double arrow

Глава 34


Обводя взглядом оживлённое кафе, я глубоко вдыхаю, наполняя лёгкие запахом кофейных зёрен, выпечки и муската. Когда мои глаза замечают Эми, я уверенно могу сказать, что она ждёт, когда Надя и мой отец отойдут сделать заказ и она сможет наброситься на меня с распросами о свидании с Хейсом.

И она расстроится.

Что ж, Эми пододвигает свой стул ближе к моему:

- Быстро выкладывай, пока они не вернулись. Как прошло свидание с Хейсом? Он целовал тебя? Пожалуйста, скажи, что да, потому что этот мужчина потрясающе красив и богат. Впрочем, тебя это не волнует.

Посмеиваясь, я делаю паузу, позволяя любопытству одержать вверх над ней.

- Боже мой, Кэти. Ты убиваешь меня! - восклицает она.

- Свидание прошло замечательно. И нет, мы не целовались. Я не хочу рассказывать, но, очевидно, даже Хейс согласен с тем, что я не…

- Кэти? Кэтрин, это ты? - спрашивает возле меня удивленый голос.

Это он.

С открытым ртом я подымаю взгляд и смотрю на мужчину с глазами, о которых я до сих пор мечтаю, а он смотрит на меня с недоверчивым выражением на невероятно красивом лице. Я однажды где-то читала, что через зрительный контакт загораются души.

И моя сгорает дотла. Сердце бешено колотится.

Вырывается наружу эйфория.

Я не могу дышать.

Ох, а вот и дремлющие бабочки, которые пробуждаются от одного его взгляда.

- Привет, - умудряюсь сказать я, пытаясь преодолеть неспособность здраво мыслить. Мне хочется встать, обнять и поцеловать его за все те дни, минуты и секунды, когда он не был частью моей жизни.

- Привет.

Он стоит и смотрит на меня будто я привидение, и не может поверить в то, что видит.

- Хм, как т-ты? - я заикаюсь как боязливый ребёнок.

- Хорошо. Могло бы быть и лучше. Было лучше, - отвечает он, наклоняясь к моему стулу.

Я с трудом сглатываю, когда пытаюсь разгладить несуществующую складку на моих джинсах.

- Ох, э-это замечательно!

Он откашливается, готовясь заговорить, когда я слышу, как меня окликает Надя. Я закрываю глаза и делаю вдох, потому что он точно увидит её. И я не уверена, какой будет его реакция.

Чёрт.

- Мама! Мамочка! Мамочка! - зовёт меня Надя. Я поднимаю взгляд и вижу отца, смотрящего на Бена с ненавистью, а затем смотрящего на меня, будто спрашивая, как поступить. Я качаю головой, показывая, чтобы он не подпускал Надю к нам. Папа понимает намёк, берёт Надю на руки и направляется в другую сторону кафе.

А я поднимаю взгляд, чтобы снова встретиться с глазами Бена, но на этот раз он не смотрит на меня. Его взгляд направлен на Надю. Чувствуя не толчок, а удар в сердце, и растворяюсь в нём. Я впитываю каждую новую деталь в его внешности. Он всё так же красив, но теперь в его взгляде присутствует жёсткость. Он выглядит мудрее.

Всё ещё глядя на него и пытаясь запечатлеть его лицо в своей памяти, так как не знаю, когда увижу его снова и увижу ли вообще, я слышу вопрос, возвращающий меня к реальности.




-Э-это твоя дочь?

- Да.

Я избегаю смотреть на него, и изучаю свою чашку.

- Сколько ей?

Я замечаю, что чем больше он говорит, тем его голос становится более хриплым.

- Три с половиной.

Я, наконец, подымаю глаза и встречаюсь с его хмурым взглядом. Он, кажется, занимается подсчётами в своей голове. Я слышу, как кто-то покашливает.

Эми. Я забыла, что она рядом. Поворачиваюсь к ней и вижу, что она уставилась на меня выпученными глазами и кивает головой в чью-то сторону.

- Бен, милый, ты готов? - спрашивает очень женственный, молодой и сексуальный голос.

Я поворачиваюсь к сногсшибательно красивой девушке, и вижу как та кладёт тонкую руку на талию Бена. Вздрагивая от фамильярности её прикосновения, я расматриваю её. Она кажется мне знакомой.

