double arrow

Концепция исследовательских программ И.Лакатоса

Имре Лакатос – автор нескольких известных работ по методологии научного знания. Наиболее известные – «Доказательства и опровержения», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции».

Основной принцип методологических изысканий И. Лакатоса – это соединение в одно целое философии науки и истории науки. В связи с этим он формулирует следующее важнейшее положение:

«Философия науки без истории науки пуста; история науки без философии науки слепа».

Следовательно, предпосылкой для создания И. Лакатосом собственной методологической концепции стала попытка синтеза историко-методологического и философско-методологического знания. Именно на этой основе им разработано центральное понятие его теории – «научно-исследовательская программа».

«Научно-исследовательская программа» (или просто «исследовательская программа») представляет собой некоторую совокупность теорий, развивающихся на базе единых исследовательских и методологических принципов. Структурно она включает в себя следующие элементы:

а) «жесткое ядро» – фундаментальные принципы всех теорий программы, помогающие сохранять ее целостность;

б) «защитный пояс» – вспомогательные гипотезы программы; он обеспечивает сохранность «жесткого ядра» программы. «Защитный пояс должен выдержать главный удар со стороны проверок; защищая таким образом окостеневшее ядро, он должен приспосабливаться, переделываться или даже полностью заменяться, если того требуют интересы обороны. Если все это дает прогрессивный сдвиг проблем, исследовательская программа может считаться успешной. Она неуспешна, если это приводит к регрессивному сдвигу проблем»;




в) методологические принципы, определяющие перспективы применения данной программы («положительная» или «отрицательная эвристика»).

Остановимся на последнем элементе исследовательской программы. «Отрицательная эвристика», согласно И. Лакатосу, означает наличие некоторых ограничителей в форме определенных методологических правил, позволяющих избегать ложных путей познания. «Позитивная эвристика», наоборот, представляет собой набор правил, позволяющих модифицировать программу таким образом, чтобы ее сохранить или даже улучшить.

«Если отрицательная эвристика определяет «твердое ядро» программы, которое по решению ее сторонников полагается «неопровержимым», то положительная эвристика складывается из ряда доводов, более или менее ясных, и предположений, более или менее вероятных, направленных на то, чтобы изменять и развивать «опровержимые варианты» исследовательской программы, как модифицировать, уточнять «опровержимый» защитный пояс».



В отличие от концепции Т. Куна, теория И. Лакатоса предполагает, что периоды так называемой «нормальной науки», когда господствует одна исследовательская программа, крайне редки в истории науки и что куновская «парадигма» на деле есть не что иное, как исследовательская программа, временно захватившая монополию в научном сообществе. Гораздо чаще бывают периоды, когда исследовательских программ много и они вступают друг с другом в острую конкуренцию.

«История науки была и будет историей соперничества исследовательских программ (или, если угодно, «парадигм»); но она не была и не должна быть чередованием периодов нормальной науки: чем быстрее начинается соперничество, тем лучше для прогресса»[77].

Потенциал той или иной исследовательской программы определяется в конечном счете эвристической силой, которая обозначает способность программы теоретически предсказывать появление новых фактов[78].

Далее И. Лакатос выделяет два основных типа науки, которые, в принципе, можно соотносить с двумя периодами ее развития: «зрелая наука» и «незрелая наука». «Зрелая наука» – это тот тип науки, где имеет место соперничество, конкуренция различных исследовательских программ; ему противостоит «незрелая наука», где исследование осуществляется «по затасканному образцу проб и ошибок».

«Зрелая наука состоит из исследовательских программ, которыми предсказываются не только ранее неизвестные факты, но, что особенно важно, предвосхищаются также новые вспомогательные теории; зрелая наука в отличие от скучной последовательности проб и ошибок обладает «эвристической силой». …Положительная эвристика мощной программы с самого начала задает общую схему предохранительного пояса: эта эвристическая сила порождает автономию теоретической науки».

Историю науки в целом, по мнению И. Лакатоса, следует воспроизводить методом рациональной реконструкции. Суть этого метода заключается примерно в следующем:

1) необходимо произвести рациональную реконструкцию всей истории науки;

2) следует сопоставить полученную рациональную реконструкцию с действительной историей науки и подвергнуть критике: рациональную реконструкцию – за недостаток историчности в ней, действительную историю – за недостаток рациональности;

3) при этом «всякому историческому исследованию должна предшествовать эвристическая проработка: история науки без философии науки слепа».

Таким образом, методология научно-исследовательских программ И. Лакатоса является весьма результативным научным проектом; это также (мы здесь используем лакатовский метод), в свою очередь, своеобразная исследовательская программа в методологии науки, сопоставимая по своей эвристической силе с программой научных революций и парадигм Т. Куна. Конкуренция двух подобных программ в такой сложной области знания, как методология, может только приветствоваться, и, вероятно, у экономиста – исследователя и методолога – также всегда будет выбор, какую методологию – Т. Куна или И. Лакатоса – ему применять при разработке своих методологических идей и концепций.






Сейчас читают про: