double arrow

В.И. ЛЕНИН (1870-1924)

4

[государственный аппарат с точки зрения марксизма]

В.И. Ленин в работе «Государство и революция» (1917) излагает свое понимание организации управленческой деятельности в будущем обществе, говорит о прин­ципиальных проблемах функционирования государственного аппарата с позиций

марксизма, с цитированием работ К. Маркса и Ф. Энгельса.

«Коммуна, - писал Маркс, - должна была быть не парламентарной, работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей исполняющей законы ...

... Вместо того чтобы один раз в три или в шесть лет решать , какой член господствующего класса должен представлять и подавлять (ver-und zertrete народ в парламенте, вместо этого всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны, для того, чтобы подыскивать для своего предприятия рабочих, надсмотрщиков, бухгалтеров, как индивидуальное избирательное право служит для этой цели всякому другому работодателю»

Эта замечательная критика парламентаризма, данная в 1871 году, тоже принадлежит теперь, благодаря господству социал-шовинизма и оппортунизма, к числу [с. 45] «забытых слов» марксизма . Министры и парламентарии по профессии, изменники пролетариату и «деляческие» социалисты наши дней предоставили критику парламентаризма всецело анархистам и на это удивительно-разумном основании объявили всякую критику парламентаризма «анархизмом»!! ...

Раз в несколько лет решать, какой член господствующего класса будет подавлять, раздавлять народ в парламенте, - вот в чем настоящая суть буржуазного парламентаризма, не только в парламентарно-конституционных монархиях, но и в самых демократических республиках.

Но если ставить вопрос о государстве, если рассматривать парламентаризм как одно из учреждений государства, с точки зрения задач пролетариата в этой области, то где же выход из парламентаризма? как же можно обойтись без него?

Опять и опять приходится сказать: уроки Маркса, основанные на изучении Коммуны, настолько забыты, что современному «социал-демократу, (читай: современному предателю социализма) прямо-таки непонятна иная критика парламентаризма , кроме анархической или реакционной.

Выход из парламентаризма, конечно, не в уничтожении представительных учреждений и выборности, [с. 46] а в превращении представительных учреждений из говорилен в «работающие» учреждения. «Коммуна должна была быть не парламентским учреждением, а работающим, в одно и то же время законодательствующим и исполняющим законы».

«Не парламентское, а работающее» учреждение, это сказано не в бровь, а в глаз современным парламентариям и парламентским «комнатным собачкам» социал-демократии! Посмотрите на любую парламентскую страну, от Америки до Швейцарии, от Франции до Англии, Норвегии и проч.: настоящую «государственную» работу делают за кулисами и выполняют департаменты, канцелярии, штабы. В парламентах только болтают со специальной целью надувать простонародье». Это до такой степени верно, что даже в русской республике, (буржуазно-демократической республике, раньше чем она успела создать на­стоящий парламент, сказались уже тотчас все эти грехи парламентаризма. Такие герои гнилого мещанства, как Скобелевы и Церетели, Черновы и Авк­сентьевы , сумели и Советы испоганить по типу гнуснейшего буржуазного пар­ламентаризма, превратив их в пустые говорильни. В Советах господа «социа­листические» министры надувают доверчивых мужичков фразерством и резо­люциями. В правительстве идет перманентный кадриль, с одной стороны, чтобы по очереди ,сажать «к пирогу» доходных и почетных местечек побольше эсеров и меньшевиков, с другой стороны, чтобы «занять внимание» народа. А в канцеляриях, в штабах «работают» «государственную» работу! [с. 47] ...

Продажный и прогнивший парламентаризм буржуазного общества Ком­муна заменяет учреждениями, в коих свобода суждения и обсуждения не вырождается в обман, ибо парламентарии должны сами работать, сами ис­полнять свои законы, сами проверять то, что получается в , жизни, сами отвечать непосредственно перед своими избирателями. Представительные уч­реждения остаются, но парламентаризма, как особой системы, как разделе­нии труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения для депутатов, здесь нет. Без представительных учреждений мы не можем себе представить демократии, даже и пролетарской демократии, парламентаризма можем и должны, если критика буржуазного общества для нас не пустые слова, если стремление свергнуть господство буржуазии есть наше серьезное и искреннее стремление, а не «избирательная» фраза для уловления голосов рабочих ...

Крайне поучительно, что, говоря о функциях того чиновничества, кото­рое нужно и Коммуне, и пролетарской демократии, Маркс берет для сравне­ния служащих «всякого другого работодателя», Т.е. обычное капиталистичес­кое предприятие с «рабочими, надсмотрщиками и бухгалтерами.

У Маркса нет и капельки утопизма в том смысле, чтобы он сочинял, сфантазировал «новое» общество. Нет, он изучает, как естественноистори­ческий процесс, рождение нового общества из старого, [с. 48] переходные формы от второго к первому. Он берет фактический опыт массового проле­тарского движения и старается извлечь из него практические уроки ... ,

Об уничтожении чиновничества сразу, повсюду, до конца не может быть речи. Это - утопия. Но разбить сразу старую чиновничью машину и тотчас же начать строить новую, позволяющую постепенно сводить на нет всякое чиновничество, это не утопия, это - опыт Коммуны, это·прямая, очередная задача революционного пролетариата.

Капитализм упрощает функции «государственного» управления, позво­ляет отбросить «начальствование» и свести все дело к организации пролетариев (как господствующего класса), от имени всего общества нанимающей «рабочих, надсмотрщиков , бухгалтеров».

Мы не утописты. Мы не «мечтаем» О том, как бы сразу обойтись без всякого управления, без всякого подчинения; эти анархистские мечты, основанные на непонимании задач диктатуры пролетариата, в корне чужды марксизму и на деле служат лишь оттягиванию социалистической революции

До тех пор, пока люди будут иными. Нет, мы хотим социалистической революции с такими людьми, как теперь, которые без подчинения, без контроля без «надсмотрщиков и бухгалтеров» не обойдутся.

Но подчиняться надо вооруженному авангарду всех эксплуатируемых трудящихся - пролетариату. Специфическое «начальствование» государственных чиновников можно и должно тотчас же, с сегодня на завтра, начать заменять простыми функциями «надсмотрщиков и бухгалтеров», функциям которые уже теперь вполне доступны уров-ню развития горожан вообще и вполне выполнимы за «заработную плату рабочего»

Организуем крупное производство, исходя из того, чти уже создано капитализмом, сами мы, рабочие, опираясь на свой рабочий опыт, создав строжайшую, железную дисциплину, поддерживаемую государственно властью вооруженных рабочих, сведем государственных чиновников на рол простых исполнителей наших поручений, ответственных, сменяемых, скромно оплачиваемых «надсмотрщиков и бухгалтеров» (конечно, с техниками все" сортов, видов и степеней) - вот наша, пролетарская задача, вот с чего можно. и должно начать при совершении пролетарской революции. Такое начало на базе крупного производства, само собою ведет к постепенному «отмира­нию» всякого чиновничества, к постепенному созданию такого порядка, - порядка без кавычек, порядка, не похожего на наемное рабство, - такого::· порядка, когда все более упрощающиеся функции надсмотра и отчетности!, будут выполняться всеми по очереди, будут затем становиться привычкой и, наконец, отпадут, как особые функции особого слоя людей.

Один остроумный немецкий социал-демократ семидесятых годов про­шлого века назвал почту образцом социалистического хозяйства. Это очень верно. Теперь почта есть хозяйство, организованное по типу государствен­но-капиталистической монополии. Империализм постепенно превращает все тресты в организации подобного типа. Над «простыми» трудящимися, которые завалены работой и голодают, здесь стоит та же буржуазная бюро­кратия. Но механизм общественного хозяйничанья здесь уже готов. Сверг­нуть капиталистов, разбить железной рукой вооруженных рабочих сопротив­ление, этих эксплуататоров, сломать бюрократическую машину современно­го государства - и перед нами освобожденный от «паразита» высоко" технически оборудованный механизм, который вполне могут пустить в ход сами объединенные рабочие, нанимая техников, надсмотрщиков, бухгалтеров , оплачивая работу всех их, как и всех вообще «государственных» чиновников, заработной платой рабочего. Вот задача конкретная, практическая . осуществимая тотчас по отношению ко всем трестам, избавляющая трудящихся от эксплуатации, [с. 50] учитывающая опыт, практически уже начатый

(особенно в области государственного строительства) Коммуной.

Всенародное хозяйство, организованное как почта, с тем, чтобы техники, надсмотрщики, бухгалтеры, как и все должностные лица, получали жалованье,не выше «заработной платы рабочего», под контролем и руководством воору­женного пролетариата - вот наша ближайшая цель. Вот какое государство, вот на какой экономической основе, нам необходимо. Вот что даст уничто­жение парламентаризма и сохранение представительных учреждений, вот что избавит трудящиеся классы от проституирования этих учреждений буржуа­зией [с. 51] ...

Вот какие уроки выдвигал первый план Энгельс:

« ... Именно та угнетающая власть прежнего централизованного прави­тельства, армия, политическая полиция, бюрократия, которую Наполеон со­здал в 1798 году и которую с тех пор каждое новое правительство перенимало, как желательное орудие, и использовало его против своих противников, именно эта власть должна была пасть всюду во Франции, как пала она в Париже.

Коммуна должна была с самого начала признать, что рабочий класс, придя к господству, не может дальше хозяйничать со старой государственной машиной; что рабочий класс, дабы не потерять снова своего только что за­воеванного господства, должен, с одной стороны, устранить всю старую, до­селе употреблявшуюся против него, машину угнетения, а с другой стороны, ) должен обеспечить себя против своих собственных депутатов и чиновников, объявляя их всех, без всякого исключения, сменяемыми в любое время ... »l.

Энгельс подчеркивает еще и еще раз, что не только в монархии, но и в (демократической республике государство остается государством , Т.е. сохраняет свою основную отличительную черту: превращать должностных лиц , «слуг общества,>, органы его в господ над ним.

« ... Против этого, неизбежного во всех существовавших до сих пор госу­дарствах, превращения государства и органов государства из слуг общества в господ над обществом Коммуна применила два безошибочных средства. Во­-первых, она назначала на все должности, по управлению, по суду, по народ­ному просвещению, лиц, выбранных всеобщим избирательным правом, и притом ввела право отзывать этих выборных в любое время по решению их избирателей. А во-вторых, она платила всем должностным лицам, [с. 78] как высшим, так и низшим, лишь такую плату, которую получали другие рабочие. Самое высокое жалованье, которое вообще платила Коммуна, было 6000 франков. Таким образом была создана надежная помеха погоне за местеч­ками и карьеризму, даже И независимо от императивных мандатов депутатам в представительные учреждения, введенных Коммуной сверх того ...».

Энгельс подходит здесь к той интересной грани, где последовательная демократия, с одной стороны, превращается в социализм, а с другой стороны, где она требует социализма. Ибо для уничтожения государства необходимо превращение функций государственной службы в такие простые операции контроля и учета, которые доступны, посильны громадному большинству населения, а: затем и всему населению поголовно. А полное устранение карьеризма требует, чтобы «почетное», хотя и бездоходное, местечко на государственной службе не могло служить мостиком для перепрыгивания высокодоходные должности в банках и в акционерных обществах, как э бывает постоянно во всех свободнейших капиталистических странах.

Но Энгельс не делает той ошибки, которую делают, например, иные марксисты по вопросу о праве наций на самоопределение: дескать, при капитализме оно невозможно, а при социализме излишне. Подобное, якобы остроумное, а на деле неверное, рассуждение можно бы повторить про любое демократическое учреждение, и про скромное жалованье чиновникам в то числе, ибо до конца последовательный демократизм при капитализме невозможен, а при социализме отомрет всякая демократия [с. 79].


[1] История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред. В.С. Нерсе­сянц. М.: Наука, 1985. С. 167.

[2] История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред. В.С Нерсе­сянц. М.: Наука, 1985. С. 184-185.

[3] История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред. В.С Нерсе­сянц. М.: Наука, 1985. С 179.

[4] Переломов Л.С. Введение // Книга правителя области Шан (Шан цзюнь шу). 2-е изд., доп, М.: Лидомир, 1993. С. 80-81.

[5] Стхана - термин, которым древнеиндийские теоретики называли основные че­тыре элемента, составляющие государство и находящиеся в распоряжении царя, ­армию, сокровище, город, территорию.

[6] Восемь видов деятельности - толкования комментаторов различны. ... Вот два варианта: доходы, расходы, увольнение плохих слуг, пресечение плохого поведения слуг, наставление их в правильном поведении, решение спорных дел, наказание, на­ложение искупительных обетов; или: земледелие, торговля, сооружение мостов и на­сыпей, сооружение крепостей или ремонт их, ловля слонов, устройство рудников, заселение пустынных районов, рубка лесов.

[7] Пять видов [шпионов] - действующие под личиной учителя, нищенствующего аскета, земледельца, купца и подвижника.

[8] То есть имеющего владения, которые граничат и с территорией данного государя и его врага.

[9] ... другие восемь - каждый из перечисленных в VII, 155 имеет и друга и врага.

[10] Другие пять [элементов], - помимо царя; вместе с самим царем - шесть элементов ­каждого из двенадцати государств.

[11] Это же было принято и в Спарте. - Прим. авт.-сост.

[12] См.: Темнов Е.И. Макиавелли - политический писатель / / Н. Макиавелли. Госу­дарь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия, О военном искусстве / Предисл., коммент. Е.И. Темнова. М.: Мысль. С. 15.

[13] История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О.Э. Лейста. М.: Юрид. лит., 1997. С. 138-139.

[14] Бентам. Краткий очерк // Бентам И. Тактика законодательных собраний /Пер. М.К. СПб., 1907. С. 8.

4

Сейчас читают про: