно впервые встречается в тексте. Как-то, пройдя почти полкурса, я начал тормозить. И опытный наблюдатель, в конце концов, попал в точку: оказывается, у меня зависло слово «студент»!

Оно было в самом начале курса. И я действительно не понимал его точного определения — и это мешало мне быть студентом. Перечитывал курс я уже другими глазами, и открыл много нового!

Второе проявление— когда давно пропущено много слов. Это — просто шедевр приспособленности к среде.

Товарищи педагоги! Не сочтите за дерзость, но это — подавляющее большинство наших отличников. Наши «отличные ученики» и «блестящие студенты».

Что с ними произошло? Они давно убедились, что прояснить слова невозможно. Может быть, в началке они ещё переживали, старались выпутаться. Но увидели: это никому не нужно!

Пятёрки ставят и хвалят не за понимание. И тем паче не за применение изученного. От тебя хотят только правильных ответов на вопросы и решения примеров.

Бога ради — для этого не нужно никакое понимание! Нужно а) механически запоминать и б) схватывать форму решения. А если не схватил, можно и списать.

И вот, перед нами ученик, блестяще «знающий теорию». Он всегда отвечает без запинки. Правильные ответы тешат наше тщеславие — создают иллюзию хорошего результата.

И всё идёт просто замечательно… до тех пор, пока такого ученика не попросят применить изученное.

Он боится практических и смысловых вопросов. Он даже не понимает — чего это от него хотят!? А знаете, почему? Потому что его реально здесь нет.

Он давно устранился от учёбы. А вместо себя выставил манекен. Ролевой умственный контур, в точности соответствующий нашим, коллеги, требованиям.

Кстати, очень часто он это осознаёт — и презирает нас за притворство.

Чем человек старше, тем этот контур больше в него врастает.

В школе, куда я пришёл уже с небольшим опытом, я поставил биологию на уши: почти отменил учебники, отбросил глупый «устный опрос», много рассказывал и показывал, проводил массу лабораторных и письменных работ — и требовал реального понимания.

Видя «контур», пишущий чужими словами, я ставил тройку и писал: «Не твоё. Мне интересно твоё мнение».

Пятые и шестые классы поняли меня за полгода. Седьмые и восьмые вошли в колею к концу года. Девятые и десятые — так и не поняли, чего я, чудик, от них хочу!

Вот что такое, братцы, наш «отличный результат». Сейчас, когда образование превратилось в легальный бизнес по продаже «лучших сочинений» и ответов, я вряд ли кого-то удивил этим открытием. Но тогда это было классное прояснение слова «отличник»!

Практики в нашем высшем образовании почти нет и не было. Вузы закрепляют «блестящее знание теории» — то бишь, имитацию учёбы. И имеем мы молодого спеца-неумеху, для которого работа — тот же театр.

Это — просто замечательно: можно держать его за салагу, ругать за промахи, равнодушие и безответственность и читать морали о духе коллективизма.

Так и живём — по закону Лоуренса Питера: каждый занимает ту должность, на которой он уже не компетентен. Компетентен — значит, управляется легко и без напряга. Нечего расслабляться — на повышение его! Но это — совсем другая тема.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: