Студопедия
Обратная связь


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации


Трансперсональный поход С. Гоффа

Эмпирическое подтверждение трансперсональному подходу к пониманию человека дали 30-летние исследования Станислава Гроффа. Он доказал, что в сфере сознания человека нет четких пределов и ограничений, тем не менее полезно выделить четыре области психики, лежащие за пределами нашего обычного опыта сознания:
1) сенсорный барьер;
2) индивидуальное бессознательное;
3) уровень рождения и смерти (перинатальные матрицы);
4)трансперсональная область. Большинству людей доступны переживания на всех четырех уровнях. Переживания эти можно наблюдать во время сеансов с  психоделическими препаратами или в современных подходах экспериментальной психотерапии, где используется дыхание, музыка (ребефинг, голотропное погружение), работа с телом. Их переживанию способствуют самые разнообразные религиозные обряды, восточные духовные практики.

Много случаев такого рода можно наблюдать во время спонтанных эпизодов неординарных состояний сознания. Кратко охарактеризуем каждый из этих уровней. Всякая техника, дающая возможность эмпирически, т.е. опытным путем, войти в сферу бессознательного, будет вначале активировать органы чувств: разнообразные физические ощущения в теле, (физический барьер), безадресные, по-видимому ранее  часто сдерживаемые эмоции (человеку хочется плакать или смеяться без какого-либо конкретного повода -  эмоциональный барьер), актуализация зрительных образов (цветные пятна, геометрические формы, какие-либо пейзажи могут мелькать в поле зрения за закрытыми веками - образный барьер), изменения в слуховой зоне могут проявляться как звон в ушах, жужжание, звуки высокой частоты, это может сопровождаться необычными осязательными ощущениями в разных частях тела и т.п. Все эти сенсорные переживания и представляют тот "сенсорный барьер", который необходимо преодолеть, прежде чем начнется путешествие в бессознательную сферу психики.

Следующая сфера переживаний - область индивидуального бессознательного - все что угодно из жизни человека  какой-то неразрешенный конфликт, какое-то вытесненное из памяти и не интегрированное в ней травмирующее переживание может всплыть из бессознательного, любые события или обстоятельства жизни человека с момента рождения до настоящего момента, имеющие высокую эмоциональную значимость переживаний, реально переживаются заново. Воспоминания из биографии проявляются не по отдельности, а образуют динамические сочетания - "системы конденсированного опыта" (СКО).

СКО - это динамическое сочетание воспоминаний (с сопутствующими им фантазиями) из различных периодов жизни человека, объединенных сильным змоциональным зарядом одного и того же качества, интенсивных телесных ощущений одного и того же типа. Психологические и телесные травмы, пережитые человеком в течение жизни, могут быть забыты на сознательном уровне, но хранятся в бессознательной сфере психики и влияют на развитие эмоциональных и психосоматических расстройств - депрессии, тревожности, страхов-фобий, сексуальных нарушений, мигрени, астмы и т.п. Особенно психотравмы, сопряженные с опасностью для жизни, оставляют неизгладимый отпечаток в психике.  Если на биографическом уровне индивидуального бессознательного с опасными для жизни ситуациями предстоит во время самоисследования встретиться только тем, кто в действительности пережил схватку со смертью, то на следующем уровне бессознательного вопрос смерти универсален для каждого человека, поскольку при рождении каждый находился какое-то мгновение на грани смерти. Хотя полный спектр переживаний, происходящих на этом уровне, нельзя сводить  к повторному проживанию биологического рождения, родовая травма составляет саму суть процесса. Поэтому Грофф назвал эту сферу бессознательного перинатальной. Переживания смерти и нового рождения, отражающие перинатальный уровень бессознательного, весьма разнообразны и сложны. Проявляется такой опыт в четырех "базовых перинатальных матрицах" (БПМ), которые сформировались во время четырех клинических стадий биологического рождения.

Биологическая основа первой перинитальной матрицы (БПМ-I) - опыт исходного симбиотического единства плода с материнским организмом во время внутриматочного существования. Приятные и неприятные воспоминания о пребывании внутри материи могут проявляться в конкретной биологической форме. Это могут быть переживания комфорта,  безопасности, единения с матерью, с миром, удовлетворенности и спокойствия.

Вторая перинитальная матрица закладывается в самом начале протекания родов, когда плод периодически сжимается маточными спазмами, но шейка матки закрыта и выхода еще нет. Эту биологическую ситуацию во время самоисследования можно пережить снова вполне реалистичным образом либо на  эмоционально-символическом  уровне: появляются ощущения возрастающей тревоги и надвигающейся смертельной опасности, могут возникнуть образы ужасного спрута или питона,  которые сжимают, сковывают все тело, либо образы подземелья, из которого невозможно найти выход и т.п. Ситуация представляется невыносимой, безнадежной. Среди стандартных компонентов этой матрицы - мучительные ощущения одиночества, беспомощности, безнадежности, отчаяния и вины. БПМ-II притягивает воспоминания о ситуациях, в которых пассивная и беспомощная личность попадает во власть могучей разрушительной силы и становится ее жертвой без шансов на спасение.

Третья перинатальная матрица (БПМ-III) отражает ту стадию биологического рождения, когда сокращения матки продолжаются, но шейка матки уже открыта и это позволяет плоду постепенно продвигаться по родовому каналу. Под этим кроется отчаянная борьба за выживание, сильнейшее механическое сдавливание, порой удушье. На конечной стадии родов плод может  испытывать непосредственный контакт с такими биологическими материалами, как кровь, слизь, околоплодная жидкость, моча. Во время сеансов самоисследования помимо истинных реальных ощущений разных аспектов борьбы в родовом канале человек может испытывать и символически-эмоциональные переживания: элементы титанической борьбы, образы стихийных бедствий, войн, схваток с дикими животными, столкновение с огнем, кровавые жертвоприношения, сильное сексуальное возбуждение, агрессию и пр. Тот факт, что на перинатальном уровне сексуальное возбуждение  происходит в контексте смертельной угрозы, страха, агрессии и биологического материала, по мнению Гроффа, становится ключом к пониманию сексуальных отклонений. Во время третьей перинатальной матрицы ситуация уже не кажется безнадежной и человек принимает активное участие в происходящем и чувствует, что страдание имеет определенную направленность и цель, этот опыт борьбы смерти-возрождения  представляет собой границу между агонией и экстазом, иногда слияние того и другого.

Четвертая перинатальная матрица (БПМ-IV) связана с  непосредственным появлением на свет человека, когда мучительный процесс борьбы за рождение подходит к концу,  продвижение по родовому  каналу  достигает кульминации и  за пиком боли, напряжения и сексуального возбуждения следует внезапное облегчение и релаксация. Ребенок родился  и после долгого периода темноты впервые сталкивается с ярким светом дня или операционной. Как и в других матрицах, некоторые относящиеся к этой стадии переживания представляют точное воспоминание и переживание реальных биологических событий, происходящих при рождении, а кроме того, вспоминают те специальные акушерские приемы, которые реально применялись при рождении данного человека. Символическим выражением последней стадии родов является  опыт смерти-возрождения: проход от БПМ-III к БПМ-IV влечет за собой чувство полного уничтожения - физической  гибели, эмоционального краха, интеллектуального поражения, мгновенного уничтожения всех прежних опорных точек в  жизни человека. За опытом полного  уничтожения  немедленно следует видение ослепительного белого или золотого цвета сверхъестественной яркости и красоты. Человек испытывает чувство духовного освобождения, спасения и чувствует себя свободным от тревоги, депрессии, вины, и это сопровождается потоком положительных эмоций в отношении самого себя, других или существования вообще. Мир кажется прекрасным и безопасным местом, и интерес к жизни отчетливо возрастает.

Таким образом, перинатальный уровень бессознательного представляет собой многогранное и богатое вместилище змоциональных состояний, телесных ощущений и мощной энергии.  По-видимому, он функционирует как универсальная и относительно недифференцированная потенциальная матрица для развития большинства форм психопатологии. В той мере, в какой перинатальные матрицы отражают действительную травму рождения, можно ожидать существенного варьирования общего объема негативных элементов в разных случаях. Конечно же, есть разница между стремительными родами в лифте или такси по пути в родильный дом и родами продолжительностью в пятьдесят часов с применением щипцов и других экстренных мер. Рождение травмирует не только потому, что ребенок от райских безопасных условий в чреве матери переходит к неблагоприятным условиям внешнего мира, но и потому, что само прохождение через родовой канал связано  с чрезвычайно высоким эмоциональным и физическим стрессом и неимоверной болью. Понятно, что среди индивидов, чье рождение было схожим, одни могут быть относительно нормальны, тогда как другие будут проявлять психопатологию различного вида и разной степени. Резерв тяжких эмоций и телесных ощущений, вытекающих из родовой травмы, представляют только потенциальный источник ментальных нарушений; разовьется ли психопатология, какую специфическую форму она примет и насколько будет серьезной все это решающим образом определится индивидуальной  постнатальной историей, и следовательно природой и динамикой систем конденсированного опыта (СКО).

Чуткое обращение с новорожденным, возобновление симбиотического взаимодействия с матерью, достаточное время, затрачиваемое на установление связи - ключевые факторы, способные нейтрализовать вред  родовой травмы. Обнаруживается глубокая связь обстоятельств и паттернов рождения человека с общим качеством всей его жизни. Это выглядит так, что опыт рождения определяет фундаментальные отношения к существованию, мировоззрение, расположенность к другим людям, соотношение оптимизма и пессимизма, всю стратегию жизни, даже такие специфические черты, как доверие к себе и способность справляться с проблемами и проектами. Если ситуация рождения прошла без эксцессов и истощения, а постнатальный уход был правильным и чутким, человек остается с ощущением веры в себя в борьбе с препятствиями и в их преодолении. Те же, кто рождался в условиях тяжелой общей анестезии, нередко отмечают, что они способны мобилизовывать достаточно энергии на ранних стадиях любого большого начинания, но потом теряют сосредоточенность и чувствуют, что энергия рассеивается и исчезает, в результате им никогда не доводится испытать полную завершенность своего  проекта.

Мануальное вмешательство или применение щипцов для ускорения родов приводит к образованию в чем-то похожего паттерна. Обладатели такого опыта способны работать с адекватной энергией на начальных стадиях проекта, но теряют веру в себя перед самым его завершением и вынуждены опираться на внешнюю помощь для "последнего рывка".  Физиологический опыт рождения без анестезии подготавливает индивида к будущим серьезным превратностям и создает глубокую веру в свою способность справиться с ними. Но при патологических обстоятельствах "трудных родов" без серьезной фармакологии, которая могла бы облегчить страдания матери и младенца, такое трудное рождение способно заложить паттерн для насильственного суицида, тенденции к самоубийству. Тяжелая анестезия может, в свою очередь, запрограммировать индивида на поиски облегчения стрессов в наркотических состояниях и алкогольном опьянении. Так, тяжелое и длительное протекание начальной стадии родов (БПМ-11) может служить основной причиной склонности человека к депрессии, тревоге, отчаянию, отсутствию инициативы, потере интереса ко всему, к неспособности радоваться существованию, к подавленному сексуальному желанию, к малой способности испытывать сексуальный оргазм, к общей двигательной заторможенности. Типичные соматические проявления депрессии (проявления (БПМ-II) - ощущения сдавленности, зажатости и ограниченности, удушья, напряжения и давления, головные боли, мигрень, запоры, сердечные расстройства, потеря интереса к еде и сексу.

Биохимики открыли, что у людей, страдающих подавленной депрессией, высокий по содержанию катехоламинов и стероидных гормонов  состав крови, что обусловливает высокий уровень стресса,  а это вполне соответствует картине БПМ-II, которая отражает высокострессовую ситуацию без внешних действий и  проявлений. И если глубинную природу подавленной депрессии можно понять только по динамике БПМ-II, то связанные с ней и способствующие ее развитию СКО включают следующие биографические элементы: отделение от матери, ее отсутствие или холодность, холод, голод в младенчестве и раннем детстве, семейные ситуации подавления и наказания ребенка, не допускающие сопротивления или избавления, чувство  одиночества, ситуации, угрожающие жизни или телесной целостности индивида, когда он играл роль беспомощной жертвы. Тяжелое, длительное или патологическое протекание родов на фазе прохождения ребенка по родовому каналу (БПМ-III) способно привести к разнообразным психопатологическим отклонениям: мазохизм, садизм, некрофилия, сексуальные отклонения; гомосексуализм, самоувечье, кровавое самоубийство (броситься под поезд, перерезать вены), изнасилования, агрессивность. Агрессивность крайних степеней связана с трудным процессом рождения как реакция на чрезмерную физическую и эмоциональную боль, удушье и угрозу жизни. Подобная жестокость по отношению к животному на воле привела бы его к вспышкам ярости и двигательной буре. А у ребенка, зажатого в узком пространстве родового канала, нет способа вывести поток эмоциональных и моторных импульсов, так как он не может двигаться,  сопротивляться, выйти из ситуации и даже кричать.

Понятно поэтому, что огромный запас агрессивных  импульсов и общего напряжения будет оставаться внутри организма в ожидании высвобождения. Этот громадный резервуар задержанной энергии может позднее послужить основой не только агрессивности и насильственных импульсов, но и различных моторных явлений, которыми обычно сопровождаются многие психиатрические нарушения - таких как общее мышечное напряжение, судороги, тики и припадки. Перинатальные матрицы задействованы и в патогенезе серьезных психосоматических заболеваний - бронхиальной астмы, мигрени, головных болей, псориаза, желудочной язвы, гипертонии.

Глубинная основа артериальной гипертонии - запись в организме длительного эмоционального и физического стресса биологического рождения. Различные стрессы на протяжении жизни добавляют к этому первичному запасу, облегчают доступ перинатальных элементов в сознание. В итоге гипертония является психосоматической реакцией на его перинатальную историю, а не отражением только ближайших по времени обстоятельств.

Для достижения излечения и от указанных болезней и психопатологических отклонений, по мнению и практическому  30-летнему врачебному опыту С. Гроффа, пациент должен снова прожить исходную стрессовую ситуацию во всей ее полноте и с полным осознаванием: когда природа и интенсивность  сознательного переживания в точности совпадут с бессознательным гештальтом-опытом, проблема будет решена и произойдет излечение. Но переживание видоизмененной копии исходной стрессовой ситуации без доступа к тому уровню бессознательного, к которому она принадлежит, только отягощает проблему, а не решает. Так, например, головная боль должна усилиться до предельной, непереносимой степени, сравнимой с болью, фактически пережитой во время рождения, - тогда это принесет внезапное взрывоподобное освобождение от мигрени, излечит ее полностью. Повторное  проживание своего рождения с помощью методов ребефинга, голотропного погружения или психоделической терапии дает устойчивое  излечение  психосоматических  заболеваний и психопатологических отклонений.

Патогенные последствия рождения определяются не только объемом и характером родовой травмы, но и тем уходом,   который получает ребенок сразу после рождения. И это еще не все: эмоционально важные события последующей жизни также влияют на то, в какой мере динамика перинатальных матриц  перейдет в проявленную патологию.  Хороший материнский уход, удовлетворенность, безопасность и общее преобладание позитивных переживаний в детстве могут создать динамическую буферную зону, предохраняющую индивида от прямого возмущающего воздействия перинатальных эмоций. Детские психологические травмы очень сильно влияют на всю последующую жизнь человека, на его поведение, болезни и проблемы.

Что такое трансперсональная область психики? По мнению Гроффа, трансперсональные явления обнаруживают связь человека с космосом. Можно предположить, что в ходе перинатального развития происходит скачок, когда сознание человека выходит за обычные пределы и преодолевает ограничения времени и пространства. Переживания интерпретируются пережившими как возвращение в исторические времена,  опыт слияния с другим человеком в состоянии  двуединства,  подключение к сознанию животных. Важной категорией при этом являются также явления  экстрасенсорного восприятия -  телепатия, ясновидение, опыт встреч с умершими или со сверхчеловеческими духовными сущностями(божества, демоны, архитипические формы). Трансперсональный опыт иногда включает события из макрокосмоса и микрокосмоса, из областей недостижимых непосредственно человеческими органами чувств. Эти  переживания ясно указывают, что каким-то образом каждый из нас имеет информацию обо всей Вселенной, обо всем существующем и в некотором смысле является одновременно всей космической сетью и бесконечно малой ее частью, отдельной и незначительной биологической сущностью.

При этих переживаниях люди часто испытывают яркие эпизоды из других исторических периодов, из своих предыдущих жизней и обычно узнают в тех участниках своих сегодняшних знакомых, что в дальнейшем помогает разобраться в проблемах взаимоотношений сегодняшнего дня - освободится от тягостных кармических "завязок". Люди, переживающие трансперсональные проявления сознания,  начинают догадываться, что сознание не является продуктом центральной нервной системы и что оно как таковое  присуще  не  только людям, а является первостепенной характеристикой существования, которую невозможно свести к чему-то еще или откуда-то еще извлечь. Человеческая психика по существу соразмерна всей Вселенной и всему существующему. Хотя это кажется абсурдным и невозможным с точки зрения  классической  логики, но человеку свойственна странная двойственность: в некоторых случаях людей можно с успехом описать как отдельные материальные объекты, как биологические машины, т.е. приравнять человека к его телу и функциям организма. Но в других случаях человек может функционировать как безграничное поле сознания, которое преодолевает ограничения пространства, времени и линейной причинности.

Для того чтобы описать человека всесторонним способом, мы должны признать парадоксальный факт, что человек одновременно и материальный объект, и обширное поле сознания. Люди могут осознавать себя самих с помощью двух различных модусов опыта. Первый из этих модусов можно назвать  хилотропическим сознанием: он подразумевает знание о себе как о вещественном физическом существе с четкими  границами и ограниченным сенсорным диапазоном, которое живет в трехмерном пространстве и линейном времени в мире материальных  объектов. Переживания  этого модуса систематически поддерживают следующие базовые предположения: материя вещественна; два объекта не могут одновременно занимать одно и то же пространство; прошлые события безвозвратно утеряны; будущие события эмпирически недоступны; невозможно одновременно находиться в  двух и более местах.  Другой эмпирический модус можно назвать холотропическим сознанием: он подразумевает поле сознания без определенных границ, которое имеет неограниченный опытный доступ к различным аспектам реальности без посредства органов чувств.

Переживания в холотропическом модусе систематически поддерживаются противоположными (чем у хилотропического модуса) предположениями: вещественность и непрерывность материи является иллюзией; время и пространство в высшей степени произвольно: одно и то же пространство одновременно может быть занято многими объектами; прошлое и будущее можно эмпирически перенести в настоящий момент;  можно иметь опыт пребывания в нескольких  местах сразу. Жизненный опыт, ограниченный хилотропическим модусом, в конечном счете лишен завершенности и чреват потерей смысла, хотя может обходиться без больших эмоциональных невзгод. А выборочный и исключительный фокус на холотропическом модусе несовместим (в то время, пока такое переживание длится) с адекватным функционированием в материальном мире. До сих пор традиционная психиатрия рассматривает всякое чистое переживание холотропического модуса как проявление патологии. Но этот подход устарел и неверен,  ибо в природе человека отражена  фундаментальная  двойственность и динамическое напряжение между опытом отдельного существования в качестве материального объекта и опытом безграничного существования как недифференцированного поля сознания, т.е. и хилотропический, и холотропический модусы естественны для человека.  А  психопатологические проблемы  возникают в столкновении и негармоничном смешении двух модусов, когда ни один из них не переживается в чистом виде, не интегрируется с другим в переживании высшего порядка.

Эмоциональные, психосоматические и межличностные  проблемы могут быть связаны с любым уровнем бессознательного (биографическим, перинатальным,  трансперсональным),  а иногда коренятся во всех. Существует множество симптомов, которые сохраняются до тех пор, пока личность не встретит, не переживет и не интегрирует те перинатальные и трансперсональные темы, с которыми симптомы связаны. Для таких проблем биографическая работа любого вида и продолжительности окажется незффективной. Бывают такие серьезные эмоциональные и психосоматические симптомы, которые не удается разрешить на биографическом и даже перинатальном уровне, а требуются трансперсональные переживания (повторное проживание материнских болезней или эмоциональных кризисов во время беременности, переживание своей нежеланности, переживание опыта своих прежних воплощений,  повторное переживание событий из жизни близких и далеких предков - ибо именно эти события являлись первопричиной теперешних бед и проблем человека).





 

Читайте также:

Поведение в конфликтах. Как себя вести в конфликтных ситуациях

Социализация и развитие личности | Cтадии социализации

Инженерная психология и эргономика

Группа и ее структурная организация

Мышечный панцирь как фактор препятствия развитию личности

Вернуться в оглавление: Психология

Просмотров: 4183

 
 

© studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам. Ваш ip: 54.205.160.108