О.

Это Кэрри – практикантка.

Та, которую он целовал.

Та, на которой он собирается жениться.

Я чувствую, как моё едва исцелённое сердце снова медленно разрывается, боль вновь вырывается наружу.

Я не хочу видеть его с другой, поэтому прощаюсь и ухожу. Мне всё равно, что я оставляю Эми, своего отца…

Господи.

Я должна вернуться. Мне нужно забрать Надю. Мне нужно держать её в своих объятьях так, чтобы она смогла заслонить меня от волн боли и воспоминаний, грозящих уничтожить меня.

* * *

Часы высвечивают 3 часа ночи, я уже давно лежу, но сон всё никак не идёт. Я накрываю голову подушкой и закрываю глаза, желая, чтобы сон поглотил меня. Но это не действует. Я отчётливо вспоминаю сцену в кафе.



Я не уверена, хочу ли я плакать или кричать, или просто провалится сквозь землю.

Мне хочется утонуть в депрессии, не вставать с постели и погрязнуть в унынии. Но я не могу. Мне хотелось бы наплевать на всё и позволить тьме окутать меня, но я не могу.

Чёрт.

Я сдаюсь в борьбе с бессонницей. Мне нужно выпить. Да, мне определённо нужно выпить. Я направляюсь на кухню, хватаю бутылку красного вина, когда слышу стук в дверь.

Кто бы это мог быть?

Боясь, что это мой озабоченый сосед, я надеваю старую толстовку и направляюсь к двери.

- Да? - спрашиваю я.

- Кэти. Это я. Открой.

- Бен? – нервно сглатывая, спрашиваю я, не открывая дверь. - Что ты здесь делаешь?

Я смотрю снова на часы, 3:36.

- Кэти, пожалуйста. Открой двери.

В одну секунду я открываю двери, а в следующую - руки Бена сжимают меня в удушающих объятиях.

Не понимая, что делать, я не шевелюсь. Я чувствую себя слишком напуганной. Возможно, мне снится, что он здесь. Если это так, то я не хочу просыпаться. Я хочу раствориться в этом горьковато-сладком сне. Я хочу раствориться в ощущении его тела, которое соприкасается с моим. Боже, как я скучала по нему. По его прикосновениям. По его запаху. По тому, как моё тело мгновенно распознало свою недостающую половинку. Вдыхая его аромат, я закрываю глаза и позволяю себе погрезить ещё чуть-чуть.

Да.

Это точно сон.

- Кэти, Кэти, Кэти, - грубо шепчет она мне на ухо.

- Хмм?

Я не знала, что во снах можно дерзить.

- Кэти, ответь мне. О-она от него?

Ох, нет.

Это не сон.

Я медленно открываю глаза и утопаю в океане кленово-карих глаз. Какие же они красивые. Какие же они грустные. Его затуманенные глаза выглядят красными и опухшими.

- Ответь мне, Кэти. Пожалуйста, мне нужно знать. Она от него?

- Ох, Бен. Это важно?

Я вижу, как сжимаются его челюсти.

- Это важно для меня. Она от него?

Я отвожу взгляд и уставляюсь в пол.

- Я не знаю. Я не знаю, от тебя или от Арсена. Я-я…

Стыд заставляет мои щёки пылать и лишает меня речи.

- Да, я знаю. Ты трахалась с нами обоими.

Морщась от его жестокости, я осторожно выбираюсь из его цепкой хватки и отспупаю назад. Так близко, но в тоже время так далеко. Моё тело сразу же начинает тосковать по его прикосновениям, я тоскую по нему. Я сжимаю себя, будто пытаясь защититься от дальнейшей боли.

- Бен, что ты хочешь от меня услышать? Я уже сказала тебе. Извини, - я встречаюсь глазами с его пристальным взглядом. - Я не знаю, кто отец, и это не имеет никакого значения. Это не изменит того, как сильно я её люблю, - я преодолеваю боль, которую ощущаю в горле, в животе, в сердце, повсюду. - Потому что она – моя. Не твоя, не его. Она - моя. Она – всё, что у меня осталось от кого-то из вас, и я-я люблю её, несмотря на то, кто…

- Несмотря на то, кто её отец, - заканчивает Бен вместо меня. - Почему ты не рассказала мне о ней? Я бы помог.

- Я пыталась, когда попросила встретиться со мной в кафе.

Я вижу, как он морщится при воспоминании о том дне.

***

Прошёл час с тех пор, как мы сидим на полу в тишине.

Иногда мы обмениваемся взглядами.

Иногда мы смотрим в пустоту.

Я постукиваю ногтями. Бен теребит свои волосы.

Я сжимаю свои плечи. Бен раскачивается из стороны в сторону у двери.

Мои руки дрожат. Его сжатые кулаки ударяют в пол.

Время, кажется, постепенно ускользает от нас. Мне хочется сесть рядом с ним, позволить себе наслаждаться его близостью, но я так не делаю. Вместо этого я наблюдаю за тем, как его руки крепко сжимают его волосы. Они длиннее, чем в последнюю нашу встречу. Это напоминает мне о том, как он выглядел, когда мы впервые встретились. Необузданные тёмные кудри.

Глядя на часы, я осознаю, что уже почти 5 часов утра. Ему нужно уйти до того, как проснётся Надя. Мне не хочется, чтобы он уходил, но мне так же не хочется, чтобы Надя увидела незнакомца в квартире.

Незнакомца, который может быть её отцом.

Ирония жизни.

- Бен, чего ты хочешь? Как узнал, где я живу?

- Я всегда знал об этом месте.

- О.

Бен молчит и пристально смотрит в пол.

- Я-я думаю, тебе лучше уйти. Надя скоро проснётся и…

- Ты не хочешь, чтобы я находился здесь. Да?

Уверенные нотки в его голосе пропали.

- Нет. Да. Просто думаю, что тебе лучше уйти. Я не хочу, чтобы Надя спрашивала, что ты здесь делаешь. Возвращайся к Кэрри.

Я слышу, как Бен тихо смеётся, и прислонившись головой к стене, уставляется на меня.

- Между мной и Кэрри всё кончено.

Когда смысл того, что он сказал, доходит до моего сознания, мои глаза округляются.

- Прости, что? Н-но, я думала, ваша свадьба…

Я умолкаю. Не хочу, чтобы он знал, что я следила за его жизнью.

- Нет. Мы встречались. И расстались перед тем, как я пришел сюда.

- Что? Почему?

- Потому что это не честно по отношению к ней. Я увидел тебя и, чёрт возьми, всё понял, - бормочет Бен себе под нос, и надежда растёт в моей груди.

А вдруг?

- Я не мог поступить так с ней. Она – мой лучший друг. Я не мог обманывать девушку, которая помогла мне исцелиться после того, как ты обошлась со мной. Девушку, которая заставила меня осознать, что другие женщины не собираются причинять мне боли.

Его слова задевают за живое.

Я прижимаю ноги к груди и обхватываю их руками, желая отгородиться от слов, запрещая им добираться до моего сердца.

- После того, как ты ушла… я трахался с Кэрри, но, когда она поняла, как я страдаю… Её перестал интересовать просто секс. Взамен, она решила помочь мне оправиться после развода с тобой, но сначала я не прислушался к ней… поэтому я трахался.

- Зачем ты мне рассказываешь это?

- Не знаю… но я очень старался, Кэти. Я не могу. Каждая пара зелёных глаз, которые я вижу, - твои. Каждая улыбка с ямочками… каждый раз, когда я трахал кого-то и закрывал глаза… Ты – та, кого я видел. Твои руки теребили мои волосы. Твои поцелуи я ощущал. Твой рот я хотел. Твой вкус каждый раз, когда я… Ты хоть понимаешь, каким психом я себя чувствовал всякий раз, когда трахал женщину и хотел, чтобы вместо неё была ты?

Бен начинает смеяться, как безумный.

- Это была ты. Это по-прежнему ты, и это, чёрт возьми, сводит меня с ума! Я не могу. Мне нужно отпустить тебя. Нужно научиться дышать и не задыхаться каждый раз, когда я вижу что-то напоминающее о тебе. Мне нужно прекратить чувствовать боль, когда я вспоминаю то, что у нас было. Я просто хочу жить дальше. Но я не могу. Не могу.

На моих глазах появляются слёзы, каждое произнесённое им слово отнимает у меня дыхание, лишая меня жизни.

- Но К-Кэрри? Ты не любишь её?

- Не могу сказать, что не люблю.

- Думаю, ты любишь её. Ей очень повезло. Н-но я не понимаю, что ты хочешь от меня?

- Знаешь, почему я расстался с Кэрри? Она помогла мне простить тебя. Она помогла мне понять, что не все женщины – суки. Она говорила, что любит меня, и, мне кажется, я отвечал ей взаимностью, но не так, как ей бы хотелось. Впрочем, она готова была дать мне шанс. И я полагал, что у нас всё замечательно. Я люблю её, но, по-моему, я заставил себя влюбиться в неё. Хотя, в глубине души, думаю, мы оба знали, что это не по-настоящему.

Он сосредотачивается на моём лице.

- У меня уже были настоящие чувства, и ничто не сравнится с ними. Чёрт. После того, как я увидел тебя, Кэрри и я вернулись в нашу квартиру и мы переспали. Когда ноги Кэрри были на моей талии, а мой член был глубоко в ней, я расслабился, потерял бдительность и произнёс твоё имя, Кэти. Я, твою мать, кончил, думая о тебе. О тебе. О женщине, которая меня не хочет. Которая…

- Хватит. Я не могу больше слушать это, Бен. Я не могу. Пожалуйста, уходи.

- Почему? Почему ты не можешь, а? Это больно, не так ли? Это чертовски больно. Правда причиняет боль.

- Да. Пожалуйста, Бен, уходи. Мне очень больно. Ты теперь счастлив?

Я плачу и больше не вижу его лица.

- Нет. Я не счастлив. Я, чёрт побери, жалею, что пошёл сегодня в то кафе. Я жалею об этом с тех самых пор, когда мои чёртовы глаза вновь увидели тебя.

Я крепче обхватываю руками свои ноги и вытираю слёзы.

- Мама?

Я слышу слабый голос Нади. Сладкозвучная мелодия вырывает меня из ада, в котором я нахожусь. Я моментально подхватываюсь и, не глядя на него, направляюсь в комнату Нади.

- Пожалуйста, уходи. Мне нужно уложить её спать. Извини, Бен. Живи счастливо.

В комнате Нади я ложусь рядом с ней и прижимаю её как можно ближе к себе. Мне холодно, но я надеюсь, что она согреет меня.

- Мамочка, почему ты плачешь? - сонно спрашивает она.

- Тсс, Надя. Мама любит тебя.

Я не могу скрыть от неё своих слёз, поэтому утопаю в печали. Я плачу в объятьях ребёнка. Я плачу до тех пор, пока во мне больше не остаётся слёз. Спустя некоторое время я слышу её тихое сопение.

Когда я понимаю, что должна запереть дверь за Беном, то тяну время. Я не хочу оставлять её. Надя – моя безопасная гавань.

Слыша посторонние звуки в комнате, я бросаю взгляд на дверь и вижу его, наблюдающего за нами, со слезами, скатывающимися по его лицу.

- Кэти… - шепчет он. - Чёрт побери, Кэти.

Я качаю головой, когда вижу, как он делает шаг в комнату Нади. Я встаю и направляюсь к Бену. Схватив его за руку, я заставляю его идти за мной в гостиную.

Мы стоим посреди комнаты, окружены новыми воспоминаниями, которые я создала, когда наш брак распался. Жизнь без него. Бен и я в полной тишине продолжаем пристально смотреть друг на друга, по нашим лицам текут слёзы. Моё сердце пытается вырваться из груди, когда я замечаю как Бен старается изо всех сил удержать дрожь.

Я вспоминаю слова Хейса: «Борись за него», и решаюсь на самый большой риск в моей жизни, потому что на этот раз мне больше нечего терять. Я обнимаю его большое тело, прижимаясь к нему, пока между нами не остаётся свободного места. Надеюсь, моей любви будет достаточно:

- Бен… знаю, я не достойна тебя, но не могли бы мы начать всё с начала? Я имею в виду, попробовать ещё раз?

- Я не знаю, Кэти. Я, чёрт возьми, не знаю.

- Если ты сможешь простить меня, если сможешь дать мне второй шанс, я отдам тебе каждую частичку себя. Каждый поцелуй… каждую слезу… каждую улыбку. Я - твоя. Всегда твоя. Всегда буду твоей. Я обещаю, что никогда не буду принимать тебя как должное. Я обещаю, что не пройдёт ни дня, когда я не буду делать всё возможное, чтобы сделать тебя настолько счастливым, насколько ты этого заслуживаешь. Я люблю тебя. Только тебя. Пожалуйста, Бен. Прости меня.

Я проглатываю слёзы.

- Я знаю, что мы оба изменились, и-и что иногда одной любви недостаточно, чтобы всё получилось. Слишком много всего произошло между нами, но у меня есть надежда. Я не прошу тебя жениться на мне или встречаться со мной. Я просто прошу у тебя шанс позволить мне вернуться в твою жизнь. С Надей. Позволь нам вернуться, позволь мне любить тебя. Позволь мне снова заслужить твоё доверие. Позволь мне показать тебе, как сильно я люблю тебя даже после всего пережитого.

Я хватаю его за затылок и целую его всей своей душой и всем своим сердцем. Я целую его за каждый год, месяц, неделю, день, час и секунду без него в моей жизни.

После поцелуя я заставляю его посмотреть на меня и горячо шепчу:

- Чудеса являются последствием веры в них. И я хочу, чтобы ты снова поверил в нас, Бен. Прошу тебя.

Но он молчит, и я получаю ответ ещё до того, как он отпускает и отталкивает меня.

- Извини, Кэти. Я не смогу. Мне не следовало приходить сюда, но мне нужно было узнать, и… Чёрт, - он вытирает свои слёзы. - Я давным-давно тебя простил, но не думаю, что смогу забыть, как ты обошлась с нами. Боль всё ещё, чёрт возьми, здесь. Слишком поздно.

Я не могу двигаться.

Я не могу дышать.

Всё, что я могу, это лишь стоять и слушать, как он говорит то, что я и так знала. Что я уничтожила нас и уже ничего не исправить, даже если я ненадолго осмелилась надеяться на это.

Бен поднимает руку, будто хочет снова прикоснуться ко мне, но передумав засовывает руки в карманы.

- Мне нужно идти…

Не в силах ответить ему я киваю, и смотрю, как он идёт через гостиную, навсегда уходя из моей жизни.

Да, я знала, что так будет.

На полпути он нагибается и поднимает тряпичную куклу Рапунцель, которая лежит на полу рядом с какими-то журналами.

- Она такая же красивая, как и её мама, - говорит он, медленно поглаживая золотистые волосы куклы.

- Прости, что ты сказал?

С грустной улыбкой он поворачивается ко мне.

- Она выглядит именно так, какой я в мечтах представлял нашу дочь.

Бен кладёт то, что могло бы быть куклой нашей дочери, и говорит мне, что она выглядит именно так, какой он себе и представлял её, но я ещё никогда не чувствовала себя более разбитой, чем сейчас. В день, когда я ушла от него, я думала, что потеряла частичку себя, не зная, существует ли Кэти без Бена. И когда я смотрю в глаза своего бывшего мужа, я знаю, что без него меня действительно не существует.

Но я заслуживаю этого.

Я заслуживаю быть одной.

Бен прав.

Слишком поздно давать нам шанс.

- Если тебе когда-нибудь понадобятся деньги, дай мне знать.

Сейчас, за порогом моей квартиры, Бен выглядит спокойнее, но я вижу печаль в его глазах.

- Нет. Я не имею на это права, - отвечаю я решительнее, чем намеревалась. - У м-меня есть работа. Эми смогла дать мне должность в другом отеле.

- Это неважно. Я бы хотел…

- Нет. Пожалуйста, Бен, ничего больше не говори. П-просто уходи. Ещё немного и я потеряю самообладание. Мне тяжело просто стоять, смотреть на тебя и не хотеть тебя. Я пытаюсь не броситься в твои ноги и не умолять тебя остаться. Пожалуйста, уходи. Извини за то, ч-что я причиняю тебе столько боли, но пожалуйста…

- Я понимаю, Кэти. Извини и меня также.

Он уходит.

Я понимаю, что наша любовь разбита и это моя вина, но когда он снова уходит от меня, разрушительная сила поднимается во мне. Я смотрю на его сгорбленную фигуру, медленно направляющуюся к лифту, и понимаю, что в это раз я вряд ли смогу исцелиться.

Не смогу.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: